Проблемы этнополитической истории Азербайджана периода господства арабского халифата в англоязычной научной литературе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(479. 24)"07/09″:316. 347
Л. Р. Кафар-заде
Проблемы этнополитической истории Азербайджана
периода господства Арабского халифата в англоязычной
научной литературе
В статье дается анализ целей, основных направлений и характера переселения арабских племен на исторические земли Азербайджана в период господства Арабского халифата. Особое внимание также было уделено последствиям переселенческой политики, в частности, роли, которую арабы сыграли в процессе этногенеза азербайджанского народа и формировании религиозных взглядов местного населения.
The Goals, the main directions and the character of resettlement of Arab tribes in the historical lands of Azerbaijan during the rule of the Arab Caliphate were studied. Special attention was paid to consequences of resettlement policy, particularly to the role the Arabs played in the process of ethnogenesis of Azerbaijani people and formation of religious convictions of the population.
Ключевые слова: Азербайджан, Арран, Арабский халифат, переселенческая политика, арабские племена, рабат, англоязычная историография.
Key words: Azerbaijan, Arran, the Arab Caliphate, resettlement policy, Arab tribes, rabat, English-language historiography.
Непосредственным результатом завоевания исторического Азербайджана арабами в I половине VII в. стали последующие изменения в этнополитической истории как Азербайджана, так и Аррана. Со временем в Азербайджан были переселены арабские племена в большом количестве. Наряду со стратегической и миссионерской целями переселенческая политика Арабского халифата предполагала в качестве основной задачи не дать молодому централизованному государству распасться в результате вечной межплеменной розни. Несмотря на то, что именно благодаря политической консолидации различных племен создание Арабского государства стало возможным, «головной болью» руководящей арабской элиты так и остались кочевые племена, традиционно плохо поддававшиеся контролю [22, с. 251−252]. Как справедливо указывал Э. Даниэль, целью центрального правительства в
© Кафар-заде Л.Р., 2013
переселении кочевых племен на новые места было натравить их друг на друга [21, с. 212], тем самым отвлечь их внимание от себя.
Переселение и колонизация Азербайджана начались лишь после окончательного завоевания и упрочения здесь власти арабов. Факт основания мусульманского гарнизона и сооружения мечети в Ардебиле ал-Аш'асом ибн Кайсом после усмирения Азербайджана подтверждает это [12, с. 103- 35, с. 207]. Как утверждает Х. Кеннеди, заселение земель Азербайджана арабскими племенами на постоянной основе происходило постепенно [29, с. 71]. Первое переселение арабских племен в Азербайджан имело место быть в период правления халифа Османа (644−656), интенсивный же характер процесс переселения принял при халифе Али (656−661). Тем не менее, как отмечает К. Босворт, в период Омейадов Азербайджан был заселен негусто [19, с. 226]. С началом же второй арабо-хазарской войны (722−737), в ходе которой хазары разгромили арабскую армию под предводительством Джарраха ибн Абдаллаха аль-Хаками в битве при Ардебиле (730 г.) и проникли вглубь владений халифата, достигнув Диярбекира и Джазиры [17, с. 358- 19, с. 226- 25, с. 625- 39, с. 20−22], ввиду необходимости укреплений своих позиций в Азербайджане Арабский халифат активизировал переселенческий процесс. Резкое же сокращение числа арабских переселенцев здесь в период правления Харуна ар-Рашида (786−809) связано с прекращением вторжений хазар* [23, с. 835] и развитием народноосвободительной борьбы хуррамитов под предводительством Бабе-ка, перетянувшей на себя все внимание центра [2, с. 176- 8, с. 13].
В Азербайджане были размещены как представители северных, так и южных племен. До воцарения династии Аббасидов переселялись главным образом северные племена — низариты племен рабиа и мудар, являвшиеся социальной опорой династии Омейадов в тот период [2, с. 171]. Рабииты обосновались в Барде, Шеки и Ширване [5, с. 50]. Однако после прихода к власти династии Аббасидов ситуация изменилась. Последние в надежде предотвратить появление центробежных сил и ослабления своей власти отдавали предпочтение заселению азербайджанских земель своими сторонниками -арабскими колонистами из Басры. Уже при первом аббасидском правителе Азербайджана Йазиде ибн Хатиме ал-Мухаллаби были переселены южные племена — йемениты [36, с. 278]. В Тебризе осели раввадиты, в Майанидже — хамданиты, в Урмии — аздиты, в Бар-зе — авдиты, в Наризе — таиты, в Сарате (Сарабе) — киндиты [5, с. 50- 19, с. 226- 36, с. 227- 39, с. 124−125]. Э. Даниэль утверждает, что в тот период, пока политика Аббасидов, направленная на заселение Азербайджана своими сторонниками вместо северных пле-
* Последнее крупное столкновение арабов с хазарами было в 799/800 г.
55
мен — сторонников прежней династии, не приносила плодов, Абба-сиды придавали особое значение развитию пасторализма в СевероЗападном Иране, дабы не дать возможности северным племенам укрепиться здесь [21, с. 212]. Примечательны слова Б. Льюиса о том, что в раннеисламский период самые опасные конфликты, представлявшие угрозу стабильности Арабского государства и сплоченности исламского сообщества, возникали не из различий между арабами и неарабами, мусульманами и немусульманами, а из вражды между племенами северно- и южно-аравийского происхождения, теми, кто пришел раньше и позже [31, с. 60]. Так, со временем северный Азербайджан стал «Омейадским», а южный -«Аббасидским».
Ввиду того, что именно в Арране располагались такие стратегически важные для совершения набегов на хазарские земли опорные пункты, как Бейлаган, Шамкир, Габала, Барда, арабы придавали особое значение его заселению [18, с. 521- 26, с. 660- 36, с. 227]. Особая роль отводилась Барде как бастиону ислама [18, с. 521]. По мнению Д. М. Данлопу, захват Барды, являвшейся еще со времен Сасанидов опорным пунктом против вторжений как Византии, так и северных народов, символизировал собою начало арабского господства в регионе [24, с. 1041].
Результатом переселенческой политики халифата стало заселение арабскими племенами таких городов и стратегических пунктов, в основном на торговых путях, как Ардебиль, Тебриз, Марага, Урмия, Сарат, Мийана, Варсан, Маранд, Барда, Шамахы, Ширван, Бейлаган, Габала, Дербенд и др. [5, с. 50- 21, с. 212- 32, с. 190- 34, с. 499- 40, с. 40].
Миграция арабского населения целыми племенами неминуемо привела к возникновению многочисленных арабских кварталов в городах на захваченных территориях. Если учесть что, согласно Дж. Хоутингу, основным принципом государства, образовавшегося в результате завоеваний, было отделение арабов от неарабов [27, с. 4], то желание Умара I — инициатора переселенческой политики -поселять арабских переселенцев не в больших городах, а изолированно в специально создававшихся городах-гарнизонах (рабатах), становится понятным [14, с. 31- 16, с. 60]. Арабская родоплеменная организация предохраняла этот народ от смешения с покоренным населением [11, с. 50], ибо численное превосходство последних могло «растворить» арабов в своей массе. Как утверждает А.К. С. Ламбтон, мусульмане-арабы всегда оставались обособленными. Хотя немусульманские сообщества и могли географически совпадать с дар уль-ислам, но они никогда не были ассимилированы. В частности, на территориях бывшей Сасанидской империи вскоре после установления арабского господства возникла дихото-
мия между арабами и аджам, которая превзошла даже разграничение между мусульманами и немусульманами [30, с. 5−6]. Кроме того, согласно Х. Кеннеди, изоляция мусульманских гарнизонов препятствовала влиянию местных верований на недавно обращенных мусульман [29, с. 68]. Таким образом, как отмечает К. Армстронг, города-гарнизоны превратились в арабские анклавы на чужой земле, где были сохранены арабские традиции и придерживались коранические принципы [14, с. 31]. Так, согласно М. Ходжсону, арабизм был сохранен в «новой форме» [28, с. 245].
Более того, арабские переселенцы обеспечивались землями нередко за счет насильственной экспроприации земельных владений местного населения. Данный факт подтверждает Э. Даниель, отмечая, что помимо «официальной» формы колонизации существовала и несанкционированная. Так, малоземельные арабские племена с особым рвением переселялись в Азербайджан в надежде приобрести земельную собственность [21, с. 212]. По свидетельству ал-Балазури, «когда арабы поселились в Азербайджане, их родственники устремились к ним из Куфы, Басры и Сирии. Каждый из них захватил & lt-земли>- столько, сколько он смог, часть из них купили у неарабов их земли, деревни вступили в покровительство этих арабов с тем, чтобы они их защищали, и жители этих деревень стали издольщиками арабов» [12, с. 103−104]. В дальнейшем результатом приобретения земельной собственности и перехода земель местного населения в руки арабов Э. Даниэль считает появление фактически автономных малых династий, основанных арабскими колонистами, к примеру, Раввадом ал-Азди в Тебризе, Абу Дулафом ал-Шайбани в Нахчиване, Баитом ибн Халбасом ал-Рабаи в Маран-де [21, с. 212].
Наряду с укреплением власти халифата в данном регионе, защитой границ, подавлением возможных выступлений местного населения против халифата, обеспечением сбора налогов [3, с. 174] одной из целей переселения арабских племен на новые территории было распространение ислама, ибо отличительной его особенностью было то, что «…ислам первоначально не знал индивидуального миссионерства и распространялся только путем завоеваний- границы мусульманских завоеваний совпадали с границами распространения ислама» [1, с. 45]. Известно, что, поселив арабов в Азербайджане, ал-Аш'ас ибн Кайс приказал им призывать жителей к исламу [12, с. 103- 39, с. 122−123]. С целью исламизации покоренных народов в каждом городе-гарнизоне создавались мечети. К примеру, в одном лишь Дербенте для переселенцев было сооружено семь квартальных мечетей и одна соборная Джума-мечеть [7]. Центрами новой религии становились в первую очередь те области,
в которых размещались арабские гарнизоны. Так, наряду с переселением началась и исламизация Азербайджана [19, с. 226].
Следует отметить, что арабы сыграли значительную роль в процессе этногенеза азербайджанского народа. Вплоть до сегодняшнего дня на территории Азербайджана сохранились населенные пункты, в которых еще со времен переселенческой политики Арабского халифата осели арабские племена. Однако возникает вопрос: почему же переселение не повлекло за собой дальнейшей арабизации населения Азербайджана? Фундаментальное изучение особенностей процесса формирования азербайджанского народа Г. Гейбуллаевым дает внятный ответ на данный вопрос. По его мнению, темп ассимиляции определяется количественным соотношением и религиозной принадлежностью ассимилирующих и ассимилируемых, утрачиванием родного языка ассимилируемых [6, с. 378−379]. На востоке халифата, в частности, на территориях, ранее подвластных Сасанидам*, местные народы сумели сохранить свою этническую самобытность. В Азербайджане процесс ассимиляции также не привел к арабизации местного населения. По всей видимости, той силы, с которой происходили процессы аккультурации и конвергенции, не было достаточно для последующей ассимиляции арабами местного населения. Во-первых, одной из основных причин этого было то, что по отношению к аборигенному населению исторического Азербайджана арабов в количественном соотношении было значительно меньше, и они были неравномерно рассеяны по всей территории Азербайджана. Согласно Э. Даниэлю, исключением в этом отношении был Дербент [21, с. 212]. Однако Д. М. Данлоп отрицает тот факт, что Дербент являлся «арабским городом», только исходя из одного его названия [23, с. 835]. Во-вторых, хотя после реформ халифа Абд ал-Малика во всех провинциях халифата, в том числе и в Адурбадагане с Арраном, канцелярским языком был арабский, со временем ставший среди различных этнических общностей халифата lingua franca [8, с. 14], источники свидетельствуют об использовании в IX—X вв. в Арране арранского (албанского) языка [2, с. 178- 9, с. 29- 10, с. 372- 38, с. 107].
Отметим, что в целом этнический состав Азербайджана был довольно пестрым. В момент арабского завоевания в Арране говорили на аррани, а в Азербайджане — на азери. Помимо указанных двух языков широко использовался и фарси. Академик Н. Велихан-лы, ссылаясь на арабские источники, сообщает о многочисленных местных языках, используемых среди горного населения Аррана и Азербайджана. Так, в горах Кавказа говорили на 360 языках, каждое
* В период завоевания арабами земель Сасанидской империи Адурбада-ган и Арран входили в состав последней.
58
село использовало свой собственный язык, в горных же селениях Ардебиля говорили на 60 языках [5, с. 48- 32, с. 190]. Согласно Ис-тахри, недалеко от Баб-ал-Абваба жило более 70 племен, каждое из которых имело свой язык [9, с. 13]. Следовательно, арабскому языку изначально не было суждено «выжить» среди населения, принадлежащего к различным этно-лингвистическим группам. В-третьих, даже несмотря на то, что арабы в 703 г. ликвидировали самостоятельность албанской диофизитской церкви, подчинив ее армянской монофизитской церкви* [26, с. 660], и то, что к середине VIII в. ислам значительно укрепился в Албании, он так и не сумел полностью вытеснить ни христианство, ни зороастризм. Исследователи А. Трит-тон и Т. Арнольд отмечают, что даже по прошествии трех веков после арабского завоевания в Азербайджане и Арране, в основном в сельских и горных местностях [2, с. 90- 28, с. 308], сохранилось большое количество храмов огня [15, с. 179- 37, с. 44]. Академик Н. Велиханлы свидетельствует о сохранении обрядов огнепоклонства в горных селах Дербента даже спустя пять сотен лет с момента распространения ислама в историческом Азербайджане [40, с. 5254]. Следовательно, утверждение Балазури о том, что при халифе Али (656−661) большинство населения Ардебиля приняло ислам и читало Коран [12, с. 103], кажется сомнительным, особенно учитывая столь короткий промежуток времени. Христианство в Албании также не утратило своего влияния даже в X в. [1, с. 142- 10, с. 372], что свидетельствует о том, что в Албании процесс исламизации был еще более затяжным, чем в Южном Азербайджане.
В результате процесс арабизации азербайджанского народа так и не состоялся. Наоборот, сами пришлые арабы ввиду вышеуказанных причин подверглись азербайджанизации. Возможно, это произошло по причине культурной отсталости арабов, а также «закрытого» образа жизни арабских переселенцев, размещенных в отдельных лагерях, недоступных для аборигенного населения. Так, арабы сохранили в лагерях этническую и социокультурную самобытность в «изолированном» состоянии, неудивительно, что даже новообращенные мусульмане, несмотря на коранические принципы равенства всех мусульман независимо от происхождения, не были «ровней» мусульманам-арабам. Сохранялся строгий социальный барьер между арабами и неарабами, по крайней мере, до «революционных» изменений второго века хиджры- не поощрялись браки арабок с неарабами [31, с. 57].
Так, уже к концу X в. Раввадиды, потомки переселенного в Азербайджан арабского рода Азди, подверглись «курдизации» [19,
* Этот шаг был направлен на подрыв влияния Византии в Закавказье.
59
с. 227- 20, с. 469- 29, с. 256- 32, с. 190- 34, с. 499]. Х. Кеннеди утверждает, что уже к X в. нет сообщений об арабах, некогда заселивших Марагу и Тебриз [29, с. 253]. К. Босворт указывает на иранизацию Ширваншахов Йазидидов в Ширване [20, с. 469]. Однако позволим себе не согласиться с данной точкой зрения, ибо исторически на территории Азербайджана преобладали тюркские племена [подробнее см.: 6], и к ІХ-Х вв., в период ослабления халифата в Ширване, главную роль стали играть именно тюркские племена, разговорный язык которых в дальнейшем составил основу азербайджанского языка [13, с. 49, 51]. При этом, конечно, не стоит отрицать и сильного влияния здесь иранских племен. Следовательно, мнение В. Ми-норского о том, что тюркизация Азербайджана началась лишь с приходом огузов в XI в. [32, с. 190- 33, с. 504] необоснованно. Более того, арабский источник свидетельствует, что уже ко времени арабского завоевания Азербайджан был тюркской землей [38, с. 57]. Не исключено, что начавшийся процесс сближения между арабами и населением Азербайджана и Аррана был приостановлен вторжением Сельджуков и монголов [2, с. 178- 8, с. 16], повлекшим за собой дальнейшую тюркизацию указанных провинций халифата [23, с. 836- 26, с. 660].
Уже к XIV в. арабы были ассимилированы преобладающим в Азербайджане тюркоязычным населением, а частично и татами на северо-востоке [6, с. 402]. По сообщению М. Г. Велиева (Бахарлы), к середине XX в. родным языком арабских переселенцев считался тюркский с примесью арабских элементов [4, с. 46]. Свидетельством сохранения арабами своей этнической самобытности являлись многочисленные населенные пункты в Азербайджане, в названиях которых присутствует этноним «араб», а также занятие верблюдоводством, свойственное жителям пустыни и чуждое коренному населению Азербайджана до переселения сюда арабов [4, с. 46- 6, с. 403].
Таким образом, в результате арабских завоеваний и последовавшим за ними процессом переселения арабских племен Азербайджан стал непосредственной частью арабо-мусульманской культуры, определившей путь дальнейшего развития азербайджанского народа. Со временем ислам — олицетворение арабской власти — стал не только религией, но и образом жизни. Многовековое арабское господство, даже если процесс переселения арабских племен в Азербайджан и не привел к ассимиляции местного населения, отразилось на социально-экономической, идеологической и культурной сферах, на хозяйственной структуре общества.
Список литературы
1. Бартольд В. В. Место прикаспийских областей в истории мусульманского мира. — Баку, 1924.
2. Буниятов З. М. Азербайджан в VII—IX вв. — Баку, 1965.
3. Буниятов З. М. Из истории Кавказской Албании VII—VIII вв. // Вопросы истории Кавказской Албании: сб. ст. / ред. И. Алиев. — Баку, 1962. — С. 149−180.
4. Велиев (Бахарлы) М. Г. Азербайджан: физико-географический, этнографический и экономический очерк. — Баку, 1921.
5. Велиханова Н. М. Изменение исторической географии Азербайджана в результате арабского завоевания // Историческая география Азербайджана / гл. ред. З. М. Буниятов. — Баку, 1987. — С. 46−87.
6. Гейбуллаев Г. А. К этногенезу азербайджанцев (историко-
этнографическое исследование). — Т. I. — Баку, 1991.
7. Дербенд-наме. URL: http: //www. vostlit. info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/VI/ Dag_chron/Derbend_name/frametext. htm
8. Жузе П. К. Арабские племена в Закавказье // НАИИ АН АзССР. Инв. № 507.
9. Караулов Н. А. Сведения арабских писателей о Кавказе, Армении и Азербайджане. I. Ал-Истахрий // СмОмПК. — Вып. 29. — Тифлис, 1901. — С. 1−73.
10. Крымский А. Страницы из истории северного или кавказского Азербайджана (классической Албании). Шеки // Памяти академика Н. Я. Марра (1864−1934). — М.- Л., 1938. — С. 369−384.
11. Фильштинский И. М. Халифат под властью династии Омейядов (661 750). — М., 2005.
12. Хрестоматия по истории халифата / сост. и пер. Л. И. Надирадзе. — М. ,
1968.
13. Шарифли М. Х. Феодальные государства Азербайджана второй половины IX—XI вв.еков. — Баку, 2012.
14. Armstrong K. Islam: A Short History. — New York, 2002.
15. Arnold T.W. The preaching of Islam. A History of the Propagation of the Muslim Faith. — Westminster, 1896.
16. Bonner M. Jihad in Islamic History. Doctrines and Practice. — Princeton, Oxford, 2006.
17. Bosworth C.E. Ardabil. I. History of Ardabil // Encyclopaedia Iranica. V. II, fasc. 2 / Ed. By Ehsan Yarshater. — London & amp- etc., 1986. — Р. 358−360.
18. Bosworth C.E. Arran // The Encyclopaedia of Islam. New edition. V. IV / Ed. by E. Yarshater. Vol. II, fasc. 5. — Leiden, 1997. — Р. 520−522.
19. Bosworth C.E. Azerbaijan. IV. Islamic History to 1941 // Encyclopaedia Iranica / Ed. By Ehsan Yarshater. V. III, fasc. 3. — London, New York, 1988. -Р. 224−231.
20. Bosworth C.E. Rawwadids // The Encyclopaedia of Islam. New Edition. V. VIII / Ed. by C.E. Bosworth, E. van Donzel, W.P. Heinrichs, G. Lecomte. — Leiden, 1995. — Р. 469−470.
21. Daniel E.L. Arab. III. Arab Settlements in Iran // Encyclopaedia Iranica / Ed. By Ehsan Yarshater. V. II, fasc. 2. — London & amp- etc., 1986. — Р. 210−214.
22. Donner F.G. The Early Islamic Conquests. — Princeton, New Jersey, 1981.
23. Dunlop D.M. Bab al-Abwab // The Encyclopaedia of Islam. New edition. V. I / Ed. by H.A.R. Gibb, J.H. Kramers, E. Levi-Provengal, J. Schacht, B. Lewis, Ch. Pellat. — Leiden, 1986. — Р. 835−836.
24. Dunlop D.M. Bardha’a // The Encyclopaedia of Islam. New Edition. V. I / Ed. by H.A.R. Gibb, J.H. Kramers, E. Levi-Provengal, J. Schacht, B. Lewis, Ch. Pel-lat. — Leiden, 1986. — P. 1040−1041.
25. Frye R.N. Ardabil // The Encyclopaedia of Islam. New edition. V. I / Ed. by H.A.R. Gibb, J.H. Kramers, E. Levi-Provengal, J. Schacht, B. Lewis, Ch. Pellat. -Leiden, 1986. — P. 625−626.
26. Frye R.N. Arran // The Encyclopaedia of Islam. New Edition. V. I / Ed. by H.A.R. Gibb, J.H. Kramers, E. Levi-Provengal, J. Schacht, B. Lewis, Ch. Pellat. -Leiden, 1986. — P. 660−661.
27. Hawting G.R. The First Dynasty of Islam. The Umayyad Caliphate AD 661−750. 2nd edition. — London, 2000.
28. Hodgson M.G.S. The Venture of Islam. Conscience and History in a World Civilization. V. I. — Chicago & amp- London, 1977.
29. Kennedy H. The Prophet and the Age of the Caliphates. 2nd edition. — London, 2004.
30. Lambton A.K.S. Islamic Society in Persia. — London, 1954.
31. Lewis B. The Middle East. 2000 Years of History from the Rise of Christianity to the Present Days. — London, 1995.
32. Minorsky V. Adharbaydjan // The Encyclopaedia of Islam. New Edition. V. I / Ed. by H.A.R. Gibb, J.H. Kramers, E. Levi-Provengal, J. Schacht, B. Lewis, Ch. Pellat. — Leiden, 1986. P. 188−191.
33. Minorsky V. Caucasica IV // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London. V. XV. № 3/ 1953. — P. 504−529.
34. Minorsky V. Maragha // The Encyclopaedia of Islam. New Edition. V. VI / Ed. by C.E. Bosworth, E. van Donzel, B. Lewis, Ch. Pellat. — Leiden, 1991. — P. 498 503.
35. Morony M. Arab. II. Arab Conquest of Iran // The Encyclopaedia of Islam.
New edition. Vol. II, fasc. 2 / Ed. by E. Yarshater. — London, 1986. — P. 203−210.
36. The Cambridge History of Iran. V. IV / Ed. by R.N. Frye. — Cambridge,
2010.
37. Tritton A.S. The Caliphs and Their Non-Muslim Subjects. A Critical Study of the Covenant of '-Umar. — London, 1930.
38. Azerbaycan tarixi uzre qaynaqlar / Redaktor: S. Qliyarli. — Baki, 2007.
39. Orta esr ereb menbelerinde Azerbaycan tarixine aid materiallar / Mesul redaktor: F. Qsedov. — Baki, 2005.
40. Velixanli N. 9reb Xilafeti ve Azerbaycan. — Baki, 1993.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой