Проблемные аспекты обеспечения права потерпевшего на обжалование судебного решения в надзорном порядке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

9. ПРОБЕЛЫ В ПРАВЕ, МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
9.1. ПРОБЛЕМНЫЕ АСПЕКТЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВА ПОТЕРПЕВШЕГО НА ОБЖАЛОВАНИЕ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ В НАДЗОРНОМ ПОРЯДКЕ
Фоменко Александр Николаевич, к.ю.н., доцент, юридический факультет Кубанский государственный университет, г. Краснодар
Место работы: Абинский район Краснодарского края, заместитель прокурора
Аннотация: В статье обосновывается вывод о необходимости устранения имеющихся в российском уголовно-процессуальном законе недостатков правовой регламентации обеспечения права потерпевшего на обжалования судебного решения, вступившего в законную силу, в порядке надзорного производства.
Ключевые слова: потерпевший, уголовный процесс, надзорная жалоба, «поворот к худшему», прокурор.
PROBLEM ASPECTS OF MAINTENANCE OF THE VICTIM’S RIGHT TO APPEAL THE JUDGEMENT IN THE SUPERVISING ORDER
Fomenko Alexander Nikolaevich c.s.l., the senior lecturer of the Faculty of Law of the Kuban State University (Krasnodar) Place of employment: AbinskiyArea of Krasnodar territory, assistant to the public prosecutor
The annotation: The article proves the conclusion about the necessity of elimination of lacks of the legal regulation of maintenance of the victim’s right to appeal the judgement which has entered validity by way of supervising procedure which take place in Russian procedural criminal law.
Keywords: a victim, a criminal procedure, a
supervising complaint, «the turn to the worst», a public prosecutor.
В новом Уголовно-процессуальном кодексе изменено правило о недопустимости «поворота к худшему». По Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР «поворот к худшему» был возможен в течение года с момента вступления приговора в законную силу, по протесту на мягкость наказания. По Уголовно-процессуальному кодексу РФ, вплоть до принятия постановления Конституционного Суда Р Ф от 11. 05. 2005 № 5-П1, «пово-
1 Конституционный Суд. Постановление. По делу о проверке конституционности ст. 405 УПК РФ в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива „Содействие“, общества с ограниченной ответственностью „Карелия“ и ряда граждан от 11 мая 2005 г. № 5-П. //Собрание законодательства Российской Федерации. — 2005. — № 22. — Ст. 2194.
рот к худшему» при пересмотре судебного решения в порядке надзора был абсолютно недопустим. Получалось, что в соответствии со ст. 405 УПК РФ отмена в порядке надзора судебного решения в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, за мягкостью наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора, либо определения и постановления суда о прекращении уголовного дела не допускался. Из ч. 1 ст. 402 во взаимосвязи со ст. 405 уПк РФ следовало, что право потерпевшего и его представителя, а также прокурора ходатайствовать о пересмотре вступившего в законную силу судебного постановления по основаниям, ухудшающим положение осужденного (оправданного), сводилось лишь к формальной возможности обратиться в суд надзорной инстанции с соответствующим ходатайством и заведомо не предполагало его удовлетворения. В итоге лишь осужденный и его защитник в полной мере могли оценить преимущества ст. 405 УПК РФ и воспользоваться всей полнотой прав, предоставленных им для надзорного обжалования и возможного изменения в свою пользу приговора, вступившего в законную силу. 2
По мнению Н. С. Мановой, предусмотренная УПК РФ допустимость надзорных жалоб исключительно т favorem, то есть в интересах реабилитации невиновного или смягчения ответственности виновного (ст. 405), не только придает ему гуманистическую направленность, но и подтверждает незыблемость приговора суда.3 Но практика показала, что в большинстве случаев от этого страдают права потерпевшего. А также значительно уменьшается возможность представителей прокуратуры влиять на вынесение судом законных и обоснованных решений.
На это неоднократно обращалось внимание в науке, и мы не стали исключением4. Представляется несправедливым, когда за счет сокращения защиты прав и законных интересов потерпевшего усиливается защита интересов обвиняемого, а также создается возможность (по чисто формальным обстоятельствам) ухода последнего от ответственности за совершенное преступление. В последнем случае остаются также незащищенными интересы общества и государства.
2 Ковтун Н. Н. Правило недопустимости поворота к худшему в суде надзорной инстанции (в контексте законодательных новелл от 14. 03. 09) /Н.Н. Ковтун //Уголовный процесс. — 2009. — № 5. — С. 9.
3 Манова Н. С. Проблемные аспекты деятельности суда надзорной инстанции /Н.С. Манова// Человек и право на рубеже веков. Альманах: Института прокуратуры Р Ф Саратовской государственной академии права. — 1(4−5). — 2003−2004. — С. 77.
4 Еще в конце 2004 года на международной научно-
практической конференции в Минске, автор говорил о несоответствии ст. 405 УПК Р Ф Конституции РФ и о необходимости внесе-
ния в данную статью, предусмотрев правовую норму, допускающую пересмотр вступившего в законную силу судебного приговора по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного или оправданного, которое возможно не иначе как по надзорному представлению прокурора или надзорной жалобе потерпевшего. См.: Фоменко А. Н. Состязательность должна быть реальной, а не номинальной /А.Н. Фоменко// Эффективность осуществления и защиты права как гарантия создания правового государства. Материалы междунар. Научн. -практической конференции. Минск, 2−3 декабря 2004 / Рекол.: И. Н. Колядко (отв. ред) и др. Мн.: И. П. Логвинов, 2005. — С. 363−365.
Бизнес в законе
4'-2010
В ч. 2 ст. 4 Протокола № 7 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод сказано, что повторное рассмотрение дела допускается, «если в ходе предыдущего разбирательства, были допущены существенные нарушения, повлиявшие на исход дела». 5
Именно протокол № 7 к Европейской конвенции был положен Конституционным Судом Р Ф в основу постановления от 11 мая 2005 года № 5-П, которым ст. 405 УПК РФ, была признана не соответствующей Конституции РФ6 во взаимосвязи со ст. 6 Европейской конвенции и п. 2 ст. 4 Протокола № 7 к ней в той мере в какой ст. 405 УПК в системе действующего уголовнопроцессуального регулирования пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда, не допуская поворот к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора по жалобе потерпевшего (его представителя) или по представлению прокурора, не позволяет тем самым устранить допущенные в предыдущем разбирательстве существенные (фундаментальные) нарушения, повлиявшие на исход дела.
В связи с изложенным Федеральным законом от 14 марта 2009 г. № 39-Ф3 внесены изменения в ст. 405 УПК РФ. Сохранив наименование анализируемой статьи и ее основное правило, законодатель допустил отмену приговора в целях «поворота к худшему» только в случаях, предусмотренных в ч. 2 ст. 405 УПК РФ, свидетельствующих о фундаментальных нарушениях закона.
И несмотря на целый ряд внесенных законодателем изменений и дополнений в текст уголовнопроцессуального закона, вряд ли уместно будет констатировать полное обеспечении прав права потерпевшего на обжалование судебных решений вступивших в законную силу в порядке надзора.
Сразу обращает на себя внимание то обстоятельство, что в самом тексте постановления Конституционный Суд Р Ф определяет возможность пересмотра уголовного дела и поворота для осужденного к худшему с допущенными существенными нарушениями уголовнопроцессуального закона, указывая в скобках и на термин «фундаментальные». В этой связи сразу же встает вопрос относительно содержания указанных терминов по отношению друг к другу. Обратившись к истории российского уголовно-процессуального законодательства, можно вспомнить п. 3 ст. 342 УПК РСФСР, в котором было регламентировано, что основанием к отмене или изменению приговора в кассационном порядке являлось существенное нарушение уголовно-процессуального закона. В свою очередь ст. 345 УПК РСФСР указывала, что «существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения требований статей настоящего Кодекса, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса при рассмотрении дела или иным путем помешали суду всесторонне разобрать дело и повлияли или могли по-
5 Конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая 4 ноября 1950 года и Протоколы к ней // Режим доступа: http: //www. espch. ru/content/view/52.
6 Конституционный Суд. Постановление. По делу о проверке конституционности ст. 405 УПК РФ в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива «Содействие», общества с ограниченной ответственностью «Карелия» и ряда граждан от 11 мая 2005 г. № 5-П. //Собрание законодательства Российской Федерации. — 2005. — № 22. — Ст. 2194.
влиять на постановление законного и обоснованного приговора& quot-. 7
Мы склоны согласиться с мнением, высказанным по этому поводу В. Быковым, о том, что законодателю не следовало вводить в закон новый термин & quot-фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона& quot-, а строго следовать формулировке, использованной Конституционным Судом Р Ф, а именно в законе следовало указать, что речь идёт именно о существенных нарушениях уголовно-процессуального закона как основаниях отмены и изменения судебных решений в порядке надзора. Иначе это может в судебной практике породить ненужные дискуссии и неправильное толкование нового уголовно-процессуального за-кона.8 А это в свою очередь вряд ли сможет гарантировать полноту обеспечения прав потерпевшего.
Кроме того, в ч. 2 ст. 405 уПк РФ законодатель указывает, что перечисленные анализируемой статьей УПК РФ фундаментальные нарушения должны повлиять на законность обжалованного (подлежащего надзорному пересмотру) приговора или иного судебного решения. Однако непосредственным предметом проверки в суде апелляционной, кассационной и надзорной инстанций выступает не только свойство законности, но и обоснованности, а также справедливости обжалованных судебных решений. На это, например, указывает ссылка законодателя на ст. 379 УПК РФ как на основание к отмене обжалованного в суд надзорной инстанции приговора (ч. 1 ст. 409). При этом названные свойства приговора остались без внимания законодателя. Это в свою очередь может вызвать к жизни ситуацию, когда потерпевший, подав жалобу в надзорную инстанцию на мягкость приговора, «остается ни с чем», поскольку действующим уголовно-процессуальным законом не предусмотрена отмена приговора по мотивам мягкости назначенного наказания (при условии, что суд, рассматривая уголовное дело по существу, не допустил нарушений законности). Это в свою очередь требует внесения дополнений в текст ч. 2 ст. 405 УПК РФ, которая, на наш взгляд, должна содержать указание на то, что приговор и последующие судебные решения также могут быть отменены по причине, установленной судом при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора, их необоснованности и несправедливости (наряду с незаконностью).
Перечень нарушений носящих фундаментальный характер, законодатель представил в ч. 3 ст. 405 УПК РФ. Анализ ее содержания позволяет сделать вывод о том, что его содержание неопределенно, требует судейского усмотрения и вряд ли сможет исключить судебные ошибки в этом вопросе. Выходом из этой ситуации могло бы стать обращение к тексту ст. 381 УПК РФ, которая достаточно четко перечисляет ряд нарушений уголовно-процессуального закона (применительно к кассационному порядку обжалования) влекущих за собой отмену или изменение судебного решения. Последовательно проводя идею должного гарантирования прав потерпевшего в российском уголовном процессе, хотелось бы отметить, что регламентированные п. п. 5 и 6 ч. 2 ст. 381 УПК РФ нарушения (нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика- непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон) касаются и потерпевшего, что в свою
7 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 окт. 1960 г. // Ведомости В С РСФСР. — 1960. — № 40. — Ст. 592.
8 Быков В. Новые законы о производстве в надзорной инстанции /В. Быков //Законность. — 2008. — № 8. — С. 9.
очередь требует дополнительного указания в уголовно-процессуальном законе.
Обращает на себя непоследовательность российского законодателя в реализации защиты прав потерпевшего при пересмотре дела в порядке надзора еще и в следующем. В ч. 2 ст. 407 УПК РФ среди лиц, которые принимают участие в судебном заседании при рассмотрении надзорной жалобы или представления, потерпевший (его законный представитель) вообще не указан, что вряд ли является свидетельством реализации уголовно-процессуальным законом принципа состязательности и равноправия сторон.
Список литературы:
1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая 4 ноября 1950 года и Протоколы к ней // Режим доступа: http: //www. espch. ru/content/view/52.
2. Российская Федерация. Законы. Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации: [принят Гос. Думой 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ: по состоянию на 15 января 2010 // Собрание законодательства. — 2001. — № 52. — Ст. 4921- 2009. — № 26. — Ст. 3139.
3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 окт. 1960
г. // Ведомости В С РСФСР. — 1960. — № 40. — Ст. 592.
4. Конституционный Суд. Постановление. По делу о проверке конституционности ст. 405 УПК РФ в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственнотехнического кооператива «Содействие», общества с ограниченной ответственностью «Карелия» и ряда граждан от 11 мая 2005 г. № 5-П. //Собрание законодательства Российской Федерации. — 2005. — № 22. — Ст. 2194.
5. Быков В. Новые законы о производстве в надзорной инстанции /В. Быков //Законность. — 2008. — № 8. — С. 9.
6. Ковтун Н. Н. Правило недопустимости поворота к худшему в суде надзорной инстанции (в контексте законодательных новелл от 14. 03. 09) /Н.Н. Ковтун //Уголовный процесс. — 2009. — № 5. — С. 9.
7. Манова Н. С. Проблемные аспекты деятельности суда надзорной инстанции /Н.С. Манова// Человек и право на рубеже веков. Альманах: Института прокуратуры Р Ф Саратовской государственной академии права. — 1(4−5). — 2003−2004. -С. 77.
8. Фоменко А. Н. Состязательность должна быть реальной, а не номинальной /А.Н. Фоменко// Эффективность осуществления и защиты права как гарантия создания правового государства. Материалы междунар. Научн. -практической конференции. Минск, 2−3 декабря 2004 / Рекол.: И. Н. Колядко (отв. ред) и др. Мн.: И. П. Логвинов, 2005. — С. 363−365.
РЕЦЕНЗИЯ
УПК РФ, приводя национальное законодательство в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права, существенно расширил права и свободы всех участников уголовного судопроизводства. Уголовное судопроизводство сегодня строится на основе принципа состязательности и равноправия сторон. Однако права и свободы потерпевшего по-прежнему должным образом не защищены.
Подтверждение данному факту представлено автором статьи в анализе правила о недопустимости поворота к худшему в суде надзорной инстанции, которое, несмотря на новую редакцию текста ст. 405 УПК РФ (Федеральный закон от 14 марта 2009 г. № 39-ФЗ), сохраняет погрешности правовой регламентации относительно возможности обеспечения прав потерпевшего на обжалование судебного решения в надзорном порядке, что обуславливает актуальность избранной автором темы.
Заслуживающими внимания являются выработанные автором предложения и рекомендации по внесению изменений в российский уголовно-процессуальный закон в целях обеспечения надлежащего обеспечения прав потерпевшего на обжалование судебного решения в порядке надзора, которые в свою очередь свидетельствуют о новизне авторского подхода в решении поставленных задач.
Вышеизложенное позволяет рекомендовать статью Фоменко Александра Николаевича «Проблемные аспекты обеспечения права потерпевшего на обжалование судебного решения в надзорном порядке» для публикации в журналах рекомендованных ВАК.
Председатель
Кубанской коллегии адвокатов Почетный адвокат России,
д.ю.н., доцент Ф.Г. Шахкелдов

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой