Клинико-эпидемиологическая характеристика гриппа а (H1N1) pdm09 в эпидсезоне 2012-2013 гг. В г. Москве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Л.В. Колобухина1, М.Ю. Щелканов1, Е.И. Бурцева1, С.В. Альховский1, А.Г. Прилипов1, И.С. Кружкова1, И.М. Кириллов1, Е.С. Прошина1, К.Г. Краснослободцев1, Э.В. Силуянова1, А.М. Щетинин1, Л.Н. Меркулова1, Р.В. Вартанян1, Л.Б. Кистенёва1, И. Т. Федякина1, Е.И. Самохвалов1, Е.С. Кириллова1, С.В. Трушакова1, Е.А. Мукашева1, Г. К. Садыкова1, Е.В. Шидловская1, О.В. Шляпникова1, А.Б. Поглазов1, В.А. Аристова1, Т.Н. Морозова1,
2 2 2 2 2 3
Е. И. Келли, М. В. Базарова, Е. В. Кардонова, Е. Н. Выжлова, Н. А. Малышев, Н. В. Бовин ,
Д. К. Львов 1
Клинико-эпидемиологическая характеристика гриппа, А (H1N1) pdm09 в
эпидсезоне 2012−2013 гг. в г. Москве
1 ФГБУ «НИИ вирусологии им. Д.И. Ивановского» Минздрава России, Москва 2 ГКУЗ «Инфекционная клиническая больница № 1» Департамента здравоохранения г. Москвы 3 Институт биоорганической химии им. Академиков М. М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова
Российской академии наук, Москва.
В работе представлены результаты клинико-эпидемиологического мониторинга гриппа, проведённые в инфекционной клинической больнице (ИКБ) № 1 г. Москвы в эпидсезоне 2012−2013 гг. В начале эпидсезона преобладала заболеваемость гриппом, А (НШ1) pdm09, а начиная с 11-й нед. года — гриппом В. Группами высокого риска по гриппу, А (НШ1) pdm09 были молодые люди до 30 лет и беременные, среди которых у 56.2% из поступивших грипп был подтверждён с помощью лабораторных методов, из них грипп, А (НШ1) pdm09 — у 65.0%. Молекуляроно-генетический скрининг позволил выявить в штаммах, изолированных от двух пациентов (16,7%), аминокислотные замены в рецептор-связывающем сайте гемагглютинина. Ранняя госпитализация и своевременная противовирусная терапия являются основным звеном в профилактике тяжёлых форм гриппа и снижении риска летальности.
Ключевые слова: грипп, пандемический грипп A (H1N1) pdm09, гриппа, А (H3N2),
грипп В, эпидемиология, мутации, рецептор-связывающий сайт гемагглютинина, клиническая характеристика,
противовирусные препараты.
L. V. Kolobukhina1, M. Yu. Shchelkanov1, E.I. Burtseva1, S. V. Alkhovsky1, F. G. Prilipov1, I.S. Kruzhkova1, I.M. Kirillov1, E.S. Proshina1, K.G. Krasnoslobodtsev1, E. V. Siluyanov1, A.M. Shchetinin1, L.N. Merkulova1, R. V. Vartanyan1, L.B. Kisteneva1, I. T. Fedyakina1, E.I. Samokhvalov1, E.S. Kirillova1, S.V. Trushakova1, E.A. Mukasheva1, G.K. Sadykova1, E.V. Shydlovskaya1, O.V. Shlyapnikova1, A.B. Poglazov1, V.A. Aristova1, T.N. Morozova1, E.I. Kelli2, M. V. Bazarova 2, E. V. Kardonova 2, E.N. Vyzhlova 2, N.A. Malyshev2, N. V. Bovin 3,
D.K. Lvov 1
Clinic-epidemiological characteristics of influenza A (H1N1) pdm09 during 2012−2013 epidemiological season in Moscow
1 D.I. Ivanovsky Institute of Virology, Russian Ministry of Public Health, Moscow 2 Moscow Inflectional Clinical Hospital N 1, Moscow 3 M.M. Shemyakin and Yu.A. Ovchinnikov Institute of Bioorganic Chemistry, Russian Academy of Sciences, Moscow
Results of clinic-epidemiological monitoring of influenza conducting in Moscow inflectional clinical hospital N 1 during 2012−2013 are presented. Influenza A (H1N1) pdm09 dominated from the beginning of the season, but influenza B since 11-th week. High risk for influenza A (H1N1) pdm09 group included persons younger than 30 years old and pregnant women (among then influenza was detected in 56.2% of all cases, whereas influenza A (H1N1) pdm09 — in 65.0%). Molecular-genetic screening revealed amino acid substitutions in the receptor-binding site of hemagglutinin of strains from two patients (16,7%). Rapid hospitalization and well-timed antiviral therapy are the main elements of severe forms of influenza and lethality decreasing.
Key words: influenza, pandemic influenza A (H1N1) pdm09, influenza, А (H3N2), influenza В, epidemiology, mutation, hemagglutinin receptor-binding site, clinical characteristics, antivirals.
Эпидемическая ситуация в мире, в последние годы, изменилась в связи с появлением штамма вируса гриппа с пандемическими свойствами — А (H1N1) pdm09 [1−7] - а также заболеваниями людей гриппом, вызванным вирусами, А (H5N1) [7−9] и, А (H7N9) [8] птичьего происхождения.
Результаты мониторинга вирусов гриппа в России в постпандемический период (20 102 013 гг.) свидетельствуют о социркуляции пандемического, А (H1N1) pdm09 и эпидемических -А (H3N2) и B — штаммов. В 2010—2011 гг. в крупных городах европейской части России показатель детекции сезонных штаммов вируса гриппа, А (H3N2) и B был значительно ниже по сравнению с, А (H1N1) pdm09 (7.6% и 6.3% vs 86.1%) [10−13]. В эпидсезоне 2011−2012 гг. доминирующим был вирус гриппа, А (H3N2) (72.0%), в то время как долевое участие вируса гриппа В составило 21.0%, А (H1N1) pdm09 — 2.2% [12]. Эпидемический подъём заболеваемости гриппом 2012−2013 гг. [www. who. int] в Европе был связан с преобладанием циркуляции пандемического варианта вируса гриппа, А (H1N1) pdm09 (81−84% 1). На территории европейской части Российской Федерации эпидемический подъём заболеваемости регистрировали со второй недели января 2013 г., и до 9-й нед. частота детекции вируса штаммами гриппа, А (H1N1) pdm09 (50.0% 1) была выше по сравнению с сезонным гриппом A (H3N2) (36.0%) и B (14.0%) — в течение 10−11-й нед. доминирующим субтипом продолжал оставаться, А (H1N1) pdm09 (62.0%). Период 15−21-ую нед. 2013 г. характеризовался последовательны возрастанием доли вируса гриппа В (двух эволюционных линий — Ямагатской и Викторианской) в этиологической структуре заболеваемости гриппом [www. rospotrebnadzor. ru].
В процессе молекулярно-генетических исследований в 2009—2013 гг. были обнаружены аминокислотные замены в различных сегментах вирусного генома. При этом, мутации в 222-ой и 223-ей позициях в пределах рецептор-связывающего сайта НА были ассоциированы с повышением уровней пневмотропности и вирулентности пандемического вируса гриппа, А (H1N1) pdm09 [10, 14−16].
Таким образом, в настоящее время, сохраняется актуальность мониторинга гриппозной инфекции в условиях специализированного стационара, что позволяет оценить клиническую картину заболевания, частоту осложнений и эффективность противовирусной терапии.
В настоящей работе представлены результаты госпитального мониторинга гриппа, полученные в эпидсезоне 2012−2103 гг. в ИКБ № 1 Департамента здравоохранения г. Москвы.
1 Среди всех вариантов вирусов гриппа А.
Материалы и методы.
Пациенты. В период с января по апрель 2013 г. обследованы 1 233 пациента (523 взрослых, 438 беременных и 272 ребёнка), причиной госпитализации которых были повышение температуры тела, головная боль и катаральные симптомы: кашель, першение и/или боль в горле. Среди взрослых чаще госпитализировались мужчины (64.2%), чем женщины (35.8%). Пациенты до 40 лет составили 71.4%, из них от 16 до 30 лет — 57.4%. В 12-ые сут. от начала болезни поступили 28.3%, на 3−4-ые сут. — 54.5%, на 5 сут. и позже -17.2% пациентов. Указания на хронические и сопутствующие заболевания в анамнезе имелись у 25%, наиболее часто — сердечно-сосудистые (54.2% 2). Многолетнее курение подтверждено у 37.5% пациентов. Вакцинированы против гриппа осенью 2012 г. были 3.6%. Среди беременных в 1−2-ые сут. заболевания госпитализированы 47.0%, на 3−4-ые сут. — 37.0%, 56-ые сут. — 13.5%, на 7 сут. и позже — 2.5%. Наибольшую часть поступивших составили женщины во 2-м (35.8%) и 3-м (34.7%) триместрах беременности. Все заболевшие беременные не были привиты от гриппа- курение подтвердили 5.5%- в структуре сопутствующей хронической патологии (12.8%) наиболее часто встречались заболевания мочевыводящих путей (42.8%). Среди госпитализированных детей преобладали дети раннего (до 3 лет) возраста (81.3%). В 1−2-ые сут. болезни поступили 52.6%, на 3−4-ые сут. — 37.9%, на 5 сут. и позже — 9.5% детей. Все госпитализированные дети не были привиты от гриппа.
Патологоанатомические исследования. Из лечебных учреждений Департамента здравоохранения г. Москвы в эпидсезоне 2012−2013 гг. в патологоанатомическое отделение ИКБ № 1 поступили 14 умерших пациентов с лабораторно подтверждённым гриппом, А (H1N1) pdm09. Фиксация тканевых срезов проводилась в 10% нейтральном формалине с последующей заливкой в парафин и окраской гем-эозин.
Лабораторная диагностика проводилась методом ОТ-ПЦР в режиме реального времени с использованием: 1. универсальных праймеров и зонда, специфических для гена М вируса гриппа А, гена NP и гена Н1 пандемического вируса гриппа, А / H1N1 v (Applied Biosystem, USA, № PN4441240C в соответствии с «CDC protocol of real-time RT-PCR for influenza A (H1N1), 28 April 2009»), полученных в рамках поддержки исследований Национальных лабораторий по гриппу, сотрудничающих с ВОЗ- 2. универсальных праймеров и зонда, специфических для гена Н1 («АмплиСенс Influenza virus A/H1-swine-FL», ИнтерЛабСервис, Россия).
Изоляция вирусных штаммов проводилась традиционными методами из носоглоточных смывов и секционного материала на двух биологических моделях: перевиваемой клеточной линии почки собаки (MDCK) c добавлением TPCK-трипсина (2 мкг/мл) и аллантоисной
2 Среди всех сопутствующих заболеваний.
полости 9−11-дневных развивающихся куриных эмбрионов (РКЭ). Типирование изолятов проводили с помощью реакции торможения гемагглютинации (РТГА) по общепринятой методике с диагностическими сыворотками против эталонных эпидемических штаммов вируса гриппа: A/Brisbane/59/2007 (H1N1), A/Brisbane/10/2007 (H3N2), B/Florida/4/2006 (Ямагата-подобный), B/Malaysia/2506/2004 из диагностического набора ВОЗ, а также с крысиными сыворотками против референс-штаммов A/California/07/2009 (H1N1) pdm09 и A/IIV-Moscow/01/2009 (H1N1) pdm09, полученными в НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского РАМН [3]. Перед постановкой РТГА для удаления неспецифических ингибиторов гемагглютинации сыворотки обрабатывали нейраминидазой из холерных вибрионов (RDE, Япония) и прогревали 37 °C х 30 мин.
Секвенирование функционально-важных фрагментов вирусного генома проводили гнездовым методом с использованием кДНК, полученных при проведении ОТ-ПЦР в режиме реального времени по методикам, описанным ранее [3, 4, 6−9].
Определение рецепторной специфичности штаммов вируса гриппа, А проводили с помощью сиалозидо-ферментного анализа с использованием вируссодержащей аллантоисной жидкости РКЭ или культуральной жидкости с титром в РГА 16 АЕ/мл и девяти меченых биотином сиалогликополимеры (SGP — sialoglycopolymer) (Lectinity Holding, Inc., Москва, Россия): Neu5Aca2−3Galp1−4Glcp (3'--SL) — Neu5Aca2−6Galp1−4Glcp (6'--SL) — Neu5Aca2−3Galp1−4GlcNAcp (3'--SLN) — Neu5Aca2−6Galp1−4GlcNAcp (6'--SLN) — Neu5Aca2−3Galp1−4-(6-Su)GlcNAc (Su-3'-SLN) — Neu5Aca2−6Galp1−4-(6-Su)GlcNAc (Su-6'-SLN) — (Neu5Aca2−3Galp1−3)(Fuca1−4)GlcNAcp (SLea) — Neu5Aca2−3Galp1−3GlcNAcp (SLec) — (Neu5Aca2−3Galp1−4)(Fuca1−3)GlcNAcp (SLex) [10, 14, 15].
Р е з у л ь таты и о б с у ж д е н и е.
Гриппозная инфекция у госпитализированных была подтверждена с помощью ОТ-ПЦР у 141 (27.0%) взрослого, 246 (56.2%) беременных и 60 (22.1%) детей. Варианты вирусов гриппа, А (H1N1) pdm09, A (H3N2) и В были детектированы среди взрослых в 50.4%, 18.4% и 31.2% случаев, соответственно- среди беременных — 65.0%, 17.5%, 17.5%- среди детей -45.0%, 20.0%, 35.0%.
Из назальных смывов пациентов были изолированы и изучены 187 штаммов вирусов гриппа: A (H1N1) pdm09 (85 штаммов), A (H3N2) (23) и В (79). Штаммы вируса гриппа, А (H1N1) pdm09 изолировались в период с 52-й нед. 2012 г. по 14-ую нед. 2013 г. с максимумом в период с 3-ей по 9-ую нед. (рис. 1). По антигенным свойствам штаммы были подобны вакцинным вирусам, однако 18% изолированных штаммов вируса гриппа В
принадлежали к эволюционной линии Виктория-подобных, отличных от вакцинного Б/Уаша§ а1а/16/1988.
Рисунок 1. Детекция вирусов гриппа в клиническом материале пациентов, госпитализированных в Инфекционную клиническую больницу № 1 г. Москвы в эпидемическом сезоне 2012−2013 гг.
Так же, как и в пандемический (2009−2010 гг.) период гриппом, А (Н1Ш) pdm09 болели
молодые люди до 40 лет (63.4%), из них до 30 лет — 75.5%. Мужчины болели чаще, чем
женщины — 73.8% vs. 26.2%. Средний возраст беременных составил 27.6 ± 0.5 (15−40) лет.
Дети в возрасте до 3 лет были вовлечены в эпидемический процесс в меньшей
степени (14.5% 3), в то время, как в группе детей 4−5 лет грипп подтвердили в 64.3% 3- 73
10 лет — в 47.6% случаев [5].
Анализ сроков госпитализации от начала заболевания показал, что в отличие от детей, 68.3% которых поступали в стационар в 1−2-ые сут., большая часть (52.5%) взрослых пациентов госпитализировалась на 3−4-ые сут., а беременные — на 1−2-ые (46.3%) и 34-ые (41.5%) сут. болезни (табл. 1).
Таблица 1. Сроки госпитализации пациентов с лабораторно подтверждённым гриппом, А (Н1Ш) pdm09 в эпидсезоне 2012−2013 гг.
3 От числа обследованных в данной возрастной группе.
День госпитализации Взрослые (n = 141) Беременные (n = 246) Дети (n = 60)
количество доля, % количество доля, % количество доля, %
1−2 сут. 47 33.3% 114 46.3% 41 68.3%
3−4 сут. 74 52.5% 102 41.5% 13 21.7%
5−6 сут. 17 12.1% 20 8.1% 6 10.0%
7 сут. и позже 3 2.1% 10 4.1% 0 0
Клиническая картина гриппа была проанализирована у 121 взрослого пациента (табл. 2) и характеризовалась острым началом, ознобом, выраженной интоксикацией. Так же, как и в период пандемии 2009−2010 гг. [2, 10, 11], у большинства больных температура поднималась до высоких цифр — до 39. 1−40.0 °С (66.9% пациентов). Наиболее частыми симптомами являлись головная боль, головокружение, мышечные боли и слабость. Геморрагический синдром при тяжёлой форме гриппа проявлялся в виде кровохарканья, при среднетяжелой — носовых кровотечений (3.3%), а также геморрагических элементов (нередко обильных) на слизистой оболочке мягкого нёба (58.7%). Об интоксикации и нарушении микроциркуляции свидетельствовал часто встречающийся цианоз губ и слизистой оболочки мягкого нёба (89.3%). У всех пациентов определялись симптомы поражения верхних дыхательных путей: сухой кашель (83.5%), трахеит (82.6%), часто при сухом болезненном кашле присоединялась осиплость голоса, свидетельствующая о развитии ларингита (52.9%). В отличие от пандемического периода, диарею регистрировали только в 1 случае (0.8%) [13]. У большинства (85.1%) взрослых пациентов грипп протекал в среднетяжёлой форме- 14.9% нуждались в лечении в условиях отделения реанимации и анестезиологии (ОРА).
Таблица 2. Частота основных симптомов при гриппе, А (H1N1) pdm09 (среднетяжелая форма) в эпидсезоне 2012−2013 гг. у взрослых.
Клинические симптомы Встречаемость симптома
количество (n = 121) частота, %
Острое начало 121 100,0
Озноб 119 98,3
Температура тела:
38,0оС — 39,0оС 40 33,1
39,1оС — 40,0оС 81 66,9
Головная боль 74 61,2
Головокружение 51 42,1
Боли в мышцах/суставах 91 75,2
Слабость 98 81,0
Тошнота/рвота 13 10,7
Нарушение сознания (обморок) 1 0,8
Носовое кровотечение 4 3,3
Геморрагии на слизистой оболочке ротоглотки 71 58,7
Цианоз слизистых оболочек губ и мягкого неба 108 89,3
Кашель 101 83,5
Трахеит 100 82,6
Ларингит 64 52,9
Ринит 99 81,8
Диарея 1 0,8
У беременных заболевание начиналось остро (98.0%), температура тела повышалась с первых часов болезни и достигала максимальных значений к концу 1-х сут. — до 38. 039.0 °С (52.7%) и выше (15.6%). Головная боль (32.5%) возникала с первых часов болезни и локализовалась в лобно-височной области, в ряде случаев сопровождалась рвотой (4.0%) и головокружением (1.3%). Выраженную слабость и миалгию отметили, соответственно, 87.4% и 34.8% беременных. Диарею и проявления геморрагического синдрома у больных со среднетяжелым течением гриппа не отмечали. Отягощённый акушерский анамнез (угроза прерывания беременности) при поступлении имел место у 91 (40.6%) беременной. У большинства (98.8%) беременных грипп протекал в среднетяжёлой форме- в 1.2% случаев грипп осложнился тяжёлой пневмонией. В эпидсезоне 2012−2013 гг. в акушерском отделении ИКБ № 1 произошло 18 родов у пациенток с лабораторно подтверждённым гриппом, из них нормальных срочных — 16 (88.9%), преждевременных — 2 (11.1%). Прерывание беременности (выкидыши) в малые сроки имело место у 13 (5.3%) пациенток. Операция кесарева сечения по акушерским показаниям (фетаплацентарная недостаточность и гипоксия плода, неполноценность рубца на матке) была проведена у 5 (2.0%) пациенток. Все
новорождённые родились жизнеспособными, имели удовлетворительные оценки по шкале Апгар и были выписаны в стандартные сроки.
Среди детей грипп зачастую характеризовался развитием стеноза гортани: I степени (68.3%), и у 1 ребёнка (1.7%) развился стеноз III степени. Бронхообструктивный синдром диагностирован у 3 детей (5.0%). У подавляющего большинства (98.4%) детей грипп протекал в среднетяжёлой форме- у 1.6% - в тяжёлой форме.
У взрослых пациентов грипп осложнился пневмонией в 18.2% случаев. Из других осложнений отметили ангину (7. 0−5.8%) и синусит (0.8%). Тяжёлая форма заболевания, осложненного пневмонией, имела место у 14.9%, в ОРА находились на лечении 15 (10.6%) пациентов, и 2 (13.3% 4) из них умерли.
Осложнения гриппа зарегистрированы у 27.2% беременных (инфекция мочевыводящих путей, синусит, острый тонзиллит, бронхит, пневмония), при этом, пневмония диагностирована у 3.6%. У 2 пациенток (0.9%) в I и III триместрах беременности при поступлении диагностирована тяжёлая форма, А (ШШ)-ассоциированной пневмонии (в обоих случаях исход болезни благоприятный). Кроме того, тяжёлым течением с развитием дыхательной недостаточности характеризовалось заболевание гриппом A (H3N2), осложнившееся двухсторонней очагово-сливной пневмонией у 1 беременной (0.4%) с хронической обструктивной болезнью лёгких.
У детей пневмония диагностирована в 5.0% случаев. Тяжёлая форма гриппа отмечена у 1 ребёнка (1.7%).
При исследовании аутопсийного материала от 14 умерших пациентов с верифицированным при жизни гриппом, А (H1N1) pdm09, диагноз был подтверждён во всех случаях обнаружением вирусспецифической РНК методом ОТ-ПЦР в тканях трахеи, бронхов и лёгких. При аутопсии определялось тотальное или очаговое поражение трахеи и часто -бронхов — с повреждением эпителия (рис. 2. А). В лёгких — интерстициальная пневмония, десквамация альвеоцитов, в большинстве случаев наблюдалось формирование гиалиновых мембран — так называемый, острый вирусный фиброзирующий альвеолит (рис. 2. Б). В случаях с длительной ИВЛ микроскопически в отдельных полях зрения отмечались фокусы нейтрофильной инфильтрации. В отличие от пандемического периода, в 2012—2013 гг., реже наблюдались геморрагический панкреатит и энтероколит.
Молекуляроно-генетический скрининг позволил выявить в штаммах, изолированных от двух пациентов (16,7%), аминокислотные замены в рецептор-связывающем сайте гемагглютинина (НА). В одном случае (смерть на 9-ый день болезни) варианты вируса в бронхах и легких содержали мутацию D222N (аспарагиновая кислота ^ аспарагин). У пациента
4 От числа пациентов с гриппом, находившихся в ОРА.
умершего на 7-ой день болезни в аутопсийном материале трахеи была обнаружена D222, а в выделенном штамме A/IIV-Moscow/115-L/2013 -мутация D222G, что свидетельствует о примеси мутантных вирусов в исходной вирусной популяции. У этого же пациента в бронхах были обнаружены мутации D222G (аспарагиновая кислота ^ глицин) в рецептор-связывающем сайте НА, а в соответствующем вирусном штамме — мутации D222G и R223Q (аргинин ^ глютамин) — в штамме из лёгкого — D222G. В данных случаях детектированные аминокислотные замены определили высокую степень пневмотропности выделенных штаммов, обусловленную возрастанием рецепторной специфичности к а2−3-сиалозидам. Такие же вирусы мутанты, вызывающие летальные пневмонии в ранние сроки инфекции, были изолированы в ФГБУ «НИИ вирусологии им. Д.И. Ивановского» Минздрав России и других странах в пандемический (2009−2010 гг.) и в первый постпандемический (2010−2011 гг.) периоды [10, 14−16].
Рисунок 2. Гистологические срезы аутопсийного материала от умерших пациентов: А — трахея: метаплазия эпителия, десквамация, воспалительная инфильтрация слизистой оболочки и
подслизистого слоя с клеточным некрозом- Б — лёгкое: гиалиновые массы и эритроциты в просвете альвеолы.
Практически все госпитализированные взрослые пациенты с первых часов пребывания в стационаре получали базисную противовирусную терапию: Осельтамивир® (42.8%), Ингавирин® (54.8%), Кагоцел® (2.4%). Лечебный алгоритм тяжёлых и осложнённых форм гриппа включал противовирусные препараты в двойных суточных дозах (Осельтамивир® 300 мг- Ингавирин® 180 мг), а также респираторную поддержку и антибактериальную терапию, включающую цефалоспорины ГГГ-ГУ поколений и респираторные фторхинолоны IV поколения.
Оценка эффективности противовирусного лечения 224 беременных, получавших противовирусную терапию, основывалась на анализе продолжительности периода лихорадки, частоты осложнений, в том числе текущей беременности. Анализ показал, что длительность температуры от начала приема противовирусных препаратов в группе пациенток, получивших Осельтамивир® с Вифероном® была достоверно меньше, чем при монотерапии Осельтамивиром® (р & lt- 0. 001). Обращает внимание значительное снижение частоты прерывания беременности в группе пациенток, получавших Осельтамивир® и Виферон® (5%), по сравнению с группой Осельтамивира® (21.6%, р & lt- 0. 01). Полученные данные свидетельствуют о выраженном положительном клиническом эффекте на течение беременности при включении Виферона® в комплексную терапию гриппа.
Таким образом, по данным мониторинга в ИКБ № 1 г. Москвы в начале эпидсезона 2012−2013 гг. преобладала заболеваемость гриппом, А (Н1Ш) pdm09, а начиная с 11-й нед. года — гриппом В. Группами высокого риска по гриппу, А (НШ1) pdm09 продолжали оставаться молодые люди до 30 лет и беременные, среди которых почти у каждой второй из госпитализированных (56.2%) методом ОТ-ПЦР был подтверждён грипп. Грипп, А (НШ1) pdm09 составил 65.0%. Суммируя полученные клинические данные, можно сделать вывод, что ранняя госпитализация и своевременная противовирусная терапия являются основным звеном в профилактике тяжёлых форм гриппа и снижении риска летальности. Перспективным направлением в эффективном лечении гриппа является применение препаратов с различным механизмом действия.
Литература.
1. ЛьвовД.К., Колобухина Л. В., Бурцева Е. И., Щелканов М. Ю. Пандемический грипп, А (НШ1) pdm09. В кн.: Руководство по вирусологии. Вирусы и вирусные инфекции человека и животных. Ред.: академик РАНД.К. Львов. М.: МИА, 2013- 542−554.
2. Львов Д. К., Малышев Н. А., Колобухина Л. В., Меркулова Л. Н., Бурцева Е. И. и др. Грипп, вызванный новым пандемическим вирусом, А / НШ1 swl: клиника, диагностика, лечение. Методические рекомендации. М.: Департамент здравоохранения г. Москвы, 2009.
3. Львов Д. К., БурцеваЕ.И., Прилипов А. Г., БазароваМ.В., КолобухинаЛ.В. и др. Изоляция 24. 05. 2009 и депонирование в Государственную коллекцию вирусов (ГКВ N 2452 от 24. 05. 2009) первого штамма А/Moscow/01/2009 (Н1Ш) swl, подобного свиному вирусу, А (Н1Ш) от первого выявленного 21. 05. 2009 больного в г. Москве. Вопросы вирусологии. 2009- 54 (6): 10−14.
4. Львов Д. К., Бурцева Е. И., Щелканов М. Ю., Прилипов А. Г., Колобухина Л. В. и др. Распространение нового пандемического вируса гриппа, А (НШ1) V в России. Вопросы вирусологии. 2010- 55 (3): 4−9.
5. Онищенко Г. Г. Об итогах пандемии гриппа A (H1N1) / 09 в мире и Российской Федерации в эпидсезон 2009−2010 годов и прогнозе на эпидсезон 2010−2011 годов. Эпидемиология и вакциопрофилактика. 2010- (2): 16.
6. ЩелкановМ.Ю., Львов Д. Н., ФедякинаИ.Т., Баранов Н. И., ГореликовВ.Н. и др. Динамика распространения пандемического гриппа, А / H1N1 swl на Дальнем Востоке в 2009 г. Вопросы вирусологии. 2010- 55 (3): 10−15.
7. Щелканов М. Ю., Колобухина Л. В., Львов Д. К. Грипп: история, клиника, патогенез. Лечащий врач. 2011- (10): 33−38.
8. ЛьвовД.К., ЩелкановМ.Ю. Птичий грипп, А (H5N1). В кн.: Руководство по вирусологии. Вирусы и вирусные инфекции человека и животных. Ред.: академик РАН Д. К. Львов. М.: МИА, 2013- 554−577.
9. Lvov D.K., Shchelkanov M. Yu., Prilipov A.G., Vlasov N.A., Fedyakina I.T., et al. Evolution of HPAI H5N1 virus in Natural ecosystems of Northern Eurasia (2005−2008). Avian Dis. 2010- 54: 483−495.
10. Львов Д. К., Щелканов М. Ю., Бовин Н. В., Малышев Н. А., Чучалин А. Г. и др. Корреляция между рецепторной специфичностью штаммов пандемического вируса гриппа, А (H1N1) pdm09, изолированных в 2009—2011 гг., структурой рецептор-связывающего сайта и вероятностью развития летальной первичной вирусной пневмонии. Вопросы вирусологии. 2012- 57 (1): 14−20.
11. Бурцева Е. И., Львов Д. К., Щелканов М. Ю., Колобухина Л. В., Прилипов А. Г. и др. Особенности социркуляции вирусов гриппа в постпандемический период 2010—2011 гг. по итогам деятельности Центра экологии и эпидемиологии гриппа ФГУ «НИИ вирусологии им. Д.И. Ивановского» Минздравсоцразвития России. Вопросы вирусологии. 2012- 57 (1): 20−28.
12. Львов Д. К., БурцеваЕ.И., Колобухина Л. В., Феодоритова Е. Л., Шевченко Е. С. и др. Развитие эпидемии гриппа в сезоне 2011−2012 гг. на отдельных территориях России. Итоги деятельности Центра экологии и эпидемиологии гриппа ФГБУ «НИИ вирусологии им. Д.И. Ивановского» Минздрава России. Вопросы вирусологии. 2013- 58 (2): 15−20.
13. Колобухина Л. В., Меркулова Л. Н., Малышев Н. А., Кружкова И. С., Щелканов М. Ю. и др. Стратегия ранней противовирусной терапии при гриппе, как профилактика тяжелых осложнений. Пульмонология. 2010- Приложение 1: 9−14.
14. Львов Д. К., Яшкулов К. Б., Прилипов А. Г., Бурцева Е. И., Шляпникова О. В. и др. Обнаружение аминокислотных замен аспарагиновой кислоты на глицин и глутаминовую кислоту в рецептор-связывающем сайте гемагглютинина в штамме пандемического вируса гриппа H1N1 от больных с летальным исходом и со средне-тяжелой формой заболевания. Вопросы вирусологии. 2010- 55 (3): 15−18.
15. Львов Д. К., Бурцева Е. И., Прилипов А. Г., Богданова В. С., Щелканов М. Ю. и др. Возможная связь летальной пневмонии с мутациями пандемического вируса гриппа, А / H1N1 swl в рецептор-связывающем сайте субъединицы НА1 гемагглютинина. Вопросы вирусологии. 2010- 55 (4): 4−9.
16. ЛаврищеваВ.В., БурцеваЕ.И., Хомяков Ю. Н., Шевченко Е. С., Оскерко Т. А. и др. Этиология летальных пневмоний в период развития пандемии, вызванной вирусом гриппа, А (H1N1) pdm09 в России. Вопросы вирусологии. 2013- 58 (3): 17−21.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой