Проблема управления как повод для дискуссии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРОБЛЕМА УПРАВЛЕНИЯ КАК ПОВОД ДЛЯ ДИСКУССИИ
Чумаков А. Н.
д. ф. н., профессор, заведующий кафедрой философии Финансового университета при Правительстве Р Ф, первый вице-президент РФО. E-mail: chumakov@iph. ras. ru
Статья продолжает дискуссию, развернувшуюся на страницах журнала «Век глобализации» по проблемам глобального управления. Автор в полемической форме отстаивает актуальность данной проблемы и развивает свои подходы к ее решению, высказанные в предыдущей публикации.
Ключевые слова: глобальный мир, глобализация, управление, регулирование, глобальное управление, мировое сообщество, целостность, государство, право, мораль.
The article continues the discussion started on the pages of the journal & quot-Age of Globalization & quot- concerning the problems of global government. The author in a polemic way argues the urgency of the problem and develops his own view to its solution that have been presented in the previous article.
Keywords: global world, globalization, government, regulation, global government, world community, entity, state, law, morals.
Идея управления общественными процессами на мировом уровне в принципе не нова. Она имеет свою историю, к тому же вполне значительную. При этом важно подчеркнуть, что расхожие разговоры о «глобальном правительстве», «едином центре», принимающем решения в отношении всего человечества, и т. п., к чему обычно сводятся рассуждения на эту тему, лежат в стороне от сути проблемы, которая заключается в необходимости создания полноценной системы управления глобальным миром, способной обеспечить принятие и исполнение управленческих решений на этом уровне посредством формирования и эффективной работы соответствующих структур и механизмов. Однако, несмотря на все возрастающую необходимость решения такой задачи, сегодня она не только не решается, но даже теоретические разработки в этой области значительно отстают от требований времени. Причин тому несколько, но сначала немного истории.
Первые рассуждения о необходимости взять под контроль общественное развитие, высказывавшиеся еще в XVII в. теологом Хуго Гротусом, министром Генриха IV Сюлли, аббатом Сен-Пьером, философом Э. Кантом и др., ставили данную проблему в принципе и говорили преимущественно об установлении «вечного мира», в частности посредством формирования международного права. В дальнейшем идея управляемости мировым сообществом не раз становилась предметом серьезных дискуссий, которые особенно накалялись, когда человечество переживало потрясения, а то и вовсе трагические времена своей истории. Итогом такого развития событий и их осмысления стало появление в свое время
Век глобализации 2/2012 32−42
32
Лиги Наций, ООН, Пагуошского движения, РИО-92 и других аналогичных им организаций и структур.
Что касается теоретических дискуссий, то они лишь усиливались по мере нарастания процессов глобализации, примером чего может быть, например, полемика Б. Рассела со своими оппонентами, когда он, озабоченный стихийным развитием мирового сообщества, отмечал: «Раньше я занимался различными социологическими проблемами… но испытания на Бикини 1 марта 1954 г. убедили меня в том, что сейчас нет времени для долгих рассуждений и что для спасения человечества необходимо действовать более решительно и быстро… Ведь если вы увидите, как кто-то бросает горящие спички на складе тротила, вы поспешите остановить его, не дожидаясь выхода в свет планов по широкомасштабной социальной реформе» [Уильям…].
Такая мировоззренческая позиция была близка А. Эйнштейну, который полагал, что в ядерный век «человечество больше всего нуждается в скамеечке, чтобы сесть и подумать» [Дума. ], а потому поддержал предложение Рассела подписать воззвание к мировому научному сообществу выступить за предотвращение ядерной войны и сохранение мира на Земле. При этом он был убежден, что «мировое правительство с полномочиями, достаточными для обеспечения безопасности, не является призрачным идеалом далекого будущего». «Это насущная необходимость, — говорил он, — если наша цивилизация хочет выжить» [Security.].
С тех пор прошло немало лет, но и до сегодняшнего дня тема глобального управления остается хотя и часто упоминаемой, но мало разработанной. Мне представляется, что два принципиальных (все еще не осознанных) препятствия, два основных заблуждения стоят на пути творческого обсуждения и конструктивного решения данной проблемы.
Во-первых, как только речь заходит об управленческих решениях в планетарном масштабе, дело обычно сводится к рассуждениям о «мировом правительстве» как неком едином центре, якобы способном навязывать волю избранного меньшинства большинству в ущерб его национальным, экономическим, политическим и т. п. интересам, что порождает по большей части необоснованные домыслы, страхи, фобии, протесты. При этом без внимания остается тот очевидный факт, что любое правительство всегда и непременно является лишь составной частью гораздо более сложного механизма управления той или иной общественной системой и само по себе вне такого механизма никакого социального управления обеспечить не может. По этой причине любые разговоры о правительстве вообще и «мировом правительстве» в частности оказываются беспочвенными и пустыми, если они вырываются из контекста рассуждений о создании полноценной системы управления с ее многообразными элементами, соответствующими структурами, наконец, правилами и принципами их функционирования. К общественному управлению, если говорить о нем с точки зрения глобальных масштабов, то есть применительно к человечеству в целом, это относится в полной мере.
Во-вторых, как ни странно, в теоретических дискуссиях до сих пор еще не придается значения принципиальному различию между регулированием и управлением, когда дело касается общественных систем и процессов, без чего поставленная выше проблема попросту не имеет решения. Однако в реальности мы сплошь и рядом сталкиваемся с таким положением дел, когда-то, что по существу является общественным регулированием, именуется управлением. При этом
в других сферах такого смешения, во всяком случае явного, не наблюдается. Регулирование и управление, например, относительно технических систем или естественных процессов осознаются, различаются и учитываются, как правило, без особых затруднений. Так, никто не станет спорить с тем, что естественный сток воды в реке можно регулировать, но им нельзя управлять. То есть можно уменьшать или увеличивать этот сток, построив, допустим, дамбу или отводной канал. Можно даже изменить направление русла, но нельзя управлять естественным стоком воды произвольно. Иначе говоря, нельзя заставить реку течь вспять, даже если очень хочется, поскольку вода может течь только с большей высоты в сторону меньшей и никак иначе. Нельзя также управлять атмосферными осадками или потоками воздуха, ростом растений или высотой волн в океане.
Иначе говоря, при регулировании той или иной системы мы имеем дело лишь с одним или несколькими ее параметрами, которые в определенных пределах можем изменять по своему усмотрению, тогда как остальные параметры остаются вне поля зрения и могут в принципе игнорироваться. Управление же предполагает системный подход, когда даже те элементы системы или параметры ее функционирования, которые непосредственно не задействованы или в какой-то момент не принимаются во внимание, тем не менее не могут быть проигнорированы. Система здесь берется целостно, как единый механизм или организм, работа (деятельность) которого подчинена определенной логике. В основе ее всегда лежат целеполагание (достижение определенной цели) и обратная связь, постоянно кореллирующая способ достижения цели в зависимости от меняющихся обстоятельств. Без соответствующих принципов, подходов и механизмов, способных обеспечить принятие и исполнение управленческих решений, можно рассчитывать в лучшем случае на регулирование, но не на управление сложными системами. А поскольку в мировом масштабе еще никогда не было и сегодня нет адекватного глобальному миру механизма управления, то любые разговоры о «глобальном правительстве» или некой закулисе, якобы «управляющей» мировыми делами, следует рассматривать как профессионально несостоятельные или идеологически ангажированные.
Вместе с тем, поскольку по мере усиления процессов глобализации современный мир все больше обнаруживает свою целостность в качестве единой геобио-социосистемы, задача обеспечения управляемости мировым сообществом в качестве составляющей этой целостности будет только обостряться. Эта тема в последние десятилетия уже вышла на первый план научных и философских дискуссий, она также во множестве представлена различными публикациями как в отечественной, так и в зарубежной литературе, а актуальность ее сегодня практически никем не оспаривается [Глобалистика. 2012]. Не стал исключением и наш журнал, где этой теме посвящены специальные публикации, выявившие серьезные разногласия в подходах к ее анализу и освещению [Вебер 2009- Чумаков 2010- Дробот 2011].
Так, две первые статьи (А. Б. Вебера и А. Н. Чумакова) ставили задачей привлечь внимание к целостности современного мира, лишенного управления, и ответственности человека за ход исторического развития, а также стремились выявить суть проблемы и предложить возможные варианты ее решения. При этом в статье А. Б. Вебера рассматривалось положение дел в современном мире на фоне разразившегося в 2008 г. глобального финансово-экономического кризиса,
прослеживались пути становления глобального общества, анализировались различные модели мироустройства и описывались контуры новой мировой архитектуры. В заключительной части своей статьи, получившей подзаголовок «Кажущееся утопией может сбыться», А. Б. Вебер приходит к выводу, что «для оценки предлагаемых проектов и концепций глобального управления необходим соответствующий временной масштаб. То, что кажется невозможным сегодня, может осуществиться в будущем. Кто бы мог в середине XIX в. вообразить себе появление спустя сто лет Организации Объединенных Наций? Кто мог полвека назад представить себе, что из Европейского объединения угля и стали вырастет нынешний Европейский союз? Разница в том, что для решения осаждающих человечество проблем остается все меньше времени. Поэтому действовать надо сегодня — только так можно приблизиться к установлению приоритета человека в XXI в.» [Вебер 2009: 15].
Разделяя принципиальные оценки и выводы А. Б. Вебера относительно состояния дел в современном мире и придавая серьезное значение опасным тенденциям неуправляемого развития складывающейся мировой системы, я в своей статье «Глобальный мир: проблема управления» предпринял попытку выявить базисные возможности, основные принципы и необходимые условия управления мировым сообществом в условиях нарастающей глобализации [Чумаков 2010]. При этом отметил, что абсолютно необходимо «проводить различие между регулированием и управлением» общественными процессами (на что пока никто не обратил внимания), поскольку саморегулирующиеся процессы мирового развития лишь отчасти подвержены воздействию субъективного фактора, но полностью лишены управления. По этой причине «мировое сообщество, вступившее в эпоху глобальной взаимозависимости, должно осознать опасность неуправляемости современным миром и начать действовать согласованно и целенаправленно…» [Там же: 7].
Далее рассуждения были построены вокруг принципиального вопроса — возможно ли глобальное управление в принципе, и если да, то как? Полагая, что сегодня не только обнаруживается настоятельная необходимость такого управления, но и имеются уже определенные предпосылки для его формирования, я попытался проанализировать с этих позиций сложившуюся ситуацию в современном мире и обозначил некоторые, как мне представляется, возможные подходы к решению данной проблемы. Разумеется, ни о каких готовых решениях, однозначно и с необходимостью вытекающих из проведенного анализа, речи не было да и быть не могло, поскольку дело касается не только предельно сложных и пока еще мало исследованных вопросов, но и динамично развивающегося мира, где в калейдоскопе событий еще необходимо научиться выделять и учитывать главное, принципиальное, определяющее.
Отсюда любые критические замечания, творческие дискуссии и иные подходы к осмыслению означенной проблемы следует только приветствовать. С точки зрения развития научного знания и ведения философских дискуссий подобную позицию необходимо признать не только полезной, но и предельно важной, поскольку лишь в сопоставлении различных взглядов и мнений, в критическом восприятии даже, казалось бы, хорошо аргументированных идей и выводов только и могут выстраиваться наиболее оптимальные решения спорных вопросов. Особенно ценными в таких дискуссиях являются хорошее владение темой и знаком-
ство с опубликованной в данной области знания литературой, умение сосредоточиться на главном, высокопрофессиональная и конструктивная критика основных положений оппонента и пропонента, отсутствие в их высказываниях необоснованных заявлений и домыслов, наконец, выдвижение новых идей взамен критикуемых.
Хотелось бы думать, что именно с таких позиций и планировала подойти к делу Г. А. Дробот — автор третьей статьи по проблемам глобального управления, опубликованной в нашем журнале [Дробот 2011: 41]. Она предприняла попытку критического осмысления как предыдущей публикации, так и проблемы глобального управления в принципе. Однако уже с самого начала ею был взят курс не столько на полемику по поводу обсуждаемой проблемы, сколько на дискуссию с автором конкретной статьи, поскольку, по ее мнению, с позиции теории международных отношений «то крыло глобалистики, которое представляет Чумаков (глобалистов-оптимистов), вызывает много критических замечаний"2.
В целом анализ взглядов того или иного автора без обращения к более широкому контексту (то есть к разговору о самой проблеме) — дело также полезное и вполне соответствующее канонам научных дискуссий, но лишь с тем замечанием, что здесь, как правило, в центре внимания оказывается не столько суть, содержание теоретических вопросов, сколько правильность или неправильность (правота — неправота) полемизирующих сторон.
Откровенно говоря, у меня нет ни времени, ни большого желания вести какие-то личные дискуссии с кем бы то ни было, выясняя мировоззренческие позиции, авторские предпочтения и т. п. Однако поскольку дело касается предельно актуальной, одной из ключевых проблем современного человечества, то отреагировать на критическую статью все-таки придется, оставляя без внимания вопрос о том, кто прав или не прав в своих подходах, оценках и выводах, но не отходя от главной темы — возможно ли глобальное управление в принципе, и если да, то как? К тому же критически оцениваемая статья опубликована в редактируемом мною журнале, где на первом плане всегда не занимаемые кем бы то ни было административные позиции, а содержательный разговор и обоснованная аргументация. В этой ситуации мне не хотелось бы быть невежливым по отношению к искренне уважаемому мною автору, тем более что в приватном разговоре я изначально приветствовал критический настрой предстоящей публикации и обещал в случае несогласия с критикой выступить с ответной публикацией.
Таким образом, как бы мне не хотелось, но отвечать надо. Почему «не хотелось» бы? Во-первых, и к сожалению, я не увидел в статье Галины Анатольевны серьезного погружения в поставленную А. Б. Вебером и мною проблему. Она, как мне представляется, «скользит» по ее поверхности, быть может, потому, что ведет разговор «с позиции теории международных отношений» и не касается сути того, что являет собою современная глобализация, человечество как целостность, не
1 Как было показано выше, моя статья явилась продолжением и развитием разговора, начатого в нашем журнале А. Б. Вебером, публикация которого, как и имя этого автора, в статье Г. А. Дробот не были даже упомянуты.
2 Я полагал, что статья, написанная Г. А. Дробот в остром полемическом стиле, практически игнорирующая проблему управления глобальным миром, вызовет отклики и поддержку или возражения. Но прошел год, а в редакцию никаких материалов в этой связи, к сожалению, так и не поступило. А поскольку я обещал Г. А. Дробот ответить на критику, то теперь должен сделать это сам.
затрагивает того, что есть управление и чем оно отличается от регулирования (тем более предельно сложными системами)… Возможно, с точки зрения предмета, где она специализируется, это вполне оправдано, поскольку у международников свои критерии и подходы, да к тому же здесь калейдоскоп событий часто, а порой и непредсказуемо меняется. Мне же в глобалистике больше по душе анализ проблем с позиции философии, когда преходящее, изменчивое, тактическое отступает на второй план по отношению к главному, существенному, стратегическому. И это вторая причина нежелания в данном конкретном случае вступать в содержательную полемику с оппонентом, который говорит, быть может, и правильные вещи, но уходит от главных, ключевых вопросов основной темы дискуссии.
Наконец, в-третьих, вести серьезную содержательную полемику с автором статьи не представляется возможным еще и потому, что даже по тем, пусть и актуальным, но по большей части косвенным для обсуждаемой темы вопросам, которые она затрагивает, ее личную авторскую позицию не так-то просто рассмотреть. Так, обращаясь к многочисленным зарубежным и отечественным авторитетам (причем в основном по вопросам международных отношений), она обильно цитирует и подробно излагает их точки зрения, выступая при этом вполне добросовестным интерпретатором чужих мнений, но (и это принципиально) не излагает собственных идей и взглядов, не предлагает своих решений или подходов, с которыми можно было бы полемизировать по содержанию. Важно подчеркнуть, что дело касается личных теоретических заключений автора (точнее, их отсутствия), а не идей авторитетных ученых, с каждым из которых можно было бы подискутировать, прояви они интерес к обсуждению поставленной проблемы. Разумеется, речь не о том, чтобы реагировать только на первоисточники и мысли известных авторитетов, но вступать в полемику через посредников со множеством разноплановых ученых мне представляется малопродуктивным, тем более когда основной предмет дискуссии подменяется иным содержанием.
И все-таки ограничиться лишь только этим в оценке статьи Г. А. Дробот было бы не совсем правильно, так как в ней есть утверждения и отдельные высказывания, которые следует как минимум прокомментировать.
Так, утверждение о том, что Чумаков представляет некое крыло глобалистики, именуемое Г. А. Дробот «глобалисты-оптимисты», нуждается, по меньшей мере, в уточнении содержания данного понятия. Во всяком случае, мне неизвестны даже относительно серьезные источники в области глобалистики, где употреблялся бы данный термин, и тем более раскрывалось его содержание, не говоря уже об упоминании ученых, которые такому содержанию соответствовали бы. Разумеется, любой исследователь вправе не только брать за основу то или иное выделение каких-то направлений в науке (если оно уже кем-то предложено), но и сам свободен в своем творчестве на этом поприще. Однако в таком случае ему не обойтись без соответствующей аргументации и пояснений, которые можно принимать или не принимать, а при желании и вступать в содержательную дискуссию. Но как можно оспаривать или соглашаться с приведенным выше утверждением Г. А. Дробот, если она лишь одной фразой поставила «окончательный» диагноз позиции в глобалистике своего пропонента, не посчитав нужным ни аргументировать, ни хотя бы пояснить данное утверждение. И даже ссылки не сделала
на то, что же означает «глобалист-оптимист» и по каким таким критериям Чумакова следует зачислить в разряд сторонников именно такой позиции.
Вышеупомянутому высказыванию пришлось уделить столь пристальное внимание по той причине, что с него начинается статья Г. А. Дробот, дальнейшее содержание которой в силу неопределенности ее собственной позиции или по каким-то другим причинам вызывает массу вопросов, а то и просто недоумений. Оставляя в стороне детали, отмечу только то, мимо чего пройти ну никак нельзя. Так, она, в частности, пишет: «В теоретико-методологическом плане концепция А. Н. Чумакова строится на двух & quot-китах"-. Первый & quot-кит"- - понимание глобализации как потенциально бесконфликтного миросостояния» [Дробот 2011: 42]. «Второй & quot-кит"- методологии концепции Чумакова, — утверждает она, — роль морали и права в управлении общественными системами» [Там же: 45].
Никак не могу согласиться с подобными утверждениями, которые никоим образом не вытекают ни из написанной мною статьи, ни из других публикаций на эту тему. Прежде всего, о какой концепции говорит Г. А. Дробот? В моей статье не ставилась задача построить ту или иную концепцию. В ней речь идет о вполне конкретной, весьма актуальной проблеме и предпринимается попытка сформулировать некоторые подходы к ее осмыслению и принципиальному решению. При этом, конечно, в основе проведенного анализа и рассуждений лежат мои представления о глобальном мире, глобализации и порождаемых ею глобальных проблемах (что дает определенное представление о концептуальных взглядах автора), но в самой-то статье концепции, тем более такой, в которой можно было бы обнаружить «китов», на которых она покоится, попросту нет. Их можно «выловить» там разве что при большом желании подискутировать, не обращая внимание на «потерю тезиса», выражаясь языком формальной логики.
Ну, а уж с содержательной стороной «китов» и вовсе конфуз какой-то! Кто хоть немного знаком с моими работами помимо данной статьи (хотя и в ней нет оснований для подобных утверждений), тот никак не согласится с заявлением, что «первым китом» концепции Чумакова является «понимание глобализации как потенциально бесконфликтного миросостояния». Это же как надо повернуть разговор, чтобы утверждать такое?! Так и хочется спросить: Вы в каких моих текстах, уважаемая Галина Анатольевна, нашли основание для такого утверждения? Если не найдете времени хотя бы бегло посмотреть мою монографию, где я на этот счет обстоятельно излагаю свою позицию и разве только прямо не заявляю, что «бесконфликтное миросостояние» возможно лишь на кладбище [Чумаков 2006], то посмотрите хотя бы те мои тексты, которые у Вас наверняка есть под рукой, например энциклопедию «Глобалистика», сборники трудов, издаваемые Факультетом глобальных процессов МГУ, или хотя бы журнал «Вопросы философии» [Он же 2009- 2012].
Ну, а приводить Ваш аргумент в защиту данного утверждения даже как-то и неловко, настолько он, мягко говоря, не в тему, точнее, мимо цели. Неужели и в самом деле в том, что «. под влиянием процессов глобализации мировое сообщество практически по всем параметрам общественной жизни все больше становится единой целостной системой.» [Дробот 2011: 42], Вы усматриваете некие «логические противоречия"3, якобы дающие Вам основание сделать вывод
3 Чтобы можно было согласиться или не согласиться с таким утверждением, противоречия, если они действительно есть, следует не декларировать, а формулировать в явной логической форме, прямо указывая, какие конкретно законы логики нарушены и где именно.
совсем на другую тему — приписать мне «понимание глобализации как потенциально бесконфликтного миросостояния»?
Так что когда Вы, Галина Анатольевна, подробно изложив позицию очередного большого авторитета (в данном случае Валлерстайна), справедливо заключаете: «Как видим, прогноз развития глобализированного мира выдающегося ученого далеко не радужный. Скорее, наоборот. По его мнению, противоречия будут только нарастать» [Дробот 2011: 45], то не могу не задать Вам вопрос: как же Вы читали мою статью (не говоря уже о других моих публикациях), если таким образом противопоставляете «далеко не радужный» прогноз крупного ученого моему якобы «радужному оптимизму»? А писал я в статье, которую Вы критически разбираете (и трудно представить, что Вы этого не заметили), буквально следующее: «Вполне очевидно, что человечество подошло к тому рубежу, за которым лишь стихийно складывающееся регулирование общественных отношений продолжаться уже не может. Оно должно быть дополнено теперь сознательно и целенаправленно выстроенным управлением всей этой системой, ибо мир глобальных отношений без эффективного глобального управления обречен на серьезные испытания.
Мировое сообщество, вступившее в эпоху глобальной взаимозависимости, должно осознать опасность неуправляемости современным миром и начать действовать согласованно и целенаправленно. В противном случае, подобное положение дел ничего хорошего для него не сулит. Без эффективного управления оно будет только погружаться в пучину нарастающих конфликтов и противоречий» [Чумаков 2010: 7].
Далее, вспоминая «Левиафана» Гоббса, я писал: «Но разве не так же обстоит дело и теперь? Не к той ли ситуации & quot-войны всех против всех& quot- как раз и пришло мировое сообщество с той лишь разницей, что противоборство, но теперь уже в глобальном масштабе, практически без правил ведут не отдельные люди, как прежде, а суверенные национальные государства, вкупе с всевозможными международными структурами и организациями?» [Там же: 7−8]. И это Вы называете тем «оптимизмом», которому противопоставляете «реализм» Валлерстайна? Помилуйте!
Стоит ли при этом удивляться выводу, к которому приходит Г. А. Дробот, когда на основе столь «тщательно» проведенного анализа моей статьи и «серьезного погружения» в суть «концепции» критикуемого автора пишет: «Таким образом, идея Чумакова о & quot-единой целостной системе& quot- современного миропорядка как минимум спорна. Мир полон противоречий, которые к тому же имеют тенденцию обостряться (вот спасибо за вразумление, а то бы я и дальше на этот счет заблуждался. — А. Ч). Мы назвали только некоторые из них. А значит, спорна и идея о реализации некоего наднационального механизма управления не только сейчас, но и в обозримом будущем (выделено мною. — А. Ч.)» [Дробот 2011: 45].
Да, это очень серьезное заявление. И главное, сформулировано очень «убедительно», «доказательно», бескомпромиссно! Не понимаю только, почему Г. А. Дробот остановилась на «обозримом будущем»? Ведь на основе того, что на трех-четырех страницах ее полемики «мимо цели» было сказано в обоснование столь далеко идущего вывода, можно было бы замахнуться и на куда большую перспективу — сказать, например, что наднациональный механизм управления
невозможен навеки и бесповоротно, а то и вовсе — в принципе, как невозможен, например, вечный двигатель. Тут бы все «глобалисты-оптимисты» и приумолкли пристыженно. А так они, горемычные, и далее будут терять время на поиски решения «псевдопроблемы» и рассуждать о необходимости построения «бесконфликтного будущего».
Далее, где речь идет о неуменьшающемся количестве конфликтов, насилия и противоречий в современном мире, читаем: «И едва ли их сможет умерить предлагаемая Александром Николаевичем система глобального управления, потому что они носят объективный характер» [Дробот 2011: 43].
В этой связи следовало бы заметить, во-первых, что я не предлагаю «систему глобального управления», ибо у меня нет готовых рецептов решения столь сложной задачи, а лишь формулирую, как мне это видится, саму проблему, пытаясь привлечь к ней внимание. При этом обсуждаю и высказываю возможные подходы к ее осмыслению и преодолению.
Во-вторых, индивидуальные противоречия, лежавшие некогда в основе «войны всех против всех», также носили (и теперь носят) объективный характер, но разве появление в свое время государства не диктовалось именно такой задачей -хотя бы как-то умерить их?! Так почему же теперь, когда в состояние новой войны всех против всех все больше втягиваются субъекты современных глобальных отношений, мы не можем (проводя исторические параллели, но уже на более высоком, глобальном уровне) возлагать надежды на управление соответствующего масштаба? Конечно, то, что работает в локальном измерении, не обязательно будет эффективным и на более высоком уровне, но это один из возможных подходов к решению обсуждаемой проблемы, альтернатива которым — возврат к варварству, а то и дикости, если вообще не к самоистреблению.
Что касается того, как понимать цивилизацию, равно как и относительно «столкновения цивилизаций» (по С. Хантингтону), я уже давно и обстоятельно высказался не только в специально посвященной этому вопросу монографии [Чумаков 2006], но и во множестве печатных публикаций и устных выступлений, очередное из которых было пленарным докладом на Шестом Российском философском конгрессе (26−29 июня 2012 г., Нижний Новгород)4. В этой связи, если Г. А. Дробот хотя бы в общих чертах знакома с моей позицией, в соответствии с которой следует говорить не о цивилизациях, а о культурно-цивилизационных системах, то ее разговор о том, что «две разные цивилизации не могут понять друг друга и приспособиться друг к другу» [Дробот 2011: 43], теряет смысл, когда она пытается полемизировать со мной, не упоминая тех принципиальных разногласий, которые у нас имеются во взглядах на цивилизацию. По этой же причине никакого отношения к мой статье, ставящей и обсуждающей совсем другие вопросы, не имеет и другой ее пассаж, связанный с тем, что «цивилиза-ционный фактор является одной из причин всплеска исламистского терроризма в современном мире.» [Там же]. Остается лишь допустить, что оппонент настолько увлеклась дискуссией ради дискуссии, что даже не заметила, говоря языком формальной логики, «подмену тезиса» и то, как перешла к теме, обсуждение которой предполагает как минимум знакомство с позицией пропонента по данно-
4 См. сайт VI Российского философского конгресса: http: //www. rfk2012. unn. ru, а также «Вестник РФО». 2012. № 3(63).
му вопросу. По этой причине, а также поскольку я не вижу никакого смысла уходить от главной темы — проблемы управления глобальным миром, разговор о цивилизациях, к тому же полностью построенный Г. А. Дробот на мнениях Хантингтона, Валлерстайна, Мирского, Маркса и других «великих», следует признать если и заслуживающим внимания, то не для этого случая.
Поскольку мне, как и Галине Анатольевне, хотелось бы «закончить спор» так же на позитивной ноте, я воздержусь от дальнейших комментариев по поводу ее статьи, где она придерживается, мягко говоря, более чем спорных взглядов, притом, как правило, не своих, а позаимствованных у авторитетов. Нескольких примеров, думаю, будет достаточно, чтобы даже на основании сказанного мною в статье, которую «критически» разбирает Г. А. Дробот, понять мою позицию неприятия, в частности, такого рода пассажей:
«Нельзя применять нравственные нормы к мировой политике или нормы мировой политики к международной экономике», — говорит она в подражание Мор-гентау, критикуя позицию «морализма-легализма», то есть позицию «приверженности права и морали как регуляторов международных отношений», именуя это «либеральным идеализмом» [Дробот 2011: 45−46]. Не будем в свете сказанного беспокоить прах «посрамленного» Канта, да и Эйнштейна пожалеем, который не дожил до этих «великих открытий» и потому уже не «посыплет голову пеплом» за сказанное более полусотни лет тому назад, что «только глобальное право может обеспечить прогресс в направлении цивилизованного мирного сообщества» [Security…].
Когда же Г. А. Дробот пишет, что «роль исполнительной власти Чумаков прочит либо & quot-Большой семерке& quot-, либо & quot-Большой двадцатке& quot-«, домысливая за меня, что будто бы «обозначенные выше структуры в обозримом будущем смогут стать глобальными центрами власти» [Там же: 47−48], то она либо вообще не поняла, о чем в моей статье шла речь применительно к исполнительной ветви власти и в каком контексте были упомянуты названные структуры, либо, когда писала это, мысленно отвлеклась на что-то свое, близкое и родное.
Наконец, ссылаясь «только на свой многолетний опыт работы на социологическом факультете МГУ имени М. В. Ломоносова и собственные конкретные социологические исследования», она с непоколебимой уверенностью заявляет, что «никакого общечеловеческого сознания не существует как сейчас, так и не будет существовать в обозримой перспективе (выделено мною. — А. Ч.) «[Там же: 48].
На этой завидной способности Г. А. Дробот предвидеть будущее можно и остановиться, тем более что в своих прогнозах она проявляет известную долю скромности, когда пишет в конце своей статьи, что «& quot-заглядывать"- далее чем на 30 лет вперед вряд ли разумно» [Там же: 51]. При этом она подчеркивает, что «великий социолог современности И. Валлерстайн делает некоторые свои прогнозы почти на 100 лет вперед. Но потому он и великий» [Там же], заключает она, окончательно расставляя все точки над i.
Литература
Вебер А. Б. Современный мир и проблема глобального управления // Век глобализации. 2009. № 1(3). С. 3−15.
Глобалистика. Персоналии, организации, издания: энциклопедический справочник / гл. ред., сост. И. В. Ильин, И. И. Мазур, А. Н. Чумаков. М.: Альфа-М, 2012.
Дробот Г. А. Проблема глобального управления в контексте теории международных отношений // Век глобализации. 2011. № 2(8). С. 41−52
Дума — дьявол. «Заповедник» Дмитрия Урбановича [сайт]. URL: http: //www. zapowednik. ru/glade/?section=2 838 895 (дата обращения: 01. 10. 2012).
Уильям Рассел. ФБР (Философская база Радуга) [сайт]. URL: http: //filosbank. narod. ru/Fails/Filosofi/Htm/Rassel. htm (дата обращения: 01. 10. 2012).
Чумаков А. Н. Метафизика глобализации: культурно-цивилизационный контекст. М.: КАНОН +, 2006.
Чумаков А. Н. Глобализация и космополитизм в контексте современности // Вопросы философии. 2009. № 1. С. 32−39.
Чумаков А. Н. Глобальный мир: проблема управления // Век глобализации. 2010. № 2(6). С. 3−15.
Чумаков А. Н. Глобалистика в системе современного научного знания // Вопросы философии. 2012. № 7. С. 3−16.
Security Quotes. Better World [сайт]. URL: http: //www. betterworld. net/quotes/security-quotes. htm (дата обращения: 02. 10. 2012).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой