Проблема восстановления дипломатических отношений между Россией и Ватиканом в конце XIX - начале XX вв

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
Сер. б. 2007. Вып. 2. Ч. I
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
O.A. Андриянова
ПРОБЛЕМА ВОССТАНОВЛЕНИЯ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ВАТИКАНОМ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ XX в.
В марте 1990 г. впервые после длительного перерыва были восстановлены дипломатические отношения между Ватиканом и Россией. Отношения между Папской Курией и Российской империей всегда складывались непросто- еще в 1801 г. при папском дворе была открыта русская миссия, которая с незначительным перерывом просуществовала до 1866 г. и возобновила свою работу только в 1894 г. История восстановления дипломатических отношений между Ватиканом и Российской империей в 1887—1894 гг. привлекала внимание исследователей1, хотя переговоры о возобновлении официальных отношений между ними начались уже в 1878 г., когда на папский престол был избран папа Лев XIII.
Дипломатические отношения между Папским государством и Россией были официально прерваны 22 ноября2 1866 г., хотя фактически разрыв произошел в 1863 г., когда в Царстве Польском вспыхнуло восстание, поддержанное католическим духовенством. При этом совершенного прекращения отношений не последовало: при папском дворе находился специальный агент, а в 1875—1877 гг. переговоры со Святым Престолом вел князь Урусов.
10 февраля 1878 г. в Петербурге проходило совещание, посвященное проблеме положения католической церкви в России. Главным предметом обсуждения стала составленная 10 января 1878 г. записка министра внутренних дел, посвященная положению римско-католической церкви в России. В частности, обсуждался вопрос о характере будущих сношений с Папской Курией. Правительство, предполагая возможность восстановления сношений с папой после смерти Пия IX, все же относилось к этой проблеме с осторожностью3.
20 февраля4 1878 г. папа Лев Х Ш в письме известил российского императора о своем избрании и, в частности, выразил сожаление по поводу того, что между двумя державами не существует дипломатических отношений5.
Позднее А. Н. Мослов, глава департамента по духовным делам иностранных исповеданий, отмечал, что российская сторона начала постепенное смягчение положения римско-католической церкви еще до избрания нового понтифика, хотя Римская Курия не обращала на действия российского правительства никакого внимания6. Поэтому Лев XIII подчеркивал свою особую роль в возобновлении переговоров с Россией, начиная с письма, в котором сообщал о своем избрании, «выдавая его как бы за почин к сближению с Россией"7. Однако российское правительство посчитало, что этого для возобновления переговоров недостаточно.
© O.A. Андриянова, 2006
В марте 1878 г. князь Урусов прибыл в Рим, снабженный инструкцией о целях переговоров с папой. Он писал из Рима в августе 1878 г., что в «Ватикане, вследствие последнего фазиса католического вопроса в Германии, чересчур возгордившись, и с трудом скрывают свою радость и самонадеянность. Прямой., вывод клерикальных политиков следующий: как скоро всемогущий Бисмарк принужден был обратиться к нам и принудили его к тому безобразия социальной партии, то не далеко время, где и русское Правительство- под влиянием тех же причин, также явится с повинною головою"8. Российский посланник считал, что не последнюю роль в утверждении такого мнения сыграло влияние «польской партии» при папском дворе, которая, как отмечал князь, делает все возможное, чтобы отсрочить момент сближения России и Ватикана. Но вскоре князь был отозван из Рима, и переговоры возобновились в Вене, где их вели русский посланник Новиков и нунций кардинал Якобини. Спустя год российская сторона смогла добиться некоторых уступок со стороны Ватикана. В длинном списке вопросов, представленных на обсуждение в про-мемории 1879 г., проблема восстановления дипломатических отношений не упоминается. Однако, глава МВД высказывает свое мнение на этот счет: «Восстановление прерванных сношений столь желаемых в Риме, могло быть куплено у нас ценой нескольких уступок в деле личностей, но прочный мир не может водвориться без перемены взглядов на католицизм в России, как на дело исключительно польское"9. В начале 1880 г, Новикова сменил Убри, позднее в Вену также прибыл А. Н. Мосолов, Переговоры завершились подписанием предварительного соглашения 19 октября 1880 г., после чего были перенесены в Рим, где их продолжили директор департамента духовных дел иностранных исповеданий и представитель МИД М. А. Бутенев.
В специальной инструкции от 22 февраля 1881 г., адресованной российским посланникам, излагались основные принципы ведения переговоров в Риме. Главной целью переговоров указывалось желание императора установить modus vivendi в отношениях России и Римской Курии, т. е. «установить для римско-католического у нас исповедания такие нормальные условия, при которых мы могли бы рассчитывать на должное содействие Римской Курии в случаях, указываемых необходимостью и взаимным интересом"10. Однако, в мае 1882 г. Д. А, Толстой писал министру иностранных дел Н. К. Гирсу, что, когда три года назад переговоры только начались «через некоторую снисходительность к римско-католическому духовенству, правительство могло рассчитывать на достижение благоприятного для него соглашения с Ватиканом… и не имело опасений, что римско-католическое духовенство воспользуется такими снисхождениями во вред православию и русской народности в Западных губерниях и в Польше"11. Министр так же выразил сомнение в необходимости такого соглашения, но в декабре 1882 г. оно все же было подписано. В основном договор касался вопросов внутриполитического характера и не затронул пункт о восстановлении официальных дипломатических отношений, хотя глава МВД писал в августе 1882 г. М. А. Бутеневу: «Что касается до желания Римского Двора иметь при себе нашего представителя, то, казалось бы, об этом могла бы быть речь только в случае, если продолжающиеся переговоры поведут к удовлетворительному результату"12.
Следует отметить, что отношение к восстановлению дипломатических отношений с Римской Курией в российских правительственных кругах было различно. Так, граф Капнист, который долгое время жил в Риме, считал, что постоянное русское представительство при папе скорее вредно, чем полезно для интересов России. Он писал: «как борьба, так и постоянные официальные отношения с государством составляют интерес Римской Курии-
между тем как спокойный нормальный ход дел и как можно более редкие столкновения и сношения с Ватиканом составляют интересы государства"13.
В 1884 г. переговоры с Ватиканом были прекращены и возобновились только в январе 1887 г. в Вене по инициативе папского нунция кардинала Ванутелли. Российский представитель князь Лобанов сообщил в письме от 17/29 января 1887 г. о своем разговоре с нунцием, который выразил желание Курии восстановить отношения между Россией и Ватиканом и учредить должность русского агента в Риме, объясняя это необходимостью получать достоверные сведения о положении римско-католической церкви в России14. Князь сделал интересное замечание о характере дипломатии папы Льва XIII: «Не могу не прибавить, что, на основании выше слышанного здесь мною о личных качествах Папы Льва XIII, цель, которую он преследует при возобновлении сношений Римской Курии с нашим правительством, представляется мне не столько религиозною, сколько политическою. Затаенное, но главное стремление всей его неутомимой деятельности со дня вступления на престол, состоит в том, как меня уверяют, чтобы поднять значение папства в политическом мире, окружить себя представителями всех Держав, католических и некатолических, и стать перед Итальянским правительством не в виде бесполезного монарха, а как властитель, могущий рассчитывать на сочувствие и поддержку всех Европейских кабинетов"15.
В ответ на предложение Курии глава МВД в письме министру иностранных дел отметил, что он не видит никакого препятствия в назначении российского агента при Папском дворе, но для его успешной деятельности необходимо, чтобы папа «принял за правило» отстранять от этих дел поляков «как элемент политически нам враждебный"16. Д. А. Толстой отмечал также, что в существующих обстоятельствах вполне достаточно назначить для Курии простого агента, каким был М. А. Бутенев, но если папа окажется сговорчивым по интересующим нас вопросам, то со временем этого агента можно было бы заменить официальным представителем, и пока Римская Курия заинтересована в успешном решении вопроса об установлении официальных отношений, она будет более уступчивой в переговорах с Россией17.
В мае 1887 г. в Вену был назначен кардинал Галимберти, который предложил князю Лобанову для пересмотра целый ряд вопросов, многие из которых обсуждались еще в ходе переговоров 1878—1884 гг. Это заявление Ватикана вызвало недовольство российской стороны, и переговоры были прерваны.
Новый этап переговоров начался в 1888 г., после того как французский представитель в Ватикане де Монбель заметил в беседе с русским послом в Италии бароном Икскулем, что Лев Х Ш был бы рад получить хотя бы только формальное поздравление от царя к своему золотому епископскому юбилею18. Просьба эта была выполнена: Александр Ш отправил папе официальную поздравительную телеграмму, в ответ на которую папа ответил письмом от 28 января 1888 г, В нем он затронул два важных вопроса: о положении католической церкви в России и о восстановлении дипломатических отношений между Россией и Римской Курией.
Письмо, адресованное царю, прозвучало как приглашение к переговорам, и в Рим был направлен специальный уполномоченный камер-юнкер А. П. Извольский. Официальной целью его визита было вручить письмо императора Льву Х Ш, но, как отмечал министр, миссия его этим не ограничивалась. Н. К. Гире писал: «Письмо папы к императору касалось очень щекотливых вопросов. В своем ответе наш августейший государь дает понять его святейшеству, что вы осведомлены о его взглядах по этим вопросам и что вы можете выслушать
и, в случае необходимости, дать объяснения, которые найдете нужными"19. К инструкции Н. К. Гирса прилагалось письмо главы МВД, которое служило для А. П, Извольского руководством в переговорах. Глава МИД отмечал также, что для «св. престола конечной целью начинающихся переговоров представляется достижение восстановления правильных дипломатических сношений, которые папа ценит чрезвычайно высоко"20. Поэтому А. П. Извольский должен был избегать любых намеков на восстановление дипломатических отношений. Министр подчеркивал: «Для нас целью является воспользоваться этим средством21 (желанием папы восстановить дипломатические отношения. — О. А.), чтобы получить прежде всего все надежные и положительные гарантии в отношении намерений св. престола и поведения римско-католического духовенства"22. А. П. Извольскому было поручено ответить, что восстановление «правильных сношений» могло бы иметь место, если бы император получил гарантии того, что оно «оказало бы пользу делу порядка, мира и согласия, о которых печется наш августейший государь"23.
То, что переговоры продвигались медленно, и нежелание обеих сторон идти на уступки привели к тому, что папская политика в отношении России в Ватикане вызывала все большее неодобрение, и, прежде всего, особенно жесткой критике подвергались действия статс-секретаря папы кардинала Рамполла24. Российский представитель писал, что в окружении папы есть сильные противники нынешнего статс-секретаря, такие как бывший нунций в Вене монсеньор Галимберти25, который имел сильное влияние на Льва XIII и, по мнению А. П. Извольского, был опасным соперником кардинала Рамполла. Он и его сторонники громко обвиняли нынешнего статс-секретаря в неудачном ведении русского дела. Одновременно с ним свое недовольство высказывала и «польская партия» во главе с кардиналом Ледуховским. Эта группа также стремилась удалить Рамполлу, т. к. он, с их точки зрения, недостаточно внимательно относился к ее интересам. А. П. Извольский отмечал значительную роль этих сил: он писал, что Курия постоянно лавирует между притязаниями «польской партии» и требованиями российского правительства, порой склоняясь на сторону первой.
В то же время, как отмечал российский представитель, Лев ХП1, «стоящий на остро враждебных отношениях к Итальянскому Правительству и, вследствие этого удаляющийся от других держав, входящих в Тройственный союз, придает большое значение поддержанию хороших отношений с Россиею, и до сих пор противился всем попыткам помешать ходу наших переговоров"26. А. П. Извольский писал, что, по некоторым данным, такая твердая политика в отношении России стала причиной пошатнувшегося положения кардинала Рамполла, который в связи с этим стремился вывести переговоры с Россией на более выгодный для Курии путь, добиться какого-нибудь дипломатического успеха, прежде всего учреждения официального русского представительства при папском дворе, о чем он постоянно говорил при встрече с российским посланником.
Одним из возможных политических решений могло стать утверждение должности специального агента при Курии в 1893 г. Согласно российскому законодательству, все необходимые сношения между епископами и папой должны были проходить не напрямую, а через МВД. Для этого в российском посольстве при Папском дворе существовала должность специального агента, проходившего по ведомству МИД. После разрыва дипломатических сношений между Россией и Римской Курией в 1866 г. этот агент оставался в Риме, но жалование ему выплачивалось из средств МВД. В 1875 г. по соглашению России и Ватикана соответствующие вопросы были переданы департаменту духовных дел иностранных исповеданий при МВД, поэтому агент в Риме был переведен в ведомство МВД. В обязанности агента входил широкий спектр вопросов, и, как отмечал глава МВД, нынешнее служебное
положение агента «не соответствует возложенным на него обязанностям"27. В связи с этим в 1893 г. было предложено учредить при МВД в департаменте духовных дел иностранных исповеданий штатную должность агента по римско-католическим делам в Риме. При этом специально подчеркивалось, что значение этой должности нисколько не меняется и ограничивается «строгими пределами агентуры». В специальной инструкции оговаривалось, что «должность сия не имеет и не должна иметь дипломатического характера и что, при встретившейся необходимости входить в переговоры с римской курией даже и по вопросам, возникающим из возлагаемых на агента поручений, он должен представлять о сем уполномоченному нашему для переговоров с папою"28. Следующим этапом в процессе восстановления официальных дипломатических отношений стало открытие русской миссии при папском дворе. Причин, которые побудили российское правительство предпринять такой шаг, было несколько. Как уже отмечалось, твердая политика российской стороны пошатнула положение кардинала Рамполла, стремившегося к сближению с Россией, вокруг него сформировалась сильная оппозиция, интересы которой было трудно не учитывать.
Не менее важно отметить то, что Лев Х1П, который родился в 1810 г., к моменту проведения переговоров был уже очень стар. Его понтификат, длившийся 25 лет с 1878 г. по 1903 г., один из самых продолжительных в истории папства. Уже в начале 90-х гг. XIX в. в дипломатических кругах обсуждался вопрос о будущих выборах на папский престол в случае смерти Льва Х Ш, здоровье которого в тот момент вызывало опасения29.
Другой причиной сближения России с Ватиканом были сложные отношения Римской Курии со странами Тройственного союза, прежде всего, с Италией, с которой у папы были разногласия. Лев XIII проводил активную внешнюю политику во многом для того, чтобы добиться поддержки в своей борьбе с итальянским правительством за восстановление светской власти. Стоит отметить, что в 1893 г. оформился союз между Россией и Францией, и папа, ратовавший за русско-французское соглашение, рассчитывал на положительное решение вопроса о возобновлении дипломатических отношений с Россией.
Таким образом, 6/18 июня 1894 г. А. П. Извольский вручил папе Льву XIII грамоту, аккредитующую его в качестве министра-резидента при Его Святейшестве30. 20 марта 1895 г. вышел указ о ежегодном выделении 16 тыс. металлических рублей в год на содержание русской миссии при Ватикане, из которых министру-резиденту полагалось 12 тыс. и присвоение четвертого класса по должности и мундиру и 3 тыс. секретарю и седьмой класс по должности и мундиру, и еще тысяча шла на канцелярские расходы31.
В годы понтификата Льва XIII, используя заинтересованность папы в укреплении международного положения Ватикана, российская сторона пыталась добиться от Святого Престола поддержки в осуществлении его планов в отношении католической церкви. Для российского правительства контакты с Римской Курией были необходимы, прежде всего, для решения внутриполитических проблем, хотя, в целом, оно не возражало против открытия своей миссии в Ватикане, но только после того, как хотя бы часть поставленных задач будет решена.
1 Адамов Е Л. Дипломатия Ватикана в начальную эпоху империализма. М, 1931- Шейнман М. М. Ватикан и католицизм в конце XIX- начале XX веков. М., 1958.- Винтер Э. Папство и царизм. М., 1964- Григулевич И. Р. Папство. ВекXX М., 1978- Зонова Т. В. Дипломатия Ватикана в контексте эволюции европейской политической системы. М., 2000- Яхимо-вач З. П. Россия и Ватикан: Проблемы дипломатических взаимоотношений в конце XIX — начале XX века (по материалам АВПРИ) // Европейский Альманах. 1999. История. Традиция. Культура. М., 2000- ГайдукВ.П. Диалог России с Ватиканом на рубеже Х1Х-ХХ вв. (по новым архивным материалам) // Новая и Новейшая история. М., 1998. № 6.
2 Если специально не оговорено, не двойная датировка дана по старому стилю.
3 РГИА. Ф. 821. Оп. 138. Д. 2. 1878. Л. 61.
4 Здесь по новому стилю.
5 Винтер Э. Папство и царизм. М., 1964. С. 335.
6 АВПРИ Ф. 190. Оп. 525. Д. 1390. 1880. Л. 7.
7 Там же. Л. 8.
8 РГИА. Ф. 821. Оп. 138. Д. 2. 1878. Л. 150. '-АВПРИ Ф. 190. Оп. 525. Д. 1390. 1880. Л. 13 '-& quot-АВПРИ Ф. 190. Оп. 525. Д. 1419. 1881. Л.2.
11 АВПРИ Ф. 190. Оп. 525. Д. 1388 1857−1914. Л. 16.
12 АВПРИ Ф. 190. Оп. 525. Д. 1421. 1881−1884. Л. 76.
13 РГИА Ф. 1561. Оп.1. Д. 26. 1881−1882. Л. 32.
14 РГИА Ф. 821, Оп. 138. Д. 53. 1887. Л. 3.
15 Там же. Л. 23.
16 Там же. Л. 2.
17 Там же. Л. 9.
18 Документы российского министерства иностранных дел, относящиеся к миссии А. П. Извольского при Ватикане (1887−18 898). // Адамов Е. А. Дипломатия Ватикана в начальную эпоху империализма. М., 1931. С. 66.
19 Там же. С. 70.
20 Там же. С. 70.
21 Курсив — О. А.
22 Там же. С. 70.
23 Там же. С. 71.
24 АВПРИ Ф. 190. Оп. 525. Д. 1678. 1890. Л. 1.
25 Там же. Л. 2.
26 Там же. Л. 4.
27 РГИА Ф. 565. Оп. 6. Д. 18 920. 1892−1893. Л. 6
28 Там же. Л. 6.
25 АВПРИ Ф. 190. Оп. 525. Д. 1741. 1892. Л. 22.
30 АВПРИ Ф. 190. Оп. 525. Д. 1847. 1894. Л. 10.
31 РГИА Ф. 1149. Оп. 12. Д. 6. 1895. Л. 2.
Статья принята к печати 22 ноября 2006 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой