К методологии исследования духовных традиций современного российского общества и армии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Шевченко О. В.
К МЕТОДОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЯ ДУХОВНЫХ ТРАДИЦИЙ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА И АРМИИ
Социально-философское исследование духовных традиций общества и армии определяется конструктивными методологическими основами, подходами и принципами, которые позволяют адекватно рассмотреть этот идеальный социокультурный феномен. Предметом рассмотрения является то, без чего общество представляло бы собой скопление независимых друг от друга человеческих индивидуумов, хаотически движущихся в бытийном пространстве, лишенных экзистенциальной наполненности, т. е. духовности и нравственности. Механизмом объединения общества в единое целое и утверждения в нем аксиологической составляющей являются духовные традиции, которые по преимуществу определяются жизнью предшествующих поколений и транслируются в межпоколенном пространстве.
Осуществление качественного социально-философского анализа духовных традиций общества и армии, их взаимосвязи с необходимостью ставит вопрос о методологии исследования этого сложного духовного и социального феномена. Его сложность состоит в идеальном статусе функционирования духовных традиций, так как они не только содержат в себе ментальные основания российского общества, имеющие регулятивный и праксеологический характер, но и во многом определяют установки нравственного сознания общества и военнослужащих Российской армии.
Философские размышления о традициях начинали формироваться еще в античное время. В древнегреческой философии представления о традиции воплощаются в понятии «этос» — нрав, обычай, которое имело два значения: привычка и нрав человека. Именно с философских представлений античных мыслителей берет начало подход к трактовке традиции как идеального образования, которое впоследствии будет характерно для многих философов, живших до возникновения капитализма [1, с. 5].
В эпоху Нового времени, с развитием научных знаний в области таких дисциплин, как этнография, антропология и археология, возникла необходимость в сравнительном анализе традиций и обрядов различных народов, что послужило
началом философского исследования понятия «традиция». С этого времени традиция начинает трактоваться как социально-психологическое явление, под которым понимают коллективные стереотипные действия, присущие какому-либо конкретному сообществу людей.
В Х1Х — ХХ вв. рождаются многочисленные научные споры о природе и сущности традиций не только среди специалистов отдельных наук: философов, этнологов, социологов, лингвистов, психологов, искусствоведов, — но и среди различных философских направлений. Так, в позитивистской социологии (Э. Дюркгейм, М. Мосс) традиции рассматривали как коллективные привычки, которые свойственны групповым формам поведения и трактовались они как механизм воспроизводства связей и отношений, принятых в обществе. В дальнейшем философия позитивизма стремится рационализировать понимание традиции, т. е. сделать осознанно управляемым сам механизм функционирования традиций.
В социальном детерминизме (Г. Спенсер) традиции и обычаи зависимы от инстинктивно-биологической формы поведения людей.
Г. Гадамер, представитель герменевтического направления в философии, ввел понятие «языковой традиции», содержащей «речемыслительный» опыт наших предков, объективирующийся и транслирующийся посредством выражения человеком мыслей с помощью родного ему языка.
Обращался к традиции в системе психоанализа и К. Юнг. В частности, выдвинутое им понятие «архетип» представлено как трансцендентальная структура, в которой запечатлен жизненный опыт общества, воплощенный в сказках, мифах. Юнг считал культуру, утратившую присущие ей архетипы, обреченной на гибель, так как именно им, по его мнению, принадлежит заслуга возвращения человека и общества в изначальные времена и события, которые не только придают смысл настоящему, но и выступают критерием соотнесения прошлого и настоящего [2, с. 25−26].
Понятие «традиция» вошло в сознание научного сообщества в ХХ в. как особая социально-историческая категория благодаря исследованиям Чикагской школы социологии, работам Р. Арона, А. Тойнби и др.
В России проблема традиции наиболее активно стала рассматриваться в научных исследованиях в 60−70-х гг. ХХ в. Основное внимание в работах ученых уделялось проблеме функционирования традиций в социуме, характеристике их как социокультурного явления. Известными представителями социально-
философского подхода к изучению традиций являются Э. А. Баллер, Л. А. Бублик, В. Б. Власова, О. Г. Дробницкий, Н. С. Злобин, Ю. А. Левада, В. Я. Малинин, Э. С. Маркарян, В. Д. Плахов, А. Г. Спиркин. Так, В. Д. Плахов считает, что традиция — это специфический объект социологической науки и ее можно интерпретировать как особый общесоциологический закон [1, с. 10−11].
Наряду с данным подходом в исследовании традиций выделяются также работы, в которых традиция рассматривается как социальный механизм передачи общественных идеалов и ценностей от поколения к поколению, подчеркивается её роль в формировании социально-психологических качеств, необходимых для жизнедеятельности субъектов конкретного общества или коллективистического сообщества (например, армия). Такой подход прослеживается в работах
A.Х. Байматова, Л. П. Буевой, А. И. Лучанкина, А. С. Миловидова, Л. В. Рощина, Н. В. Солнцева, И. В. Суханова, Н. Д. Табунова. В частности, Л. В. Рощин анализирует воинские традиции, определяя их как специфическую разновидность традиций, связанных с общественно-психологическим сознанием воинских коллективов, развивающихся на основе определенных производственных отношений под воздействием идеологии господствующего класса [3].
Немало работ посвящено изучению традиций, проявляющихся в конкретной сфере групповой деятельности, например в воинском коллективе. Так, Э. П. Утлик исследует социально-психологические аспекты традиций воинского коллектива [4], а В. В. Трубников раскрывает педагогические основы воспитания курсантского коллектива на традициях отечественных Вооруженных Сил [5].
Необходимо отметить также наличие научных работ, содержащих общеметодологические философские подходы к исследованию духовности и духовных традиций в диалектике с военной деятельностью. Среди них труды
B.И. Г идиринского, Б. И. Каверина, С. В. Клягина, В. Н. Ксенофонтова, А. С. Миловидова, П. В. Петрия, П. И. Чижика, В. М. Чугунова, М. Н. Шахова и других авторов. В них духовный мир военнослужащих рассматривается как важное и действенное средство укрепления духовного потенциала военной безопасности России, основа формирования и развития духовных традиций социальной группы и личности воина. Так, В. И. Гидиринский актуализирует проблему духовности воина и пишет, что «безыдейными и бездуховными могут быть только наемники, т. е. профессиональные убийцы» [6] и формулирует направления духовно-нравственного воспитания военнослужащих.
Анализ научных работ по обозначенной проблеме позволяет сделать вывод о повышении интереса в современных исследованиях к стабилизирующим факторам общественного развития, в частности к проблеме традиции, что является вполне закономерным при нынешней ситуации общественной дезорганизации.
Вместе с тем специальных исследований, посвященных изучению духовных традиций, незначительное количество. В основном большинство авторов в своих работах наполняют понятие «духовные традиции» исключительно религиозным содержанием [7- 8]. Данный подход не дает целостного представления о содержании и функционировании духовных традиций как социокультурного явления в жизнедеятельности общества и личности.
Таким образом, вышеперечисленные подходы к изучению понятия «традиция» указывают на определенные сложности в исследовании данного феномена, что обусловлено обширной областью употребления анализируемого понятия. Его используют во всех сферах общественной жизни. В политической сфере традиция выступает как выражение национального характера или специфики, посредством которой политики обосновывают принятые решения. Разное понимание вкладывают в понятие «традиция» представители таких наук, как этнография, история, культурология, психология и др. Например, в этнографии стереотипные действия членов определенных коллективов объясняются традицией их поведения. В связи с этим в процессе познания традиций возникают трудности, и главная из них заключается в том, что их сложно изучить в пределах одной какой-либо конкретной науки: «Историк думает, что ему тут делать нечего, а философ и социолог — что только историк может туда добраться» [9, с. 214]. Подобные трудности возникают еще и вследствие того, что традиции многообразны по своим формам и типам проявления.
В результате наиболее оправданным является исследование традиций с позиции социальной философии, потому что по своей сути это явления социального порядка, так как передают из поколения в поколение не знания о мире, а коллективный опыт деятельности. «Не на что направлена деятельность, не о чем мы мыслим, но как следует мыслить и действовать — вот чему учит традиция» [10, с. 13].
Социально-философский анализ предполагает синтез имеющихся знаний о духовных традициях и показ их целостного образа. Главная цель такого исследования сводится к рассмотрению особенностей, состояния, преемственности и динамики духовных традиций российского общества в современных условиях и их
проявления в армии на основе важнейших методологических принципов, которые необходимы для построения любой научной теории.
На основе имеющихся подходов к изучению проблемы традиций правомерно выделить основополагающие принципы социально-философского анализа духовных традиций современного российского общества и армии.
Принцип антропоцентризма определяет включенность человека в социальное бытие и ответственность за его качественное состояние, так как именно он является носителем духовных традиций общества. Через субъекта формируется отношение к духовному наследию прошлого и его объективация в настоящем. «…Социальное — это не только объект, но прежде всего — моя ситуация, и когда я пробуждаю в себе сознание этого моего социального, вся моя современность, ставшая для меня настоящим, а через нее и все прошлое, которое я теперь способен по-настоящему осмыслить как современное, каковым оно когда-то и было, все согласное и несогласное действие исторической человеческой общности, -явственно представляются в моем живом настоящем» [11, с. 105].
Данный принцип является одним из важнейших для изучения социальных явлений, так как отражает диалектическое единство личности и общества. Человек по своей сущности реконструирует и проектирует социальную реальность, принимающую определенный вектор направленности, который впоследствии может стать уже угрозой для жизни самого человека (глобальные проблемы современности, поглощение биосферы техносферой, замена духовных ценностей на материальные в условиях экономики рыночного типа и др.).
Принцип феноменологии связан с пониманием и уяснением членами российского общества быстро меняющихся социальных процессов и введением новых социальных проектов и практик. Необходимо прояснение соответствия устоявшегося во многом социалистического мышления граждан новому капиталистическо-рыночному дискурсу. Каким образом новые понятия, включаемые в сознание россиян, ими осознаются и соответствуют ли реальным социальным изменениям? Какую направленность принимает трансформация культуры русского человека, его духовности, понимания сакрального и метафизического бытия в условиях ценностного релятивизма — конструктивную или деструктивную? Ведь уже давно известно, что «основополагающие коды любой культуры, управляющие ее языком, ее схемами восприятия, ее обменами, ее формами выражения и воспроизведения, ее ценностями, иерархией ее практик, сразу же определяют
для каждого человека эмпирические порядки, с которыми он будет иметь дело и в которых будет ориентироваться» [12, с. 33].
Принцип историзма задает направление исследованию духовных традиций российского общества и армии. Сущность его заключается в том, что он последовательно воспроизводит процесс возникновения и развития исследуемого явления, вскрывает общие закономерности и условия, в которых оно протекает. Этот принцип наиболее наглядно отражает процесс развития духовных традиций, их взаимосвязь и зависимость от общественной психологии и государственной идеологии на всех исторических этапах. Утрата идеологической основы приводит к качественно-количественным изменениям духовных традиций. В свою очередь, традицией становится лишь сложная общественно-психологическая эмоционально окрашенная привычка.
Принцип единства объективного и субъективного аспектов отражает содержание духовных традиций современного российского общества. С одной стороны, их содержание объективно для всех членов социума. С другой стороны, субъективный аспект проявляется в том, что носителем духовных традиций является конкретный представитель, без которого они не объективируются. Только в единстве объективного и субъективного аспектов состоит специфика развития духовных традиций. «Связь нашего сознания с предметами состоит в том, что мы мыслим их, создаем о них представления. Строго говоря, мы обладаем не самой реальностью, а лишь идеями, которые нам удалось сформировать относительно нее. Наши идеи как бы смотровая площадка, с которой мы обозреваем весь мир» [13, с. 162].
Принцип преемственности предполагает основательное, объективное и всестороннее изучение основных идей, подходов, концепций, которые были выдвинуты в ходе исследования данного предмета философского знания, а также рассмотрение изменений, происходящих в содержании и функционировании самого предмета, т. е. духовных традиций, которые проявляются в единстве старого и нового, что находит свое отражение в концепции диалектического отрицания. Базисным положением данной концепции является понятие преемственности, означающее не просто формальную передачу чего-либо безотносительно к ценности передаваемого, а передачу наиболее положительного, прогрессивного содержания отрицаемого явления, которое переносится в новое качественное состояние объекта.
Проблема преемственности при переходе от старого к новому, учет закономерностей переходного состояния сложных саморазвивающихся объектов актуальны и для духовных традиций современного российского общества. Ведь понятие преемственности связано с понятием направленности изменений. В переходном состоянии изменяющегося объекта можно определить направленность его развития (прогрессивная, регрессивная) и влиять на нее- если она ошибочная, стоит вернуться к старым состояниям объекта до завершения перехода его в новое состояние.
Синергетический подход является современным универсальным средством познания, который позволяет с единых позиций подходить к проблемам взаимодействия и взаимоперехода порядка и хаоса в сложноорганизованных природных и социальных системах. Мера между хаосом и порядком в социальном устроении определяется интуитивным «чувством порядка», который основывается на архе-типических образах, содержащихся в нашем подсознании и поддерживаемых в нас культурной традицией, зачастую вне нашей рефлексии [14, с. 4]. Общество всегда было заинтересовано в установлении «социального порядка», понимание которого в различные исторические периоды противоречило друг другу.
Данный подход направлен на выявление флуктуаций и точек бифуркаций, которые предопределяют развитие духовных традиций общества и армии. Резкое ускорение социальных процессов в конце ХХ в. объективирует потребность в поиске холистических, целостных форм социального существования и особой методологии социального исследования, строящейся на совершенно ином, чем классическое мировоззрение, где все связывается с открытием детерминистских законов и царствует разум человека. «То, что полностью контролируемо, никогда не бывает вполне реальным. То, что реально, не бывает вполне контролируемо» [14, с. 28].
Многообразие предметного содержания духовных традиций основывается на том, что как предмет научных исследований они представляют собой совокупность определенных знаний, подходов и концепций. Как феномен духовной жизни они включают общественнопризнанные ценности, ориентиры, идеалы, установки и другие явления индивидуального и общественного сознания.
В практическом отношении духовные традиции образуют и наполняют определенным смыслом действия членов общества, направленные на достижение государственно-значимых целей, создание и обеспечение устойчивости механизмов саморегуляции и саморазвития общественной жизни, ее духовной, соци-
альной, политической, экономической и военной сфер. Они формулируются в терминах целеполагания, целесообразности, дифференциации, интеграции, нормирования, обоснования путей развития и соответствующих им общественных проектов и программ.
В функциональном плане духовные традиции представляют собой реализуемый создателями и носителями способ отношений к общественному целому, к его воспроизводству и упрочению в процессе общественно-исторической практики.
Культурологический аспект позволяет обнаруживать архетипы, основополагающие ценности и смыслы объединяющих общество идей. Наука дает возможность их выразить и легитимизировать в общезначимой, логически непротиворечивой социальной форме.
В аксиологическом плане духовные традиции отражают качественное отношение представителей российского общества к окружающей действительности. «Целостная совокупность идей и чувств добра, любви к людям, возвышенного и прекрасного, чести и совести, милосердия и сострадания, жажды знаний и сохранения мира с другими людьми и природой — вдохновляет личность на героические подвиги и творческие дерзания, вселяет оптимизм и уверенность в успехе доброго дела» [1, с. 5], — писал известный исследователь традиций В. Д. Плахов
Подводя итог, отметим, что существует настоятельная потребность во всестороннем исследовании духовных традиций российского общества и армии. Для решения этой научной задачи необходимо критически рассмотреть и проанализировать всё многообразие исходного материала по данной проблеме, переосмыслить имеющийся опыт в изучении этого феномена с учетом реалий современной действительности.
* * *
1. Плахов В. Д. Традиции и общество: опыт философско-социологического исследования. М., 1982.
2. Социальная философия: словарь /сост. и ред. В. Е. Кемеров, Т. Х. Керимов. М., 2003.
3. Рощин Л. В. Методологические вопросы формирования и развития традиций Советских Вооруженных Сил: автореф. дис.. канд. филос наук. М., 1970.
4. Утлик Э. П. Традиции воинского коллектива. М., 1990.
5. Трубников В. В. Воспитание курсантов вузов на традициях Вооруженных Сил: автореф. дис. канд. пед. наук. СПб., 1998.
6. Гидиринский В. И. Русская идея и армия. М., 1997.
7. Чурсина Э. А. Православное воспитание как духовная традиция отечественной педагогики: автореф. дис. канд. пед. наук. Елец, 2001.
8. Юсупов Р. Н. Православная духовная традиция как социокультурный феномен: истоки, философская интерпретация и место в диалоге культур: автореф. дис. канд. филос. наук. Екатеринбург, 2000.
9. Шацкий Е. Утопия и традиция: пер. с польск. /общ. ред. и послесл. В. А. Чаликовой. М., 1990.
10. Касавин И. Т. Познание в мире традиций. М., 1990.
11. Мерло-Понти М. Философ и социология // Практикум по философии: Социальная философия / сост. А. В. Кузнецов, В. В. Кузнецов. Минск, 2007.
12. Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. СПб., 1994.
13. Ортега-и-Гассет Х. Запах культуры. М., 2006.
14. Василькова В. В. Порядок и хаос в развитии социальных систем. Синергетика и теория социальной самоорганизации. СПб., 1999.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой