Проблемы финансирования и материального обеспечения городских училищ Чувашского края в конце XVIII начале ХХ веков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А.П. ПЕТРЯНКИНА
ПРОБЛЕМЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ И МАТЕРИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГОРОДСКИХ УЧИЛИЩ ЧУВАШСКОГО КРАЯ В КОНЦЕ XVIII — НАЧАЛЕ ХХ ВЕКОВ*
Ключевые слова: школьное образование, финансирование и материальное обеспечение школ, история учебных заведений Чувашского края.
Статья посвящена малоизученному аспекту истории отечественного школьного образования. Раскрыты особенности финансирования городских училищ Чувашского края и дана характеристика их материально-технической базы. Работа выполнена на основе богатого архивного материала.
A.P. PETRJANKINA PROBLEMS OF FINANCING AND MATERIAL MAINTENANCE CITY SCHOOLS OF THE CHUVASH EDGE IN THE END OF XVIII — THE BEGINNING OF THE XX-TH CENTURIES
Key words: school education, financing and material maintenance schools, history schools of the Chuvash edge.
Article is devoted малоизученному to aspect of history of domestic school education. Features of financing of city schools of the Chuvash edge Here reveal and the characteristic of their material base is given. Work is executed on the basis of a rich archival material.
Основой для успешного функционирования и развития учебных заведений является наличие прочной и крепкой материальной базы. Состояние материальной базы во многом зависит от того, кто и как финансирует школу. В разветвленной системе образования Российской империи городские училища принадлежали к типу государственных школ, т. е. находились в подчинении Министерства народного просвещения (МНП), помимо других моментов, вытекающих из сказанного, это еще означало, что данная школа получала деньги на развитие из государственной казны.
В статье пойдет речь об источниках финансирования и характеристике материальной базы городских училищ, которые выполняли функцию главных учебных заведений в уездных городах. Они давали «повышенное начальное образование». Здесь изучали закон божий, основы русского языка, математики, истории, физики, химии, географии, биологии. В Чувашском крае данный тип учебных заведений присутствовал в Алатыре, Цивильске, Чебоксарах и Ядри-не. Возникнув в конце XVIII в., они в своем развитии прошли сложный путь, неоднократно подвергались преобразованиям, меняли наименование. Первоначально они назывались малыми народными училищами, затем были реорганизованы в уездные, позже — в городские, в конце существования — в высшие начальные училища.
Вопросы школьного дела в государственной политике России занимали важное место, однако статья расходов на образование всегда была на последнем месте. Данная ситуация заставляла школу искать иные источники финансирования. Более того, значительную часть расходов городских училищ Чувашского края, как и по всей России, составляли средства местных органов самоуправления, общественности, частных лиц, также плата за учебу, вносимая родителями учеников. Иногда в совокупности эти источники давали школе основную часть финансовых средств, т. е. преобладали над средствами казны.
* Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Роль городской образовательной среды в общественной жизни полиэтнического региона конца XVIII — начала ХХ вв. (на примере Чувашского края)», проект № 09−01−22 106 а/В.
Можно сказать, что некоторые из названных источников финансирования государством допускались не только на началах добровольности. Оказание материальной помощи школе правительство иногда принудительно возлагало на плечи органов местного самоуправления. Например, § 161 Устава 1804 г. гласил, что «Уездные училища содержатся от казны на штатном положении, с дополнением также сумм от городских обществ» [11, с. 54]. Соблюдая данное требование, в 1815 г. «градское Чебоксарское общество положило на открытие уездного училища в Чебоксарах отпускать на оное ежегодно по 795 руб.» [8. Оп. 1. Д. 528. Л. 19]. Однако, несмотря на совокупность всех названных источников финансирования, ощущалась постоянная нехватка денежных средств.
На самом начальном этапе своего развития малые народные училища финансы на развитие получали от органов местного самоуправления. Например, во время учреждения Ядринского училища в 1791 г. по поводу его финансовых возможностей было сказано, что «Учебное сие заведение состояло из одного класса и содержалось на иждивении градского общества по уставу о народных училищах» [9. Оп. 577. Д. 19. Л. 38].
С начала XIX в. государство начинает участвовать в финансировании данных школ. Правительство в силу своих возможностей по мере развития учебных заведений увеличивало расходы, отпускаемые на нужды образования. На первых порах, сразу после возникновения, малые народные училища должны были содержаться за счет органов местного самоуправления. Если учитывать, что городские думы и органы общественного призрения кроме вопросов образования еще и курировали ряд других (здравоохранения, поддержки предпринимательства, строительство дорог и др.), то получается совсем небольшая сумма денежных средств, которую эти органы могли направить на нужды просвещения. В 1788 г. Алатырская городская дума дала на эти цели 82 руб. 90,25 коп. (для сравнения другие городские думы Симбирской губернии: Ставропольская -16 руб. 63 коп.- Сызранская — 62 руб.). Таких денег, конечно, на развитие училища было недостаточно. Поэтому следующим источником финансирования были добровольные пожертвования горожан, которые собирались в кружки и ящики, выставляемые в церквах. Таким образом Алатырское училище с сентября по декабрь 1789 г. смогло получить 4 руб., менее успешным этот источник оказался в июне 1792 г. — собралось всего 15,5 коп. [1, с. 105−106]. В конце XVIII в. расходы на содержание Ядринского народного училища составили 170 руб. в год [5. Оп. 1. Д. 1. Л. 3]. В названную сумму входила оплата труда учителей и вспомогательного персонала школы. В начале XIX в. на содержание Чебоксарского малого народного училища отпускалось уже 185 руб. в год.
Как видим, на начальном этапе существования училища располагали небольшими денежными средствами, начиная с XIX в. бюджет учебных заведений стал расти.
Больших сумм требовало преобразование малых училищ в уездные в соответствии со школьной реформой правительства Александра I. В связи с этим профессором Казанского университета П. С. Кондыревым, которому высшее учебное правление поручило провести соответствующие преобразования в Казанской губернии, в начале 1817 г. «исходатайствован отпуск на уездное училище штатной суммы 1250 руб.» (для Чебоксарского училища). О такой же сумме денег говорится в рапорте директора Симбирских народных училищ Н. Кукина в училищный комитет Казанского университета от 3 июня 1816 г. [9. Оп. 577. Д. 19. Л. 39- Оп. Уч.к. Д. 191. Л. 2], необходимой для преобразования Алатырского малого училища в уездное.
Согласно смете расходов Цивильского уездного училища в 1825 г. общая сумма расходов на содержание училища составила 4895 руб. 74 коп. [2. Оп. 3.
Д. 18. Л. 114]. В течение XIX в. расходы городских училищ значительно увеличились. В 1883 г. на развитие Чебоксарского городского училища из государственного казначейства было отпущено 3290 руб. 60 коп. [10, с. 38], по сравнению с первой половиной столетия произошло увеличение финансирования более чем в 2 раза. В начале ХХ в. (1908 г.) эта сумма составляла 4934 руб. 70 коп. [3. Оп. 1. Д. 66. Л. 5]. На основе приведенных данных получается увеличение денежных средств, поступающих в бюджет школ, в течение столетия более чем в 26 раз.
Средства, поступавшие в бюджет учебных заведений, были непостоянными, также весьма относительной была доля прихода, принадлежавшая отдельно взятым источникам финансирования. Мы располагаем архивным документом, согласно которому в начале ХХ в. государственных денег было гораздо больше (69,6%), чем остальных, вместе взятых. В ведомости о поступлении денег на счет Чебоксарского городского училища в 1900 г. сказано, что общий бюджет школы составлял 4733 руб. 30 коп. Из них средств городских обществ было 876 руб., сельских обществ 76 руб., почетного смотрителя 50 руб., сбор за учение составил 498 руб., из других источников поступило 17 руб. 20 коп. [8. Оп. 2. Д. 24. Л. 9]. Как видим, львиная доля средств финансирования принадлежала государственной казне. В силу своих возможностей финансовую поддержку школе оказывали органы местного самоуправления.
Как было отмечено выше, участие органов местного самоуправления в содержании училищ было обязательным. Чаще всего это требование соблюдалось. Более того, губернские, земские или городские органы с инициативой относились к финансированию школ на своей территории, так как понимали пользу просвещения. Например, Чебоксарская городская дума в 1816 г., воодушевленная преобразованием малого училища в уездное, решила «к прежде отпускаемой сумме 795 руб. дополнить еще из городских доходов 205, что и составит по 1000 руб. ежегодно» [9. Оп. Уч.к. Д. 199. Л. 2об].
Однако среди архивных документов нам встретился и обратный пример: 13 апреля 1827 г. Ядринское мещанское общество отказалось от ежегодного взноса в 300 руб., отпускаемого уездному училищу. При всем этом хотелось бы отметить в целом положительную роль Ядринской городской думы в развитии училища: за период с 1818 по 1833 гг. она направила на содержание Ядринского училища 1789 руб. 18 коп." [5. Оп. 1. Д. 1. Л. 13, 18]. Скорее всего, приведенный негативный пример был случайностью, нежели закономерностью.
Итак, мы видим, что немалую сумму на развитие училищ начисляли органы местного самоуправления. Чаще городские и земские собрания давали деньги школам, не указывая статьи расходов, но были случаи, когда сумма переводилась под конкретные цели. Так, в 1912 г. земские пособия по Алатырскому училищу составляли: «…на преподавание новых языков (300 рублей) и на содержание учителя графических искусств (125 рублей)» [8. Оп. 2. Д. 19 973].
Очень часто в документах определяется такой источник финансовых поступлений, как «специальные средства». Сюда входили: плата учеников за учебу- вычет денег из жалованья учителей за пропущенные уроки «по неуважительной причине" — выручка от продажи книг и «ветхих, не нужных к употреблению казенных вещей» и т. п. Например, в 1849 г. Чебоксарское уездное училище от продажи различных предметов (стульев, столов, досок и т. д.) выручило 6 руб. 41 коп. [2. Оп. 3. Д. 263- 4. Оп. 1. Д. 48. Л. 13−13об.].
Кроме названных источников финансирования были и иные. Так, училища располагали ценными бумагами, проценты от которых шли каждый год на развитие школы. Например, Чебоксарское городское училище в 1883 г. имело «3782 руб. 21 коп., обращенных в бумаги. получаемые с этой суммы годовые % - 172 руб. 60 коп.» [10, с. 41].
К сказанному необходимо добавить участие почетных смотрителей в укреплении материальной базы училищ. Институт почетного попечительства (что предусматривает и должность почетного смотрителя на уровне уездных училищ), который появился в системе российского образования в начале XIX в., должен был решать одновременно две задачи. Во-первых, на эти должности назначались представители местного дворянства, которые числились на государственной службе и должны были оказывать материальную поддержку подведомственному учебному заведению. При несоблюдении последнего условия почетных попечителей или смотрителей освобождали от занимаемой должности. Во-вторых, представители благородного сословия, официально осуществляя руководство школой, должны были содействовать строгому соблюдению в практической деятельности заявленной государственной политики в области образования.
Долгое время в качестве почетного смотрителя училищ состоял цивиль-ский дворянин, известный для своего времени писатель-историк Н.С. Арцы-бышев. Эту должность в разные годы он занимал в Цивильском, Ядринском и Чебоксарском училищах. Он присутствовал во время торжественного открытия Ядринского малого народного училища в 1791 г. Выполняя обязанности почетного смотрителя, в 1814 г. им «пожертвовано было в пользу учащихся разных учебных книг на 100 руб.» [9. Оп. 577. Д. 19. Л. 38об.].
В 1818 г. по случаю преобразования Ядринского малого училища в уездное в протоколе Совета Казанского университета от 16 сентября было записано: «Слушан был рапорт Г. профессора Кондырева от 10 сентября за № 519 о преобразовании 3 и 4 числа сего сентября в городе Ядрин малого народного училища в уездное и об открытии при нем приходского училища, при чем доносить, что Г. помещик Батюшков при открытии училища оказал отличное на оном усердие и пожертвовал навсегда в пользу училища от деревни Иваньковой по 50 руб. ежегодно». Такую же сумму в 50 руб. пожертвовал почетный смотритель Чебоксарского уездного училища Посыпкин в 1835 г. [9. Оп. Уч.к. Д. 239. Л. 1- 8. Оп. 1. Д. 574. Л. 1].
На нужды Цивильского училища в 1825 г. почетный смотритель Колбецкий внес 200 руб. МНП и учебные округа определяли минимальную сумму, которую почетный смотритель обязан был внести подведомственному училищу. Однако по своему желанию попечители и смотрители могли жертвовать суммы и больших размеров. Почетный смотритель Алатырского городского училища К. Д. Попов в 1908 г. внес 980 руб., в 1910 г. — 300 руб. [7. Ф. 498. Оп. 1. Д. 56. Л. 6, 9−10- Д. 65. Л. 4−5]. Эти примеры говорят о том, что попечители чаще всего выполняли свои обязательства по материальной поддержке школ и, внося деньги в бюджет училищ, специально не интересовались, на что именно они будут потрачены.
Почетный смотритель Ядринского городского училища М. М. Таланцев в 1906 г. указал училищному руководству, на что следует израсходовать сумму в 4500 руб. — на преподавание французского и немецкого языков и графических искусств в течение трех лет, начиная с 1906/1907 учебного года. Деньги им были внесены в Ядринское уездное казначейство, а училищная дирекция составила смету расходов по годам [8. Оп. 2. Д. 5786. Л. 1−1 об.].
Приведенные примеры свидетельствуют о финансовой поддержке училищ со стороны почетных смотрителей, в большинстве случаев суммы пожертвований были весьма скромными. Когда в начале ХХ в. МНП готовило преобразование городских трехклассных училищ в четырехклассные, возникла проблема расширения площадей зданий. С ней столкнулось и Ядринское училище. Ситуацию спасло участие М. М. Таланцева, который, как отмечалось,
«. не жалеет своих средств на расширение здания и ремонт училища, хотя бы это и стоило дороже 2 тыс. руб.» [8. Д. 7074. Л. 13].
Кроме почетных смотрителей в ряде случаев финансовую поддержку училищам оказывали другие граждане. Например, в 1817 г. Ядринскому малому училищу было «пожертвовано в пользу училища от разных лиц деньгами 70 руб.» [9. Оп. 577. Д. 19. Л. 39].
Анализ участников в финансировании училищ показывает достаточно пеструю картину. В 1825 г. общая сумма на содержание Цивильского уездного училища составляла 4895 руб. 74 коп. [2. Оп. 3. Д. 18. Л. 114]. Согласно указанному документу 25,5% от общей суммы составили поступления из государственного бюджета, с учетом сэкономленных с прошлого года бюджетных денег получается 30,45% общей суммы, которой располагало училище в течение года. Участие городской думы в содержании школы составило 6,13%. В отчете Чебоксарского городского училища за 1900 г. приведена «Ведомость о приходе суммы в отчетном году». Всего денежных средств в этом году поступило 4733 руб. 30 коп. [8. Оп. 2. Д. 24. Л. 9]. В процентах доля государственного казначейства составляла 69,56%, городского общества — 18,51%, почетного смотрителя — 1,05%, сбор за учение — 10,52%, другие источники — 0,36%.
В 1908 г. Чебоксарское городское училище получило из казны — 3715 руб. 20 коп. (75,0%), от городского общества — 462 руб. 50 коп. (9,3%), из специальных средств училища — 775 руб. (15,7%) [3. Оп.1. Д. 66. Л. 5]. Данный пример показывает значительное преобладание сумм, поступивших из государственной казны. Интересные данные содержит документ по Алатырскому городскому училищу в 1908 г., получившему 7095 руб., в том числе: 2015 руб. от Алатырского городского общества (28,4%), 1000 руб. — Алатырской городской управы (14,1%), 3100 руб. — Алатырского уездного земского собрания (43,7%), 980 руб. — почетного смотрителя К. Д. Попова (13,8%) [7. Оп. 1. Д. 56. Л. 6, 9−10].
Средства из государственной казны здесь не указаны, поэтому напрашивается вывод, что в 1908 г. государство осталось в стороне от финансирования Алатырского училища. Однако это вызывает большие сомнения, так как подотчетные МНП учебные заведения всегда получали казенные деньги на основные статьи своих расходов. Вероятно, произошла канцелярская ошибка. По данным другого документа, в распоряжении названного училища к 1908 г. имелось 5000 руб., а из фонда МНП было направлено 13 790 руб. 20 коп. Алатырское городское общество ассигновало училищу 1000 руб. [7. Д. 21. Л. 21- Д. 17. Л. 5].
Денежные средства в бюджет училищ поступали под строгую отчетность. Нужно было фиксировать, на что и сколько денег было потрачено. В 1828 г. Ядринское уездное училище израсходовало на оплату труда своим работникам в качестве годового жалования: штатному смотрителю — 300 руб., учителю первого класса — 250 руб., учителю второго класса — 250 руб., законоучителю — 75 руб., учителю рисования — 60 руб. [5. Оп. 1. Д. 1. Л. 13]. Всего 935 руб. «ушло» на выплату заработной платы преподавателей. О других статьях расхода на этот год данных обнаружено не было.
Более полные данные о расходах денежных средств училищ нам удалось найти на начало ХХ в. Расходы Чебоксарского городского училища в 1900 г. составили 6176 руб. 17 коп. Основная часть денег из этой суммы (45,6%) была потрачена на «содержание личного состава» училища — 2815 руб. 60 коп., далее шли расходы на ремонт и страховку помещения — 1251 руб. 60 коп. (20,3%), хозяйственные и канцелярские расходы — 874 руб. 57 коп. (14,2%), приобретение учебных пособий — 428 руб. 95 коп. (6,9%) и прочие расходы -806 руб. 12 коп. (13%) [8. Оп. 2. Д. 24. Л. 9].
Относительно имеющихся в распоряжении школ денег следует отметить, что учебные заведения очень часто располагали суммами, оставшимися неизрасходованными к концу года. Это могло происходить по разным причинам. В большинстве случаев из-за невыполнения нагрузки учителями из их жалованья вычиталась соответствующая сумма. Практически все училища владели ценными бумагами, которые приносили дополнительные доходы. Руководство училищ иногда пыталось прогнозировать, сколько рублей удастся сэкономить к концу года и, главное, на что этот остаток можно будет израсходовать. Об этом говорит архивный документ от 1815 г.: «Горожание обязуются. ежегодно по 795 руб. А нам по уставу учебных заведений как уездному училищу ежегодно должно отпускать 1250 руб. и соответственно 800 руб. оставаться будет на наем квартиры под училище и учителям, но и от сего вероятно ежегодно будет в остатке от 4 до 500 руб.» [8. Оп. 1. Д. 528. Л. 4].
В качестве расходов встречаются разные статьи. Делопроизводственные документы подробно их описывают. Например, в «хозяйственные и канцелярские расходы» входили стоимость дров — 22 руб. 50 коп., платье служителю училища — 243 руб., училищному ассенизатору — 30 руб., оплата постоянного училищного водовоза — 29 руб., на устройство гимнастических снарядов — 50 руб., на покупку стекла для училищных рам — 50 руб., на канцелярские бланки -37 руб. 45 коп., керосин и свечи — 34 руб., на канцелярские принадлежности -281 руб. Итого — 874 руб. 57 коп. [8. Оп. 1. Д. 528. Л. 4].
Иногда в расходах учебных заведений встречается оплата командировок учителей, поездка на курсы повышение квалификации и др. В отчете Чебоксарского городского училище зафиксировано, что «На командировку учителя Волжанина на курсы ручного труда в город Москву — 120 руб.».
В 1902 г. расходы Цивильского городского училища составили 3146 руб. 8 коп. Из этой суммы 2000 руб. 06 коп. (63,6%) было израсходовано на содержание учителей и служебного персонала. Приобретение учебных пособий стоило 370 руб. 20 коп. (11,8%), хозяйственные и канцелярские расходы — 515 руб. 82 коп. (16,4%). Такая статья расхода, как награды и пособия служащим, составила 190 руб. (6%), ремонт и страховка помещения — 25 руб. (0,8%), прочие расходы — 45 руб. 00 коп. (1,4%) [2. Оп. 2. Д. 25. Л. 27].
В 1910 г. расходы Алатырского городского училища составили 8678 руб. Большое место в них заняли средства на «ремонт и страховку помещения в связи с последствиями пожара», которые стоили училищу 4600 руб. (53%). Начисления на оплату труда работникам училища составили 2000 руб. 80 коп. (23%), хозяйственные и канцелярские расходы — 718 руб. (8,3%), приобретение учебных пособий — 500 руб. (5,8%), найм помещения — 700 руб. (8,1%), прочие расходы — 60 руб. (0,7%) [7. Оп. 1. Д. 67. Л. 2].
Архивные документы свидетельствуют, что традиционно основная часть денежных средств расходовалась на зарплату учителей и служебного персонала училищ. На втором месте стояло приобретение учебников и учебного оборудования. В тех случаях, если возникали потребности серьезного ремонта или строительства зданий для училища, около половины всех расходов занимали эти статьи.
(Продолжение следует)
Литература и источники
1. Артамонова Л. М. Из истории школьной реформы Екатерины II: Алатырское малое народное училище — первое на территории Чувашии / Л. М. Артамонова // Служение истории. Чебоксары, 2005. С. 99−121.
2. Государственный архив Чувашской Республики (далее — ГИА ЧР). Ф. 211. — Цивильское начальное училище.
3. ГИА ЧР. Ф. 215. — Инспектор народных училищ Чебоксарского уезда Казанской губернии.
4. ГИА ЧР. Ф. 216. — Чебоксарское уездное училище.
5. ГИА ЧР. Ф. 222. — Ядринское уездное училище.
6. ГИА ЧР. Ф. 490. — Штатный смотритель чебоксарских училищ Казанского учебного округа.
7. ГИА ЧР. Ф. 498. — Алатырское высшее начальное училище.
S. Национальный архив Республики Татарстан (далее — НА РТ). Ф. 92. — Попечитель Казан-
ского учебного округа.
9. НА РТ. Ф. 977. — Училищный комитет.
10. Отчет о состоянии народных училищ Казанской губернии за 1SS3 г. Казань: ТипоЛитография В. М. Ключникова, 1SS4.
11. Устав учебных заведений, подведомых университетам. 1S04 г. // Школьное образование в России в конце XVIII—XIX вв.: сб. документов / сост. А. В. Арсентьева, А. П. Петрянкина. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2005. С. 29−59.
ПЕТРЯНКИНА АЛЕВТИНА ПЕТРОВНА — кандидат педагогических наук, доцент кафедры Отечественной истории имени А. В. Арсентьевой, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (alevtina-pet@mail. ru).
pEtRJANKINA ALEVTINA PETROVNA — candidate of pedagogical sciences, associate professor of department of Russian history named after A.V. Arsenteva, Chuvash State University, Russia, Cheboksary.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой