Проблемные аспекты квалификации организованной преступной деятельности в местах лишения свободы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 34
ПРОБЛЕМНЫЕ АСПЕКТЫ КВАЛИФИКАЦИИ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ
© 2010 А. Н. Хлыстов, кандидат юридических наук, доцент кафедры «Уголовное право и криминология»
Самарский юридический институт ФСИН России, Самара (Россия)
Ключевые слова: квалификация- наказание- противодействие- преступная деятельность- преступление- уголовная ответственность.
Аннотация: освещаются отдельные аспекты уголовно-правового противодействия организованной преступной деятельности в местах лишения свободы в вопросах регламентации уголовной ответственности, как форме реализации правоприменительной практики.
К особенностям уголовно-правового противодействия организованной преступной деятельности в местах лишения свободы можно отнести: повышенную общественную опасность совершаемых преступлений- выполнение задач по исполнению наказаний в виде лишения свободы- выполнение задач по исправлению осужденных- условия изоляции от общества- несовершенство и конкуренцию действующих норм уголовного и уголовно-исполнительного законодательства.
Государство, в котором одна треть населения либо ранее судимые, либо лица, отбывающие (отбывшие) наказание в виде лишения свободы или потенциально готовые в силу своего преступного поведения к наказанию и помещению в исправительное учреждение, можно считать полностью криминализированным и не способным строить гражданское общество. В 1996 г. законодатель включил в Уголовный кодекс РФ норму об ответственности за организацию преступного сообщества (преступной организации) — ст. 210 УК РФ. Понятие «преступное сообщество (преступная организация)» законодатель сформулировал в Общей части УК РФ.
Введение ст. 210 в УК РФ 1996 г. и явилось тем стремлением законодателя, которое должно было создать правовую основу защитного механизма общества от организованной преступности.
В настоящее время преступные сообщества и преступные организации практически неуязвимы. Это связано в определенной мере и с новизной и с отсутствием практики применения законодательства, определяющего комплекс мер, позволяющих пресекать организованную преступную деятельность, например, Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф № 8 от 10 июня 2008 г. «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)"1 и Федерального закона от 25 декабря 2008 г № 273-Ф3 «О противодействии коррупции"2.
Если обратиться к проекту закона «О борьбе с организованной преступностью», то он предусматривает норму, определяющую необходимость создания подразделений по борьбе с организованной преступностью в каждом правоохранительном органе, но этого явно недостаточно для создания
1 Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 10 июня 2008 г. № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» // БВС РФ. 2008. № 8.
2 Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-Ф3 «О противодействии коррупции» // СЗ РФ. 2008. № 52 (часть I). Ст. 6228.
3 Уголовный кодекс Швейцарии от 21 декабря 1937 г. / Пер. с нем. М.: Зерцало, 2000. С. 87
4 Модельный Уголовный кодекс стран СНГ // Прилож. к информ. бюл. 1996. № 10. СПб.: Юрид. центр «Пресс», 1996. С. 99.
единой государственной системы по борьбе с данным видом преступности. Предлагались различные проекты правовых норм, предусматривающих уголовную ответственность за проведение криминальных собраний, «воровских сходок». В вопросах противодействия организованной преступности и ее проявлениям на современном этапе заслуживают внимания научные исследования и как их результат нормы уголовного законодательства ряда стран Западной Европы.
Так, например статья 260 У К Швейцарии «Преступная организация», выделяет цели обогащения преступными сред-ствами3. Если обратиться к уголовному законодательству стран СНГ, то определенно можно сказать о заинтересованности части законодателей, в вопросах борьбы с организованной преступностью и ее разновидностями в этих странах. Так, например, Модельный У К Содружества Независимых Государств, принятый Межпарламентской Ассамблеей государств — участников СНГ 17 февраля 1996 года, содержит определение преступного сообщества в ч. 4 ст. 38: «Преступным сообществом признается сплоченное объединение организованных преступных групп с целью получения незаконных доходов» 4
Анализируя и сопоставляя приведенные выше позиции ряда зарубежных стран и стран СНГ, наиболее приемлемым является определение преступного сообщества (преступной организации), содержащееся в Модельном Уголовном кодексе стран СНГ, так как главная его цель — получение незаконных доходов — наряду с другими целями, наиболее ярко определяет деятельность организованной преступной деятельности. Вместе с тем, действия отдельных преступных сообществ в зарубежных странах, странах СНГ и России преследуют самые разнообразные цели.
Имеются, определенные основания полагать, что преступные сообщества (преступные организации) создаются преимущественно с корыстными целями. Извлечение наживы и последующее обогащение выступают, как конечная цель создания и функционирования любого преступного сообщества. Достигается же она путем осуществления промежуточных целей: создание преступного сообщества (преступной организации) — совершение тяжких и особо тяжких преступлений- установление криминального контроля над определенной сферой, как, источником преступной наживы- нейтрализация конкурирующих преступных сообществ и другие.
Исследователями организованной преступной деятельности в свое время ставился принципиальный вопрос: может ли сообщество «создаваться с абстрактными целями преступной
деятельности, и важна ли общая связь преступников и, соответственно, общая преступная деятельность безотносительно к конкретным формам ее проявления?"5.
В данном аспекте, следует согласиться с мнением А. И. Долговой, считающей, что «наивно ограничивать криминализацию указанием на то, что преступная организация создается для совершения тяжких преступлений"6. Она справедливо считает, что ст. 210 УК РФ практически бездействует именно в результате ограничения криминализации, что суды требуют доказательств создания преступного формирования, именно для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Следует отметить, что особенность создания преступного сообщества (преступной организации) с позиций его повышенной общественной опасности подчеркивает отсутствие смысла его создания для совершения преступлений конкретной категории тяжести. Повышенная общественная опасность организации преступного сообщества (преступной организации) в местах лишения свободы, в отличие от аналогичного преступления в условиях свободы, в том, что такая организация, нарушая общественную безопасность, может повлечь: дезорганизацию, либо нарушение нормальной деятельности ИУ- невозможность выполнения задач по исполнению наказаний в виде лишения свободы- невозможность выполнения задач поставленных уголовным законом по исправлению осужденных- причинение вреда личности и иным правам и законным интересам осужденных, в условиях изоляции от общества.
В местах лишения свободы совершаются преступления против личности, собственности, порядка управления, общественного порядка и общественной безопасности и в подавляющем большинстве совершаемые в местах лишения свободы преступления всех видов и категорий тяжести, повышенно латентны, что находит подтверждение в количестве преступлений, регистрируемых, как совершенных в местах лишения свободы.
Анализируя практику применения ст. 210 УК РФ, как основной из уголовно-правовых мер в отношении лидеров преступных сообществ (преступных организаций) в местах лишения свободы, следует отметить то, что диспозиция этой статьи в действующей редакции, осложняет ее применение в силу условий и положений, при которых, возможно привлечение лица к уголовной ответственности за создание, либо за руководство организованной криминальной структурой в условиях изоляции от общества. В частности, довольно сложно определить момент времени, с которого деятельность по созданию преступного сообщества (преступной организации) в исправительном учреждении признается завершенной. Помимо этого, уголовный закон в современной редакции недостаточно жестко пресекает возможность создания в местах лишения свободы преступных сообществ (преступных организаций), которые на начальном этапе, совершают преступления, не являющиеся тяжкими или особо тяжкими.
Это, конечно же, не способствует предупреждению тяжкой организованной преступной деятельности. В данном случае недооценивается высокая общественная опасность сообщества, создаваемого для организованной преступной деятельности. Опасность существенно возрастает, когда преступное сообщество (преступная организация) создается в местах лишения свободы — там, где решаются задачи испол-
5 Организованная преступность / Под ред. А. И. Долговой, С. В. Дьякова. М.: Юрид. литература, 1989. С. 297.
6 Долгова А. И. Организованная преступность, ее развитие и борьба с ней // Организованная преступность — 3 / Под ред. А. И. Долговой. М.: Криминологическая ассоциация, 1996. С. 48.
нения наказания в отношении лиц уже совершивших преступления, в целях их исправления.
В действующем УК РФ сохраняется прежний подход к решению проблем, связанных с деятельностью организованных преступных формирований в местах лишения свободы, частично обусловленный непониманием или нежеланием понять суть специфики борьбы с нею.
Имеющиеся в действующих нормах Уголовного кодекса РФ существенные недостатки, ограничивают их применение в отношении проявлений организованной преступности в местах лишения свободы, что определяется неразработанностью ряда уголовно-правовых мер противодействия этому негативному социальному явлению.
В настоящее время существуют проблемы в сфере уголовно-правового противодействия проявлениям организованной преступности в местах лишения свободы, что и побуждает искать пути повышения эффективности уголовно-правовых мер противодействия данным проявлениям.
Очевидно то, что организованные преступные формирования в местах лишения свободы готовы любыми средствами, в том числе совершением тяжких и особо тяжких преступлений, посягающих на различные объекты уголовно-правовой охраны, достигать своих преступных целей.
В целях нейтрализации и реального противодействия проявлениям организованной преступности в местах лишения свободы, следует внести в действующий УК РФ ряд изменений и дополнений, направленных на уголовно-правовое регулирование, отношений, сложившихся в пенитенциарной системе, в свете изучаемой темы.
В связи с этим следует изменить редакцию ч. 4 ст. 35 УК РФ, исключив слова: «тяжких и особо тяжких», так как данная трактовка ограничивает возможность привлечения к уголовной ответственности лиц за организованную преступную деятельность: преступные сообщества создаются для совершения преступлений различных категорий тяжести, а не только тяжких или особо тяжких. В соответствии с измененной уголовно-правовой характеристикой, предлагается следующая редакция ч. 4 ст. 35 УК РФ: «преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено устойчивой, сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения совместно преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в целях получения материальной выгоды».
Внесение изменений и дополнений в уголовно-правовые нормы Общей и Особенной частей УК РФ необходимо в связи с тем, что проявления организованной преступности, в местах лишения свободы не имея законодательного противодействия, продолжают негативно разлагать массу осужденных, несмотря на усилия администраций исправительных учреждений. Представляется, что предлагаемые изменения и дополнения в нормы Общей и Особенной частей УК РФ будут способствовать повышению эффективности уголовноправового противодействия проявлениям организованной преступности в местах лишения свободы.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 10 июня 2008 г. № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» // БВС РФ. 2008. № 8.
2. Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-Ф3 «О противодействии коррупции» // СЗ РФ. 2008. № 52 (часть I). Ст. 6228.
3. Уголовный кодекс Швейцарии от 21 декабря 1937 г. / Пер. с нем. М.: Зерцало, 2000. 203 с.
4. Модельный Уголовный кодекс стран СНГ // Прилож. к информ. бюл. 1996. № 10. СПб.: Юрид. центр «Пресс», 1996. 228 с.
5 Организованная преступность / Под ред. А. И. Долговой, С. В. Дьякова. М.: Юрид. литература, 1989. 384 с.
6 Долгова А. И. Организованная преступность, ее развитие и борьба с ней // Организованная преступность — 3 / Под ред. А. И. Долговой. М.: Криминологическая ассоциация, 1996. С. 48−51.
PROBLEM AsPECTs OF QuALIFICATION THE ORGANIZED CRIMINAL Activity IN IMPRIsONMENT PLACEs
© 2010
A.N. Khlistov, Candidate of law sciences, associate professor of the chair «Criminal law and criminology»
Samara Law Institute of Russian Federal Penal Service, Samara (Russia)
Keywords: qualifications- punishment- resistance- criminal activities- crime- criminal responsibility.
Annotation: highlights of some aspects of criminal law resistance of organized criminal activity in detentions in the regulation of matters of criminal responsibility, as a form of implementation of legal practice.
УДК 34
ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТ. СТ. 205, 206, 281 УК РФ
© 2010
А. Н. Хлыстов, кандидат юридических наук, доцент кафедры «Уголовное право и криминология» Самарский юридический институт ФСИН России, Самара (Россия)
Ключевые слова: квалификация- наказание- преступление- уголовная ответственность.
Аннотация: выясняются отдельные аспекты квалификации преступлений, предусмотренных ст. ст. 205, 206, 281 УК РФ в вопросах усиления уголовной ответственности за данные преступления в сфере наказания лиц, за умышленное причинение смерти лицам в результате совершения убийства, террористического акта, захвата заложника, диверсии.
Согласно Декларации ООН от 9 декабря 1994 г. «О В некоторых случаях может возникнуть вопрос о крите-
мерах по ликвидации международного терроризма»: «Преступные акты, направленные или рассчитанные на создание обстановки террора среди широкой общественности, группы лиц или конкретных лиц в политических целях, ни при каких обстоятельствах не могут быть оправданы, какими бы ни были соображения политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или любого другого характера, которые могут приводиться в их оправдание"1. В ст. 3 Федерального закона «О противодействии терроризму» говорится, что «борьба с терроризмом в РФ осуществляется в целях: 1) защиты личности, общества и государства от терроризма- 2) предупреждения, выявления, пресечения террористической деятельности и минимизации ее последствий- 3) выявления и устранения причин и условий, способствующих осуществлению террористической деятельности"2.
Следовало бы сделать акцент также на выявлении и устранении причин и условий, определяющих мотивацию и принятие решений о террористической деятельности. Пока же в указанном Законе говорится только о причинах и условиях, способствующих ее осуществлению.
1 Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма (одобрена резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 49/60 от 9 декабря 1994 г.) // Сборник правовых актов. 1998. № 10. С. 133.
2 Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (с изм. от 27 июля 2006 г., 8 ноября, 22, 30 декабря 2008 г.) // СЗ РФ. 2006. № 11. Ст. 1146.
риях разграничения убийства (ст. 105 УК РФ) и таких преступлений, как умышленное причинение смерти человеку в результате террористического акта (п. «б» ч. 3 ст. 205 УК), умышленное причинение смерти человеку в результате захвата заложника (ч. 4 ст. 206 УК) и умышленное причинение смерти человеку в результате диверсии (ч. 3 ст. 281 УК). Критерием разграничения в таких случаях являются направленность действий (различие в родовых, видовых и непосредственных объектах посягательства), а также субъективная сторона, а именно специальная цель совершения указанных действий, которая неразрывно связана и определяет направленность (объект) деяния.
Так, при террористическом акте имеется цель воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, и гибель людей обычно является побочным результатом террористического акта.
При захвате заложника имеется цель понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника, и гибель людей обычно является побочным результатом захвата заложника.
При диверсии имеется цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности государства, и гибель людей обычно является побочным результатом диверсионного акта.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой