Клинико-диагностические параллели нагрузочных переломов костей нижних конечностей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Литература
1. Агаев Б. А., З. Е. Джафарли Комплексное лечение острого панкреатита // Хирургия. Журн. им. Н. И. Пирогова. — 2010.
— № 4. — С. 63−66.
2. Винокуров М. М., Савельев В. В., Амосов В. Г. Хирургические вмешательства при инфицированных формах панкрео-некроза // Хирургия. Журн. им. Н. И. Пирогова. — 2009. — № 11. — С. 23−26.
3. Гальперин Э. И., Дюжева Т. Г. Панкреонекроз: неиспользованные резервы лечения // Анналы хирургической гепато-логии. — 2007. — Т. 12, № 2. — С. 46−51.
4. Бурневич С. З. и др. Диагностика и хирургическое лечение панкреонекроза // Анналы хирургической гепатологии. -2007. — Т. 12, № 2. — С. 10−14.
5. Савельев В. С. и др. Комплексное лечение панкреонекроза // Анналы хирургической гепатологии. — 2000. — № 2. — С. 61−67.
6. Красильников Д. М., Абдульянов А. В., Бородин М. А. Хирургическая тактика у больных с деструктивными панкреатитами // Практическая медицина. — 2008. — № 5 (29). — С. 3−6.
7. Багненко С. Ф. и др. Острый панкреатит (протоколы диагностики и лечения) // Анналы хирургической гепатологии.
— 2006. — Т. 11, № 1. — С. 60−66.
8. Чадаев А. П. и др. Хирургическое лечение панкреонекроза // Рос. мед. журн. — 2002. — № 1. — С. 21−24.
9. Connor S., Raraty M.G., N. Ilowes Surgery in the treatment of acute pancreatitis — minimal access pancreatic necrosectomy // Scand. J. Surj. — 2005. — № 94 (2). — P. 135−142.
10. Pitchumoni C.S., Patel N.M., Shah P. Factors influencing mortality in acute pancreatitis: can we alter them? // J. din. Gastroenterol. — 2005. — № 39. — C. 798−814.
Петрунов Андрей Иннокентьевич — аспирант кафедры госпитальной хирургии, ординатор хирургического отделения Городской клинической больницы скорой медицинской помощи им. В. В. Ангапова. 670 042, Улан-Удэ, пр. Строителей, 1, тел. 55−62−78.
Хитрихеев Владимир Евгеньевич — доктор медицинских наук, заведующий кафедрой госпитальной хирургии Бурятского государственного университета. 670 023, Улан-Удэ, Октябрьская, 36, тел. 55−62−43, e-mail: hitriheev@rambler. ru
Горбачев Николай Борисович — кандидат медицинских наук, заведующий хирургическим отделением Городской клинической больницы скорой медицинской помощи им. В. В. Ангапова. 670 042, Улан-Удэ, пр. Строителей, д. 1, тел. 55−62−78.
Гомбожапов Энхэ Зыгбоевич — заместитель главного врача по хирургии Городской клинической больницы скорой медицинской помощи им. В. В. Ангапова. 670 042, Улан-Удэ, пр. Строителей, 1, тел. 55−62−24.
Очиров Жаргал Баирович — старший ординатор хирургического отделения Городской клинической больницы скорой медицинской помощи им. В. В. Ангапова. 670 042, Улан-Удэ, пр. Строителей, 1, тел. 55−62−78.
Petrunov Andrey Innokentiyevich — post-graduate student of department of hospital surgery, intern of surgery department of V. V Angapov Municipal clinical hospital of first aid. 670 042, Ulan-Ude, Pr. Stroiteley, 1, ph. 55−62−78.
Khitrikheev Vladimir Evgenievich — dr of medical sciences, professor, head of department of hospital surgery of Buryat State University. 670 000, Smolin str., 24a, ph. 89 025 639 936, e-mail: hitriheev@rambler. ru.
Gorbachev Nikolay Borisovich — candidate of medical science, head of surgery department of V V Angapov Municipal clinical hospital of first aid. 670 042, Ulan-Ude, Pr. Stroiteley, 1, ph. 55−62−78.
Gombozhapov Enkhe Zygboevich — deputy head physician on surgery of V. V Angapov Municipal clinical hospital of first aid named. 670 042, Ulan-Ude, Pr. Stroiteley, 1, ph. 55−62−78.
Ochirov Zhargal Bairovich — senior intern of surgery department of V.V. Angapov Municipal clinical hospital of first aid named. 670 042, Ulan-Ude, Pr. Stroiteley, 1, ph. 55−62−78.
УДК 616. 718:616 — 001.5 А. В. Янкин, Г. А. Краснояров,
П. С. Маркевич, С.М. Гажеева
КЛИНИКО-ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ НАГРУЗОЧНЫХ ПЕРЕЛОМОВ КОСТЕЙ НИЖНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ
Статья посвящена ранней диагностике нагрузочных переломов костей нижних конечностей у пациентов с врожденной дисплазией соединительной ткани.
Ключевые слова: ортопедия, нагрузочный перелом, дисплазия соединительной ткани, опорно-двигательный аппарат, гипермобильный синдром, ранняя диагностика.
A.V. Yankin, G.A. Krasnoyarov, P. S. Markevich, S.M. Gazheeva CLINICAL-DIAGNOSTIC PARALLELS OF LOADING FRACTURES OF THE BONES OF LOWER EXTREMETIES
The article is devoted to the early diagnostics of loading fractures of the bones of lower extremeties of the patients with inborn connective tissue dysplasia.
Key words: orthopaedy, loading fractures, connective tissue dysplasia, locomotorium, hypermobility syndrome, early diagnostics.
В последние годы травматологи-ортопеды все чаще сталкиваются в своей практике с дистрофическими изменениями опорно-двигательного аппарата (ОДА). Врачи в основном берут во внимание только ту часть тела, на которую жалуется пациент, упуская тем самым всю цепь патологических процессов, развивающихся в организме гораздо раньше. У пациентов молодого возраста, ведущих активный образ жизни, на фоне дисплазии соединительной ткани (ДСТ) все чаще возникают изменения в костной ткани, одним из которых является нагрузочный перелом. Особенно часто такие изменения наблюдаются у лиц с ДСТ, которые резко, без плавной физической подготовки, начинают активно заниматься спортом. К ним относятся в основном молодые спортсмены и солдаты, призванные на срочную службу. К врачам такие пациенты обращаются не часто и неохотно, мотивируя несерьезностью проблемы. И только после того, как боли принимают затяжной характер, они обращаются за медицинской помощью. Однако нередко и после обращения к травматологу нагрузочные переломы не выявляются из-за отсутствия единого подхода в диагностике. Такие изменения со стороны костной ткани можно предотвратить, на что в последнее время стали все чаще обращать внимание авторы этой статьи. Но научной обоснованной системы для определения риска возникновения нагрузочных переломов нет.
Костная ткань обладает огромной пластической способностью видоизменяться и перестраиваться, приспосабливаясь к новым условиям жизнедеятельности. В костной системе человека в течение всей его жизни происходят непрерывные процессы физиологической перестройки костного вещества. Данная система непрерывно приспосабливается к различным новым условиям внешней среды, в которые поставлен при изменившейся статике и динамике ОДА [1, 6, 12]. Эта физиологическая перестройка протекает постоянно, медленно, постепенно и никакими внешними клиническими проявлениями не сопровождается. При возросшей усиленной, но все же физиологической работе тех или иных отделов ОДА возникает анатомо-функциональная адаптация — гипертрофия соответствующих комплексных единиц — мышц, сухожилий, их прикреплений к костям, самих костных апофизов, гребней, бугров и т. д. Рентгенологические наблюдения показали, что в различных областях скелета могут наступать явления перестройки, выходящие из крайних нормальных физиологических пределов, т. е. носящие в себе все черты патологического процесса, если к определенной кости предъявляются чрезмерные требования. Подобная перегрузка, по-видимому, неминуема, если физиологическая нагрузка не чередуется с достаточно продолжительным выключением из активной деятельности, с покоем и отдыхом, физиологическое состояние тогда может перейти в состояние патологическое [1, 3, 7, 10].
Нагрузочные или стрессовые переломы встречаются в основном в костях нижних конечностей, однако отмечены и в верхних конечностях, костях таза, позвоночнике, ребрах [2, 8, 9]. Локализация зависит главным образом от вида деятельности. В костях нижних конечностей перестройка костной ткани возникает у бегунов, прыгунов, футболистов, лыжников- в верхних конечностях — у гимнастов, пловцов, волейболистов. У спортсменов-метателей (ядро, копье, диск), как правило, зоны перестройки наблюдаются в костях метающей руки, у прыгунов (барьерный бег, прыжки в высоту и длину) — в толчковой ноге [8, 9, 11].
A.M. McBryde (1975) наблюдал у спортсменов более 250 стрессовых переломов различной локализации. Большинство их локализовалось в костях нижних конечностей [8] (табл. 1).
Таблица 1
Локализация Количество наблюдений B процентах
Кости плюсны 88 35,2
Пяточная кость 70 28,0
Большеберцовая кость 60 24,0
Ребра 14 5,6
Бедро 8 3,2
Малоберцовая кость 8 3,2
Позвоночник І 0,4
Ветви лобковых костей І 0,4
Всего 250 100
Значительно реже нагрузочные переломы возникают у лиц различных возрастных групп на фоне уже имеющихся в костном аппарате патологических изменений. По данным литературы [6, 11], существует достаточно много факторов риска возникновения стрессовых переломов: любая повторяющаяся нагрузка на костный скелет, использование неудобной обуви, несоответствие длины опорной ноги, женский пол, инволютивные изменения у пожилых людей, статические изменения походки, сопутствующая патология, которая приводит к снижению уровня в костях минеральных веществ (эндокринные заболевания, метаболические, дистрофические нарушения).
По данным наших наблюдений, у пациентов с нагрузочным переломом часто определяются признаки ДСТ (гипермобильность суставов, аномальное развитие соединительной ткани, деформация позвоночника и стоп и др.). При недифференцированной дисплазии соединительной ткани (НДСТ), когда совокупность фенотипических признаков не подходит ни под один из известных синдромов (синдром Марфана, Элерса-Данло, гипермобильный синдром и т. д.), остаются затруднения во взаимосвязи с нагрузочной перестройкой костной ткани. Для удобства диагностики и определения степени тяжести недифференцированной ДСТ мы использовали оценочную таблицу Л. Н. Фоминой (2000).
Таблица 2
Значимость фенотипических признаков, характерных для НДСТ (в баллах)
Признаки Балл Признаки Балл
Эпикант 2 «Ямка» на груди 2,5
Гипертелоризм глаз І Кифоз б
Патология зрения 4 Сколиоз 4
Голубые склеры І Килевидная грудная клетка 7
Широкое переносье І Плоская грудная клетка 2
Седловидный нос 2 Астеническое телосложение І
Оттопыренные уши І Грыжи 3
Приросшие мочки І Слабость мышц живота 3
Искривление носовой перегородки 2 Поперечная исчерченность 3
Высокое небо 3 Плоскостопие 3,5
Бледность кожи 2 Натоптыши І
Повышенная растяжимость кожи 3,5 Неполная синдактилия 1-го, 2-го пальцев стопы 3
Кожа как замша 2 Изогнутые ресницы 1
Нежная кожа 2 Сандалевидная щель 2
Выраженная венозность кожи 3 Halus valgus 2
Морщинистость кожи 2 Большая вытопка стопы 3
Пигментные пятна 1 Наличие рубчиков на коже 2
Выраженная гипермобильность суставов 4 Расширенные капилляры 2
Воронкообразная грудная клетка 6 Легкое возникновение синяков 3
Определение степени выраженности НДСТ у каждого пациента проводилось по сумме баллов. При первой степени тяжести НДСТ (вариант нормы) сумма балов не превышала 12, при второй (умеренной) — 23. При третьей степени тяжести (выраженной степени) количество баллов составило 24 и более.
Гипермобильность суставов оценивалась по шкале С. СаЛег и J. Wilkinson (1969) в модификации P. Beighton (1973) [4, 5].
Критерии гипермобильности суставов:
— пассивное сгибание пястно-фалангового сустава 5-го пальца в обе стороны-
— пассивное сгибание1-го пальца в сторону предплечья при сгибании лучезапястном суставе-
— переразгибание локтевого сустава свыше 10 °-
— переразгибание коленного сустава свыше 10 °-
— наклон вперед при фиксированных коленных суставах, при этом ладони достают до пола.
Для установления гипермобильности необходимо наличие трех из этих симптомов. Применяется также оценка в баллах: 1 балл означает переразгибание на одной стороне одного сустава. Максимальная величина показателя, учитывая двухстороннюю локализацию, составляет 9 баллов (по 2 балла за первые 4 пункта и 1 балл — за 5-й пункт). Показатель до 2 баллов расценивается как вариант нормы, от 3 до 4 баллов — легкая гипермобильность суставов, 5−9 баллов — выраженная гипермобильность.
В период с января 2007 г. — по май 2010 г. мы обследовали 22 пациента с нагрузочными переломами. Все они являлись военнослужащими срочной службы в возрасте от 18 до 23 лет. 18 солдат (из 22) проходили службу в десантно-штурмовой бригаде, где сразу после призыва начинают активно заниматься спортом и строевой подготовкой. 16 солдат до призыва в армию спортом занимались не регулярно. У 20 больных нагрузочный перелом встречался во 2 и 3 плюсневых костях, а у 2 пациентов отмечался нагрузочный перелом в верхней трети большеберцовой кости.
По данным наших наблюдений, из 22 пациентов у 15 сумма баллов по оценочной таблице Л. Н. Фоминой составила от 12 до 23, у 6 пациентов — более 23 и только у одного — менее 12 (11 баллов). 10 пациентов имели изменение походки (ротация бедра кнаружи, разница длины нижних конечностей). Гипермобильность суставов (P. Beighton) у 16 пациентов составила от 3 до 4 баллов, у 2 пациентов — от 5 до 9, у 4 — по 2 балла. Поперечное и продольное плоскостопие в той или иной степени проявлялось у всех больных (диаграмма 1).
Малое количество пациентов с плоскостопием второй степени с деформирующим артрозом в суставах среднего отдела стопы второй стадии и с плоскостопием третьей степени мы объясняем тем, что с такой патологией, по результатам военно-врачебной комиссии, данные лица не призываются в ряды вооруженных сил. При обнаружении данной патологии у солдат срочной службы, все они были уволены досрочно.
Диаграмма 1
Распределение пациентов с нагрузочными переломами по степени плоскостопия и выраженности деформирующего артроза в суставах среднего отдела стопы
12
10
8
6
4-
2
0
1
2
3
4
? Количество пациентов с плоскостопием
1. Продольное плоскостопие II степени с деформирующим артрозом в суставах среднего отдела стопы I стадии (12 пациентов).
2. Продольное плоскостопие II степени без признаков артроза (6 пациентов).
3. Продольное плоскостопие II степени с деформирующим артрозом в суставах среднего отдела стопы II стадии (3 пациента).
4. Продольное плоскостопие III степени с деформирующим артрозом в суставах среднего отдела стопы I стадии (1 пациент).
Клинические наблюдения:
Пациент, 19 лет, история болезни № 2587, обратился за медицинской помощью 19. 08. 2009 г. с жалобами на резкую боль в верхней трети левой голени при ходьбе, отек мягких тканей. Со слов пациента болен в течение 9 дней. Боль и отек мягких тканей появились после выполнения прыжков с парашютного тренажера в количестве 25раз. За медицинской помощью не обращался. Внешне пациент высокого роста (188 см), астенического телосложения. Окружность груди 90 см. У солдата были признаки НДСТ: голубые склеры, широкое переносье, седловидный нос, бледная бархатистая кожа с венозным рисунком, воронкообразная грудная клетка первой степени, выраженная гипермобильность суставов. По шкале Л. Н. Фоминой, НДСТ составила 37,5 баллов (выраженная степень). Гипермобильность суставов составила 7 баллов.
Местный статус: в верхней трети левой голени был выраженный отек мягких тканей, кожные покровы не изменены. При пальпации и осевой нагрузке на кость определяется резкая болезненность.
При рентгенологическом исследовании у больного выявлено: левосторонний сколиоз в грудном отделе позвоночника первой степени, кифоз в грудном отделе позвоночника второй степени, продольное плоскостопие второй степени с деформирующим артрозом в суставах среднего отдела обеих стоп первой стадии. На рентгенограмме верхней трети левой большеберцовой кости выявлена перестройка костной ткани в виде лоозеровских зон, зон разряжения и уплотнения костной ткани, периостальной реакции по всему поперечнику большеберцовой кости (рис. 1).
Рис. 1.
Клинический диагноз: Нагрузочный перелом в верхней трети большеберцовой кости левой голени без смещения отломков. Выраженная недифференцированная дисплазия соединительной ткани. Левосторонний сколиоз в грудном отделе позвоночника первой степени. Кифоз в грудном отделе позвоночника второй степени. Продольное плоскостопие второй степени с деформирующим артрозом первой стадии в суставах средних отделов обеих стоп.
Лечение включало противовоспалительную терапию, препараты кальция, физиолечение, гипсовую иммобилизацию. Через 1,5 месяца гипсовая повязка была снята. Пациент мог самостоятельно передвигаться с помощью трости. На контрольной рентгенограмме на месте бывшей перестройки отмечалось уплотнение костной ткани, выраженная экзостальная костная мозоль (рис. 2).
Рис. 2.
Больной был выписан с назначенным реабилитационным лечением.
В наших наблюдениях нагрузочная перестройка костной ткани чаще встречалась во второй и третьей плюсневой костях стопы.
Пациент, 21 год, история болезни № 3318, обратился за медицинской помощью 15. 10. 2009 г. с жалобами на резкую боль в правой стопе при ходьбе, отек мягких тканей стопы. Со слов пациента болен в течение 1 недели, когда после строевой подготовки стал отмечать вышеперечисленные жалобы. За медицинской помощью не обращался. Внешне пациент высокого роста (182 см), астенического телосложения. Окружность груди 86 см. У солдата были признаки НДСТ: широкое переносье, седловидный нос, оттопыренные уши, бледная бархатистая кожа с повышенной растяжимостью, килевидная грудная клетка, выраженная гипермобильность суставов. По шкале Л. Н. Фоминой, НДСТ составила 39 баллов (выраженная степень). Гипермобильность суставов составила 5 баллов.
Местный статус: в области тыла правой стопы был умеренный отек мягких тканей, кожные покровы не изменены. При пальпации и осевой нагрузке на вторую плюсневую кость определяется резкая болезненность.
При рентгенологическом исследовании у больного выявлено: правосторонний сколиоз в грудном отделе позвоночника первой степени, кифоз в грудном отделе позвоночника второй степени, продольное плоскостопие второй степени с деформирующим артрозом в суставах среднего отдела обеих стоп первой стадии. На рентгенограмме правой стопы выявлена перестройка костной ткани в виде лоозеровских зон, уплотнения костной ткани, периостальной реакции по всему поперечнику второй плюсневой кости (рис. 3).
Рис. 3.
Лечение включало: противовоспалительную терапию, препараты кальция, физиолечение, гипсовую иммобилизацию. Через 30 суток наступило клиническое выздоровление. Гипсовая повязка снята. Больной выписан на реабилитационное лечение.
Таким образом, исследуемая проблема выходит за рамки медицинской и становится социальноэкономической предпосылкой для дальнейших исследований.
Выводы:
1. Локализация нагрузочных переломов в нижних конечностях встречалась во всех случаях в типичных местах (верхняя треть большеберцовой кости, 2 и 3 плюсневые кости), что соответствует литературным данным.
2. Выявлена взаимосвязь нагрузочных переломов с сопутствующей врожденной и приобретенной патологией (недифференцированная дисплазия соединительной ткани, искривление позвоночника, плоскостопие, гипермобильность суставов), что, в свою очередь, требует дальнейших углубленных исследований.
3. Определение у пациентов признаков НДСТ может помочь врачам заподозрить и избежать возможных нагрузочных переломов.
Литература.
1. Рейнберг С. А. Рентгенодиагностика заболеваний костей и суставов. — М., 1964. Т.2. — С. 103−127.
2. Травматология и ортопедия: руководство для врачей // Травмы и заболевания нижних конечностей / под ред. Н. В. Корнилова и Э. Г Грязнухина. — СПб.: Гиппократ, 2006. Т.3. — 896 с.
3. Ткаченко С. С. Военная травматология и ортопедия: учебник. Л., 1985. С. 577−580.
4. Беленький А. Г. Гипермобильность суставов и гипермобильный синдром: распространенность и клиникоинструментальная характеристика: автореф. дис. … д-ра мед. наук. — М., 2004. — 51 с.
5. Кадурина Т. И. Наследственные коллагенопатии (клиника, диагностика, лечение, диспансеризация). — СПб.: Невский диалект, 2000.
6. Полежаев В. Г, Савка И. С., Чабан В. И. Стрессовые переломы. Киев, 2003. — 160 с.
7. Staheli, Lynn T. Practice of pediatric orthopedics: 2nd ed./ 2006 by Staheli, Inc., 4116 48th NE, Seattle, WA 98 105 USA
8. McBryde A.M. Stress fractures in athletes // J Sports Med. — 1975. № 3. Р. 212.
9. Garcia J.E. et al. Factors associated with stress fractures in military recruits / Mil. Med. 1987.
10. Knapp T.P. and Garrett W.E. Jr. Stress fractures: general concepts // Clin. Sports Med. 1997.
11. Bennell K. et al. Risk factors for stress fractures / Sports Med. 1999.
12. Steve Twinn Stress fracture // New Playwrights' Network, 1988. — 81 р.
Янкин Алексей Владимирович — врач-травматолог, зам. начальника 324-го военного госпиталя СибВО, тел.: 89 146 356 038.
Краснояров Геннадий Алексеевич — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой спортивной медицины, травматологии, ортопедии, тел.: 89 021 632 358, e-mail: gaza-baikal@mail. ru
Маркевич Павел Сергеевич — начальник хирургического отделения 324-го военного госпиталя СибВО, тел.: 89 246 539 945.
Гажеева Светлана Михайловна — детский травматолог-ортопед Городской поликлиники № 6, тел.: 89 243 551 193, e-mail: orto57@mail. ru
Yankin Aleksey Vladimirovich — traumatologist, deputy head of Military Hospital # 324 of Siberian Military District. Ph. 89 146 356 038.
Krasnoyarov Gennadiy Alekseevich — dr of medical sciences, professor, head of department of sport medicine, traumatology, orthopaedy of Buryat State University. Ph. 89 021 632 358, e-mail: gaza-baikal@mail. ru
Markevich Pavel Sergeevich — head of surgical department of Military Hospital # 324 of Siberian Military District. Ph. 89 246 539 945.
Gazheeva Svetlana Mikhailovna — children’s traumatologist-orthopedist, Urban polyclinic № 6, Ph. 89 243 551 193, e-mail: orto57@mail. ru
УДК 616. 728. 2−053.2 С. М. Гажеева, Г. А. Краснояров, А.В. Янкин
ДЕТЕРМИНАЦИЯ ОРТОПЕДИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИИ У ДЕТЕЙ С ДИСПЛАЗИЕЙ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ
Статья посвящена своевременной диагностике ортопедической патологии при диспластических признаках и малых аномалиях развития опорно-двигательного аппарата.
Ключевые слова: ортопедия, дисплазия соединительной ткани, гипермобильный синдром, малые аномалии развития, ранняя диагностика.
S.M. Gazheeva, G.A. Krasnoyarov, A.V. Yankin
DETERMINATION OF ORTHOPAEDIC PATHOLOGY OF CHILDREN WITH CONNECTIVE TISSUE DISPLASIA
The article is devoted to the early diagnostics of orthopaedic pathology with displastic symptoms and minor congenital malformations of locomotorium.
Key words: Orthopaedics, сonnective tissue displasia (CTD), hypermobility syndrome, minor congenital malformations, early diagnostics.
Введение
Патологические состояния тазового пояса у детей представляют серьезную проблему современной клинической медицины, так как способствуют развитию тяжелой анатомо-функциональной неполноценности всего опорно-двигательного аппарата (ОДА) и ухудшают качество жизни ребенка [1] [2]. Одним из наиболее существенных факторов, влияющих на прогноз эволюции патологии таза в детском возрасте, является полная и своевременная диагностика поражения костно-суставной системы, особенно на ранних стадиях формирования патологического процесса, когда адекватная терапия может в значительной степени повлиять на характер развития заболевания [3]. Диспластически-дистрофические изменения костей таза в раннем детском возрасте вызывают стойкие изменения в организме ребенка и часто инвалидизируют детей.
По данным Минздравсоцразвития Р Ф, число детей, получивших инвалидность с ортопедической патологией, увеличивается с возрастом. Так, в возрасте до 4 лет они составляют 1,5%, 5−9 лет — 6,8%, 9−15 лет — 9,2% от общего числа детей-инвалидов данной возрастной группы [4].
Актуальность. Ранняя диагностика и лечение большинства ортопедических и неврологических заболеваний ведут к улучшению исходов патологии, а в некоторых случаях к полному излечению. Кроме этого, помимо поздней постановки диагноза существует проблема — всегда ли дисплазия является результатом аномалии развития тазобедренного сустава (ТБС).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой