Проблемные вопросы внедрения ювенальной юстиции в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Проблемные вопросы внедрения ювенальной юстиции в России
А.С. Автономов
Хотелось бы осветить несколько вопросов, вынесенных на обсуждение.
Первый вопрос: цели внедрения ювенальной юстиции в России. Пока ее внедрение еще не осуществляется, а только обсуждается, поэтому сейчас можно говорить лишь о целях тех, кто выступает за ее внедрение. Эти цели заданы той катастрофической ситуацией с детским вопросом, о которой всем известно. Но прежде необходимо сказать, что для совершенно очевидна необходимость комплексного подхода к обсуждаемым вопросам. Поэтому когда мы говорим о внедрении специализированных судов, то всегда добавляем, что это невозможно сделать без специалистов по социальной работе, т. е. без тех людей, которые работают с конкретными детьми. Именно в этом плане я рассматриваю ювенальную юстицию, причем достаточно широко трактую ее. Это не только те органы, которые карают, но и те, которые не должны допустить ситуаций, ведущих к совершению правонарушений и суду, в том числе государственные органы и органы местного самоуправления, а также организации, которые не относятся к государственным, но по своему назначению, задачам, миссии работают с детьми. Перспектива, может быть, даже более важна, чем судебное решение той или иной проблемы.
В ходе обсуждения ювенальной юстиции постоянно возникает еще один вопрос: что есть право ребенка? Есть ли отдельное право ребенка? На мой взгляд, есть. Если мы считаем, что каждый ребенок должен жить в семье, значит, возникает право ребенка на семью. Не всегда это право легко реализуемо. Однако если мы говорим, что у ребенка нет никаких прав, следовательно, нет и этого права на семью, что означает, в свою очередь, что его можно отбирать у родителей, семью можно разрушать и т. д. Всякий педагог, который работал с детьми в школе, прекрасно понимает, что если хочешь работать с ребенком — работай с семьей. В семье, не нацеленной на воспитание достойного человека, не могут вырасти достойные дети. Дети в подавляющем большинстве копируют взрослых, в том числе их представления о жизни. Все недостатки и все достоинства в детях закладываются родителями. Именно поэтому я как сторонник ювенальной юстиции всегда выступал за расформирование традиционных детских домов. Детские дома семейного типа намного лучше. Желательно, чтобы каждый ребенок считал, что у него есть родители. В этом, кстати, расхождение нашей точки зрения с господствующим на Западе мнением о том, что после усыновления или удочерения ребенка ему, независимо от возраста, обязательно надо рассказать, что он усыновлен. В России, если ребенок усыновляется в раннем возрасте, люди нередко даже меняют место жительства, стремясь скрыть
от окружающих этот факт, чтобы они воспринимали ребенка как родного для этой семьи, без всяких изъянов. И одна из целей ювенальной юстиции — решение проблем, с которыми сталкивается сегодняшняя семья. Не надо забывать, что семья вариативна и меняется с ходом истории: семьи отличаются друг от друга и по количеству детей, и по способам их воспитания, и по многим другим показателям- городские семьи отличаются от сельских, ранее крестьянские отличались от дворянских, при всех общих ценностях.
Следующий вопрос — о субъектах интересов. Кто выступает за внедрение ювенальной юстиции? Сложно говорить обо всех, но по моему опыту это, например, судьи, которые сталкиваются с проблемами насилия в семье и с проблемами детской преступности. Преступность в России, в общем-то, помолодела, и хотя есть общая тенденция к ее снижению, однако нельзя сказать, что у нас нет детей, совершающих преступления. Трудность тут еще в том, что с точки зрения уголовного закона, пока не наступает возраст уголовной ответственности, их действия не являются преступлениями, но сами по себе деяния все-таки остаются преступными. И здесь возникает масса проблем. Иногда детей учат весьма цинично использовать свой возраст, в особенности это относится к наркоторговцам, которые убеждают подростков в том, что им не грозит наказание. Эти проблемы не могут нас не волновать.
К сожалению, ребенок, который растет в определенных условиях, он все воспринимает как нечто должное, что именно так, а не иначе и надо поступать. И когда он вырастает, переубедить его в обратном практически невозможно. Поэтому с ребенком надо работать, как надо работать с семьей- иногда бывает, что с семьей работать уже поздно, хотя я знаю, что, какие бы запущенные семьи ни были, многие дети в колониях и спецучреждениях думают о возвращении домой, думают о том, что они привезут маме в подарок. Это также важный аспект. Поэтому еще раз говорю, что для меня ювенальная юстиция неразрывна с работой с семьей.
Не менее важен вопрос о зарубежной практике функционирования ювенальной системы. Эта практика совершенно различна в разных странах и не всегда она применима к нам. Так, в Шотландии, например, система, строится не на судебных органах, а на административных. Некоторые «ортодоксальные» юристы вообще считают, что их систему нельзя относить к ювенальной юстиции, поскольку не суды занимаются делами детей. С другой стороны, у меня всегда возникает вопрос: а надо ли любого ребенка тащить в суд? Тем более в суд, не предназначенный для детей. Есть японская система, есть французская и т. д. Иногда ювенальная система за рубежом понимается узко — как работа с теми, кто оступился. Я рассматриваю это шире, для меня в систему ювенальной юстиции попадает всякий ребенок, находящийся в ситуации опасности, т. е. в разлагающейся семье, в семье, из которой он убегает, где он боится находиться. Это большая проблема, и ее надо решать.
Следующая проблема: о соответствии принципов ювенальной юстиции традиционным ценностным принципам функционирования института семьи в России. Вообще-то ювенальная юстиция во всем мире складывается на основе традиционных принципов, хотя они тоже подвергаются трансформации. Одна из наиболее успешных систем — японская. Она построена на традиционной для
Японии системе воспитания. Там же, где пытаются порвать такие связи, система работает гораздо хуже.
Говорят, что у нас общество никогда не вмешивалось в дела семьи, но из истории моей собственной семьи я знаю, что раньше, например, соседи очень интересовались тем, как происходит воспитание детей, достаточно ли строги родители. Хотя насилие в семье уже давно не поощряется в нашем обществе. Так, если в XVIII в. телесные наказания были предусмотрены не только для детей, но и для взрослых (вспомним фильм «Сказ о том, как царь Петр арапа женил»), то сегодня в России считается, что телесные наказания — не лучший путь решения проблем. Значит, и мы наши взгляды как-то меняем.
Любое воспитание можно построить разными способами — сочетанием стимулов и наказаний. Какие это будут наказания — другой вопрос. Это вопрос и для семьи, и для школы. Сама по себе система оценок уже предполагает наказание. Поэтому здесь нельзя однозначно от чего-то отказаться или что-то поддержать. Надо просто смотреть, как мы должны отвечать на те вызовы, которые перед нами ставит современность, и опираться при этом на традицию. Тем более, что России уже был опыт использования ювенальных технологий. Вспомним 1910 г. — создание первых ювенальных судов в России, потом 1920-е гг. — создание Комиссии по делам несовершеннолетних, когда были полностью декриминализированы все деяния лиц моложе 17 лет. Потом 1934 г. — ликвидация Комиссии по делам несовершеннолетних, в том числе отделений судов по делам несовершеннолетних. Самое интересное, что их тайком пытались сохранять, еще в 1940-е гг. такие примеры были. Но с этим боролись. В начале 1960-х гг. — возвращение специализации в судах. Это известное решение Пленума Ц К КПСС 1961 г. о специализации в судах, которая с тех пор действовала почти до начала 1990-х гг. Затем все прежде существовавшее было признано негодным. Специализация осталась, но это была уже не та специализация, которая существовала в 1960—1980-е гг., когда судей приглашали в школы, когда они действительно работали с педагогами, с социальными работниками и др.
Кто сейчас внедряет ювенальную юстицию? С одной стороны, это неправительственные организации, их довольно-таки много. С другой стороны, это сами судьи в отдельных регионах, и таких регионов тоже уже много. Хотя практика внедрения у нас такая пестрая, что на сегодняшний день вызывает даже беспокойство. Потому что когда что-то слишком долго проходит стадию эксперимента, правоприменительная практика становится слишком многообразной и иногда противоречивой. Добиться единообразия впоследствии будет трудно. Но если ювенальная юстиция не будет внедрена, то тоже ничего хорошего из этого не получится.
Прогноз возможных последствий внедрения ювенальной юстиции в России зависит от того, в каком виде она будет внедрена. Если это будет просто специализация судей, как сейчас, то вряд ли мы придем к чему-то позитивному, но если мы действительно будем внедрять ювенальную юстицию комплексно, исходя из того, что главное — это не допустить ребенка в суд, решить проблемы на стадии их зарождения, — вот тогда, возможно, результаты будут действительно хорошими.
В завершение хотелось бы сказать, что не ювенальная юстиция разрушает нашу семью, а те новации, которые принесла с собой жизнь. Жизнь поменялась в последние годы существенно. В новых условиях нам нужны новые подходы, новые методы решения этих проблем. И пугаться иностранного опыта не стоит. У нас и христианство пошло из Византии, если вспомнить. При этом наши предки сумели отделить свои интересы от интересов Византии (там также миссионеры пытались решать свои проблемы в ущерб нашим интересам, это происходит всегда и везде, какие бы благовидные цели ни заявлялись), так почему же сейчас мы не можем поступить столь же разумно. Почему не использовать на благо своей страны лучшее из имеющегося богатого мирового опыта, не копируя его при этом слепо.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой