Клинтух Columba oenas - новый гнездящийся вид Ставропольского края

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Хохлов А.Н. 199G. Вьюрковые в антропогенных ландшафтах Ставропольского
края llМалоизученные птицы Северного Кавказа. Ставрополь: 17G-195. Bergmann H. -H. 2GG6. Grunfinken (Carduelis chloris) und Stieglitre (C. carduelis)
im Sonnenblumenfeld ll Vogelk. Hefte Edertal. 32: 57−67. Gillespie G.D. 1982. Greenfinch feeding behaviour and impact on a rapeseed crop in
Oamaru, New Zealand ll New Zealand J. Zool. 9, 4: 481−486. Gluck E. 1981. Beleuchtungsstarke der Neststandorte bei einigen Finken (Fringil-lidae) und beim Grauschnapper Muscicapa striata ll Anz. Ornithol. Ges. Bayern 20, 1: 31−44.
Newton J. 1967. The adaptive radiation and feeding ecology of some British finches ll Ibis 109, 1: 33−98.
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2008, Том 17, Экспресс-выпуск 45U: 1692−1697
Клинтух Columba oenas — новый гнездящийся вид Ставропольского края
О. А. Бобенко, М. П. Ильюх, А. С. Плеснявых, А. И. Друп, В. Д. Друп, А. Н. Хохлов
Второе издание. Первая публикация в 2007*
Ещё более ста лет назад М. Н. Богданов (1879) встречал клинтуха Columba oenas в период гнездования по обе стороны Кавказского хребта и предполагал, что он является оседлым на всей территории Кавказского края.
В настоящее время в Северной Осетии клинтух является редким исчезающим видом, внесённым в Красную книгу республики. В начале ХХ века до 195G^ годов он был здесь многочисленной гнездящейся птицей лесных местообитаний, был многочислен также на пролёте и зимовке. В конце ХХ века он стал немногочисленным на пролёте и зимовке и практически исчез с гнездования. На сегодняшний день известно только одно место размножения клинтуха в Северной Осетии — святая «Роща Хетага», где ежегодно гнездится 1−6 пар этого вида (Комаров 1989, 2GG3, 2GG7).
Согласно В. С. Петрову с соавторами (1982), клинтух гнездится в полупустынной зоне Терско-Кумского междуречья и Приморской низменности Дагестана, в степной зоне Предкавказья. Он также гнездит-
* Бобенко О. А., Ильюх М. П., Плеснявых А. С., Друп А. И., Друп В. Д., Хохлов А. Н. 2007. Клинтух — новый гнездящийся вид Ставропольского края // Птицы Кавказа: Изучение, охрана и рациональное использование. Ставрополь: 6−16.
ся в Хасавюртовском, Магарамкенском и Курахском районах Дагестана (Джамирзоев и др. 2000). В 1960—1970-е годы область гнездования этого голубя в регионе резко сократилась, но после падения численности на юге республики наблюдался небольшой её рост. В миграционный период его численность составляет более 1 тыс. особей (Там же).
В Кабардино-Балкарии, по сведениям С. А. Юдина и Д.Е. Красули-ной, в курортном парке Долинск города Нальчика постоянно гнездятся 2−4 пары клинтуха (Парфёнов и др. 2006).
В Ростовской области в первой половине ХХ века этот голубь в небольшом количестве гнездился в лесах по Дону и Северскому Донцу, местами в байрачных лесах в северной половине области. В настоящее время размножение клинтуха в области не отмечается (хотя не исключено), и здесь он наблюдается только на пролёте (Миноранский 2002). В Краснодарском крае клинтух — редкий пролётный и гнездящийся вид широколиственных лесов предгорий и гор (Плотников 1989, 2000). В Карачаево-Черкесии клинтух является пролётным и зимующим видом, его гнездование здесь ранее отмечалось, но в настоящее время не регистрируется (Караваев, Хубиев 2007).
Ныне на всём юге европейской части России отмечается сокращение области распространения и численности клинтуха, вплоть до полного его исчезновения в некоторых районах (Белик и др. 2003, 2006).
В литературе имеются противоречивые данные о гнездовании клинтуха в Ставропольском крае. Так, Н. Я. Динник (1886) считал этот вид редким на зимовке. С. М. Фёдоров (1955) полагал, что клинтух гнездится по долинам горных рек в предгорьях и горах Ставрополья, а на зиму он отлетает. И. Б. Волчанецкий (1959) встречал клинтуха на гнездовании в лесах ставропольской лесостепи. А. С. Будниченко (1965) наблюдал клинтуха на пролёте в лесопосадках края.
А. Н. Хохлов (1985) относит клинтуха к пролётным и зимующим птицам Ставрополья. Согласно его данным, в 1980—1990-е годы в зимне-весенний период этот голубь был весьма обычен и образовывал скопления численностью 1. 5−3 тыс. особей (Хохлов 1985, 2000- Хохлов, Ильюх 1997, 2002, 2004- Хохлов и др. 2001, 2004, 2005). Затем численность зимующих клинтухов сократилась, а в последние годы она стала понемногу расти. Во время наших наблюдений в 2004—2007 годах в Ставропольском крае клинтух зимой ежегодно встречался небольшими стаями вдоль автотрасс, в лесополосах и на полях.
Таким образом, в настоящее время клинтух на Ставрополье — редкий пролётный и зимующий вид, внесённый в Красную книгу края (2002) со статусом 3-й категории редкости. Вопрос о его гнездовании здесь до последнего времени оставался открытым (Хохлов, Ильюх 1997, 2002, 2004- Хохлов 2000- Хохлов и др. 2004, 2005). Гораздо чаще этот голубь встречается на территории края во время пролёта и зи-
мовки (Хохлов 1985- Хохлов и др. 2001- Бобенко 2005). Размножение клинтуха предполагается в окрестностях озера Тамбукан и на территории города Ессентуки (Парфёнов и др. 2006). Однако в крае до сих пор не было достоверных находок гнёзд этого вида.
Поэтому столь сенсационным выглядит обнаруженное в начале мая 2007 года разреженное ленточное групповое поселение клинтуха (около 20 пар) в вертикальных полостях полых железобетонных опор высоковольтных ЛЭП (!). Поселение этих голубей размещалось вдоль гравийной и грунтовой дороги между селом Краснокумское и хутором Левобережный Георгиевского района Ставропольского края, в 3 км к северу от г. Георгиевска. Общая длина поселения составила 3 км, ширина 100 м, площадь около 30 га. Сами гнёзда размещаются в метре от верха опоры, опираясь на болт, насквозь пронизывающий опору (к нему снаружи крепятся провода). Высота расположения гнёзд в опорах колеблется от 10 м (3 гнезда) до 15 м (17 гнёзд). Расстояние между ближайшими опорами с гнёздами клинтуха варьирует от 30 до 200 м, в среднем 150 м. Опоры ЛЭП с гнёздами удалены от дороги на 5−30 м.
Рядом с поселением клинтуха расположены пойменный лес по реке Куме в месте, где в неё впадает Подкумок, пойменный луг, поля озимой пшеницы, залежные поля, придорожные и полезащитные лесополосы, различные строения человека, в том числе и жилые дома. 15 гнёзд клинтуха располагались возле пойменного леса (основные породы — тополь, ива, дуб, клён, ясень), 5 гнёзд — на совершенно открытом месте на окраине села, вдали от деревьев (!). В самом пойменном лесу подходящих для гнездования клинтуха дуплистых деревьев практически нет.
Отметим, что подобным образом в полостях железобетонных опор ЛЭП на Ставрополье в последние десятилетия стала гнездиться галка Сопиэ шопвё, и1а, образуя разреженные ленточные поселения (Константинов, Хохлов 1989).
Описанное гнездование клинтуха в открытой местности в опорах ЛЭП меняет сложившееся представление о нём как исключительно лесном обитателе, гнездящемся в дуплах, во всяком случае, в пределах России (Михеев 1975- Котов 1993). А. С. Мальчевский и Ю. Б. Пукинский (1983) считают, что его численность определяется наличием подходящих для гнездования дупел, а при их недостатке голубь может поселяться под расщепом сломанных деревьев или в полуоткрытых изъянах стволов. Изредка клинтух устраивает гнёзда в расщелинах скал (Горшков 1977). В Башкирии отмечались случаи его гнездования в сорочьих гнёздах (Положенцев, Никифорук 1949).
В обнаруженном нами районе гнездования клинтух проявляет себя как синантропный склерофил, абсолютно не боящийся человека и подпускающий его на 15−20 м от гнездовой опоры и не реагирующий
на проезжающий автотранспорт. Некоторые опоры с гнёздами клинтуха располагались всего в 30 м от жилья человека.
Во время обследования этого поселения клинтуха 17 июня 2007 взрослые птицы парами сидели на проводах у опор ЛЭП с гнёздами и на самих вершинах опор у вертикального входа в гнездовую полость. Некоторые голуби ещё докармливали зобной массой месячных, хорошо летающих молодых первого выводка. Одновременно клинтухи готовились ко второму циклу размножения: токовали (на проводах, опорах, сухих деревьях) и часто посещали гнездовые ниши в опорах. Токовые полёты наблюдаются с момента занятия гнездового участка и продолжаются до вылупления птенцов. Их можно описать следующим образом. Самец срывается с проводов, летит по наклонной траектории, делает несколько хлопков крыльями и далее планирует к дереву, где опять начинает ворковать, и через некоторое время возвращается на провода.
Судя по возрасту птенцов, начало первой кладки приходится на начало мая. Вылет молодых первого выводка наблюдался в середине июня, второго — в последней декаде августа. При осмотре поселения 26 августа 2007 мы наблюдали пары с молодыми птицами, которые ещё держались возле взрослых. К этому времени большинство клинтухов уже покинули гнездовые участки.
В опорах ниже гнёзд клинтуха (на 1−3 м) нередко селятся полевые воробьи Passer montanus. Поблизости также гнездятся серая ворона Corvus cornix, к которой у клинтуха абсолютно индифферентное отношение, чёрный коршун Milvus migrans, сплюшка Otus scops и удод Upupa epops (сплюшка и удод активно токовали).
По-видимому, это уникальное поселение клинтуха существует не один год, и ему в настоящее время ничто не угрожает. Похоже, что у этих птиц изначальная связь с пойменным лесом находится в остаточном состоянии и постепенно утрачивается.
Находка клинтуха на гнездовании в окрестностях Георгиевска позволяет сделать следующие выводы. 1) Клинтух является гнездящимся видом Ставропольского края. 2) Клинтух гнездится здесь не как дендрофильный вид в дуплах деревьев, а как склерофил в полостях опор ЛЭП в открытом ландшафте. 3) При этом клинтух проявляет себя как типичный синантроп.
Литература
Белик В. П., Комаров Ю. Е., Музаев В. М., Русанов Г. М., Реуцкий Н. Д., Тиль-ба П.А., Поливанов В. М., Джамирзоев Г. С., Хохлов А. Н., Чернобай В. Ф. 2006. Орнитофауна Южной России: характер пребывания видов и распределение по регионам // Стрепет 4, 1: 5−35. Белик В. П., Поливанов В. М., Тильба П. А., Джамирзоев Г. С., Музаев В. М., Букреева О. М., Русанов Г. М., Реуцкий Н. Д., Мосейкин В. Н., Чернобай
В.Ф., Хохлов А. Н., Ильюх М. П., Мнацеканов Р. А., Комаров Ю. Е. 2003. Современные популяционные тренды гнездящихся птиц Южной России // Стрепет 1, 1: 10−30.
Бобенко О. А. 2005. О зимовке клинтуха на Ставрополье // Проблемы развития биологии и экологии на Северном Кавказе. Ставрополь: 33−34.
Богданов М. Н. 1879. Птицы Кавказа // Тр. общ-ва естествоиспыт. при Импер. Казан. ун-те 8, 4: 1−188.
Будниченко А. С. 1965. Птицы искусственных лесонасаждений степного ландшафта и их питание // Птицы искусственных лесонасаждений. Воронеж: 5−285.
Волчанецкий И. Б. 1959. Очерк орнитофауны Восточного Предкавказья // Тр. НИИ биол. и биол. фак. Харьков. ун-та 28: 7−38.
Котов А. А. 1993. Клинтух — Columba oenas Linnaeus, 1758 // Птицы России и сопредельных регионов: Рябкообразные, Голубеобразные, Кукушкообразные, Со-вообразные. М.: 65−79.
Горшков П. К. 1977. Отряд голубеобразные — Columbiformes // Птицы Волжско-Камского края: Неворобьиные. М.: 221−234.
Джамирзоев Г. С., Хохлов А. Н., Ильюх М. П. 2000. Редкие и исчезающие птицы Дагестана и их охрана. Ставрополь: 1−146.
Динник Н. Я. 1886. Орнитологические наблюдения на Кавказе // Тр. С. -Петерб. общ-ва естествоиспыт. 17, 1: 260−378.
Караваев А. А., Хубиев А. Б. 2007. Список птиц Карачаево-Черкесии и характер пребывания // Кавказ. орнитол. вестн. 19: 82−93.
Комаров Ю. Е. 1989. Голубеобразные трансформированных ландшафтов Северной Осетии // Синантропизация животных Северного Кавказа. Ставрополь: 46−49.
Комаров Ю. Е. 2003. Орнитофауна Брутских рыборазводных прудов РСО-Алании // Фауна Ставрополья. Ставрополь, 11: 48−58.
Комаров Ю. Е. 2007. К биологии некоторых видов птиц РСО-Алании // Кавказ. орнитол. вестн. 19: 93−105.
Константинов В. М., Хохлов А. Н. 1989. Особенности экологии и поведения галки в антропогенных ландшафтах Ставропольского края // Экологические проблемы Ставропольского края и сопредельных территорий. Ставрополь: 220 229.
Мальчевский А. С., Пукинский Ю. Б. 1983. Птицы Ленинградской области и сопредельных территорий: История, биология, охрана. Л., 1: 1−480.
Миноранский В. А. 2002. Животный мир Ростовской области (состав, значение, биологическое разнообразие). Ростов-на-Дону.
Михеев А. В. 1975. Определитель птичьих гнёзд. М.: 1−171.
Парфёнов Е. А., Тельпов В. А., Шведов Р. Н. 2006. Клинтух на Ставрополье и сопредельных территориях // Кавказ. орнитол. вестн. 18: 164−170.
Петров В. С., Казаков Б. А., Темботов А. К., Шхашамишев Х. Х. 1982. Птицы Северо-Кавказского региона // Ресурсы живой природы. Ч. 2. Позвоночные животные суши. Ростов-на-Дону: 20−23.
Плотников Г. К. 1989. Животный мир Краснодарского края. Краснодар: 1−271.
Плотников Г. К. 2000. Фауна позвоночных Краснодарского края. Краснодар: 1−99.
Положенцев П. А., Никифорук К. С. 1949. Животный мир Башкирии. Уфа.
Фёдоров С. М. 1955. Птицы Ставропольского края // Материалы по изучению Ставропольского края. Ставрополь, 7: 165−193.
Хохлов А. Н. 1985. К экологии Columbiformes на Ставрополье // Экология и население птиц. Иркутск: 128−141. Хохлов А. Н. 2000. Животный мир Ставрополья. Ставрополь: 1−200. Хохлов А. Н., Ильюх М. П. 1997. Позвоночные животные Ставрополья и их охрана. Ставрополь: 1−103. Хохлов А. Н., Ильюх М. П. 2002. Птицы // Красная книга Ставропольского края. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений и животных. Ставрополь, 2: 111−188. Хохлов А. Н., Ильюх М. П. 2004. Редкие и исчезающие птицы Ставрополья и их охрана // Современное состояние и проблемы охраны редких и исчезающих видов позвоночных животных Южного федерального округа Российской Федерации. Ставрополь: 3−39. Хохлов А. Н., Ильюх М. П., Казиев У. З. 2005. Редкие наземные позвоночные
Ставропольского края. Ставрополь: 1−216. Хохлов А. Н., Мишвелов Е. Г., Ильюх М. П., Зазулинский А. Х. 2004. Охота на
Ставрополье. Ставрополь: 1−208. Хохлов А. Н., Хохлова З. И., Хохлов Н. А. 2001. Зимующие птицы Ставропольского края и сопредельных территорий. Ставрополь: 1−96.
Ю ^
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2008, Том 17, Экспресс-выпуск 450: 1697−1698
Новые данные о хищничестве
большого пёстрого дятла Dendrocopos major
В. П. Иванчев
Второе издание. Первая публикация в 1995*
В 1987—1994 годах в Окском заповеднике собраны дополнительные данные по хищничеству большого пёстрого дятла Dendrocopos major, которые не только увеличивают список видов-жертв, но и позволяют глубже понять данное явление.
К опубликованным сведениям о хищничестве большого пёстрого дятла в Окском заповеднике (Иванчев 1991) мы можем добавить ещё случаи нападения на гнёзда горихвостки-лысушки Phoenicurus phoeni-curus, длиннохвостой синицы Aegithalos caudatus, садовой славки Sylvia borin, лазоревки Parus caeruleus, вертишейки Jynx torquilla и седого дятла Picus canus.
Гнёзда указанных птиц подвергались нападению со стороны дятлов в основном в то время, когда в них находились подросшие птенцы.
* Иванчев В. П. 1995. новые данные о хищничестве большого пёстрого дятла // Тр. Окского заповедника 19: 310−311.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой