Клинический случай синдрома Луи-Бар

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ СИНДРОМА ЛУИ-БАР
№ 3−2015
Г. Б. КАДРЖАНОВА, А.Р. СМАГУЛОВА, Г. А. МУХАМБЕТОВА, К.С. САРБАСОВА
Казахский Национальный медицинский университет имениС. Д. Асфендиярова, кафедра нервных болезней. Университетская клиника «Аксай» г. Алматы, Казахстан
УДК 616. 8−056. 76
В статье приведен случай собственного клинического наблюдения синдрома Луи-Бар (врожденной атаксии-телеангиэктазии) у мальчика 14 лет. Отмечены особенности течения, клинические признаки и дополнительные методы исследования синдрома Луи-Бар.
Ключевые слова: Синдром Луи-Бар, атаксия, телеангиэктазия.
Синдром Луи-Бар_ впервые описан в 1941 году современным французским врачом D. Louis Bar, позднее — американскими врачами E. Boder, R. P. Sedgwick- синоним — атаксия телеангиэктазия. Это — наследственное заболевание, начинающееся в раннем детском возрасте с неврологической симптоматикой, снижением
иммунологической реактивности организма, относится к группе факоматозов. Атаксия-телеангиэктазия — заболевание с аутосомно-рецессивным типом наследования, характеризующееся нарушением репарации ДНК, тяжелым иммунодефицитом, мозжечковой дегенерацией,
телеангиэктазиями различной локализации,
предрасположенностью к онкологическим заболеваниям, сенситивностью к радиационным воздействиям. Частота возникновения 1: 40 000 живорожденных. Ген локализован на хромосоме 11 (q22−23). При обследовании отмечаются мозжечковая атаксия, которая обычно становится заметной для окружающих в период приобретения ребенком навыков ходьбы, дизартрия, глазодвигательные нарушения, хореоатетоз, миоклонии, а также эндокринные нарушения. Характерные кожные изменения (телеангиэктазии) появляются в 3−6 лет. Первичная локализация телеангиэктазии — конъюнктива глаз, с последующим распространением на лицо, шею, небо, ушные раковины, дорсальную поверхность рук [1].
Заболевание начинается в раннем детстве, проявляется в первую очередь мозжечковой атаксией (100%). Отмечаются качание головы и туловища, нарушение походки, интенционный тремор и хореоатетоз (90−100%), характерным изменением глаз являются нарушения движения глазных яблока (80−90%), нистагм 99−100%) и косоглазие [2]. При этой редкой форме факоматоза наблюдаются неврологические симптомы, кожные проявления в виде паукообразного разрастания сосудов (телеангиэктазии), снижение иммунологической реактивности организма. Первые признаки болезни появляются в возрасте одного года — четырех лет. Походка становится неустойчивой, появляется неловкость движений, нарушение плавности речи (скандированная речь). Прогрессирование мозжечковых нарушений постепенно приводит к тому, что больные перестают ходить. Дети с атаксией-телеангиэктазией часто болеют простудными заболеваниями, воспалением придаточных пазух носа, воспалением легких. Они обусловлены снижением защитных иммунологических свойств крови, отсутствием специфических антител на фоне прогрессирования болезни нарастают нарушения интеллекта, расстраиваются внимание, память, снижается способность к абстрации. Дети быстро истощаются. Отмечается резкие изменения настроения [3]. Постепенно развиваются атрофии кожи, поседение волоса уже в школьном возрасте, задержка психического и физического развития. Обычны гипоплазия мозжечка, резче выраженная в его черве, гипоплазия вилочковой железы, дисгаммоглобулинемия, поражение мононуклеарных
макрофагов (ретикулезы, лимфосаркомы и др.). Прогноз плохой. Причиной смерти чаще являются хронические заболевания бронхов и легких, лимфомы, карциномы [4]. Нейрорадиологические исследования выявляют
прогрессирующую атрофию мозжечка, преимущественно червя, вторичную атрофическую дилатацию IV желудочка, постгеморрагические очаги в паренхиме мозга, появление которых связано с кровоизлияниями из эктазированных сосудов. Наличие у ребенка атрофических изменений мозжечка, визуализируемых на КТ, МРТ головного мозга, в сочетании с атаксией и прогрессирующим неврологическим дефицитом требует исключения синдрома атаксии-телеангиэктазии [1]. Собственное наблюдение.
Под нашим наблюдением находился мальчик Х., 2000 года рождения, в клинику он поступил в возрасте 14 лет, верифицирован клинический диагноз «синдром Луи-Бар». При поступлении жалобы матери на шаткость при ходьбе, плохо разговаривает, задержку в психическом развитии, общую слабость, часто болеет простудными заболеваниями, частый влажный кашель. Из анамнеза жизни известно, что мальчик родился от 6 беременности, 6 родов. Беременность протекала без особенностей, родился в срок. Вес при рождении 3200,0, закричал сразу, длина тела 50 см. Самостоятельно мальчик стал ходить с 1,5 лет, развивается с задержкой в речевом развитии. Анамнез заболевания: со слов матери мальчик болен с 5 лет, когда впервые обратили внимание, что ребенок стал хуже ходить. В 6 лет пошел в школу, но учиться не смог, с детьми не общался, со школьной программой не справлялся, школу посещал только в течение 1-го месяца. Затем обучался на дому, учебными навыками ребенок не овладел, не научился читать, писать, буквы не знает, при написании букв отмечалось дрожание правой руки. Со временем постепенно нарастала общая слабость, изменилась походка, стал шататься при ходьбе, часто падать, быстро уставать, меньше разговаривать. В 6 летнем возрасте появилось покраснение глаз, телеангиэктазии. Приступов судорог у мальчика не было. С 7 лет появился интенционный тремор в руках. В ноябре 2008 года установлен диагноз: Атаксия телеангиоэктазия. Синдром Луи-Бар. Мальчик неоднократно находился на стационарном лечении в неврологическом отделении по месту жительства. Наследственность отягощена: в семье 1 девочка умерла в возрасте 13 лет — у девочки с 8 лет прогрессивно ухудшалось состояние, нарастала слабость, появилась шаткость при ходьбе, затем тремор рук. С 8 лет перестала ходить, часто болела простудными заболеваниями. Диагноз у девочки не был установлен, симптомы заболевания были аналогичны, как у данного ребенка. В семье еще 3 девочки здоровы (26 лет, 24 года, 17 лет), мальчик 11 лет — здоров. 1 мальчик умер в 8 месяцев от кишечной инфекции. Брак близкородственный (родители — двоюродные брат и сестра), по национальности дунгане. У родителей мальчика 4 внука

№ 3−2015
от старших дочерей — все здоровы. Брак у детей неродственный.
Состояние мальчика тяжелое по поражению центральной нервной системы. В контакт мальчик вступает замедленно, формально. Поведение пассивное, настроение депрессивное, обращенную речь в пределах быта понимает. Сознание ясное. Когнитивные функции снижены: внимание неустойчивое, память снижена, мышление торпидное, бедная мимика. Навыками чтения и письма не владеет, математические представления и навыки развиты слабо. Запас знаний, представлений ниже возрастной нормы. Темп
речи замедлен, в активе — короткая фраза из 2−3 слов, словарный запас значительно ограничен,
звукопроизношение нарушено. Фонематический слух развит слабо. Состояние артикуляционного аппарата: ограничена подвижность языка и губ. Окружность головы 49 см (-5 см), микроцефальной формы. Черепно-мозговая иннервация -лицо симметричное, движения глазных яблок в полном объеме, горизонтальный нистагм. У мальчика выражены проявления мозжечковой атаксии: ходит при поддержке, походка шаткая с широко расставленными ногами, мегалография (рисунок 1).
Рисунок 1
В позе Ромберга — статическая атаксия. При выполнении пальце-носовой и пяточно-коленной проб отмечается дисметрия, интенционный тремор- положительные феномены Стюарт-Холмса и асинергия Бабинского с 2-х сторон. Мышечный тонус диффузно снижен. Сухожильные рефлексы с рук и ног не вызываются. Имеются симптомы поражения экстрапирамидной системы в виде гипокинезии,
гипомимии, брадилалии, брадипсихии. Мальчик астенического телосложения, пониженного питания, подкожно-жировой слой истончен. Ребенок часто болеет респираторными инфекциями, отстает в физическом развитии от своего возраста в росте и весе: вес 18 кг, рост 130 см. С 2-х сторон отмечаются в области конъюнктивы телеангиэктазии (рисунки 2,3).
Рисунок 2
Рисунок 3
На коже лица и ушных раковин отмечаются пигментные пятна, веснушки на лице, сухость кожи. Видимые слизистые бледные, язык розовый. Периферические лимфатические узлы мелкие. Пульс — 86 в 1 минуту, частота дыхания- 24 в 1 минуту, артериальное давление — 90/60 мм рт. ст. Над легкими перкуторно легочный звук, аускультативно дыхание жесткое, выслушиваются влажные проводные хрипы. Сердечные тоны умеренно приглушены, ритмичны. Живот при пальпации мягкий, безболезненный. Печень и селезенка не увеличены. Стул и диурез не нарушены. Проведено клиническое и лабораторное обследование: Общий анализ кров от 28. 04. 2015 г: эритроцита 4,52*1012/л, гемоглобин 146 г/л, цветной показатель 0,96, лейкоциты 6,2*10*109/л, сегментоядерные 50, эозинофилы 5, лимфоциты 10, палочкоядерные 35. СОЭ 10 мм/час. (лимфоцитопения). Общий анализ мочи от 28. 04. 2015 г. :
количество 50 мл, удельный вес 1030, реакция — кислая, РН 6. 0, лейкоциты 2−3 в поле зрения. Психолог: Интеллектуальное развитие ниже возрастной нормы. Логопед: Общее недоразвитие речи II уровень. Мозжечковая дизартрия. Компьютерная томография головного мозга от 29. 04. 2015 г.: на серии КТ сканов в MPR реконструкциях негрубо расширены экстрацеребральные ликворные пространства. Срединные структуры не смещены. Умеренно расширены боковые желудочки. Очаговых изменений в веществе головного мозга не выявлено. В задней черепной ямке расширены субарахноидальные пространства. В намете мозжечка: ликворные образования. Миндалины мозжечка гипоплазированы. Заключение: энцефалопатия с атрофическими изменениями в мозжечке с наличием арахноидальной кисты в намете мозжечка (рисунок 4).
Са*
№ 3−2015
Рисунок 4
Рентгенологическое исследование органов грудной клетки от 27. 04. 2015 г.: на рентгенограмме грудной клетки форма ее изменена: бочкообразная с расширением межреберных промежутков в верхних отделах. Очаговые и инфильтративные тени в легких не определяются. Легочный рисунок деформирован, сгущен в медиальных
долях. Корни легких расширены, бесструктурные. Сердце вертикально расположено «капельное», уменьшено в размерах, синусы свободны. Заключение: картина хронического деформирующего бронхита с эмфиземой в стадии обострения (рисунок 5).
Окулист от 28. 04. 2015 г.: диски зрительных нервов розовые монотонно окрашены, округлые, границы четкие. Вены нормального калибра, извиты, артерии ссужены, умеренно извиты. На конъюнктиве с 2-х сторон телеангиэктазии в виде паукообразного разрастания сосудов. DS Ои Телеангиэктазии. Ангиопатия сетчатки. Выводы. Особенностью данного клинического случая явилось то, что ребенок родился от близкородственного брака с отягощенной наследственностью. Синдром Луи-Бар является аутосомно-рецессивным заболеванием, т. е. проявляется клинически только при получении
к 5
рецессивного гена сразу от обоих родителей. Синдром Луи-Бар это редкое заболевание. В связи со снижением иммунологической реактивности организма пациенты с синдром Луи-Бар должны проходить лечение и наблюдение не только у невролога, но и у иммунолога, отоларинголога, офтальмолога, пульмонолога, эндокринолога, онколога. Детям с синдромом Луи-Бар необходимо проведение иммунограммы с определением Т-супрессоров. С профилактической целью рождения детей с синдромом Луи-Бар рекомендовано братьям и сестрам мальчика не вступать в родственные браки.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1 А. С. Петрухин. Детская неврология. — М.: 2012. — Т 2. — 560 с.
2 С. И. Козлова. Е. Семанова, Н. С. Денисова, О. Е. Блинникова. Наследственные синдромы и медико-генетическое консультирование. Справочник. — М.: Медицина, 1987. — 320 с.
3 Л. О Бадалян. Детская неврология. — 3-е изд. — М.: Медицина, 1984, — 576 с.
4 Гусев Е. И., Бурд Г. С., Никифоров А. Неврологические симптомы, синдромы, симптомокоплескы и болезни. — М.: Медицина, 1999. — 880 с.
Г. Б. КАДРЖАНОВА, А. Р. СМАГУЛОВА, Г. А. МУХАМБЕТОВА, К. С. САРБАСОВА
ЛУИ-БАР СИНДРОМЫНЫН, КЛИНИКАЛЫК ЖАF ДАЙЫ
ТYЙiн: Ма-алада Луи-Бар синдромымен (туа пайда болган атаксия-телеангиэктазия)14 жастагы баланыц жеке ба-ылаудагы клиникальщ жагдайы керсетшген. Луи-Бар синдромыныц агымы, клиникалы- белгiлерi мен -осымша зерттеу эдстершщ ерекшелiктерi берiлген.
ТYЙiндi свздер: Луи-Бар синдромы, атаксия, телеангиэктазия
О^ШЙИ '--3″
О^Каз®|1У
№ 3−2015
G. KADRZHANOVA, A. SMAGULOVA, G. MUCHAMBETOVA, K. SARBASOVA
A CLINICAL CASE OF LOUIS-BAR SYNDROME
Resume: The article describes the case of own clinical observations of Louis-Bar syndrome (congenital ataxia-telangiectasia) the boy is 14 years old. Marked features of the course, clinical signs and additional methods of research of Louis-Bar syndrome. Keywords: Louis-Bar syndrome, ataxia, elangiectasia
БОЛЕЗНЬ АЛЬЦГЕЙМЕРА -СЛЕДСТВИЕ ПОРАЖЕНИЯ СОСУДОВ ГОЛОВНОГО МОЗГА
М.Т. МЕРГЕНБАЕВА, А.А. НУРМУХАНБЕТОВА
Казахский Национальный медицинский университет им. С.Д. Асфендиярова
УДК 616. 892. 32:616. 831−005
Обзор представляет собой анализ материалов, посвященных изучению роли поражения сосудов головного мозга, нейродегенеративного процесса, хронической ишемии головного мозга в развитии болезни Альцгеймера и деменции. Генез мнестико-интеллектуальных расстройств обусловлен не столько первично-дегенеративными, сколько сосудистыми изменениями, особенно на уровне микроциркуляторного русла. Кроме того, нейроиммунный компонент усиливает цереброваскулярную патологию, что приводит к деменции и болезни Альцгеймера.
Ключевые слова: болезнь Альцгеймера, постинсультная деменция, когнитивные расстройство, мозговые антигены, бета-амилоид.
В последнее время проблема деменции выходит на одно из первых мест среди причин необратимой инвалидизации и смертности больных. Наряду с ростом сердечно-сосудистых заболеваний и инсультов, увеличивается и частота встречаемости сосудистой, в частности, постинсультной деменции. В наибольшей степени деменция затрагивает лиц пожилого и старческого возраста. В популяции людей 65−79 лет ее распространенность составляет 10−15%, а в возрасте 80 лет и старше достигает 20%. Почти у двух третей больных, выживших после инсульта, наблюдается выраженное в той или иной степени снижение когнитивной функции. Общая распространенность деменции у больных с инсультом составляет от 20% до 25%, при этом она увеличивается с возрастом и составляет около 14% у больных моложе 75 лет и приблизительно 32% - у больных старше 75 лет [1]. Вероятность развития деменции у больных с инсультом возрастает в 4−9 раз, по сравнению с лицами без инсульта. Повторные сосудистые эпизоды приводят к изменению иммунологического ответа на мозговые антигены головного мозга, что в свою очередь приводит к изменению гуморального ответа и формированию аутоиммунной реакции к антигенам мозга. Однако направленность иммунных реакций при острой ишемии головного мозга и хронической недостаточности мозгового кровообращения до настоящего времени недостаточно ясна [2].
Болезнь Альцгеймера в последнее годы приобретает все большее медико-социальное значение. Это заболевание считается наиболее распространенной причиной деменции в пожилом и старческом возрасте. Затраты общества, связанные с болезнью Альцгеймера, сопоставимы с суммарными затратами на онкологические и кардиологические заболевания. Предполагается, что в настоящее время во всем мире болезнью Альцгеймера страдает от 17 до 25 млн. больных, а к 2050 году их число может увеличиться в 4 раза [3].
В настоящее время существует мнение, что болезнь Альцгеймера гетерогенна по своему происхождению: в одних случаях она носит наследственный характер, в других — возникает спорадический. Это заболевание может быть результатом сочетанного действия различных факторов, приводящих в конечном итоге сходным клиническим и
патоморфологическим изменениям [4].R. Stewart
рассматривая имеющиеся данные, свидетельствующие о связи артериальной гипотензии с болезнью Альцгеймера, подчеркивает, что характер данной связи требует уточнения. В частности, наличие деменции сопровождается снижением общего метаболизма, одним из проявлений которого и является пониженное артериальное давление [5]. Повышение уровня гомоцистеина является одним из сосудистых факторов риска, на фоне гиперцистеинемии возрастает риск тромбозов, окклюзирующих поражений сосудов и инсульта. В последнее время было показано, что гиперцистеинемия отмечается как при сосудистой деменции, так и при болезни Альцгеймера, что приводит к активации механизмов воспаления, сопровождающихся нейротоксичностью, амилоидогенезом и
микроваскулярными расстройствами [6]. В 1994 году В. Хачински предложил использовать термин «сосудистые когнитивные расстройства» для обозначения нарушений высших мозговых функций вследствие цереброваскулярной патологии. Сосудистые когнитивные расстройства имеют характерные особенности патогенеза и клиники, а также течения, которые позволяют дифференцировать данный вид нарушений когнитивных функций от когнитивных нарушений нейродегенеративной природы, весьма распространенных в популяции [7].
По данным некоторых исследователей, значительные сосудистые изменения обнаруживаются у 48% пациентов болезнью Альцгеймера и у 33% лиц такого же возраста без ее признаков. По данным I. Skoog (2005), болезнь Альцгеймера обнаруживалась в 77% случаев сосудистой деменции и только в 17% случаев сосудистой деменции выявлялась изолированная сосудистая патология. Он указывает, что сочетание болезни Альцгеймера с цереброваскулярной патологией наблюдается у более, чем у 80% больных деменцией [8]. Связь деменции с сосудистым поражением головного мозга доказывается развитием когнитивных нарушений непосредственно после инсульта, либо после преходящих нарушений мозгового кровообращения. При различных нарушениях гомеостаза реакции иммунной системы обусловливают специфическую защиту организма. Однако в некоторых ситуациях иммунологические реакции способствуют развитию

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой