Эксплуатация земельных угодий как часть муниципального хозяйства (на примере Саратова последней трети XIX - начала XX В.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(470. 44−25) |18/19 |
ЭКСПЛУАТАЦИЯ ЗЕМЕЛЬНЫХ УГОДИЙ КАК ЧАСТЬ МУНИЦИПАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА (на примере Саратова последней трети XIX — начала XX в.)
М.В. Зайцев
Саратовский государственный университет, кафедра истории России E-mail: zaytsev-mv@mail. ru
Исследование посвящено одной из сторон деятельности Саратовской городской думы в последней трети XIX — начале XX века. Впервые предметно рассматривается эксплуатация земельных и лесных угодий, принадлежавших в это время городскому самоуправлению Саратова. На основе источников разных видов автор изучает организацию и практику использования городских земель сельскохозяйственного назначения. Также показано влияние этой сферы на социально-экономическое развитие города.
Ключевые слова: история России, русский город в XIX — начале ХХ в., муниципальное хозяйство, история Саратова.
SERVICE OF LANDS AS PART OF MUNICIPAL ECONOMY (in case of Saratov during the last third of XIX — early XX century)
M.V. Zaytsev
This research is devoted to one of the aspects of the Saratov municipal duma'-s activity during the last third of XIX — early XX century. The service of lands and forest lands owned by the Saratov city municipality at that period is detailed for the first time. The author studies the organization and practice of urban lands usage for agricultural purposes on the basis of different types of sources. Also the influence of this field on the social and economic development of the city is shown in the article.
Key words: History of Russia, Russian city in XIX-ХХ centuries, municipal economy, history of Saratov.
Социально-экономическое развитие русского пореформенного города имеет немало слабоизученных вопросов. К таким, на мой взгляд, относится хозяйственная деятельность органов городского самоуправления в сфере использования принадлежащих им земель и лесов. Показателен, в этом отношении, пример Саратова -одного из крупнейших городов Российской империи последней
трети XIX — начала XX века. Ни в научной, ни в научно-популярной литературе невозможно обнаружить предметное рассмотрение работы Саратовской городской думы по управлению принадлежавшими ей в то время земельными и лесными угодьями. Даже в коллективной монографии по истории саратовского городского самоуправления этой стороне деятельности муниципалитета посвящено всего несколько строк1. Между тем эксплуатация земель являлась одним из главных источников пополнения муниципального бюджета, на котором базировался прогресс важнейших для городского социума вещей: благоустройства, образования, здравоохранения и т. п. Следовательно, в данной сфере выявляется специфическая связь между аграрной отраслью экономики и развитием русского города в позднеимперский период. Все это заставляет уделить повышенное внимание указанной теме.
Проведение городской реформы Александра II вызвало к жизни новую форму самоуправления во главе с городскими думами (распорядительный орган) и городскими управами (подконтрольный думе исполнительный орган). Саратовской городской думе, открывшей свою деятельность в обновленном виде с 1871 г., от дореформенного самоуправления достался обширный земельный фонд. Еще в 1701 г. грамотой Петра I «города Саратова ружникам2 и всяких чинов градским жителям» отводилось большое пространство «на выпуск и на табунные пастбища, и на сенные покосы и с лесными угодьи». Территория, описанная в этой грамоте, была намечена различными объектами ландшафта, среди которых упомянуты как вполне надежные (реки Чардым, Курдюм, Идолга, Латрык, Сосновка, Караман), так и эфемерные, типа «яма, а в ней уголья и береста» или «грань на дубу, а тот дуб виловат». Но в целом саратовским жителям «для вечного владения» достались земли по обоим берегам Волги в радиусе не менее 30 верст
1 Местное самоуправление Саратова: история и современность. Саратов, 2006. С. 73.
2 Термин «ружники» происходит от «руга» — денежное и хлебное довольствие православного духовенства, выдаваемое государством или прихожанами. «Ружниками были: архиереи, лица, состоявшие при архиерейских домах, настоятели и настоятельницы монастырей с братией и священно и церковно-служители соборов и некоторых „ружных“ церквей» (Пестов А. С. Внутренний быт русского государства с 17 октября 1740 года по 25 ноября 1741 года, по документам, хранящимся в Московском Архиве Министерства Юстиции. М., 1886. Кн. 2. С. 335).
от города. Указ предписывал воеводам и приказным людям «чтобы впредь в вышеписанных их урочищах и межах и гранях отнюдь дач никому никаких не было"3. Общая площадь отведенной территории составляла, по некоторым сведениям, почти 300 тыс. десятин4.
Бурные события XVIII столетия не способствовали бережному сохранению прав жителей Саратова на окружающие земли. Секуляризационная реформа 1764 г. лишила церковь возможности владеть сельскохозяйственными угодьями, поэтому саратовские «ружники» автоматически исключались из числа обладателей земель. С другой стороны Жалованная грамота городам 1785 г. твердо установила право каждой городской общины на «принадлежащая по Межевой Инструкции, или инако законно земли, сады, поля, пастьбы, луга, реки, рыбныя ловли, леса, рощи, кустарники, пустыя места, мельницы водяныя или ветреныя"5. Проблема заключалась в том, что на протяжении XVIII в. значительная часть земли, пожалованной Саратову Петром I, оказалась в руках других владельцев, либо захвативших ее самостоятельно, либо получивших законным путем по указу того или иного главы государства6.
Это особенно ярко выяснилось в конце XVIII в., когда до Саратовского края добрался процесс Генерального межевания. Император Павел подтвердил в 1797 г. права Саратова на земли, дарованные грамотой 1701 г., но пришлось заново, более подробно и точно измерить все угодья. Завязалась традиционная медлительная бюрократическая работа, в которой были задействованы как местные, так и высшие органы власти. На рубеже XVШ-XIX вв., в течение многолетних попыток определить точный состав и площадь городских земель Саратова, правительство постепенно зафиксировало права на собственность некоторых из них за другими владельцами. В частности город уже тогда потерял практически все заволжские территории,
3 Лебедев А. О. Жалованная грамота гор. Саратову (1701 г.) // Труды Саратовской ученой архивной комиссии (далее — Труды СУАК). 1894. Т. 4. Вып. 3. С. 69−76.
4 Славин И. Я. Минувшее — пережитое. Саратов, 2013. С. 219.
5 Полное собрание законов Российской империи (далее — ПСЗРИ). Собрание первое. Т. XXII. СПб., 1830. С. 359.
6 Максимов Е. К., Мезин С. А. Города Саратовского Поволжья петровского времени. СПб., 2010. С. 45.
отошедшие, в основном, к иностранным колонистам и к малороссийским переселенцам-солевозам. Отводились также земли крестьянам, казакам, пахотным солдатам, частным владельцам, при этом, в лучшем случае, государство устанавливало за эту передачу денежную компенсацию в пользу города7. Размежевание саратовских земель было окончено лишь к 1807 г., причем Сенат в своей резолюции по этому поводу сделал строжайший выговор саратовским межевой конторе, казенной палате и губернскому правлению за неудовлетворительное исполнение ими своих обязанностей8. Кроме того, 21 июня 1810 г. Александр I утвердил официальный план города Саратова9, что также добавило определенности не только в вопрос о границах городской территории, но и о конфигурации выгонной полосы.
Несмотря на резолюцию Сената, сложная ситуация с городскими землями Саратова сохранялась и на протяжении XIX в. Частично из-за попустительства городских и губернских властей, частично из-за несовершенства российского законодательства самовольные захваты принадлежащих городу территорий продолжались. Юридические споры по делам такого рода могли рассматриваться в судебных учреждениях и их высшей инстанции — Сенате — годами, что вело к истечению срока давности10. Иногда эти разбирательства оканчивались не в пользу Саратова. Например, местный общественный деятель и помещик В. А. Шомпулев в своих мемуарных записках с гордостью сообщает, что на рубеже 1860−1870 гг. смог выиграть тяжбу у города по поводу обложения налогом дворянских имений, созданных на прилегающих землях11.
Таким путем постепенно из собственности муниципалитета ушла часть пашенных, сенокосных и лесных угодий в Саратовском уезде. Существовала еще и полоса выгона (на четыре
7 Характерные примеры таких отводов содержатся в указах 1804 и 1806 гг. См.: ПСЗРИ. Собрание первое. Т. XXVIII. СПб., 1830. С. 722−723- Т. XXIX. СПб., 1830. С. 170−171.
8 См.: Юрьев В. Материалы к истории городского землевладения // Труды СУАК. 1894. Т. 4. Вып. 3. С. 158−191.
9 ПСЗРИ. Собрание первое. Т. XXXI. СПб., 1830. С. 220- ПСЗРИ. Собрание первое. Книга чертежей и рисунков (Планы городов). СПб., 1839. С. 294.
10 Славин И. Я. Указ. соч. С. 220.
11 Шомпулев В. А. Во время реформ императора Александра II (Записки старого помещика) // Русская старина. 1898. Т. 96. С. 86−87.
версты от городской черты), предназначенная для выпаса скота, принадлежавшего саратовским обывателям. Выгонные земли также подвергались захвату как до Генерального межевания конца XVIII в., так и после него. Вопрос о самовольно созданных здесь садах, хуторах, мельницах и прочих частных владениях обсуждался в различных инстанциях вплоть до 40-х гг. XIX столетия, когда Сенат постановил, что город должен заключить соглашение с фактическими владельцами, которые получат права собственности за единовременное вознаграждение или установленную ежегодную плату в пользу муниципалитета. Однако городские власти не озаботились выполнением этого предписания в полной мере, и договоренности о земле были достигнуты только с отдельными «захватчиками"12.
В таком виде «земельный вопрос» находился к началу 1870-х гг. К тому моменту площадь принадлежащих городу земель уже значительно сократилась относительно пожалованной в петровскую эпоху, но все еще была весьма велика (около 80 тыс. дес.), и губернский статистический комитет даже называл Саратов «самым богатым в Европе по своим земельным владениям"13. Примерно 16 тыс. дес. из этого количества составляла четырехверстная полоса выгона, остальное — участки пахотной земли, сельскохозяйственные угодья и леса, широко разбросанные по всему Саратовскому уезду. Кроме того, в собственности муниципалитета находились участки территории внутри городской черты, сдававшиеся думой в аренду под разные цели. С одной стороны, эти земельные богатства приносили городу крупные доходы, с другой — земельное хозяйство было сложной отраслью, требовавшей особого внимания и упорной работы городского самоуправления.
Сразу после реформы 1870 г. городская дума нового образца энергично принялась за урегулирование аграрных вопросов. Уже во всеподданнейшем отчете за 1871 г. саратовский губернатор М.Н. Гал-кин-Враский отмечал, что «городское управление привело в порядок и известность свои имущества и огромные земельные богатства, пожалованные городу блаженной памяти императором Петром Великим, в течение полутора столетий подвергавшиеся
12 Славин И. Я. Указ. соч. С. 220.
13 Свод статистических сведений о губернии (за 1870 и отчасти 1871 год, по отчетным данным 1870 года) // Памятная книжка Саратовской губернии на 1872 г. Саратов, 1871. Отд. II. С. 15.
непростительной со стороны городского управления растрате -собственно по недостаточно заботливому ведению сего хозяйства"14. Для непосредственной работы по эксплуатации земельных угодий с 1875 г. при городской управе была создана специальная должность «заведующего земельным и лесным хозяйством», на которую дума избирала одного из гласных. В 1883 г. состав управы был увеличен на одного человека, и заведование земельным хозяйством получил в свои руки один из членов исполнительного органа городского самоуправления, а специальная должность «заведующего» была упразднена.
До конца 1870-х гг. муниципалитет предпочитал сдавать свои пахотные земли крупными участками, которые, в свою очередь, отдавались арендаторами в субаренду мелким земледельцам. Сформировалась такая система, поскольку город требовал от арендаторов внесения значительного залога и платы вперед не менее чем за полгода. Малоимущим земледельцам не под силу было выполнение этих условий, тогда как посредник (обычно в этом качестве выступал состоятельный купец) мог их реализовать, получив, естественно, значительный барыш. С другой стороны, крупный арендатор сам рисковал в неурожайные годы не получить с субарендаторов ничего или меньше чем рассчитывал и остаться в убытке15. Известны также случаи сознательно недобросовестного расчета таких деятелей с городом. Даже в 1916 г. городской агроном Г. П. Клинг отмечал, что в ту эпоху «арендаторы, передавая от себя землю и правильно получая деньги с своих субарендаторов, сами остались должны городу до 83 тысяч рублей"16.
В связи с чередой неурожайных лет в конце 1870-х гг. арендаторы стали менее охотно брать городские земли, а также пытались добиться снижения платы за них. Отчасти по этой причине, отчасти с целью повысить доходность от земельно-лесного хозяйства, дума переходит к сдаче земель непосредственно мелким землевладельцам. Теперь договоры об аренде крупных земельных участков город заключает с коллективами землевладельцев на несколько лет, с правилом «круговой поруки» и с обязательным хуторским поселением на
14 Государственный архив Саратовской области (ГАСО). Ф. 1. Оп. 1. Д. 2141. Л. 28об.
15 Славин И. Я. Указ. соч. С. 107.
16 Клинг Г. Саратовское городское земельное хозяйство // Известия Саратовской городской думы. 1916. № 7. Апрель-июнь. С. 3.
сданном участке. Большинство таких арендаторов составляли саратовские мещане, занимавшиеся сельским хозяйством и по образу жизни ничем не отличавшиеся от крестьян, хотя муниципалитет также сдавал земли и крестьянам, и немцам-колонистам, и прочим желающим17.
Новая система способствовала увеличению доходов городского бюджета от сдачи земельных угодий: если в 1871 г. от земель сдаваемых в аренду только под хлебопашество было получено всего 39 тыс. руб., то в 1883 г. по этой же статье поступило уже 164 тыс. руб. 18 Однако и она не была лишена недостатков: «Состоятельные члены обществ и товариществ, связанные круговой порукой с более слабыми товарищами, из опасения, что им придется платить за последних, воздерживались от своевременной уплаты своей доли, до принятия принудительных мер, результатом чего было накопление недоимок по некоторым участкам до 3-х годовых окладов"19.
С 1888 г. начинаются новые изменения в системе управления городским земельным хозяйством. Во-первых, дума создает для этой цели исполнительную (т. е. постоянно действующую) комиссию, в руках которой находится решение всех важнейших текущих вопросов. Во-вторых, одним из членов Саратовской городской управы становится В. А. Коробков, получивший по должности дело заведования земельным и лесным хозяйством и возглавивший думскую земельную комиссию в качестве председателя. По отзыву осведомленного современника, Коробкову на этом посту удалось наладить нормальные отношения с арендаторами, пресечь имевшие место ранее нарекания и обвинения в злоупотреблениях в адрес управы. Благодаря высоким личным и профессиональным качествам он смог внести в сферу управления муниципальными угодьями необходимый порядок, сам ежегодно объезжал все городские земельные и лесные участки, и
17 Славин И. Я. Указ. соч. С. 107−108.
18 Протоколы Саратовской городской думы за второе полугодие 1874 года. Саратов, 1875. С. 61- Краткий обзор деятельности городского управления за 1883 год. [Саратов, 1884]. С. 22.
19 Клинг Г. Указ. соч. С. 3.
знал в подробностях их границы, качество, ценность, выгодные и невыгодные условия хозяйства20.
В 1891 г., по инициативе городского головы А. Н. Епифанова, дума изменила систему сдачи земель. Теперь договоры заключались уже не с артелями или товариществами земледельцев, а с отдельными мелкими арендаторами, что позволяло рассчитывать на еще более стабильное поступление платежей, а также на повышение качества обработки земель. Необходимо особо подчеркнуть, что для муниципальных деятелей, причастных к аграрной сфере городского хозяйства, было важно не только извлечь максимальную прибыль из эксплуатации земель, но и повысить качество их возделывания. Именно поэтому член управы Коробков добился, чтобы дума выделила средства на улучшение самой организации земельно-лесного хозяйства, в частности на приглашение квалифицированного персонала. С 1895 г. появляется должность городского агронома, с 1897 г. — еще одного21. Позднее на городскую службу был приглашен и лесничий. Эти должности до самой революции 1917 г. занимали молодые (на момент приглашения), энергичные и профессионально подготовленные агрономы Г. П. Клинг и Б. Х. Медведев, а также лесничий Н.Н. Кураев22. Все три должностных лица, не будучи гласными23, тем не менее, входили в земельную комиссию думы с правом голоса. Помимо них практическую деятельность по наблюдению за земельно-лесными угодьями осуществляли находившиеся на службе муниципалитета приказчики, объездчики, лесники и сторожа.
Со своими помощниками Коробков проделал очень большую работу: все земельные и лесные участки были измерены и нанесены на план, что давало возможность точного учета земель, сдаваемых в аренду. Кроме того, земельно-лесное отделение управы с 1895 г. ежегодно собирало подробные сведения о
20 ВолковМ.Ф. История учреждения Саратовского университета и Саратовская городская дума. 1906−1909 гг. // Саратовский областной музей краеведения. Коллекция П. А. Козлова-Свободина. № 27 745. С. 156.
21 Клинг Г. Указ. соч. С. 5−6.
22 Всем троим гласный думы (1891−1917) и городской голова Саратова (1913−1917) М. Ф. Волков дает в своих воспоминаниях подробную и исключительно положительную характеристику (см.: Волков М. Ф. Указ. соч. С. 156−160).
23 Г. П. Клинг и Б. Х. Медведев позднее входили в состав гласных думы по одному четырехлетию, с 1905 и 1913 г. соответственно.
потенциальных арендаторах, с целью отдавать при заключении контрактов предпочтение тем из них, кто докажет стремление вести максимально эффективное хозяйство, с применением современных методов обработки земли24.
В середине 1890-х гг. городская дума попыталась решить давний вопрос о выгонных землях, захваченных разными лицами. Как отмечалось выше, муниципалитет смог выработать определенные соглашения с владельцами только по некоторым таким участкам. Большинство же «захватчиков» ничего не платили городу, пользуясь землей на правах полной собственности. К этому времени ситуация приобрела еще более запутанный характер, поскольку многие земли были захвачены уже после сенатского решения 1840-х гг. Городской юрисконсульт И. Я. Славин, собрав все материалы, попытался восстановить права города на выгонные земли, однако из-за изменения многих юридических норм за прошедшие полвека, это оказалось невозможным. Большинство участков, зафиксированных еще Генеральным межеванием как захваченные, было утрачено муниципалитетом без каких-либо компенсаций. Стоит отметить, что потеряны были земли лучшего качества — низины, долины и берега речек, а оставались городу «пустынные горные кряжи, безводные плато, солонцы, каменистые участки» и другие «непервосортные» территории25. По землям самовольного захвата последующего периода дума смогла заключить договоры об их выкупе или аренде с некоторыми из владельцев. Правда, многие из них отказались от соглашений с городом, юридически обосновав свои права большим сроком давности владения. Любопытно, что таким путем безвозмездно присвоил себе землю гласный думы В. И. Соколов, для которого личные интересы оказались превыше городских, в то время как другие лица, также имевшие доказательства «давностного владения», тем не менее, предпочли выкупить землю у города26. Вообще работа по уточнению площади и конфигурации участков городской земли, а также по установлению прав собственности на самовольно
24 Волков М. Ф. Указ. соч. С. 156−157- Клинг Г. Указ. соч. С. 5−6.
25 Клинг Г. Указ. соч. С. 1.
26 Славин И. Я. Указ. соч. С. 220−221.
захваченные площади регулярно проводилась городскими властями и в 1900—1910-е годах27.
К 1909 г. в собственности Саратовской городской думы находилось выгонных и пашенных земель, а также лесных угодий общей площадью 73,8 тыс. дес., стоимость которых по оценке составляла 12,3 млн. рублей28. Из этого количества более 50 тыс. дес. составляли пашенные земли в Саратовском уезде, сдававшиеся в аренду преимущественно по так называемой «посевной системе». Она заключалась в том, что поле отдавалось во временное пользование на один посев «группе хозяйственно устойчивых арендаторов», чье имущественное положение было предварительно проверено городской земельной администрацией. Члены такого товарищества самостоятельно делили участок между собой на паи, после чего каждый арендатор заключал с городом особый договор на доставшуюся ему часть. Преимущества такой системы были в экономии средств на обмер и оценку мелких участков и в том, что каждый арендатор нес персональную ответственность перед муниципалитетом. Краткосрочность договоров не наносила ущерба земледелию, поскольку на практике арендаторы десятилетиями пользовались одними и теми же участками и паями29.
Такие отношения между самоуправлением и арендаторами городской земли способствовали улучшению агрокультуры. Коробков «сотоварищи» принимали решение о сдаче угодий в пользу малоземельных, но крепко стоявших на ногах крестьянских хозяйств. Поэтому среди арендаторов доминировали владельцы нескольких лошадей, коров и другого скота. С середины 1890-х гг. постоянно росло применение ими сельскохозяйственной техники, причем техника становилась все более высокого качества (плуг вытеснял соху, увеличивалось количество веялок и жнеек). Муниципальная земельная администрация добивалась от земледельцев усовершенствования
27 Краткий отчет о деятельности Саратовского городского общественного управления за 1909−1912 гг. Саратов, 1913. С. 37−39.
28 Обзор деятельности Саратовского городского общественного управления за 1905−1908 годы. Саратов, 1909. С. 109.
29 Клинг Г. Указ. соч. С. 4.
приемов обработки почвы и соблюдения регулярной плодосмены30.
Отношения между городскими властями и арендаторами пережили своеобразный кризис в связи с революционными событиями 1905−1906 годов. После разгрома частновладельческих экономий Саратовской губернии в 1905 г. на рынок была выброшена масса новых земель, до этого находившихся под «экономическими» посевами, что вызвало падение арендных цен и на городскую землю. Ситуацию осложнил катастрофически низкий урожай этого же года (1906-й был не намного лучше в этом отношении). Требования города о выплате назначенных сумм разбивались об элементарное отсутствие у земледельцев средств для полного расчета.
Необходимо подчеркнуть, что муниципалитет учел сложившиеся обстоятельства и постарался проявить гибкость в сборе арендной платы. Урожайность каждого участка тщательно обследовалась представителями земельной администрации, и в зависимости от результатов назначался новый размер платежа, составлявший от 10% до 50% первоначального. Однако даже эти средства городу удавалось собирать с большими затруднениями, о причинах которых красноречиво повествует отчетность городской управы: «Среди арендаторов, равно как и среди всего крестьянского населения губернии, слагалось безмолвное, но массовое противодействие платежам, которое находило себе поддержку в общей политической неурядице. Несмотря на установившиеся долгими годами хорошие отношения между административным персоналом городского земельного хозяйства и городскими арендаторами, серьезность положения при обострении земельного вопроса требовала удвоенной осторожности, а также и настойчивости. Сколь возможно устранялись всяческие поводы к личным столкновениям низшего персонала с арендаторами. Избегались разъезды без провожатых. На хуторах поставлены были ночные караулы». Со временем ситуация нормализовалась, но город все же понес значительные убытки. От аренды земель в 1905 г. удалось получить лишь 1/7 часть предполагаемого оклада, а в 1906 г. — 1/431.
30 Там же. С. 4−6.
31 Обзор деятельности Саратовского городского общественного управления за 1905−1908 годы. С. 114−115.
После завершения Первой русской революции в данной сфере каких-либо существенных проблем не возникало, и вневыгонные земли приносили до 1917 г. стабильно высокий доход городскому бюджету.
Городской выгон представлял собой особую категорию земельных владений, располагавшуюся примерно на четыре версты во всех направлениях от городской черты. За период с 1871 г. по 1916 г. в результате захватов и других обстоятельств их площадь сократилась с 16 тыс. до 5,8 тыс. дес., из которых только 4,5 тыс. могли использоваться городом для сельскохозяйственных целей32. Как и в случае с вневыгонными землями, городская управа пыталась отстаивать права собственности на самовольно захватываемые части выгона, но по-настоящему активная работа в этом направлении стала проводится только с 1904 г. Поэтому многие полезные участки, по которым истек срок давности, были городом безвозвратно утрачены33.
Изначально выгон был предназначен для выпаса скота саратовских обывателей и для других целей не использовался. Но в 1893 г. управа обратила внимание, что кормовой базы хватает только на 1−2 месяца от начал весны, хотя количество пасущихся животных было невелико относительно площади земель. Причиной этого в докладе управы было названо «крайнее уплотнение почвы», вследствие которого «земля плохо принимает и задерживает влагу и травы быстро выгорают"34.
Так городские власти пришли к необходимости введения выгонных земель в полноценный сельскохозяйственный оборот, ради повышения их качества. С 1893 г. эти территории начинают сдаваться участками в аренду на несколько лет под распашку и засевание зерновыми или бахчевыми культурами, после чего на время переходят в разряд залежных — под выпас. Земельно-лесное отделение управы совместно с земельной комиссией думы постоянно совершенствовали принципы обработки выгонных земель. К 1910 г. была выработана так называемая система «12-польного севооборота»: два года участок выгона засевался бахчевыми культурами, два — «колосовым хлебом», четыре использовался в качестве покоса (причем специально высевались
32 Клинг Г. Указ. соч. С. 3, 7.
33 Обзор деятельности Саратовского городского общественного управления за 1905−1908 годы. С. 236−237.
34 Клинг Г. Указ. соч. С. 6.
ценные кормовые травы) и на оставшиеся четыре года отводился для пастьбы скота. Это позволило не только повысить качество травостоя, но и зарабатывать дополнительные средства для городского бюджета на аренде участков. Стоит отметить, что заготавливаемое на выгонных землях сено частично продавалось, частично шло на снабжение муниципальных предприятий -пожарного и ассенизационного обозов, лошадей городской больницы и т. п. 35
Городские лесные угодья были весьма значительны по площади (более 8 тыс. дес.) и разбросаны на большом удалении от Саратова (до 45 верст). Лесные «дачи» находились в различных местах Саратовского уезда, охватывали они и некоторые острова на Волге — Зеленый и Песчаный. Муниципалитет имел возможность продавать древесину разнообразного качества и назначения, извлекая, таким образом, дополнительные доходы. Большое внимание приведению в порядок лесных угодий стало уделяться только с начала 1890-х гг. Аналогично пахотным и выгонным землям, благодаря деятельности члена управы В. А. Коробкова, агрономов Г. П. Клинга и Б. Х. Медведева, лесничего Н. Н. Кураева, были уточнены и нанесены на план границы участков городских лесов. Создавались 30-, 40- и 50-летние лесосеки, организовывались правильная чистка и прорубка молодняка. Порядку в городских лесах завидовали даже казенные лесничества36.
С 1898 г. городское самоуправление реализует план по созданию вдоль всей городской черты лесной полосы шириной 125 саженей. Посадка велась с двух сторон — от так называемой «Лысогорской дачи» и от Затона — и была окончена к 1913 году. В результате Саратов был окружен полосой зеленых насаждений площадью более 200 десятин37.
Эффективность работы городского самоуправления в сфере эксплуатации земельных и лесных угодий демонстрируют сухие цифры финансового отчета за 1913 год. В последнем году перед началом Первой мировой войны городской бюджет Саратова
35 Краткий отчет о деятельности Саратовского городского общественного управления за 1909−1912 гг. С. 40−41- Клинг Г. Указ. соч. С. 68.
36 ВолковМ.Ф. Указ. соч. С. 156−157.
37 Краткий отчет о деятельности Саратовского городского общественного управления за 1909−1912 гг. С. 48.
получил доходов от сдачи вневыгонных земель под хлебопашество на сумму 241 тыс. рублей. Всего по разделу «с городских имуществ и оброчных статей», куда входили также поступления от выгона, от лесов, от земель в черте города, сдаваемых в аренду под торговлю и здания, и т. п., было получено 1 млн. 188 тыс. руб., или 30,4% всех доходов. Учитывая, что «содержание и устройство городских недвижимых имуществ» в том же году обошлось всего в 83 тыс. руб., Саратовская городская дума имела возможность потратить 1,1 млн руб. чистой прибыли на благоустройство, народное образование, медицину и другие важнейшие для населения сферы38.
Вместе с тем результаты этой работы не ограничивались чисто финансовыми. Сюда же можно отнести развитие сельского хозяйства в Саратовском уезде, как в «количественном», так и в качественном отношении, увеличение плодовых и лесных насаждений в непосредственной близости от губернского центра, расширение возможностей ведения хозяйства для городского населения. Благодаря эффективному и мудрому использованию муниципалитетом своих обширных угодий, Саратов с окрестностями на рубеже Х1Х-ХХ вв. становился все более привлекательным местом для жизни.
38 Отчет по выполнению городской сметы 1913 года // Отчет Саратовской городской управы за 1913 год. Саратов, 1914. С. 107, 119, 417. Подсчет процентов мой.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой