Экстраи интралингвистические причины экзоглоссии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЛИНГВИСТИКА
УДК 81'-373. 45
Ю. В. Кобенко
Экстра- и интралингвистические причины экзоглоссии
В статье рассматриваются основные внешне- и внутриязыковые причины экзоглоссной динамики языкового функционирования, характеризующейся усиленным заимствованием иноязычного языкового материала. В качестве примера взят этап исторического развития литературного немецкого языка в условиях американизации с 1950 года.
The article displays typical extra- and intra-linguistic reasons for exoglossic dynamics of language functioning, characterized by an increased borrowing of material from another language. The period of historical development of the literary German within the Americanization from 1950 was taken as an example.
Ключевые слова: экстра- и интралингвистический уровни, причины развития экзоглоссии, усиленное заимствование, язык-донор, язык-реципиент, подражание культуре-донору, динамика языковой эволюции.
Key words: еxtra- and intra-linguistic levels, reasons for evolving an exoglossy, increased borrowing, a donor language, a recipient language, imitation of a donor culture, dynamics of language evolution.
Под экзоглоссией (греч. exo = внешний и glossa = язык, речь) понимается такая эволюционная динамика определённого языка, при которой стандартом функционирования для него выступает некий другой язык. Наряду с явлением эндоглоссии (греч. endo = внутренний), обозначающим противоположную динамику языковой эволюции и предполагающим ориентацию на одно из прошлых состояний языка как образец языкового функционирования, экзоглоссия образует так называемый метаглоссный параметр языковой эволюции. Стойкой характеристикой экзоглоссной динамики эволюции определённого языка является заимствование в его состав иностранных слов, или экзоглоссного языкового материала.
Обращаясь к причинной стороне явления экзоглоссии, необходимо подчеркнуть, что у последней не существует определённого набора причин. И причины, и факторы, обусловливающие развитие экзоглоссии, состоят в подвижной констелляции, которая имеет исключительно казуальную природу. Тем не менее, наиболее частым признаком образования экзоглоссного языкового состояния можно считать аномию на культурном уровне, которая может зиждиться, как в случае с послевоенной Германией, на неудовлетворении носителями собственной культурой. Впоследствии будут названы причины и
факторы экстра- и интралингвистического уровня, обусловившие экзоглоссную динамику эволюции немецкого языка с 1950 г. За основу взята классификация причин заимствования по Д. С. Лотте [2].
К экстралингвистическим причинам относятся разнообразные виды связей языка-реципиента (ЯР) с культурой-донором, диктуемые ростом внешнеэкономических, общественно-политических и иных отношений, а также тенденциями современной американоцентричной глобализации. Одной из форм реализации влияния последней является заимствование слова с заимствованием предмета, явления, понятия, качества, действия. Этот процесс естественен и характерен практически для большинства англоязычных заимствований в современном немецком языке (ср.: Blue Jeans, joggen, Scratching, chirpen, der Computer), он поддерживается давно наметившейся тенденцией к созданию международных терминов, единых наименований — интернационализмов. Сегодня по количеству англоязычных заимствований можно определить степень участия той или иной страны в процессе глобализации. Лидирующая позиция США в мире в сферах экономики, индустрии, спорта и т. д., а также их идеология законодательства инноваций, сопровождаемая инвазивностью внешней политики, во многом определяют тенденции развития многих современных государств, их культуры, прогресса и благосостояния.
Итак, в составе экстралингвистических причин можно выделить следующие.
1. Культурное влияние одного народа на другой. Принято различать два этапа влияния американской культуры в истории Германии: период между Первой и Второй мировыми войнами (19 181 939 гг.) и время после 1945 г. Первый этап Германии известен как «помешательство на Америке» [11, с. 25]. Он ознаменовал, -совершенно неожиданно для многих, — новую эпоху в истории Германии и характеризовался явным предпочтением культуры языку.
¦ т n www w w
Конец Второй мировой войны стал отправной точкой длительного периода в истории Германии, известного как «американизм». Упадок немецкой культуры, подорванное национальное самосознание и чувство стыда и вины перед народами Европы определили выбор нового ориентира развития: американизации. «Можно было
наблюдать глубокое сомнение немцев в самих себе», подчёркивает В. Фойгт. «Всё нещадно критиковалось — от науки до образования, пока все не поверили в то, что в данной ситуации поможет лишь радикальная перестройка по заокеанскому образцу» [10]. Особенностью второго этапа считается усиленное заимствование англо-американизмов в состав немецкого языка, обусловившее его экзоглоссную динамику эволюции.
2. Наличие (устных и письменных) контактов. В эру информационных технологий международные контакты вышли за
рамки письменных и устных и приобрели характер мультимедийных. Большую роль в существовании мультимедийных контактов играют интернет- электронная торговля, развившаяся из так называемой МаИ-О^ег-На^е! («заказной электронной торговли») и позволяющая через интернет-каталоги ознакомиться с товаром любой категории- услуги электронного трансферта денежных средств без границ в глобальном пространстве- техника У1|1иа!-Кеа!11у, посредством которой стало возможным общение в «видеорежиме» людей из любых точек земного шара, и т. п.
Наличие таких контактов между Германией и США бесспорно в силу мирового лидерства последних в областях науки и техники. Техника дистанционного образования, линии интернационального обмена, международные конференции являются прочной базой для их поддержания. Фактор постоянного образования в условиях подобных контактов ведёт к регулярному увеличению количества билингвов и, следовательно, к увеличению количества заимствуемых единиц.
3. Повышение интереса к изучению того или иного языка. Одна из безусловных причин наличия большого числа англо-американизмов в современном языке — неосмысленное, зачастую мотивированное одним лишь стремлением к подражанию, повторение формул языка-донора (ЯД). Потребность в изучении языка мирового значения обусловлена тенденциями глобализации, в которой вполне естественно стремление «шагать в ногу со временем». Увлечение английским языком, диктуемое его привлекательностью и, не в последнюю очередь, перспективностью, приобрело в последние десятилетия в Европе колоссальные масштабы.
4. Авторитетность Я Д. Английский язык имеет статус международного языка, опосредующего общение на любом уровне с использованием унифицированного набора терминологических средств и общедоступных клише. Английский — это язык-унификатор, который способствует упразднению любых барьеров: языковых, территориальных и этнокультурных. Его прелесть в том, что он позволяет общаться людям различных групп и культур с другими людьми, не выходя за внутриэтнические рамки. Интернет, мобильная связь, наличие англоязычных видео- и телевизионных каналов, массовое тиражирование аутентичной литературы на английском языке — всё это наилучшим образом способствует интернационализации английского и консолидации его в мировом пространстве.
5. Исторически обусловленное увлечение определённых социальных слоёв культурой чужой страны. Исторически культура США несла с собой либерализм и право на самоопределение, что делало её привлекательной фактически для большинства немцев. Её витальность и непринуждённость ассоциируются, прежде всего, с
молодостью, в особенности благодаря таким реалиям, как скейтборд, фристайл, фитнес, сити-скейтинг, кёрлинг, пляжный волейбол и т. д.
6. Условия языковой культуры социальных слоёв, отождествляющих себя с другой культурой. Многочисленные лексические заимствования из английского языка, расширяющие немецкий словарь в конце XX в. — начале XXI в., способствовали тому, что под влиянием иноязычных образцов появились новые речевые формулы, например: «Okay!» или «Business as usual!». Известно, что в социолектах понятие языковой нормы редуцировано, следовательно, социолекты могут являться как проводниками новшеств, так и их законодателями. Для формирования новых речевых образцов путём заимствования решающее значение имеет социальная среда, в которой это новшество получает распространение: чем выше «общественный вес» той или иной социальной группы, её престиж в обществе, тем легче инициируемые ею языковые инновации распространяются в других группах носителей языка. Так, традиционно «законодателем мод» на немецком рынке были рекламные дилеры, манипулирующие английскими словами для создания интереса к покупке, например: O2 can do- Wo ist das Handy most trendy? Однако произносительные, грамматические и лексические образцы, принятые в элитарных социальных группах, не всегда имеют преимущество (с точки зрения вхождения в общий речевой оборот) перед образцами, привычными для неэлитарной среды. Например, слова groggy, der Turkey, high вошли в немецкий язык из криминального жаргона. Влиянием просторечной и профессиональной среды объясняются и многие другие варианты, допускаемые в современной литературной немецкой речи, например: downloaden, hochpushen, der Break и т. п. Нередки заимствования в основной фонд немецкого языка посредством молодёжного лексикона, ср.: Raver, Groove. Молодёжные субкультуры Германии оперируют англо-американским вокабуляром не с целью престижа, а скорее для понимания и общения с себе подобными из других стран.
Существует также ряд дополнительных причин, которые выделяются отдельными германистами, изучающими англоязычные заимствования в современном немецком языке. В. Незер, к примеру, называет среди них такие:
1) дефицит внимания родному языку. За несколько прошедших десятилетий немецкому языку не уделено должного внимания, тенденции его изменения перестали отслеживаться, анализ новшеств и заимствований не проводился вовсе. Общественное сознание было скорее обращено в сторону скачкообразного развития развлекательной индустрии, компьютерных технологий и новых средств коммуникации. В условиях бескомпромиссного глобализационного турбо-капитализма, ставящего перед людьми единственную цель: заработать как можно больше денег, у общества
просто нет времени для осмысления языковых изменений [8]. Ф. Дебус констатирует: «Если сами немцы попустительствуют
проникновению англицизмов в собственный язык и свыкаются с мыслью, что немецкий уже давно не является языком науки, техники и образования, да и собственно языком общения, то следует ли удивляться, если в скором будущем из-за недостаточного внимания немецкому языку его снимут с образовательных планов повсеместно в мире?» [6, с. 18].
2) роль СМИ в распространении англо-американских речевых формул. В последние три десятилетия для немецкого телевидения и радиовещания было характерно отсутствие какого-либо культурного «фильтра» относительно музыкальной, кино- и видеопродукции из Великобритании и США. Также отмечается роль рекламы, манипулирующей терминологией культуры-изобретателя.
Доминирующая в информационном пространстве культура создаёт феномен безальтернативности выбора, следствием действия которого становится формирование позитивного гетеростереотипа восприятия американского образа жизни и англоязычной лингвокультуры [1, с. 24]. Заимствования становятся в этом случае атрибутом
американизированного мышления.
К интралингвистическим причинам экзоглоссии относится стремление носителей языка отразить принадлежность, зачастую формальную, к той или иной культуре-донору, в частности пополнить, углубить и расширить представление об определённых реалиях быта, детализировать понятия посредством разграничения смысловых и функциональных оттенков.
К интралингвистическим (собственно языковым) причинам
экзоглоссии относятся:
а) заимствование модных реалий. Заимствование иноязычного
материла в условиях экзоглоссии зачастую восходит к необходимости соответствовать культурному стереотипу (стандарту) культуры-
донора. Для этой цели в реципиентной культуры создаются обозначения, больше походящие на цитаты культуры-донора, ср.: Manager, City, Catwalk, duty-free и т. п.
К этой же группе следует отнести заимствования так называемых «брендов», т. е. наименований торговых марок и продуктов англоязычного происхождения, например: Wash& amp-Go, Canon, Pentium. Импорт и распространение рыночной продукции культуры-донора в условиях глобализации сопряжены с заимствованием соответствующих названий как необходимым условиях соблюдения авторских и смежных прав.
б) увлечение иностранными словами. «Эффект чужого» традиционно используется для повышения статусных параметров говорящего. Выражения «High muss man leben» и «Die Kinder mussen free erzogen werden» наглядно свидетельствуют о намеренном
употреблении ксенизмов «high» и «free» с целью приблизить себя к другому культурному стандарту. Ю. Г. Шоттель обозначает данное явление «жадностью до чужого» (цитата по: [7]), а Ю. Абреш -англоязычным термином «hyperforeignism» («гиперксенизм») [4]. Очевидно, оно также связано с тем, что в современную концепцию адекватного перевода входит представление об обязательном сохранении ссылки на культуру-донора. Однако, как правило, это лишь следствие переводческого натурализма как признака экзоглоссии: высказывания представителей престижной культуры ассоциируются с наивысшей нормой и поэтому сохраняются в формате, приближённом к дословному цитированию.
Следует подчеркнуть, что инфильтрация большинства англо-американизмов в состав современного немецкого языка является следствием натуралистического перевода либо вообще опущения опции перевода на систему ЯР, т. е. положительного переноса, причём для большинства импортируемых новшеств уже имеются автохтонные обозначения.
Г. Шраммен и Х. Х. Дитер сходятся во мнении, что увлечение американской культурой весьма наглядно демонстрирует, что консолидация чужих элементов проходит тем успешнее, чем свободнее в реципиентной культуре думают о них. «Иначе бы английский был переполнен заимствованиями из теории марксизма, из психоанализа, атомной физики и теории относительности» [9, с. 7].
в) альтернация либо тенденция к экспрессивности, ведущая к появлению иноязычных стилистических синонимов. Англо-американизмы нередко бывают синонимами уже существующих слов в немецком языке, которые, однако, отягощены коннотациями, ассоциативными значениями и тем самым дают возможность заимствованиям более точно описать то или иное явление. Коннотации же слова чужого языка носителю неизвестны, и для этого он вводит путём заимствования переводной эквивалент, лишённый этих коннотаций и приобретающий в заимствующем языке таковые, связанные с представлениями о чужой стране, из языка которой взят синонимичный эквивалент. Англо-американизмы способны выражать позитивное и нейтральное, успешно конкурируя с уже имеющимся понятием, «обросшим» социальными предрассудками и имеющим сильную художественно-стилистическую наглядность, например, Teenager вместо Backfisch (табу-перифраза + эвфемизм). В этом случае в англо-американизме Teenager выражено стремление выделить в понятии нейтральное, т. е. узко его охарактеризовать. Нередко причиной этому бывает также престижность слова, диктуемая внешними социальными условиями. Англо-американизмы могут также вуалировать истинный смысл понятия, лишая его враждебной
экспрессивности, когда того требует ситуация, например: Callgirl, Baby-Pro вместо Prostituierte.
Заимствования с целью создания экспрессивности производятся, когда обозначение какого-то предмета или признака в ЯР нейтрально и требуется более яркое или адекватное определённым обстоятельствам название, например: Stringer — Korrespondent, а также для придания важности или престижности понятию: Manager -Angestellter. В ситуации, когда в немецкий язык заимствуется слово из английского, по смыслу близкое к исконному или даже дублирующее его, оказывается, что семантическое значение нередко распределяется между этим словом и заимствованной инновацией, например: City — Innenstadt, Stadtmitte (не Stadt).
В целом, англо-американизмы имеют перед немецкими синонимами то преимущество, что аттестуют говорящего в социальном плане в определённых сферах более высоко, подчеркивают уровень информированности и превосходство определённых социальных слоёв, использующих эту лексику, способствуют повышению его статуса и общественного признания.
г) накопление в ЯР однотипных слов, у которых намечается вычленение одного из подобных элементов. Таким образом, заимствуются морфемы и словообразовательные элементы. Накопление однотипных единиц связано с систематичностью процесса заимствования, с одной стороны, и с пополнением словообразовательного арсенала ЯР, с другой. У приведённых ниже англоязычных заимствований наблюдается вычленение общего лексико-грамматического признака, характеризующего их как новый класс слов, ср.: Training, Scratching, Outsourcing, Branding,
Assembling- Basement, Statement, Entertainment — средний род- Facility, Utility, Ability- Fairness, Fitness, Political Correctness — женский род. Принцип присуждения грамматического рода обусловлен лексико-семантическими критериями трансфера англо-американизмов, например, слова на -ing получают средний род по принципу образования nomina actionis от инфинитивов, ср.: das Leben, Schwimmen, Weinen. Иногда критерием может служить фонетическая идентификация, например, английского суффикса -ment в слове Agreement с эквивалентным суффиксом галльского происхождения -ment (от лат. -mentum). Наличие базы англоязычных словообразовательных средств в немецком языке оптимизирует дальнейшее проникновение в него схожих по строению лексических единиц. Этому существенно способствует наличие единого латинского алфавита в английском и немецком языках.
В связи с этим П. Браун называет лёгкую интегративность англо-американизмов в числе обязательных языковых причин экзоглоссной
динамики эволюции немецкого языка [5, с. 143]. Гомологичность английского и немецкого языков нивелирует даже те сложности, которые связаны с отсутствием того или иного явления в ЯР. К примеру, произношение j (Jogging, Job), r (Raid, Wrestling), th (Thriller, Thatcher) не представляет существенных проблем для немцев, а глобализационные тенденции способствуют скорейшему усваиванию материала языка глобализации — международного английского, что обусловливает экзоглоссную динамику функционирования и эволюции немецкого языка.
Список литературы
1. Богословская В. Р. Структурно-семантическая и функциональная адаптация заимствований: Автореф. дис. … канд. филол. наук. — Волгоград, 2003.
2. Лотте Д. С. Вопросы заимствования и упорядочения иноязычных терминов и терминоэлементов. — М.: Наука, 1982.
3. Романов А. Ю. Англицизмы и американизмы в русском языке и отношение к ним. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2000.
4. Abresch J. The pronunciation of Anglicisms and English proper names in German: a corpus study // Proceedings of the 16th conference on electronic speech signal processing (ESSP). — Prague, 2005.
5. Braun P. Tendenzen in der deutschen Gegenwartssprache: Sprachvarietaten. — Stuttgart, Berlin, Koln: W. Kohlhammer, 1998. — 265 S.
6. Debus, F. Uberfremdung der deutschen Sprache? Zur Frage des englisch-amerikanischen Einflusses. — In: DaF 4, 2001. — S. 195−204.
7. Junker H. «Blockbaster» und andere Zumutungen / Anglizismen-INDEX. -Paderborn, 2008.
8. Naser W. Sex, Crime and Action: Amerikanismen und Anglizismen im Deutschen. Eine Brainstorming-Liste. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. staff. uni-marburg. de/~naeser/ws2k2lk-am. htm.
9. Schrammen G., Dieter H.H. Argumente zur deutschen Sprache. Urteile, Vorurteile und unsere Erwiderungen // VDS, 2007. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. VdS-ev. de/denglisch/in-dex. php.
10. Voigt W. Dokumentation zur Zukunft der deutschen Sprache. Aufter einigen eigenen Texten Belegmaterial. — Berlin, seit 1997, mehrfach aktualisiert.
11. Zieglschmid A.J.F. Englisch-amerikanischer Einfluss auf den Wortschatz der deutschen Sprache der Nachkriegszeit // Journal of Englisch and German Philology, 1935. — Vol. 34. — S. 24−33.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой