Проблема вьетнамцев в период и после окончания военной интервенции Соединенных штатов Америки в Индокитае 1975-1964 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

18
Евразийский Союз Ученых (ЕСУ) # 10 (19), 2015 | ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ПРОБЛЕМА ВЬЕТНАМЦЕВ В ПЕРИОД И ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ
В ИНДОКИТАЕ 1975−1964 ГГ.
Иванов Валерий Владимирович
Канд. ист. наук, доцент кафедры истории и юриспруденции, Амурский Гуманитарно-Педагогический Государственный
университет, г. Комсомольск-на-Амуре.
АННОТАЦИЯ: Статья посвящена проблеме беженцев из Индокитая в период вьетнамской войны. Проблема беженцев стала следствием вооруженного конфликта во Вьетнаме, а позже — в Камбодже и Лаосе в 1954—1980-е гг. стала важнейшей проблемой для правительств Вьетнама, Таиланда, США и других стран, а также для международного сообщества.
Ключевые слова: Индокитай, вьетнамская война, беженцы, США.
ABSTRACT: The article deals issue of refuges from Indochina during Vietnam war 1964−1975. The problem of refugees displaced by military conflict in Vietnam, and later in Cambodia and Laos, from 1954 to the 1980s became a significant issue for the governments of the Vietnam, Thailand, United States and other countries, also for the international community.
Key words: Indochina, Vietnam war, refugees, USA.
В настоящее время ни для кого не является сенсацией, что нарастающий массовый приток беженцев из стран Северной Африки и Ближнего Востока в 2011—2015 гг. имеет катастрофические последствия для стран Европы. Основной причиной этой проблемы, приобретающей глобальный характер, считается интервенция США в Ираке и Афганистане, вмешательство НАТО в ливийские события (2011 г.), гражданскую войну в Сирии. Вопрос о беженцах не нов, но весьма актуален. Одним из ярких примеров трагедии миллионов людей, ставших вынужденными переселенцами, стали последствия военного вторжения США и их союзников в Индокитае в 1960—1970-е гг. Хронологию проблемы вьетнамских беженцев во второй половине XX в. можно условно разделить на четыре этапа:
1954−1955 гг. — массовые миграции с севера на юг Вьетнаме.
1960−1973 гг. — широкомасштабные миграции населения Южного Вьетнама, ряда горных племен Лаоса.
1975 г. — массовая эмиграция из Южного Вьетнама в сопредельные государства.
Вторая половина 1970−1990-е гг. — нелегальная эмиграция из Вьетнама в страны Юго-Восточной Азии.
Первые тревожные признаки проблемы беженцев отчетливо проявились в середине 1950-х гг. Окончание колониальной войны в Индокитае 1946−1954 гг. привело к предоставлению Францией независимости Вьетнаму, Лаосу и Камбоджи. Вьетнам оказался разделенным по 17-й параллели. На севере образовалась прокоммунистическая Демократическая Республика Вьетнам (ДРВ), на Юге — Республика Вьетнам, ориентировавшаяся на бывшую метрополию и США. По условиям Женевского соглашения по Индокитаю 1954 г. около 100 тыс. уроженцев Юга — участников коммунистических повстанческих отрядов были вынуждены переселиться в ДРВ [15, р. 65]. Ханой выполнил это условие, т.к. рассчитывал со временем объединить под своим контролем Север и Юг.
В это же время президент Республики Вьетнам Нго Динь Дьем для укрепления своего положения в 1954—1955 гг., развернул широкую кампанию по переселению католиков из Северного Вьетнама на Юг. Массовый переезд христиан, в большей степени, объяснялся небезосновательными опа-
сениями стать жертвой репрессий коммунистов, лишиться накоплений и имущества. В результате, более 700 тыс. чел. католиков выехали на Юг. Вместе с ними эмигрировали более 300 тыс. бывшие военнослужащие колониальной армии, чиновники. В результате массового переселения численность христианского населения Юга достигла 1,5 млн. чел.
[16, р. 62].
Приток переселенцев с Севера серьезно осложнил и без того нестабильную экономическую ситуацию в Южном Вьетнаме. Сайгон старался в максимально короткие сроки решить проблемы беженцев с трудоустройством и жильем. Бывших чиновников и военных, принимали на государственную службу [16, p. 62−63]. Правительство предоставило крестьянам-переселенцам земельные участки и небольшие денежные ссуды.
Мероприятия администрации Нго Динь Дьема по адаптации беженцев серьезно обострили аграрный вопрос и проблему межэтнических отношений в Южном Вьетнаме. Более 400 тыс. католиков из ДРВ расселились в дельте Меконга [16, р. 63]. Большинство из них получили земли, принадлежавшие кхмерским общинам. Около 100 тыс. переселенцев приобрели пахотные участки и угодья на Центральном плато (Тэйнгуен), ранее принадлежавших горцам [16, р. 63]. Эти шаги Сайгона привели к росту недовольства этнических меньшинств. Кроме того, массовое переселение католиков серьезно обострило взаимоотношения христиан и буддистов.
Вторая волна массовых миграций в Южном Вьетнаме была вызвана гражданской войной, развернувшейся в первой половине 1960-х гг. и последовавшей за этим интервенцией США в Индокитае. Существенное влияние на положение, в первую очередь, крестьянства оказывали процессы, связанные с массовыми миграциями населения Юга, вследствие эскалации вооруженного конфликта. Многие аграрии были вынуждены оставить свои деревни, оказавшиеся в эпицентре военных действий. Только в 1970—1974 гг. было уничтожено более 3 тыс. деревень- около 1 млн. чел. погибло [12, р. 178]. В результате, в период 1964—1972 гг. беженцами стали 4,8 млн. чел. (25−30% населения) — из них 2 млн. лишились крова [12, р. 178].
Евразийский Союз Ученых (ЕСУ) # 10 (19), 2015 | ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
19
Наряду с естественным потоком беженцев из зоны военных действий, значительная часть крестьян принудительно переселялась американскими и сайгонскими войсками в районы, находившиеся под контролем правительства. В дальнейшем беженцы размещались в специальных лагерях, больше напоминавших места заключения, либо оседали в городах. По оценкам американских ученых к 1975 г. 12 млн. южновьетнамцев (почти 50% населения страны) покинули постоянные места проживания [13, p. 470]. Данный курс объяснялся стремлением Сайгона лишить коммунистические силы Южного Вьетнама поддержки крестьянства. Социальные последствия этого шага правительства имели фатальные последствия.
Миграции стали одним из главных факторов высоких темпов урбанизации Южного Вьетнама — в 1960-е гг. городское население увеличилось с 15−20% до 50% [6, с. 245]. По данным американских специалистов, к 1972 г. 60% граждан Юга проживали в городах [13, р. 600]. В результате, это привело к росту социальных проблем: безработица, обеспечение продовольствием, преступность. По данным исследователей США, к 1972 г. только в городах Южного Вьетнама было 800 тыс. детей-сирот, работавших чистильщиками обуви, мойщиками машин, уличными торговцами. Согласно официальной статистики, 500 тыс. женщин, занимались проституцией [13, р. 600−601]. Многие беженцы легко вовлекались в криминал.
На оказание помощи беженцам США ежегодно выделяли 30 млн долл. [12, р. 178]. Однако основные объемы гуманитарных грузов не доходили по назначению, а становились собственностью администрации провинций, армейского командования. Гражданские и военные чиновники, реализовали по рыночным ценам продовольствие, медикаменты.
Вывод войск США из Южного Вьетнама в 1969—1973 гг. кардинально изменил военно-политическую обстановку в пользу коммунистических сил в Индокитае. Правительство ДРВ не отказалось от своей основной цели — свержения проамериканского режима на Юге, создания единого вьетнамского государства под руководством Ханоя. В марте 1975 г. коммунистические Народные Вооруженные Силы Освобождения (НВСО) Южного Вьетнама и северовьетнамские войска (Вьетнамская Народная Армия, ВНА) развернули наступательные действия в северных провинциях Юга.
Сайгонская армия, потерпев ряд крупных поражений в Тэйнгуен, отступала в южные районы страны. Вместе с войсками уходили сотни тысяч гражданских лиц, опасавшихся репрессий коммунистов. В марте 1975 г. президент Южного Вьетнама Нгуен Ван Тхиеу отдал приказ — отвести войска и эвакуировать гражданское население из городов Плейку и Контум в Туйхоа по дороге № 7 В [1, с. 748]. Эта коммуникация представляла, по сути, труднопроходимую тропу, заросшую джунглями, некоторые участки которой были заминированы. Мосты на дороге № 7 В были взорваны.
Генералы сайгонской армии Као Ван Виен и Донг Ван Кюен признавали: «Когда первый конвой покинул Плейку, люди были встревожены возможной эвакуацией… Они отслеживали поведение семей военнослужащих и подразделений- если, вследствие наступления противника, войска и семьи военных уходили, население поступало таким же образом. Что касается врага, он был, на самом деле, застигнут врасплох внезапной передислокацией. Однако он немедленно бросил свои подразделения в погоню. Опять войска ВНА превратили дорогу 7 В в „Дорогу Ужаса“ [10, р. 280].
Беженцы, среди которых было немало больных и раненых, нуждались в продовольствии и медикаментах. Нередко они становились жертвами южновьетнамских военных- тысячи погибли в результате артобстрелов, бомбежек, подрывах на минах, нападений мародеров. Многие беженцы, не выдержав тяжелого перехода, умерли от истощения, болезней. Из 400 тыс. гражданских лиц до Туйхоа добрались только 100 тыс. чел. [1, с. 749].
Весной 1975 г. не менее трагические события развернулись в Хюэ и Дананге — крупных портах Южного Вьетнама. По оценкам австралийских исследователей, только из Ку-ангчи 150 тыс. чел. бежали в Хюэ — древнюю столицу Вьетнама [11, р. 588]. Эта цифра постоянно увеличивалась.
К середине третьей декады марта войска ВНА начали штурм Хюэ. Город был наводнен дезертирами, беженцами. Число последних превысило 400 тыс. 12, p. 294] В Хюе не работали учреждения, транспорт- процветала „черный“ рынок. Приток беженцев сопровождался небывалым ростом цен на продовольствие, медикаменты, жилье. Нередко стремление местных спекулянтов нажиться на человеческом горе доходило до абсурда. По свидетельству очевидцев, стакан воды стоил 2 долл. [12, p. 295] Эвакуация гражданского населения из Хюэ не была организована и превратилась в беспорядочное бегство, в ходе которого многие беженцы погибли.
Трагедия в Хюэ повторилась в Дананге, где к 28 марта скопилось 120 тыс. чел. гражданских [13, р. 60]. Командующий I корпусной тактической зоной сайгонской армии генерал Нго Куанг Чыонг приказал жителям города немедленно эвакуироваться. Многие горожане подверглись насильственному переселению. Для многих из них это закончилось трагически.
Уроженец Дананга, торговец Чыонг Ман был арестован и вместе с другими горожанами помещен в трюм баржи № 240, которую буксировал эсминец ВМС Южного Вьетнама. Чыонг Ман вспоминал: „При посадке на баржу упали и утонули около пятидесяти человек — главным образом -дети. Когда баржа удалилась от берега примерно на 20 километров, сайгонские солдаты бросили людей в открытом море. Три дня и три ночи более тысячи человек, среди которых свыше шестисот детей, оставались без пресной воды и пищи, были предоставлены воле ветра и волн. У нас не оставалось надежд на спасение, если бы случайно не подобрали нас моряки Армии освобождения“ [3, с. 307].
21 апреля 1975 г. президент США Дж. Форд отдал категорический приказ эвакуировать всех американских граждан из Южного Вьетнама. Слухи о готовящейся эвакуации иностранных посольств и, в первую очередь — Соединенных Штатов, стали причиной беспорядков в Сайгоне. С 12 апреля американское посольство осаждали толпы людей, желавших покинуть страну. В городе процветала спекуляция документами, валютой. 27 апреля виза на выезд из страны и билет на самолет стоили 16 тыс. долл., 28 апреля — в 2 раза больше, 29 апреля — 50 тыс. долл. [8, с. 13] Однако авиабилетов уже невозможно было купить даже на черном рынке.
Для вьетнамцев процедура выезда в США получила наименование „Виза по талонам“ [8, с. 13]. В первую очередь документы получали те, кто сотрудничал с американскими спецслужбами. Затем визы предоставлялись чиновникам, военным. Весной 1975 г. президент Дж. Форд выделил из своего фонда средства на осуществление операции „Baby
20
Евразийский Союз Ученых (ЕСУ) # 10 (19), 2015 | ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
Lift“ по эвакуации из Южного Вьетнама в Америку 2 тыс. детей-сирот [13, p. 198].
В конце апреля 1975 г., войска ВНА и НВСО вышли на ближние подступы к южновьетнамской столице, эвакуация из Сайгона приняла массовые масштабы, а потом превратилась в паническое бегство. С аэродромов десятки военных и гражданских самолетов с беженцами на борту ежедневно стартовали в Таиланд, Филиппины. Ситуация осложнилась тем, что 24 апреля посольства многих государств были закрыты. Около посольства США происходили душераздирающие сцены. Десятки тысяч чиновников, военных, члены их семей добивались получения виз на въезд, осаждали комплекс зданий. Подразделение морской пехоты США, несшее охрану, было вынуждено применять силу, чтобы сдержать толпы беженцев.
До 26 апреля 1975 г. функционировал столичный аэропорт Таншоннят, но после того как взлетно-посадочные полосы стали подвергаться обстрелам артиллерии ВНА, его закрыли. Единственным местом спасения сторонников сайгонского режима стал Вунгтау, в гавани которого стояли военные корабли США. Так как автомобильную трассу до побережья уже перекрыли части НВСО, добраться в порт можно было только по воздуху. Взлетно-посадочные площадки в Сайгоне превратились в арены кровавых столкновений- тысячи беженцев ожесточенно дрались за места в вертолетах. Воспользовавшись хаосом и полной беспомощностью властей, в городе свирепствовали банды гангстеров, совершавших грабежи и убийства.
В Сайгоне распространялись слухи о репрессиях, которые последуют после победы коммунистов. Например, утверждалось, что все католики будут арестованы и отправлены в ДРВ- незамужние католички будут насильно выданы замуж за северовьетнамских солдат-инвалидов- девушки и молодые женщины, носящие маникюр, будут поголовно изнасилованы бойцами НВСО [9, p. 38]. Распространение таких нелепиц дестабилизировало и без того напряженную обстановку в южновьетнамской столице.
В течение последних дней апреля 50 тыс. южновьет-намцев выехали из страны на самолетах, около 70 тыс. — на судах, моторных лодках [14, р. 464]. Многих спасли корабли 7-го флота США. Однако само по себе бегство из Вьетнама создавало новые проблемы. Первые послевоенные годы значительный процент беженцев находился в специальных лагерях в Филиппинах, Гонконге, Таиланде. Содержание в них вынужденных переселенцев сопоставимо с лагерями для перемещенных лиц в середине 1940-х гг. Беженцы страдали от плохого питания, недостатка лекарств, теплых вещей. Впоследствии, 190 тыс. беженцев из Вьетнама осели в США, 40 тыс. чел. прибыли на постоянное место жительство в Канаду[14, р. 464].
В 1975—1980-е гг. проблема беженцев из стран Индокитая вновь обострилась для многих стран Юго-Восточной Азии. Более 1,5 млн. вьетнамцев по разным причинам были вынуждены покинуть страну [13, р. 470]. Всего в 1975—1980х гг. из стран Индокитая выехало около 2 млн. чел. 16, р. 63]. По мере обнищания и дальнейшего ужесточения жизни усиливалось бегство граждан бывшего Южного Вьетнама морским путём в Малайзию, Таиланд, Гонконг. Таким образом, возникла целая категория вьетнамских беженцев, именуемых „лодочные люди“.
По данным исследователей США, 10−50% эмигрантов погибли при эвакуации [13, р. 470]. Многие из них стали
жертвами филиппинских и тайских морских пиратов. Суда различных стран, встречавшие дрейфовавших в море беглецов из Вьетнама, отказывались принимать их на борт [10,
р. 288]. Немногочисленные „счастливчики“ попадали в лагеря для беженцев, рассредоточенные по всей Юго-Восточной Азии. Пребывание в них нередко заканчивалось трагедией для эмигрантов. Тысячи беженцев погибли от плохого питания, водоснабжения, острой нехватки медикаментов.
В 1979 г. США предприняли меры по спасению „лодочных“ людей. Корабли американского 7-го флота, курсировавшие в Южно-Китайском море, получили приказ спасать беженцев. Вьетнам осудил действия США, обвинив их в нарушении своего суверенитета. 20 июля 1979 г. в Женеве начала работу международная конференция по проблеме беженцев в Юго-Восточной Азии. В работе форума приняли участие представители десятков стран, включая СССР, США, Вьетнам, КНР, Кампучию, Таиланд, Филиппины и др. 4, c. 5] Обсуждение проблемы беженцев, фактически, превратилось в политическую дискуссию [5, c. 5]. Представитель СРВ при ООН Ха Ван Лау, выступая перед членами Совета мира США, утверждал, что „среди беженцев много чиновников марионеточных сайгонских режимов, паразитические элементы, наживавшиеся на кровавой войне…“ [7,
с. 5]. Представители Америки и КНР, со своей стороны, обвинили Вьетнам в эскалации проблемы „лодочных людей“. [5, c. 5] Основным результатом форума стало оказание ООН помощи в создании новых лагерей для беженцев, разработке мер по борьбе с пиратством и защитой беженцев.
Победа коммунистических сил в Южном Вьетнаме имела трагические последствия для некоторых горных народов, проживавших на плато Тэйнгуен. Во время вьетнамской войны многие из них вступили в вооруженные отряды FULRO (Front Unife pour la Lutte des Races Opprimes, Объединенный фронт угнетенных рас) и сражались на стороне США и их союзников [2, с. 128−129]. В 1970—1980-е гг. десятки тысяч горцев, спасаясь от репрессий властей, были вынуждены бежать в Бирму, Таиланд. Другие продолжали партизанскую войну против правительства Вьетнама.
К началу 1990-х гг. положение последних групп FULRO, лишенных всякой поддержки, стало безнадежным: они жили в пяти поселках, отрезанных от внешнего мира. В 1992 г. после переговоров с представителями UNTAC — Временной администрации от ООН в Камбодже отряды FULRO сложили оружие. США предоставили бывшим союзникам статус беженцев и поселили в Северной Калифорнии. 2, c. 130] В конце 1990-х гг. около миллиона вьетнамских эмигрантов проживало в Соединённых Штатах, главным образом, в Филадельфии [13, р. 470].
Список ЛИТЕРАТУРЫ^
1. Дэвидсон Ф. Б. Война во Вьетнаме (1946−1975): Монография. М.: Изографус, Изд-во ЭКСМО, 2002. -816 с.
2. Иванов В. В. Малые народы Вьетнама в период интервенции США (1964−1965 гг.). // Россия и АТР. 2009. № 1. С. 124−131
3. Ильинский М. Вьетнамский синдром. Война разведок. М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 672 с.
4. Конференция в Женеве. // Правда. 21. 07. 1979. С. 5.
5. Кто раздувает „проблему“ беженцев». //Правда. 09. 07. 1979. С. 5.
Евразийский Союз Ученых (ЕСУ) # 10 (19), 2015 | ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
21
6. Новакова О. В. Цветов П.Ю. История Вьетнама. Ч.2. М.: Изд-во МГУ, 1995. — 272 с. 12. Herring G.C. America’s Longest War. The United States and Vietnam, 1950−1975. N.Y.: Mc. Graw-Hill. Inc. ,
7. Отпор клеветникам. //Правда. 13. 07. 1979. с. 5. 1996. — 354 p.
8. Скворцов В. Лавина с гор. // Вокруг света. 1976. № 2. С. 7−13. 13. Kutler S.I. Encyclopedia of the Vietnam War. N.Y.: Simon and Schuster Macmillan, 1996. — 711 p.
9. Chanda N. Suddenly last spring. //Far Eastern Economic Review. 12. 09. 1975. P. 35−39. 14. Maclear M. Vietnam: The Ten Thousand Day War. London.: Eyre Methuen Ltd, 1981. — 492 p.
10. Gilmore L.D. Giangreco D.M. Eyewitness Vietnam. Firsthand Accounts from Operation Rolling Thunder to 15. Neale J. A People’s History of the Vietnam War. N.Y.: The New Press, 2003. — 309 p.
the Fall of Saigon. N.Y.: Sterling Publishing Co., Inc., 2006. — 304 p. 16. 16. Olson J. Roberts R. Where the Domino fell. America and Vietnam 1945 to 1990. N. Y: St. Martin’s Press,
11. Ham P. Vietnam: the Australian War. Harper Collins Publishers, 2007. — 814 p. 1991. — 321 p.
ПРИЧИНЫ «АРАБСКОЙ ВЕСНЫ» В ТУНИСЕ
Копылова Ирина Александровна
магистрантка 2-го курса, КубГУ, г. Краснодар
АННОТАЦИЯ
Статья посвящена рассмотрению внутренних экономических, политических и социальных факторов в Тунисе, совокупность которых способствовала усилению народного недовольства, вызвала массовые демонстрации, послужившие началом революционных событий в Тунисе и других государствах арабского мира, которые получили название «арабской весны». Автор приходит к выводу о том, что совокупность внутренних проблем Туниса предопределила вероятность нагнетания критического отношения населения к власти и режиму Бен Али, не предпринимавшему достаточно действенных попыток по налаживанию острой внутренней ситуации в стране.
ABSTRACT
The article covers consideration of intrinsic economic, political and social causes in Tunisia. The range of these promoted to explosion ofpopular discontent, arouse mass disorders which became the start ofrevolutionary actions under the name of the «Arab Spring». Author comes to the conclusion that the scope of inner problem of Tunisia has predetermined the intensification ofnegative public opinion to the authority of the State because of lack of necessary reforms and changes in the Tunisian society.
Ключевые слова: Тунис, режим Бен Али, «арабская весна», демонстрации, революционные события.
Keywords: Tunisia, Ben Ali regime, «Arab Spring», mass demonstration, revolutionary actions.
Государство Тунис — одно из наиболее стабильных и обеспеченных государств регионов Северной Африки и Ближнего Востока, в конце 2010 г. неожиданно столкнулось с новыми внутриполитическими угрозами. Как известно, именно Тунис стал «первенцем» революционных событий «арабской весны», которая вовлекла многие государства региона в полосу народных демонстраций и протестов, смены политических режимов и гражданских войн. Но почему именно Тунис, привлекающий множество туристов и инвесторов, известный как устойчивое государство арабского мира, как в политическом, так и в экономическом плане, оказался первым эпицентром народного недовольства- приблизиться к ответу на этот вопрос можно рассмотрев некоторые внутренние причины, приведшие к массовым демонстрациям в Тунисе в декабре 2010 г.
Действительно, «арабская весна» в Тунисе явилась результатом совокупности многих политических, экономических, социальных факторов. Но наиболее острые, подтолкнувшие тунисцев к демонстрациям, явно выделяются экономические причины. Как известно, именно попытка самосожжения молодого безработного тунисского торговца, стала той побудительной силой, которая вывела негодую-
щих людей на улицы, требующих снижения цен на товары, увеличения рабочих мест, борьбы с коррупцией, проведения реформ.
Во-первых, для Туниса весьма важна проблема достаточно высокого уровня безработицы населения, превысившего «14% в конце 2010 г.» [5], которая сильно обострилась из-за большого количества безработной квалифицированной молодежи. «Молодые выпускники ВУЗов столкнулись с проблемой невостребованности и ненужности своему государству, которое дает всем бесплатное образование, но вот работы не гарантирует» [4, с. 16]. В связи с этим в тунисском обществе происходило обесценивание высшего образования, наличие которого не гарантировало ни высокооплачиваемую работу, ни достойное социальное положение, что, естественно, побуждало население, особенно молодое, наиболее активное, к желанию перемен, большей подвижности общества. Данная ситуация во многом возникла из-за отсутствия своевременных экономических преобразований и реформ.
Во-вторых, очень важен фактор, связанный с высоким уровнем коррупции в государствах Североафриканского региона, в частности в Тунисе. К тому же, коррупция здесь

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой