Экспрессивно-оценочные номинации в дискурсе подвижных игр английских детей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

(необъятность, действенность), имеют своим объектом Божью любовь, раскрывая ее признаки.
Таким образом, исследование жанровой организации концептуального поля в рамках того или иного вида дискурса способствует выявлению глубинных когнитивных
структур последнего, а также специфики дискурсивного функционирования не только отдельного концептуального поля, но и всей лингвокультурной доминанты в целом. Анализ содержательных, семантикокогнитивных и жанровых сегментов такого крупного когнитивного образования,
как концептуальное поле, позволяет получить наиболее полное представление
о его национальных, лингвокультурных, структурных, дискурсивных и семантикокогнитивных особенностях.
Библиографический список
1. Барсов, М. Сборник статей по истолкователь-ному и назидательному чтению Четвероевангелия с библиографическим указателем [Текст] / М. Барсов. — М.: Лепта, 2002. — 832 с.
2. Бломберг, К. Интерпретация притчей
[Текст] / К. Бломберг- пер. с англ. (Серия «Современная библеистика»). — М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2005. — 380 с.
3. Бобырева, Е. В. Религиозный дискурс:
ценности, жанры, стратегии (на материале православного вероучения) [Текст] / Е. В. Бобырева. — Волгоград: Перемена, 2007. — 287 с.
4. Вежбицкая, А. Сопоставление куль-тур через посредство лексики и прагматики [Текст] / А. Вежбицкая.
— М.: Языки славянской культуры, 2001. — 272 с.
5. Верещагин Е. М. Язык и культура
[Текст] / Е. М. Верещагин, В. Г Костомаров. — М.: Индрик, 2005. — 1040 с.
6. Гладков, Б. И. Толкование Евангелия [Текст] / Б. И. Гладков. — 4-е изд. — Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2004. — 846 с.
УДК 811. 11: 81'232 ББК 81. 2
7. Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа [Текст]. — Саратов: Изд-во Саратовской епархии, 2006. -832 с.
8. Феофилакт, Архиепископ Болгарский. Святое Евангелие от Луки с толкованием блаженного Феофилакта, Архиепископа Болгарского [Текст] / Феофилакт, Архиепископ Болгарский. — М.: Новая книга, Ковчег, 2004. — 624 с.
9. Arndt, W.F. The Gospel according to St. Luke [Text] / W.F. Arndt. — St. Louis: Concordia, 1956. — 545 p.
10. Danker, F.W. Jesus and the New Age: A
Commentary on St. Luke’s [Text] / F.W. Danker. — Philadelphia: Fortress, 1988. — 630 p.
11. Hunter, F.M. Interpreting the Parables [Text] / F.M. Hunter. — London: SCM- Philadelphia: Westminster, 1960. — 187 p.
12. Marshall, H. The Gospel of Luke [Text] / H. Marshall. — Exeter: Paternoster- Grand Rapids: Eerdmans, 1978. — 812 p.
13. NAB — The New American Bible revised New Testament [Text]. — Costello Publishing Company- William B. Eerdmans Publishing Company, 1986. — 774 p.
14. Patte, D. Structural Analysis of the Parable of the Prodigal Son: Toward a Method [Text] / D. Patte. — Pittsburgh: Pickwick, 1976. — 258 p.
15. Ricoeur, P. The Rule of Metaphor [Text] / P. Ricoeur.
— Toronto and London: Univ. of Toronto press, 1977. — 280 p.
16. Schweizer, E. The Good News according to Luke [Text] / E. Schweizer. — Atlanta: John Knox- London: SPCK, 1984. — 318 p.
17. Scott, B.B. The Prodigal Son: A Structuralist Interpretation [Text] / B.B. Scott. — Semeia 9, 1977. — 143 p.
18. Talbert, Ch. Reading Luke [Text] / Ch. Talbert. -New York: Crossroad, 1982. — 294 p.
19. Thielicke, H. The Waiting Father [Text] / H. Thielicke. — London: J. Clarke- New York: Harper and Bros., 1959. — 184 p.
20. Пззо^ Y. Patristic Allegories of the Lukan Parable of the Two Sons [Text] / Y. Tissot. — Exegesis. ed. Bovon and Rouiller, 1996. — 537 p.
21. Tolbert, M.A. Perspectives on the Parables [Text] / M.A. Tolbert. — Philadelphia: Fortress, 1979. — 468 p.
22. Wilcock, M. The Saviour of the World: The Message of Luke’s Gospel [Text] / M. Wilcock. — Leicester and Downers Grove: IVP, 1979. — 394 p.
Н.В. Гаранина
ЭКСПРЕССИВНО-ОЦЕНОЧНЫЕ НОМИНАЦИИ В ДИСКУРСЕ ПОДВИЖНЫХ ИГР АНГЛИЙСКИХ ДЕТЕЙ
Статья посвящена анализу экспрессивно-оценочных номинаций в языковом сопровождении подвижных игр английских школьников. Рассматривается разнообразие средств выражения оценки и экспрессивности на всех уровнях языка. Подчеркивается их функциональнопрагматическая роль в детской игровой коммуникации.
Ключевые слова: подвижные игры- языковой мир ребенка- оценка- экспрессия- метафора- идиома- междометие
N.V Garanina
THE EXPRESSIVE OUTDOOR-EVALUATIVE NOMINATIONS IN THE DISCOURSE OF OUTDOOR GAMES OF ENGLISH PUPILS
This article is devoted to analysis of expressive-evaluative nominations in language accompaniment of English pupils ' outdoor games. Various means of expression of estimation and expressivity at all language levels are studied. Their functional-pragmatic role for children’s game communication is emphasized.
Key words: outdoor games- language world of the child- estimation- expression- metaphor- idiom- interjection
У детей школьного возраста игра существует в виде ограниченной формы деятельности, преимущественно типа спортивных игр. К ним относятся подвижные игры, среди которых, как правило, игры с выигрышем, игры с результатами. Игры с выигрышами, как отмечает Л. С. Выготский, «часто окрашены в острое чувство неудовольствия», когда игра заканчивается не в пользу ребенка [Выготский, 1966, с. 63]. Й. Хейзинга также обращает внимание на то, что игра способна полностью захватить участников, а в спортивных играх напряжение доходит до крайней степени. Напряжение игры подвергает испытанию не только физические, но и духовные силы игрока, но зато она дает и радость, сопровождается эмоциональным подъемом [Хейзинга, 1997, с. 27]. Другими словами, в ходе игры ребенок испытывает различные эмоции, которые находят свое проявление в речи, а игровой дискурс школьников изобилует экспрессивнооценочными номинациями. Их анализу посвящена настоящая статья.
Многие ученые проводят четкую грань между экспрессивным и оценочным аспектами значения. По своей номинативной природе собственно оценочные значения отличаются от значений экспрессивно окрашенных [Шмелев, 1977].
Согласно В. Н. Телия, экспрессивная окраска, в отличие от оценки, выражается в «эмо-тивной маркированности языковой сущности и/или стилистической ее значимости» [Телия, 1986, с. 64]. В то время как субъект оценки выполняет две функции — оценочную и познавательную, субъект коннотации выполняет три функции: познавательную, собственно оценочную и эмотивно-квалификативную функцию, связанную с личностно-прагматической деятельностью. Всякая оценка предпо-
лагает возможность сравнения [Арутюнова, 1999]. Оценка предполагает существование эталона, в сопоставление с которым оценивается то или иное явление. Оценочное отношение к объектам действительности человек формирует в соответствии с определенной шкалой ценностей, которая имеет как индивидуальную, так и социальную природу.
Н. Д. Арутюнова отмечает, что дети обычно узнают, что такое плохо, раньше, чем, что такое хорошо, поскольку воспитание начинается с пресечения неосознанных («естественных») действий и импульсов ребенка и только за периодом запретов наступает время, когда в воспитание входят поощрительные оценки. В сущности, цель употребления оценочных слов состоит в обучении стандартам, общим принципам выбора [Там же. С. 174−175].
Способы оценки в языке тесно связаны с личностью говорящего, с его принадлежностью к определенной языковой культуре. Не случайно возникло направление аксиологического лингвистического анализа, получившее название «этносемиометрия» [Лингвистика и аксиология, 2011].
Оценочные суждения подразделяются на аксиологические и деонтические. Аксиологические значения представлены в языке двумя основными типами: общеоценочным и частнооценочным. Первый тип реализуется прилагательными хороший/плохой, а также их синонимами с различными стилистическими и экспрессивными оттенками (прекрасный/великолепный). Эти прилагательные выражают холистическую оценку, аксиологический итог. Вторая группа более обширна и разнообразна. В нее входят значения, дающие оценку одного из аспектов объекта с определенной точки зрения [Жуков, 2006, с. 161−162]. С деонтическими суждениями связывают модальные представления типа «нужно», «необходимо»,
«требуется» и т. п. [Бочкарев, 2003, с. 121].
Как отмечает В. Н. Телия, собственно оценочные высказывания нацелены на сообщение
о ценностной значимости для говорящего обозначаемого в высказывании, с тем, чтобы слушающий принял его точку зрения как объективную [Телия, 1986, с. 31−38]. Согласно Е. Ф. Серебренниковой, посредством языка говорящий сам ориентируется в мире своих ценностей и ориентирует других, «оказывая регулирующее влияние на их последующие состояния и действия» [Лингвистика и аксиология, 2011, с. 17].
Оценка может даваться по самым разным признакам, однако основная сфера значений, которые обычно относятся к оценочным, связана с признаками «хорошо/плохо» [Вольф, 2002, с. 8].
Ряд исследователей (Е.А. Баженова, Е. М. Вольф и др.) выделяют две разновидности оценок: логическую (рациональную)
и эмоциональную (иррациональную). «Эмоциональное и рациональное в оценке подразумевают две разные стороны отношения субъекта к объекту, первая — его чувства, вторая — мнения» [Там же. С. 42]. Согласно Е. М. Вольф, экспрессивный и собственно оценочный аспекты значения слова (высказывания) существуют независимо друг от друга.
Будучи функциональной категорией языка, оценка представлена на всех уровнях языка и обладает большим разнообразием средств выражения. Она может быть ограничена элементами, меньшими, чем слово, а может характеризовать и группу слов, и целое высказывание. По мнению Е. М. Вольф, «в первую очередь прилагательные и наречия обнаруживают огромное разнообразие оценочной семантики» [Там же. С. 6−7].
Так, на фонетическом уровне можно выделить, например, эмфатическое ударение и интонацию: We-ell played! В данном высказывании гласная произносится более протяжно и сильно, чем обычно.
На морфемном уровне оценочный компонент содержится в семантической структуре корневой морфемы или в префиксах. Как отмечает Е. М. Вольф, среди оценочных выражений выделяется особый класс слов, которые содержат аффективность (степень заинтересованности субъекта в выражаемом им значении). В семантике этих слов оценка сочетается с интенсификацией [Там же. С. 43], например:
1. Their serves were ripping (Их подачи были
великолепны) [Brazil, 1913. Режим доступа: http: //www. gutenberg. org].
2. But, O girls, I am so proud of our invincible team [Flower, 1911. Режим доступа: http: //www. gutenberg. org].
3. Cricket I dislike [Wodehouse, 1909. Режим доступа: http: //www. gutenberg. org].
4. Well, he is a plucky youngster, and will make a player [Hughes, 1906. Режим доступа: http: //www. gutenberg. org].
Оценочные прилагательные и наречия, характеризующие игровой дискурс английских школьников, сосредоточены на следующих объектах оценки:
1) игра:
— с положительной оценкой (wonderful game, greatest game, jolly good game, dandy game, great game, dear old game, nice game, snappy game (живая игра), the best match) —
— с отрицательной оценкой (murderous-look-ing game, boy’s game (мнение девочки)) —
2) игроки:
— с положительной оценкой (better players, the best captain, hurry fellows, a splendid girl, a pretty good player, a strong set (сильная команда)) —
— с отрицательной оценкой (rotten RandBrown) —
3) действия игроков:
— с положительной оценкой (A fine shot!, Good work, Prescott, A homer! (результативный удар в бейсболе) Wasn’t that great!, They played awfully well, The most wonderful shot I’ve ever seen!, You’ve been playing brilliantly, old fellow!, Bravo, youngster, you played famously) —
— c отрицательной оценкой: (How foolish of them to run so hard, Bad job for the batsman).
В качестве «чистых интенсификаторов» в оценочных высказываниях употребляется наречие so, модальные слова certainly, indeed, simply:
1. The ball is so hard, it hurts my hands! [Brazil, 1921. Режим доступа: http: //www. gutenberg. org].
2. He certainly is a plucky player [Laugh and play, 1892. Режим доступа: http: //www. gutenberg. org].
3. Well bowled! well bowled indeed! [Farrar, 1902. Режим доступа: http: //www. gutenberg. org].
4. Oh, Jack! It was simply grand — that run you made! [Winfield, 1917. Режим доступа: http: //www. gutenberg. org].
Как отмечает Е. М. Вольф, в ряде случаев
интенсификация пользуется средствами гиперболы: I wouldn’t play in your ole game -not for a million dollars! (Я бы не стал играть в вашу дурацкую игру даже за миллион долларов!) [Anderson, 1922. Режим доступа: http: //www. gutenberg. org].
Оценочное значение присуще многим фразеологизмам, которые, по определению Е. Ф. Серебренниковой, «фактом своей конвенциональной устойчивости однозначно характеризуются в качестве языковых паремиологических аксилогем» [Лингвистика и аксиология, 2011, с. 45]. Качество оценки особенно характерно для именных и адъективных фразеологизмов [Жуков, 2006, с. 165]: You 're not a Bassett nor a Bett yet, you know (= рус. ни то, ни се- ни рыба, ни мясо) [Brazil, 1920. Режим доступа: http: //www. gutenberg. org].
Функцию оценки, качественной характеристики приобретают не только именные формы, но и глагольные: We shall win. I feel it in my bones (= рус. нутром чувствую) [Flower, 1911].
Оценка может быть соотнесена как с собственно языковыми единицами, так и с семантикой высказываний в очень широком диапазоне значений [Вольф, 2002, с. 32]:
1) одобрение — You 're a regular pro (Ты настоящий профессионал) [Wodehouse, 1909. URL: http: //www. gutenberg. org]-
2) одобрение, восхищение — She ran like a man, and sent it flying before her, and made three goals herself (Она бегала, как мужчина, вела мяч вперед и сама забила три гола) [Vaizey, 1915. Режим доступа: http: //www. gutenberg. org]-
3) одобрение, уверенность — He certainly knows how to use his head! (Он без сомнения знает, как работать головой (о футболисте)) [Бакеридж, 2002, с. 54]-
4) недовольство, осуждение — He doesn’t take his passes, and Strachan gets past him every time (Он не принимает подачи и …) [Wodehouse, 1904. URL: http: //www. gutenberg. org].
Как отмечает В. Н. Телия, в номинативном инвентаре имеются слова, которые способны нести информацию об эмоциональном состоянии говорящего, которое он переживает в момент говорения. Традиционно все такие словесные значения и значения идиом относят к экспрессивно окрашенной лексике. Цель
экспрессивно окрашенного высказывания состоит в том, чтобы воздействовать на слушающего эмотивно, передать личное мнение говорящего, «усиливая оценку оценкой же некоторых „подробностей“ в самом обозначаемом» [Телия, 1986, с. 10−31].
Наиболее продуктивным способом создания экспрессивной окраски слов и выражений является ассоциативно-образное переосмысление значений, среди которых главенствующую роль В. Н. Телия отводит метафоре, как самому простому по композиции приему переосмысления и усиления образного сигнала [Телия, 1986 с. 71]. В дискурсе подвижных игр английских школьников большинство метафор используется для экспрессивно-оценочной характеристики игроков.
В то время как нейтральные оценочные именования могут вызвать гордость или обиду, экспрессивно окрашенные могут восприниматься как похвала/оскорбление, т. е. чувства более интенсивные. Здесь можно выделить две группы метафор, используемых детьми в отношении игроков:
— с положительной окраской (если окружающие восхищены работой игрока): Gwen Gascoyne is simply A1, was the general verdict [Brazil, 1917. URL: http: //www. gutenberg. org]- She’s a perfect surprise [Там же]- «That kid 's a genius at cricket [Wodehouse, 1909. URL: http: //www. gutenberg. org]- Sammy is the marvel, by Jove [Wodehouse, 1903. URL: http: //www. gutenberg. org]- You are our only hope, Sammy. Do go and win [Там же].
— с отрицательной окраской (если
игрок не оправдал ожиданий команды или болельщиков): Butterfingers! [Anderson,
1922. URL: http: //www. gutenberg. org] (= рус. дырявые руки) — With you three lunatics out of the team we can’t afford to try many experiments [Wodehouse, 1909. URL: http: //www. gutenberg. org]- Get away, you silly little coward! [Coombe, 1912. URL: http: //www. gutenberg. org].
В последней группе можно отметить большое количество зооморфных метафор. Такие метафоры приписывают человеку некоторые признаки, которые, как правило, имеют оценочный смысл [Вольф, 2002, с. 61] и могут быть подразделены на негативно-оценочные, позитивно-оценочные и образно-нейтральные [Голодов, 2005, с. 118−120]. Исследуемый нами дискурс показывает употребление детьми главным образом негативно-оценочных
зооморфных метафор: Don’t laugh, you gripping ape! It isn’tfunny [Wodehouse, 1909. URL: http: //www. gutenberg. org]- Oh, you silly ass, get back! [Там же]- Silly goat, said Bowden. What are you going to do? [Swainson, 1901. URL: http: //www. gutenberg. org]- Play the game, and don’t be an ass [Там же]- You needn’t be a funny goat. You know what I mean [Wodehouse, 1903. URL: http: //www. gutenberg. org]- Now, Bouldon, give me a fair ball, you sly fox [Kingston, 1908. URL: http: //www. gutenberg. org].
Указывать человеку на его несоответствие некоторому «нормальному» качеству — значит унизить его, тем самым, оскорбить. Не случайно, чтобы унизить, прибегают к бранной лексике (инвективам) [Телия, 1995, с. 208]. В детском игровом дискурсе (особенно в острых эмоциональных моментах) они также имеют место: It’s that old fool the Gazeka [Wodehouse, 1909. URL: http: //www. gutenberg. org]- You rotter [Там же]- With you three lunatics out of the team we can’t afford to try many experiments [Там же]- He is a silly young idiot [Там же]- Don’t be a slack beast. You want exercise awfully badly [Wodehouse, 1904. URL: http: // www. gutenberg. org].
Фразеологизмы (особенно идиомы) — более мощное средство выражения эмотивности, чем слова, поскольку фразеологизмы, отражая образ-ситуацию, «выступают как микротекст в тексте» [Телия, 1995, с. 83]. Их специфика состоит в том, что они не столько называют обозначаемое, сколько характеризуют его. Образы, лежащие в основе фразеологизмов, прозрачны для данной лингвокультурной общности, поскольку они отражают характерное для нее мировидение и миропонимание, что и позволяет говорить о культурно-национальной специфике фразеологического состава языка, проявляющегося более ярко, чем в его словарном запасе.
Фразеологизмы используются для подбадривания игроков. Следует отметить их разнообразие в речи школьников, наблюдается усиление экспрессивности высказываний за счет фразеологизмов: All right, Tommy, whispered East- «hold on the horse that’s to win [Hughes, 1906. URL: http: //www. gutenberg.
org]- Keep your head, old boy! [Там же]- Now
I want everybody on the job from the word go [Там же]- We must have more snap and ginger!, cried Dale (=рус. зададим им жару!) [Winfield,
1911. URL: http: //www. gutenberg. org]- They’ll be whipped out of their boots (= рус. У них выбьют почву из-под ног) [Там же]- We must go at 'em hammer and tongs, cried Gif Garrison (броситься нещадно, изо всех сил, засучив рукава) [Winfield, 1919. URL: http: //www. gutenberg. org]- Show 'em where the other side of the river is! (= русс. Покажите им, где раки зимуют.) [Там же]- Now, boys, pull yourselves together! «. (Возьмите себя в руки) [Там же]- We’ll whip them off the face of the earth next Saturday» (Мы сотрем их с лица земли в субботу!) [Flow-er, 1911. URL: http: //www. gutenberg. org].
По мнению Е. М. Вольф, в естественном языке не может быть чисто эмоциональной оценки, так как язык всегда предполагает рациональный аспект. Эмоциональной является непосредственная реакция на объект (предмет, событие), выражаемая междометием, аффективными словами, словами-оскорблениями [Вольф, 2002, 40]. Эту точку зрения разделяет В. Н. Телия, утверждая, что чистое выражение эмоций в языке отсутствует (это скорее пара-лингвистические способы ее репрезентации). Она выделяет аффективы в качестве средств языка, способных максимально «сблизить» эмоциональную реакцию и языковую сущность, и считает, что междометия представляют собой наиболее типичный их пример [Телия, 1995, с. 114]. На стилеобразующую и номинативную функцию междометия в детской речи указывает И. П. Амзаракова [Амзаракова, 2005а].
Следует отметить, что междометие как выразитель эмоций и чувств обладает большой иррадиирущей силой, окрашивая значительный сегмент коммуникации [Амзаракова, 2005б, с. 111- Амзаракова, 2012, с. 4]
Несомненно, речь ребенка исключительно эмоциональна, наполнена эмоциональными возгласами и звукоподражательной лексикой. В речевом сопровождений детских подвижных игр можно отметить довольно широкий спектр междометий, которые передают различные эмоции говорящего:
1) полное отрицание, решительный отказ:
Oh, no! I’ve no hopes of myself. I’m sure I shall
never play cricket, said Ellis, shaking his head. [Kingston, 1908. URL: http: //www. gutenberg. org]-
2) похвала, восхищенье:
Oh, well played! bravo, Johnson! [Hughes,
1906. URL: http: //www. gutenberg. org]-
Well done, Jane! [Бакеридж, 2002, с. 77]-
3) восторженное одобрение:
Putnam Hall has won! Hurrah! Hurrah! Hurrah!, came from the cadets and their friends [Winfield, 1910. URL: http: //www. gutenberg. org]-
4) сильная тревога, сожаление:
Oh, dear! I thought Colby Hall would score, sure! [Hughes, 1906. URL: http: //www. guten-
berg. org]-
How unlucky! [Farrar, 1902. URL: http: //www. gutenberg. org]-
5) изумление, негодование, расстройство, вызванное чем-либо чрезвычайным, досада:
Oh Lord, he said blankly, this is awful! [Wodehouse, 1903. URL: http: //www. gutenberg. org]-
6) предостережение против чего-либо:
«Now then, boys, don’t miss the goal!» [Winfield, 1917. URL: http: //www. gutenberg. org]-
7) призыв, побуждение к действию:
«Now then, boys, show 'em what you can do!» (А ну-ка, парни, покажите им, на что вы способны!) [Там же]-
8) раздражение, презрение:
Oh, pshaw! They can’t catch him! [Winfield, 1910. URL: http: //www. gutenberg. org]-
9) досада, недоумение:
My eye, he’ll make our fellows sit up, I’ll bet [Avery, 1901. URL: http: //www. gutenberg. org].
В детском игровом дискурсе имеет место проявление угрозы в адрес команды противника. Экспрессию устрашения соперников особенно ярко передает такая стилистическая фигура, как гипербола: Come on now, all together! We’re here today to bury them! [Winfield, 1917. Режим доступа: http: //www. gutenberg. org]- Now then, boys, go in and finish 'em up! [Winfield, 1919. URL: http: //www. gutenberg. org].
Таким образом, можно говорить о высокой экспрессивности детской речи в процессе игры, которая вербализуется в междометиях, аффективах, метафорах, фразеологизмах и других средствах языка. Экспрессивно-оценочные номинации в игровом дискурсе английского ребенка представлены широким спектром языковых средств на всех уровнях языка: фонетическом, морфемном, лексическом и синтаксическом.
Библиографический список
1. Амзаракова, И. П. Междометие в речи немецких детей [Текст] / И. П. Амзаракова // Вестник Воронежского государственного университета. Сер. Лингвистика и межкультурная коммуникация. -
Воронеж, 2005а. — № 2. — С. 54−59.
2. Амзаракова, И. П. Языковой мир немецкого ребенка младшего школьного возраста [Текст]: дис. … д-ра филол. наук: 10. 02. 04 / И.П. Амзаракова- Моск. пед. госуд. ун-т. — М., 20 056. — 495 с.
3. Амзаракова, И. П. Междометия в детской речи
и их отражение в словарях (на материале немецкого и русского языков) [Текст] / И. П. Амзаракова // Антропологическая лингвистика: Современные
проблемы и перспективы: сб. науч. статей в честь д-ра филол. наук, проф. Ю. М. Малиновича / отв. науч. ред. Т. И. Семенова. — Иркутск: ИГЛУ, 2012. — С. 3−12.
4. Арутюнова, Н. Д. Язык и мир человека [Текст] / Н. Д. Арутюнова. — 2-е изд., испр. — М.: Яз. рус. культ., 1999. — I-XV — 896 с.
5. Баженова, Е. А. Категория оценки [Текст] / Е. А. Баженова // Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под ред. М. Н. Кожиной. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Флинта- Наука, 2006. — С. 139 146.
6. Бакеридж, Э. Приключения Дженнингса. The Adventures of Jennings [Текст] / Э. Бакеридж- адапт. и слов. М. И. Дубровина. — М.: АСТ, 2002. — 143 с.
7. Бочкарев, А. Е. Семантический словарь / А. Е. Бочкарев. — Н. Новгород: ДЕКОН, 2003. — 200 с.
8. Вольф, Е. М. Функциональная семантика [Текст] / Е. М. Вольф. — 2-е изд., доп. — М.: Едиториал УРСС, 2002. — 280 с.
9. Выготский, Л. С. Игра и ее роль в психическом развитии ребенка [Текст] / Л. С. Выготский // Вопросы психологии. — 1966. — № 6. — С. 63−68.
10. Голодов, А. Г. Зооморфные метафоры в разговорно окрашенной специальной лексике и проблемы их перевода (на материале разговорного варианта немецкого языка футбола) [Текст] /
A.Г. Голодов // Вестник ВГУ. — 2005. — № 2. — С. 117 123.
11. Жуков, В. П. Русская фразеология [Текст] /
B.П. Жуков. — М.: Высш. шк., 2006. — 408 с.
12. Квеселевич, Д.И. Русско-английский словарь междометий = Russian-English Dictionary of Interjections [Текст] / Д. И. Квеселевич, В. П. Сасина. -М.: Астрель- АСТ, 2001. — 512 с.
13. Кунин, А.В. Англо-русский фразеологический словарь [Текст] / А.В. Кунин- лит. ред. М. Д. Литвинова.
— 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Рус. яз., 1984. — 944 с.
14. Лингвистика и аксиология: этносемиометрия ценностных смыслов [Текст]: кол. монография / Е. Ф. Серебренникова [и др.]. — М.: ТЕЗАУРУС, 2011.
— 352 с.
15. Телия, В. Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц [Текст] / В. Н. Телия. — М.: Наука, 1986. — 143 с.
16. Телия, В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты [Текст] / В. Н. Телия. — М.: Яз. рус. культ., 1996. — 288 с.
17. Хейзинга, Й. Homo Ludens: Статьи по истории культуры [Текст] / Й. Хейзинга. — М.: Прогресс: Традиция, 1997. — 416 с.
зб
18. Anderson, R. Half-Past Seven Stories [Electronic resource] / R. Anderson. — URL: http: // www. childrenslibrary. org. files/21 656/ (дата обращения:
26. 11. 2011).
19. Avery, H. The Triple Alliance [Electronic resource] / H. Avery. — URL: http: // www. gutenberg. org. /cache/ epub/10 027 (дата обращения: 14. 12. 2011).
20. Brazil, A. The Princess of the School [Electronic resource] / A. Brazil. — URL: http: // www. gutenberg. org. files/21 656/ (дата обращения: 25. 12. 2011).
21. Brazil, A. The Youngest Girl in the Fifth. A School Story [Electronic resource] / A. Brazil. — URL: http: // www. gutenberg. org/2/1/6/8/21 687/ (дата обращения: 02. 01. 2012).
22. Coombe, F. Jack of Both Sides. The Story of a School War [Electronic resource] / F. Coombe. — URL: http: // www. gutenberg. org. /2/0/3/5/20 354/ (дата обращения: 22. 12. 2011).
23. Farrar, F. Егю or, Little by Little [Electronic resource] / F. Farrar. — URL: http: // www. gutenberg. org. /files/12 083/ (дата обращения: 14. 12. 2011).
24. Flower, J. Grace Harlowe’s Junior Year at High School. The Merry Doings of the Oakdale Freshmen Girls [Electronic resource] / J. Flower. — URL: http: // www. gutenberg. org/2/0/4/7/20 472/ (дата обращения: 01. 01. 2012).
25. Flower, J. Grace Harlowe’s Sophomore Year at High School or The Record of the Girl Chums in Work and Athletics [Electronic resource] / J. Flower. — URL: http: // www. gutenberg. org/2/0/4/7/20 472/ (дата обращения: 02. 01. 2012).
26. Hughes, T. Tom Brown’s schooldays [Electronic resource] / T. Hughes. — URL: http: // www. gutenberg. org. /files/1480/ (дата обращения: 29. 11. 2011).
27. Kingston, W. Ernest Bracebridge. School Days [Electronic resource] / W. Kingston. — URL: http: // www. gutenberg. org. /files/20 354/ (дата обращения:
22. 12. 2011).
УДК 81'373. 612. 2+519. 68: 007. 51/. 52 ББК 81. 032+22. 12
28. Laugh and play (A collection of Original stories) [Electronic resource]. — URL: http: II www. gutenberg. org. I1I7I7I5 IіУ750I (дата обращения: 04. 12. 2011).
29. Swainson, F. Acton’s Feud [Electronic resource] I F. Swainson. — URL: http: II www. gutenberg. net. IіI4I7/УI147У2I (дата обращения: 24. 12. 2011).
30. Vaizey, G. Tom and Some Other Girls A Public School Story [Electronic resource] I G. Vaizey. — URL: http: II www. gutenberg. org. I2I1I1I0I2n02I (дата обращения: 24. 12. 2011).
31. Winfield, A. The Mystery at Putnam Hall. The School Chums' Strange Discovery [Electronic resource] I A. Winfield. — URL: http: II www. gutenberg. orgI1I7I6I3I17636I (дата обращения: 02. 01. 2012).
32. Winfield, A. The Raven Boys Under Canvas or The Mystery of the Wrecked Submarine [Electronic resource] I A. Winfield. — URL: http: II www. gutenberg. orgI2I3I2I8I23286I (дата обращения: 05. 01. 2012).
33. Winfield, A. The Rover Boys at Colby Hall or The Struggles of the Young Cadets [Electronic resource] I A. Winfield. — URL: http: II www. gutenberg. orgI2I1I8I9I21894I (дата обращения: 03. 01. 2012).
34. Wodehouse, P.G. A Prefect’s Uncle [Electronic resource] I P.G. Wodehouse. — URL: http: II www. gutenberg. org. IcacheIepubI6985I (дата обращения:
24. 12. 2011).
35. Wodehouse, P.G. Mike [Electronic resource] I P.G. Wodehouse. — URL: http: II www. gutenberg. net. I7I4I2I7423I (дата обращения: 4. 12. 2011).
36. Wodehouse, P.G. Mike and Psmith [Electronic resource] I P.G. Wodehouse. — URL: http: II www. gutenberg. net. I1I0I5I8I10586I (дата обращения:
24. 12. 2011).
37. Wodehouse, P.G. The Gold bat [Electronic resource]
I P.G. Wodehouse. — URL: http: II www. gutenberg. org. I6879I (дата обращения: 30. 11. 2011).
А. В. Каверзина, А. М. Журавлева, М.Ю. Чернышов
МОДЕЛИРОВАНИЕ КАК ПЕРВЫЙ ШАГ В СОЗДАНИИ МЕТОДОЛОГИИ ПОСТРОЕНИЯ ДИСКУРСА (НА ПРИМЕРЕ ДИСКУРСА, СВЯЗАННОГО С РЕДАКЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ)
В статье представлены подходы, предполагающие моделирование дискурсивных формаций, связанных с редакционно-издательской деятельностью. Описаны приемы представления коммуникативной структуры дискурсивной формации с использованием фреймов- представления функциональной структуры дискурсивной формации с помощью сети Петри типа «предикат-переход», а также техника построения компьютерной функциональнодеятельностной модели средствами метамоделирования.
Ключевые слова: редакционно-издательская деятельность- дискурсивные формации- дискурсивные отношения- приемы моделирования отношений в дискурсивных формациях

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой