Определение надлежащего судебного порядка по рассмотрению дел об обжаловании решений и (или) действий (бездействия) органов внутренних дел и их должностных лиц в связи с осуществлением оперативно-розыскной деятельности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

11. Божьев, B. П. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / под общ. ред. В. М. Лебедева. — М., 2002.
12. Букша, Н. Ю. Назначение института прекращения уголовного дела и уголовное преследования в российском уголовном судопроизводстве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2005.
13. Белоусова, Е. A. Прекращение уголовного преследования в стадии предварительного расследования: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 2004.
УДК 347. 92
А.В. Шивальницын*
Определение надлежащего судебного порядка
по рассмотрению дел об обжаловании
решений и (или) действий (бездействия)
органов внутренних дел и их должностных лиц
в связи с осуществлением оперативно-розыскной деятельности
Статья посвящена рассмотрению проблем, связанных с определением вида судопроизводства по делам об обжаловании решений и (или) действий (бездействия) органов внутренних дел и их должностных лиц в связи с осуществлением оперативно-розыскной деятельности
Ключевые слова: орган внутренних дел, оперативно-розыскная деятельность, вид судопроизводства.
A.V. Shivalnitsyn*. Determination of a proper legal process in cases of appeal of decisions and (or) actions (inaction) of agencies of the Interior and their officials in connection with the operative-search activity. The article is devoted to the problems of determination of manner of proceedings in cases of appeal of decisions and (or) actions (inaction) of agencies of the Interior and their officials in connection with the operative-search activity.
Keywords: agency of the Interior, operative-search activity, manner of proceedings.
Одной из целей гражданского судопроизводства является укрепление законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону. Такие же цели присущи и органам внутренних дел, которые традиционно играют немаловажную роль в укреплении законности и правопорядка.
Специфика правоохранительных задач, возложенных на органы внутренних дел, предопределяет их участие в публичных отношениях. В публичных отношениях органы внутренних дел и другие участники являются неравноправными. Органы внутренних дел (их должностные лица) в таких отношениях выступают представителями государства, наделенными властными полномочиями. Реализация таких полномочий, хотя и направлена на защиту публичного интереса, в определенной степени затрагивает интересы частные, что, в свою очередь, предопределяет обращение заинтересованных лиц в органы судебной власти за защитой нарушенного права и (или) законного интереса.
Практика участия органов внутренних дел в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений, позволяет сделать вывод о наличии определенных проблем в правоприменении при рассмотрении дел, связанных с обжалованием решений и действий их должностных лиц.
Актуальным является вопрос о том, в каком судебном порядке — уголовном или гражданском — рассматривать дела по заявлениям граждан о признании незаконными действий сотрудников органов внутренних дел в связи с осуществлением оперативно — розыскной деятельности. Как справедливо отмечает Е. Е. Уксусова, в сфере «судебной юрисдикции ключевое значение имеет вопрос определения надлежащего судебного порядка, в котором конкретное гражданское дело подлежит рассмотрению по существу. Это предполагает по той или иной категории гражданских дел определение «правовой модели» судопроизводства, включающей предусмотренный процессуальный «инструментарий» [17].
В силу ст. 1 Федерального закона Российской Федерации от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» [9] (далее по тексту — Закон «Об оперативно-розыскной деятельности») оперативно-розыскная деятельность представляет собой вид деятельности,
* Шивальницын, Андрей Владимирович. Адъюнкт кафедры гражданского процесса Санкт-Петербургского университета МВД России, Россия, 198 206, г. Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова д. 1. E-mail: 5 558 582@gmail. com.
* Shivalnitsyn, Andrey Vladimirovich, the St. -Petersburg university of the Ministry of the Internal Affairs of Russia, department of civil process, the graduated in a military academy, Saint-Petersburg, Pilot Pilyutov str., 1. E-mail: 5 558 582@gmail. com.
© Шивальницын А. В., 2012
осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то законом, в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.
К указанным государственным органам относятся и органы внутренних дел [10].
Ст. 5 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» предусмотрено, что лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия в суд.
И здесь заинтересованные лица и органы судебной власти сталкиваются с определенными затруднениями. Ведь указанная норма предполагает не только необходимость правильно определить подведомственность, но и вид судопроизводства, в рамках и по правилам которого будет рассмотрен спор.
Дело в том, что оперативно-розыскная деятельность, хотя и направлена прежде все на «защиту от преступных посягательств», но результатом ее может выступать уголовное дело или дело об административном правонарушении, или результата может не быть вовсе. Кроме того, оперативно-розыскная деятельность может осуществляться в рамках возбужденного уголовного дела, предварительного расследования (то есть в рамках уголовного судопроизводства) или проверки информации о предполагаемом преступлении (правонарушении) непосредственно должностному лицу, её осуществляющему. Соответственно, в зависимости от конкретной ситуации, вид судопроизводства может изменяться.
Поэтому лицо, считающее, что его права и (или) законные интересы нарушены, может реализовать право на судебную защиту, обратившись в суд в рамках ст. 125 гл. 16 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [16] (далее по тексту — УПК РФ) либо ст. 254 гл. 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации [4] (далее по тексту — ГПК РФ).
Вопросы разграничения видов судопроизводства по делам указанной категории неоднократно являлись предметом рассмотрения Верховного суда Российской Федерации.
В одном из своих постановлений [12] Верховый Суд Р Ф указал, что по смыслу ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в порядке ст. 125 УПК РФ могут быть также обжалованы решения и действия должностных лиц, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность по выявлению, пресечению преступлений, а также проверке поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания.
Однако указанное постановление не внесло ясности в вопрос о том, в порядке какого судопроизводства рассматривать жалобы на те или иные действия должностных лиц и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» предусматривает исчерпывающий перечень оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий. К ним, в частности, относятся: наличие возбужденного уголовного дела- ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела- поручения следователя, руководителя следственного органа, органа дознания или определения суда по уголовным делам и материалам проверки сообщений о преступлении, находящимся в их производстве (ст. 7).
Из буквального смысла Постановления следует, что все перечисленные мероприятия должны обжаловаться в рамках ст. 125 УПК РФ, ведь фактически все они подпадают под деятельность: а) по выявлению, пресечению преступлений- б) по проверке поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания (как и указано в Пленуме).
В таком случае, какие же действия должны обжаловаться в рамках гл. 25 ГПК РФ? Ответ на этот вопрос попытался дать Верховный суд Российской Федерации[11]: в порядке, предусмотренном гл. 25 ГПК РФ, могут быть оспорены действия должностных лиц, совершенные ими при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий и не подлежащие обжалованию в порядке уголовного судопроизводства, а также действия должностных лиц оперативно-розыскных органов, отказавших лицу, виновность которого не доказана в установленном законом порядке, в предоставлении сведений о полученной о нем в ходе оперативно-розыскных мероприятий информации, или предоставивших такие сведения не в полном объеме (ч. 3 и 4 ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»).
Получается, что в рамках гл. 25 ГПК РФ могут быть обжалованы все остальные действия по основаниям, не предусмотренным ст. 125 УПК РФ. Понятие «остальные» Верховный суд РФ не раскрывает, что порождает неоднозначное разрешение судами споров по указанной категории дел. В пользу этого довода говорят следующие примеры из судебной практики.
Так, общество с ограниченной ответственностью «Евростиль» оспорило в суде распоряжение заместителя министра внутренних дел по Республике Марий Эл от 23 марта 2011 г. о проведении с целью установления дополнительных сведений и получения достаточных оснований для решения вопроса о возбуждении уголовного дела гласного оперативно-розыскного мероприятия обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности, транспортных средств в отношении общества, а также действия должностных лиц МВД по Республике Марий Эл, связанных с исполнением данного распоряжения.
Решением Верховного суда Республики Марий Эл заявление удовлетворено, распоряжение и действия должностных лиц МВД по Республике Марий Эл признаны незаконными.
Судебная коллегия Верховного суда РФ посчитала, что решение подлежит отмене, поскольку оперативно-розыскные мероприятия проводились с целью установления дополнительных сведений и получения достаточных оснований для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по факту уклонения от уплаты налогов.
В материалах дела содержались также сведения о том, что распоряжение о проведении оперативно-розыскных мероприятий вынесено на основании оперативной информации и направлено на обеспечение выявления уголовно-наказуемого деяния.
При таких обстоятельствах распоряжение и проведенные в соответствии с ним оперативно-розыскные мероприятия были направлены на обеспечение раскрытия преступления и, следовательно, заявление об оспаривании распоряжения и действий должностных лиц при осуществлении ими оперативно-розыскных мероприятий подлежало рассмотрению в порядке уголовного судопроизводства [13].
Октябрьский районный суд г. Архангельска, рассматривая заявление директора общества с ограниченной ответственностью «Авента» о признании незаконными действий сотрудников органов внутренних дел по проведению оперативно-розыскного мероприятия «обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств», исходил из того, что на момент обращения в суд уголовное дело не возбуждено и рассмотрел дело в порядке гл. 25 ГПК РФ. Определением суда кассационной инстанции решение оставлено без изменения [2].
Дополнительную путаницу в практику разрешения рассматриваемого вида споров вносит Верховный суд Российской Федерации. Позиция его такова, что в случае, если материалы оперативно-розыскной деятельности послужили поводом к возбуждению уголовного дела, то жалоба не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства [14].
Но как поступить судье, когда обжалуются действия сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, но уголовное дело еще не возбуждено (или возбуждено к тому моменту, когда законность и обоснованность решения будет предметом рассмотрения вышестоящего суда). Ведь на стадии принятия дела к производству или при вынесении решения, судья не может знать о том, как разрешится впоследствии вопрос о возбуждении уголовного дела.
Таким образом, прослеживается непоследовательность в разрешении вопроса об определении судопроизводства, в котором подлежит рассмотрению спор об обжаловании решений и действий (бездействия) в рамках оперативно-розыскной деятельности, что ставит в тупиковую ситуацию правоприменителей. По сути, в настоящее время единого критерия, в соответствии с которым суды могли бы разрешать вопрос о том, в порядке какого судопроизводства — уголовного или гражданского — рассматривать указанную категорию дел, не выработано.
Автор полагает, что при разрешении подобных дел необходимо исходить из следующего.
В настоящее время в российской правовой науке сформировались самостоятельные отрасли права. Это конституционное, уголовное, гражданское, гражданское и уголовное процессуальное право и другие. Каждая из отраслей имеет свой особенный, специфический предмет регулирования.
Так, предметом правового регулирования в области уголовного процесса являются правоотношения, складывающиеся при производстве по уголовным делам под воздействием норм уголовно-процессуального права [15, с. 15].
В силу п. 9, 56 ст. 5 УПК РФ уголовное судопроизводство — досудебное и судебное производство по уголовному делу. При этом под досудебном производством понимается уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу.
Порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается УПК РФ, основанном на Конституции Российской Федерации.
Предметом гражданского процессуального права как правовой отрасли служит сам гражданский процесс, т. е. деятельность суда и других участников, а также в определенной степени и деятельность органов исполнения судебных постановлений [3, с. 24].
Иными словами, предмет регулирования и цели указанных отраслей права составляет процессуальная деятельность суда и других участников уголовного и гражданского судопроизводства.
В рамках гражданского судопроизводства, как отмечает Ю. В. Ефимова, производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, обуславливается природой материального правоотношения (выделено нами — А.Ш.), которое в свою очередь характеризуется: 1) наличием спора о публичном праве- 2) обязательным участием в правоотношениях особого субъекта — органа публичной власти, должностного лица или служащего этого органа- 3) реализацией не только субъективных публичных прав и свобод гражданина или организации, но также и субъективных частных прав и свобод гражданина и организации [6, с. 10].
То есть, целью судебной деятельности в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений, в рамках ст. 254 ГПК РФ является, разрешение спора о публичном праве, вытекающего из материальных правоотношений.
Целью же судопроизводства в рамках ст. 125 УПК РФ является разрешение спора и судебный контроль за законностью действий должностных лиц, осуществляемый на досудебном этапе уголовного судопроизводства.
Содержание судебного контроля, реализуемого в порядке ст. 125 УПК РФ, основано на том, что соответствующие действия и решения органов расследования не только затрагивают собственно уголовно-процессуальные отношения, но и порождают последствия, выходящие за их рамки,
существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности. Отложение проверки законности и обоснованности таких действий до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым [18, с. 34].
Предметом жалобы в рамках ст. 125 УПК РФ выступают процессуальные действия и решения, а равно выразившиеся в неисполнении предусмотренных законом процессуальных обязанностей бездействие органов расследования и прокурора, которые, по мнению участвующих в деле лиц, чьи интересы были ими затронуты, нарушили или поставили под угрозу их права.
Подлежащие обжалованию действия и решения, должны соответствовать двум основным критериям: во-первых, они должны затрагивать интересы участвующих в судопроизводстве лиц- во-вторых, эти действия и решения, должны, по мнению заявителя жалобы, нарушать или ставить под угрозу его права, либо права лица, представителем которого он является в конкретном уголовном деле [1, с 67].
Таким образом, целью судопроизводства в порядке ст. 125 УПК РФ, в отличие гражданского судопроизводства в рамках ст. 254 1 ПК РФ, является проверка законности решений и действий (бездействия) органов не в рамках материально-правовых, а уголовно-процессуальных отношений. И эти отношения нужно четко разграничивать. Необходимость проведения такой грани между процессуальной и непроцессуальной деятельностью обращалось внимание еще в пояснительной записке к Концепции судебной реформы в РСФСР [8, с. 22].
Разграничение процессуальной и непроцессуальной (материально-правовой) деятельности имеет существенное значение, поскольку характер деятельности оперативно-розыскных органов и будет определять вид судопроизводства, в котором следует рассматривать дела об оспаривании решений, действий (бездействия) в рамках Закона Р Ф «Об оперативно-розыскной деятельности». В случае если решение, действие (бездействие) произошли в рамках уголовного процесса, то и рассматриваться соответствующий спор будет в порядке уголовного судопроизводства. В противном случае спор подлежит рассмотрению в гражданском судопроизводстве в рамках ст. 254 Г11К РФ.
Казалось бы, вопрос о порядке определения вида судопроизводства по рассматриваемой категории дел исчерпан. Однако здесь необходимо отметить, что в практической деятельности суды зачастую смешивают такие понятия как «оперативно-розыскная деятельность» и «уголовно-процессуальная деятельность, «орган дознания» и «оперативно-розыскной орган». В результате указанного обстоятельства спор, подлежащий рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, разрешается в порядке судопроизводства уголовного.
Т. В. Зеленская, рассматривая соотношение уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности, указывает, что уголовно-процессуальная деятельность — это деятельность участников уголовного судопроизводства, осуществляемая в форме правоотношений, направленная на защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также личности от незаконного и необоснованного осуждения, ограничения ее прав и свобод, посредством реализации прав и исполнения обязанностей ее участников.
Уголовно-процессуальная деятельность имеет специфические черты (свойства): а) уголовно-процессуальная деятельность строго регламентируется нормами уголовного процессуального закона, в этом проявляется ее правовой характер- б) субъектами уголовно-процессуальной деятельности являются носители уголовно-процессуальных прав и обязанностей- в) уголовно-процессуальные действия указанных субъектов представляют собой систему организации производства по уголовному делу- г) уголовно-процессуальная деятельность возникает и прекращается только в связи с производством уголовного дела, в каждом конкретном случае она объединяет в процессуальные отношения только тех субъектов, которые либо непосредственно имеют отношение к обстоятельствам совершенного преступления, либо назначаются согласно процессуальному порядку [7, с. 30].
Оперативно-розыскная деятельность по своему статусу это деятельность оперативных подразделений государственных органов, что придает ей статус государственно-правовой деятельности. Организация и структура данного вида деятельности указывает на обособленность ее от других видов государственной деятельности за счет специального круга субъектов, уполномоченных ее осуществлять в пределах своих прав. Это самостоятельный вид деятельности. Она создана как неотъемлемая часть государственной системы в комплексе правоохранительных и других государственных структур, необходимых для создания правового государства и правовой защиты граждан и общества в целом.
Понятия «уголовно-процессуальная деятельность» и «оперативно-розыскная деятельность» не является тождественными. В качестве обоснования такого вывода приведем то обстоятельство, что оперативно-розыскная деятельность не является деятельностью процессуальной, поскольку не опирается на определеннцю последовательность действий, характерную для процесса. Вместе с тем между двумя рассматриваемыми видам деятельности имеется связь, поскольку данные, полученные в результате оперативно-розыскных действий, создают предпосылки к возбуждению уголовных дел- оперативно-розыскная деятельность позволяет установить скрывшегося преступника, получить фактические данные, которые могут быть использованы в процессе расследования преступлений [7, с. 78, 135].
Правовая природа органов дознания и оперативно-розыскных органов, обусловленная их целевым назначением и стоящими перед ними задачами, также существенно отличается. Именно различием в правовой природе этих органов объясняется то обстоятельство, что регулирование их деятельности осуществляется разными законами. Этим же обусловлены и значительные отличия в системах принципов, на которых основываются рассматриваемые виды деятельности, в правовом статусе их субъектов, правовых формах, в которых реализуется их деятельность.
Орган дознания — субъект уголовно-процессуальной деятельности, на который возложена обязанность реализации только уголовно-процессуальных полномочий по ведению дознания и выполнению неотложных следственных действий в случаях, предписанных УПК (ч. 2 ст. 40). Исходя из этого, орган дознания как субъект уголовно-процессуальной деятельности вправе проводить только уголовно-процессуальные действия.
Орган исполнительной власти, наделенный полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности, не является субъектом уголовно-процессуальной деятельности. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, будучи субъектами этой деятельности, уполномочены осуществлять только оперативно-розыскные мероприятия. Поэтому … производить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия вправе только органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, а не сотрудники органов дознания [5, с. 18].
В пользу довода о нетождественности оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности также говорит различное содержание оперативно-розыскных мероприятий и тех, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законом.
Е. А. Доля считает, что гласные оперативно-розыскные мероприятия лишь внешне, да и то частично, похожи на следственные действия. Их сопоставление показывает, что они не совпадают ни по количеству, ни тем более по условиям и порядку проведения. Отмеченные различия обнаруживаются, например, при сравнении такого оперативно-розыскного мероприятия, как опрос, с таким следственным действием, как допрос. Опрос как оперативно-розыскное мероприятие предусмотрен в единственном виде. В уголовном процессе существует несколько разновидностей допроса — допрос свидетеля и потерпевшего, допрос обвиняемого и подозреваемого, очная ставка. Действия, подобного очной ставке, оперативно-розыскное законодательство вообще не знает [5, с. 18].
Таким образом, на основе представленных положений можно сделать вывод о том, оперативно-розыскная деятельность не является деятельностью процессуальной, а орган дознания и оперативно-розыскной орган являются хоть и взаимосвязанными, но самостоятельными по своей природе. Поэтому оперативно-розыскные мероприятия могут предметом обжалования только в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.
Анализ УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что оперативно-розыскные действия в рамках уголовного процесса могут производиться по поручению дознавателя, начальника органа дознания, следователя, руководителя следственного органа в рамках возбужденного уголовного дела (например, ст. 38 УПК РФ) или до возбуждения уголовного дела в рамках рассмотрения сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении (ст. 144 УПК РФ).
Сами по себе оперативно-розыскные мероприятия не являются предметом обжалования по смыслу ст. 125 УПК РФ. Однако здесь необходимо учитывать, что в силу ст. 246 ГПК РФ при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований и, следовательно, в его обязанность входит рассмотрение всех юридически значимых обстоятельств, включая оценку законности основания проведения соответствующих оперативно-розыскных мероприятий.
Поскольку поручение дознавателя, начальника органа дознания, следователя, руководителя следственного органа осуществляются в рамках уголовно-процессуальных отношений, то оперативно-розыскные действия на основании поручения указанных должностных лиц не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства и должны быть оценены на соответствие закону в рамках ст. 125 УПК РФ.
Таков взгляд автора на обозначенную проблему. Подытоживая изложенное, можно сделать следующие выводы.
1. ГПК РФ и УПК РФ, а также Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» и от 10 февраля 2009 г. № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» не дают однозначный ответ на вопрос о том, в порядке какого судопроизводства подлежит рассмотрение заявление об обжаловании решений, действий (бездействия) органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и их должностных лиц. Указанное обстоятельство создает проблемы в правоприменении, способствует формированию неоднозначной судебной практики, затрудняет доступ граждан и организаций к правосудию и исключает эффективную защиту интересов органов внутренних дел.
2. Понятия «оперативно-розыскная деятельность» и «уголовно-процессуальная деятельность», «орган дознания» и «оперативно-розыскной орган» не являются тождественными по содержанию и порядку осуществления, поэтому суд при принятии заявления должен уточнить обстоятельства, послужившие основанием для проведения соответствующих оперативно-розыскных мероприятий. В случае, если оперативно-розыскная деятельность осуществлялась в рамках возбужденного уголовного дела или на основании письменного поручения дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа в порядке проверки сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении, то заявление подлежит рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ. Во всех остальных случаях, в т. ч. когда результаты оперативно-розыскной деятельности послужили поводом к возбуждению уголовного дела в будущем, заявление рассматривается в соответствии со ст. 254 ГПК РФ, поскольку оперативно-розыскная деятельность обусловлена материально-правовым отношениями и не является уголовно-процессуальной по своему характеру.
Итак, существующий в настоящее порядок обжалования действий (бездействий) и решений органов внутренних дел и их должностных лиц является, по нашему мнению, не совсем удачным, поскольку в практической деятельности не всегда понятно, в порядке какого судопроизводства — гражданского или уголовного — дело подлежит рассмотрению.
С учетом сказанного, в порядке de lege ferenda, в целях исключения существующих в законодательстве противоречий и исключения неоднозначного толкования правоприменителями требований закона, исключения правовых ошибок при рассмотрении дел с участием органов внутренних дел в гражданском процессе, предлагаем внести в изменения в УПК РФ и ГПК РФ:
часть первую ст. 125 УПК РФ после слов «прокурора,» дополнить словами «в том числе решения и действия должностных лиц, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в рамках возбужденного уголовного дела, а также проверки поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа или органа дознания" —
абзац третий ст. 245 ГПК РФ после слова «служащий» дополнить словами «, в том числе действия должностных лиц, совершенные ими при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, за исключением случаев, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством».
Список литературы
1. Артамонов, А. Н. Обжалование действий и решений органов расследования в досудебных стадиях российского уголовного процесса: дис. … канд. юрид. наук: 12. 00. 09 — Омск, 2003.
2. Архив Октябрьского районного суда г. Архангельска. — Дело № 2−1829/2011.
3. Гражданский процесс: учебник / под ред. М. К. Треушникова. — М.: Городец, 2007.
4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. -2002. — № 46. — Ст. 4532.
5. Лояя, Е. А. Правовое значение результатов гласных оперативно-розыскных мероприятий для уголовного дела и реформы уголовного процесса // Законность. — 2011. — № 4.
6. Ефимова, Ю. В. Специализация гражданско-процессуальной деятельности: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12. 00. 15. — Саратов, 2005.
7. Зеленская, Т. В. Соотношение уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности: дис. … канд. юрид. наук: 12. 00. 09. — Иркутск, 2007.
8. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / сост. С. А. Пашин. — М.: Республика, 1992.
9. «Об оперативно-розыскной деятельности»: Федеральный закон РФ от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ // СЗ РФ. — 1995. — № 33. — Ст. 3349.
10. «О полиции»: Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ (пп. 10 п. 1 ст. 12) / / СЗ РФ.
— 2011. — № 7. Ст. 900.
11. «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих»: Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 10 февраля 2009 г. № 2 // СПС «КонсультантПлюс».
12. «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»: Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 10 февраля 2009 г. № 1 // СПС «КонсультантПлюс».
13. Определение Верховного Суда Р Ф от 21 сентября 2011 г. № 12-Г11−5 // СПС «КонсультантПлюс».
14. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 августа 2001 г. № 5-Г01−94 // СПС «КонсультантПлюс».
15. Смирнов, А. В., Калиновский, К. Б. Уголовный процесс: учебник / под общ. ред. А. В. Смирнова.
— 4-е изд., перераб. и доп. — М.: КНОРУС, 2008.
16. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. -2001. — № 52. — Ч. I.
— Ст. 4921.
17. Уксусова, Е. Е. Определение надлежащего судебного порядка по гражданским делам // Журнал российского права. — 2009. — № 6. — С. 77−92.
18. Эйжвертина, И. Обжалование уголовно-процессуальных действий в суд // Законность. -2007. — № 4.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой