Эксплуатация этничности как угроза национальной безопасности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 361: 394
Коробкина Анна Николаевна
Korobkina Anna Nikolaevna
аспирант Краснодарского государственного университета культуры и искусств dom-hors@mail. ru
PhD student, Krasnodar State University of Arts and Humanities dom-hors@mail. ru
ЭКСПЛУАТАЦИЯ ЭТНИЧНОСТИ КАК УГРОЗА
НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
USE OF ETHNICITY CONCEPT AS A THREAT TO NATIONAL SECURITY
Аннотация:
Summary:
Этничность — важнейший рычаг для подрыва национальной безопасности. Эксплуатация этнической темы является средством психологической и идеологической борьбы в медиасреде. Сегодня складываются новые СМИ, возрастает роль Интернета, заметно сократилась доля радиовещания, печатных СМИ и телевидения. Медиа, становясь главной возможностью получения информации о происходящем в мире, способны существенно повлиять на общественное мнение.
Ethnicity is a key leverage for national security derogation. The ethnic topic is a means of psychological and ideological struggle in the mass media. At the present time new media outlets are emerging, the role of Internet is growing, the interest of broadcasting, print media and television has been substantially dropping off. Mass media, being the main source of the global news events, can govern public opinion.
Ключевые слова:
этничность, этнос, патриотизм, медиа.
Keywords:
ethnicity, ethnos, patriotism, media.
Эксплуатация этнической темы является средством психологической и идеологической борьбы в медиасреде. Этничность — важнейший рычаг для подрыва национальной безопасности. Это во многом обусловлено тем, что «этнос» — это возникающая естественно-историческим путем форма коллективного существования людей, которая не зависит от воли входящих в нее индивидов и способна к устойчивому многопоколенному существованию за счет самовоспроиз-водства [1]. Вот эта независимость от индивида содержание «социального признака» «этничность» позволяет его эксплуатировать особым способом. Л. Н. Гумилев подчеркивает, что этничность представляет собой как социальную, так и биофизическую реальность, не являющуюся в то же время ни той, ни другой в чистом виде. С. В. Лурье также подчеркивает: «Этнос — это социальная общность, которой присущи специфические культурные модели, обусловливающие характер активности человека в мире, и которая функционирует в соответствии с особыми закономерностями, направленными на поддержание уникального для каждого общества соотношения культурных моделей внутри общества в течение длительного времени, включая периоды крупных социокультурных изменений» [2].
С точки зрения социально-политической эксплуатации важно то, что этничность уже на уровне бессознательного дифференцирует людей на «Мы — Они», «Свои — Чужие». Политика также консолидирует людей часто на основе оппозиции «Мы — Враги». Вот эта простота картины мира, создаваемая политическим и этническим сознанием, порождает необычайно эффективную предпосылку для манипуляции массовым сознанием.
Рассматриваемая тема имеет непосредственное отношение к Северокавказскому региону. Тема этничности в этом случае эксплуатируется внутриполитически. Так, Президент Р Ф Д. А. Медведев в послании Федеральному Собранию (ноябрь 2009 г.) указывал: «Северный Кавказ является самой серьезной внутриполитической проблемой для РФ» [3]. Основой этого служит не просто полиэтничность региона, а наличие критического уровня противоречий в сфере межэтнических отношений. Источником антагонизма являются не сами этнические различия, а конкурентная борьба этнических и политических сил за перераспределение власти и ресурсов влияния [4, с. 85]. Межэтнические, внутриэтнические межклановые или территориальные споры возникают не сами по себе, а вследствие их политической эскалации. В то же время Северный Кавказ находится на пересечении геополитических интересов, под воздействием глобальных информационных сетей, некоторые из которых приносят прямые политические угрозы [5, с. 85].
Медиа, становясь главной возможностью получения информации о происходящем в мире, способны существенно повлиять на общественное мнение, с помощью различных приемов навязать ту или иную оценку хода событий, сконструировать в сознании аудитории картину мира, далекую от подлинной, и образ события, не соответствующий объективной реальности. Дело в том,
что сегодня складываются новые СМИ, возрастает роль интернет-блогов, социальных сетей, социальных новостей и заметно сократилась доля радиовещания, печатных СМИ, и даже телевидение перестает играть роль ведущего источника информации. Для Северного Кавказа это характерно также, и поэтому меняется не только структура информационного пространства, но и его субъекты и акторы. Например, молодежь и активная часть населения интенсивно использует для общения и получения оперативной информации социальные сети, блоги, тематические сайты с развитой интерактивной связью, CMC-рассылки. Исключительную роль в современном комму-ницировании занимает блогосфера: в ней вычленяется наиболее социально значимое явление, возникает диалог и дискуссия. Так, террористический акт в Ставрополе (26 мая 2010 г.) получил информационное сопровождение на отдельных сайтах, оперативно появились списки погибших и пострадавших, социальная сеть «ВКонтакте» была переполнена сообщениями и комментариями по поводу случившегося [6]. В этом случае неосторожный или спланированный акцент на этничности способен породить необычайный конфликт и даже войну.
Кроме того, в процессе освещения событий современными электронными масс-медиа в коммуникативно-культурном пространстве помимо объективных фактов, отраженных в рамках различных жанров, различных средств репрезентации, на основании субъективного взгляда автора, оператора, режиссера, неизбежно, помимо опосредованного отражения социальной действительности и жизни общества, используются авторская интерпретация событий и их контекста, в рамках социального конструирования фактуальности создаются мифологемы и фактоиды [7, с. 67]. Ежедневно, независимо от различных обстоятельств окружающей реальности, происходит отражение и конструирование социальной действительности в электронных средствах массовой информации. Медиа, экранные технологии формируют нужного обществу человека, в том числе и в отношении того, что касается базовых, социальных идентичностей. Процессы социализации и ресоциализации также начинают проходить в контексте аудиовизуальной культуры с помощью переработки социальной информации субъектами, которые, в какой-то мере, сами и создают эту информацию. Среди различных приемов переработки объективной информации субъектами социальной деятельности большое место занимают фактоиды, порождающие иллюзорную феноменологию повседневности, неотличимую от объективности.
Следующим важным технологическим приемом эксплуатации этничности является манипулирование, основанное на противопоставлении «Мы — Они». Политическим лидерам и элитам легко манипулировать этничностью с целью мобилизации населения, особенно в периоды, когда общество сотрясают социально-экономические перемены, так как двухполюсная оценка событий порождает иллюзию простоты объяснению происходящих событий и иллюзию простого решения неразрешимых или сложных проблем [8, с. 126]. Чаще всего такие рецепты лежат на пути силового, административного решения. На самом деле, в результате получается противоположный эффект. Эскалация этничности, как правило, ведет к политизации этнического сознания и к угрозе территориальной целостности государства. Поэтому особую актуальность имеет задача деполитизации этничности через СМИ в республиках Северного Кавказа, ведь, по мнению многих исследователей (В.А. Авксентьева, Г. Д. Гриценко, А. В. Дмитриева и др.), Северный Кавказ характеризуется сильной политической доминантой в структуре системного этнополитического кризиса [9].
Эксплуатация этничности, в том числе в политических целях, ведет к такой разрушительной для этнического сознания форме, как его архаизация и даже варваризация. Они переводят механизмы манипулирования общественным сознанием на Северном Кавказе на уровень архе-типических животнообразных структур. В российских медиа это иногда подается как элемент романтизации традиционной культуры: умыкание невест, абречество, кровная месть. А ведь значительное число боевиков как раз и рекрутируется на основе эксплуатации чувства абрече-ства, кровной мести и т. п. Эксплуатация этичности через механизмы архаизации сознания ведет к реанимации в политическом сознании исторических антагонизмов и конфликтов. Газета «Карачаево-Балкарский мир» в 2009 г. представила ряд публикаций, направленных на дискриминацию христианства и казачества, реанимацию исторических конфликтов. В частности, в материале о Великой Отечественной войне говорилось: «Аборигены Кавказа во время оккупации могли думать: какая разница под кем ходить — под русским или немцем, а может, редька окажется слаще хрена?» [10, с. 261].
Эксплуатация этничности осуществляется также через идеологемы сакрализации, традиционализма и исламизма. Медиасредства применяют технологии внедрения идеологем ислама и сакральных чувств для активизации национального самосознания, для политического использования национального движения. Традиционализм, как правило, на Северном Кавказе поддерживается региональными правящими элитами. Фундаменталистский радикальный ислам чаще понимается как нечто привнесенное извне. Отсюда следует, что идеи радикального исла-
ма — салафизма — пропагандируются в нелегальных печатных изданиях, а идеи этнической исключительности народа распространяются через научные и учебные издания, прессу. Поэтому глубинной основой манипуляции этническим сознанием со стороны местных элит Северного Кавказа является некая амбивалентность позиции: они активно демонстрируют свою вербальную лояльность федеральному центру и при этом апеллируют к лозунгам сохранения этнокультурной самобытности для сакрализации собственной власти.
Подчеркнем еще одну интенсивную форму эксплуатации этнического сознания на Северном Кавказе — это сепаратизм. Он ведет к радикализации этнического сознания путем пропаганды «непримиримости» к «врагам», «нечистым» и пр. Сепаратизм пробуждает клановые и коллективные инстинкты для коллективных действий по территориальному отделению. При этом факт территориального самоопределения трактуется как высшее достижение свободы, независимости и счастья для всех. Исследователи, например, подчеркивают, что сегодня в Чечне сепаратизм носит преимущественно латентный характер. Однако манипулятивной основой такой идеологии является всегда подмена кланового интереса и общего: интерес клана с помощью идеологем и мифологем репрезентируется в медиа как общий, единый. Для этого как высшее национальное качество эксплуатируется тема патриотизма, любви к родине, родной земле, верность предкам и пр.
Таким образом, культурная идентичность, патриотизм, любовь к Родине наряду с важными качествами развития культуры любого социума и этноса в то же время служат основой социально-политической эксплуатации — разжигания этнической вражды, использования этносо-знания в интересах клановых и элитарных целей. Существует масса утонченных приемов, используемых в масс-медиа для такого манипулирования. В таких регионах, как Северный Кавказ такого рода механизмы подрывают основу национальной безопасности.
Ссылки:
1. Гумилев. Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 2008.
2. Лурье С. В. «Историческая этнология». М., 1998.
3. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. 12 ноября 2009 г. URL:
http: //www. kremlin. ru/transcripts/5979
4. Мишин В. Е. Безопасность Северного Кавказа в условиях глобализации: дис. … канд. полит. наук. Пятигорск, 2005.
5. Там же.
6. Роль СМИ в блоковых конфликтах // Этнополитические процессы на юге России: от локальных к блоковым конфликтам / В. А. Авксентьев, С. Н. Зинев, Д. А. Лавриненко и др. Ростов н/Д, 2011.
7. См. об этом: Шварц М. И. Фактоиды как средство конструирования социальной реальности // Социально-гуманитарный вестник: Всероссийский сборник научных трудов. Специальный выпуск (10). «Мировоззренческие и методологические проблемы современного социогуманитарногознания»: материалы Региональной научно-практической конференции (25 апреля 2011 г.). Краснодар, 2011.
8. Смит Д. Причины и тенденции вооруженных конфликтов // Этнополитический конфликт: пути трансформации. Настольная книга Бергхофского центра. М., 2007.
9. Авксентьев В. А., Гриценко Г. Д., Дмитриев А. В. Региональная конфликтология: концепты и российская практика. М., 2008. С. 14 — Юг России в зеркале конфликтологической экспертизы / под ред. Г. Г. Матишова, Н. И. Голубевой, В. А. Авксентьева. Ростов н/Д, 2011. С. 44−48.
10. Юг России в зеркале конфликтологической экспертизы / под ред. Г. Г. Матишова, Н. И. Голубевой, В. А. Авксентьева. Ростов н/Д, 2011.
References (transliterated):
1. Gumilev. L.N. Etnogenez i biosfera Zemli. M., 2008.
2. Lur'-e S.V. «Istoricheskaya etnologiya». M., 1998.
3. Poslanie Prezidenta Rossiyskoy Federatsii Federal'-nomu Sobraniyu. 12 noyabrya 2009 g. URL: http: //www. kremlin. ru/transcripts/5979
4. Mishin V.E. Bezopasnost'- Severnogo Kavkaza v usloviyakh globalizatsii: dis. … kand. polit. nauk. Pyatigorsk, 2005.
5. Ibid.
6. Rol'- SMI v blokovykh konfliktakh // Etnopoliticheskie protsessy na yuge Rossii: ot lokal'-nykh k blokovym konfliktam / V.A. Avksent'-ev, S.N. Zinev, D.A. Lavrinenko, et al. Rostov n/D, 2011.
7. See about this: Shvarts M.I. Faktoidy kak sredstvo konstruirovaniya sotsial'-noy real'-nosti // Sotsial'-no-gumanitarniy vestnik: Vserossiyskiy sbornik nauchnykh trudov. Spetsial'-niy vypusk (10). «Mirovozzrencheskie i metodologicheskie problemy sov-remennogo sotsiogumanitarnogoznaniya»: materialy Regional'-noy nauchno-prakticheskoy konferentsii (25 aprelya 2011 g.). Krasnodar, 2011.
8. Smit D. Prichiny i tendentsii vooruzhennykh konfliktov // Etnopoliticheskiy konflikt: puti transformatsii. Nastol'-naya kniga Bergkhofskogo tsentra. M., 2007.
9. Avksent'-ev V.A., Gritsenko G.D., Dmitriev A.V. Regional'-naya konfliktologiya: kontsepty i rossiyskaya praktika. M., 2008. P. 14 — Yug Rossii v zerkale konfliktologicheskoy ekspertizy / ed. by G.G. Matishov, N.I. Golubeva, V.A. Avksent'-ev. Rostov n/D, 2011. P. 44−48.
10. Yug Rossii v zerkale konfliktologicheskoy ekspertizy / ed. by G.G. Matishov, N.I. Golubeva, V.A. Avksent'-ev. Rostov n/D, 2011.
— З7 —

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой