Проблемы и перспективы развития Дальнего Востока России после Владивостокского саммита АТЭС

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 339. 942
Севастьянов С. В. Sevastianov S.V.
Проблемы и перспективы развития Дальнего Востока России после Владивостокского саммита АТЭС
Russia'-s Far East development problems and perspective after APEC Summit in Vladivostok
В статье проанализированы результаты саммита АТЭС во Владивостоке, к которым автор относит обсуждение приоритетных для России направлений экономического сотрудничества со странами АТР, а также привлечение внимания к серьёзному социально-экономическому отставанию российского Дальнего Востока, для преодоления которого государство должно разработать и реализовать новую, более действенную комплексную стратегию развития. Также дана оценка перспектив Владивостока как одного из центров международного сотрудничества АТР.
Ключевые слова: Саммит АТЭС во Владивостоке, новая стратегия развития Дальнего Востока, Владивосток как центр международного сотрудничества АТР
¦
In the article the author describes results of the APEC summit in Vladivostok, such as discussion of the priority economic cooperation spheres between Russia and Asia-Pacific countries, and attracting attention to the fact that the Russia'-s Far East is critically lagging behind in social-development area. To overcome it the government should elaborate and implement new more effective complex development strategy. Besides, the author is evaluating perspective for Vladivostok to become one of the international cooperation centers in the Asia-Pacific.
Key words: APEC summit in Vladivostok, new strategy for the development of the Russia'-s Far East, Vladivostok as a center of international cooperation in the Asia-Pacific.
В начале статьи попытаемся сформулировать стратегические цели и задачи России в этой части страны. Важной геополитической целью является удержание территорий российского Дальнего Востока (РДВ), хотя актуальность этой угрозы в ближайшей перспективе уменьшилась. Имевшие место в 90-е годы страхи китайской экспансии (демографической или финансовой) не оправдались. В условиях быстрого роста уровня жизни в КНР китайцы частично утратили интерес к работе на территории РДВ, так как могут получить её в собственной стране при сравнимом уровне зарплаты. В последние годы приток мигрантов на РДВ растёт за счёт представителей стран Центральной Азии (преимущественно, Узбекистана и Таджикистана). Тем не менее, угроза утраты этих территорий в долгосрочной перспективе сохраняется, так как сегодня РДВ сильно оторван от центральной части России, в первую
СЕВАСТЬЯНОВ Сергей Витальевич, д. полит.н., профессор кафедры международных отношений Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток). E-mail: ssevastyanov@hotmail. com
очередь, за счёт транспортной недоступности и высоких энерготарифов. Необходимо установить льготные энерготарифы для предприятий региона и специальные железнодорожные тарифы на перевозку на Дальний Восток и в Забайкалье из центра России продукции, имеющей ключевое значение для формирования конкурентоспособности РДВ, а также на перевозку произведённой здесь продукции как внутрь страны, так и за её пределы. Только в этом случае возможно достижение другой ключевой цели — выхода всей российской экономики через эти территории на более тесную интеграцию со странами АТР. В целом, достижение этих целей взаимосвязано и может быть обеспечено лишь в условиях опережающего, по сравнению с другими регионами, развития РДВ и Забайкалья, основанное на их двойной интеграции (с центральными регионами РФ и странами-соседями по Северо-Восточной Азии и АТР).
В то же время реализация эффективной долговременной модели развития этих регионов, встроенной в быстро формирующееся вос-точноазиатское экономическое пространство, в условиях опоры только на рыночные принципы развития экономики, как это предполагалось сделать в 90-е годы прошлого века, оказалось в принципе не решаемой задачей. Что же касается утверждённой в 2009 г. «Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года», то она оказалась неэффективной, так как предлагаемые в ней проекты носили точечный характер, а столь необходимая «идеология комплексного развития территорий» не стала основной при разработке стратегических документов федерального и отраслевых уровней. Мероприятия, предусмотренные в Стратегии, не включены в госпрограммы и ФЦП, а также в инвестиционные программы государственных корпораций" [1].
В дальневосточном научном сообществе к основным проблемам, препятствующим экономической интеграции России в АТР, относят следующие:
¦ Слабая концентрация и недостаточное развитие производственной и транспортной инфраструктуры, низкая конкурентоспособность производимой на РДВ продукции (высокие транспортные, энергетические тарифы, высокая степень износа основных производственных фондов). Издержки производства на аналогичные виды продукции в ДВФО больше, чем в центральных районах РФ на 50−60%. Как следствие, в регионе производится не более 4,5% общероссийского валового регионального продукта.
¦ Недостаточное развитие перерабатывающих мощностей, что способствует вывозу натуральных ресурсов и препятствует их переработке и производству товаров с более высокой добавочной стоимостью.
¦ Отсутствие значимого рынка товаров и услуг (малая численность населения и рабочей силы, её ориентация на перемещение в другие регионы страны и за рубеж). Старение и деградация рабочей силы (отъезд квалифицированных специалистов и выпускников вузов, и их замещение низко квалифицированной силой).
¦ Действие выше упомянутых факторов усиливается отсутствием реализуемых на практике, а не только декларируемых программ Правительства России по развитию РДВ, а также законодательно оформленных и чётко прописанных мер, обеспечивающих преференциальный режим для инвесторов [6].
Пик прямых иностранных инвестиций (ПИИ) на РДВ пришёлся на 2004 — 2007 годы, когда он ежегодно колебался в пределах от 2,81 млрд. до 3,26 млрд. дол. США (при этом 80% ПИИ в силу реализации проектов Сахалин-1 и Сахалин-2 было сконцентрировано в Сахалинской области). Начиная с 2009 г., в целом на Дальнем Востоке России проис-
ходит спад иностранных инвестиций, при этом реализация в последние несколько лет крупных инвестиционных проектов в Приморском крае (строительство нефте- и газопроводов, объектов инфраструктуры г. Владивостока) либо не вызвала должного интереса со стороны иностранных инвесторов, либо была проведена в форме, исключающей их участие и влекущей за собой рост бюджетных расходов РФ. Это тревожная тенденция, поскольку экономическая интеграция РДВ в АТР не возможна без активного участия иностранных инвесторов [3].
У руководства России к настоящему времени также сложилось понимание того, что для развития этих удалённых и малонаселённых территорий им необходимо предоставить приоритетные экономические и социальные условия. В то же время, оценки представителей политической элиты по этой ключевой проблеме существенно разнятся: от готовности премьер-министра Д. Медведева предоставить им широкие налоговые, инвестиционные и прочие льготы [4] до занятия более осторожной позиции — обещания предоставить предприятиям региона лишь режим green field (освобождение новых предприятий от взимания налогов на определённый период времени).
Подготовка и проведение саммита АТЭС во Владивостоке создали предпосылки для более активного вовлечения Дальнего Востока России в интеграционное пространство СВА, позволили сформулировать российские приоритеты и обсудить взаимовыгодные направления и проекты экономического сотрудничества со странами АТР, а также привлечь повышенное внимание к этой части страны в самой России и за рубежом.
В то же время скромные (с точки зрения привлечения иностранных инвестиций) результаты саммита показали, что в нынешнем состоянии РДВ (слаборазвитая инфраструктура, незначительное население, отсутствие налоговых и других преференций и т. п.) мало интересен для инвесторов — за исключением тех, кто нацелен на вывоз необработанных натуральных ресурсов. Руководству страны стало очевидно, что для преодоления действия негативных факторов требуется оперативная разработка и утверждение правительством РФ целого комплекса долговременных организационных, финансовых, социальных и прочих мер, направленных на создание благоприятных условий для ведения бизнеса, инвестирования и проживания в этой части страны. То есть международный саммит стал катализатором для неотложного решения вну-трироссийских проблем, чему и было посвящено заседание Президиума Госсовета 29 ноября 2012 г.
Президент России В. Путин в выступлении на этом заседании признал, что «подъём таких масштабных территорий требует долгосрочной стратегии и последовательности действий. Все эти подходы должны быть отражены в госпрограмме социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона, и она должна быть рассчитана до 2025 года» [7]. При этом он отметил, что Правительство должно было разработать для неё новые содержательные предложения, и что эта важнейшая общегосударственная задача до сих пор не выполнена, и призвал коллег «сделать это как можно быстрее, для того чтобы нам не ссориться, не делать это всё из-под палки, не прибегать к каким-то санкциям, к санкци-онным мерам». Последняя ремарка может свидетельствовать о том, что единство мнений в Правительстве по содержательной части будущей программы ещё не достигнуто.
В этом же выступлении Путин признал созданную систему управления регионом не эффективной и предъявил серьёзные претензии к работе недавно созданного Министерства по развитию Дальнего Востока.
При этом он предложил вернуться к обсуждению проекта создания государственной корпорации по развитию региона, и это ключевое предложение получило поддержку участников заседания. Так, представитель Совета Федерации В. Штыров отметил, что Госкорпорация нужна в дополнение и под контролем Министерства. Так как Министерство как орган государственной власти и управления не может вступать в непосредственные юридически обязывающие отношения со своими партнёрами, то это должна сделать корпорация, например, государственно-частное партнёрство в зоне БАМа [9]. Таким образом, была предложена управленческая схема, при которой два института будут иметь чёткую сферу ответственности: Госкорпорация — реализовывать конкретные проекты, а Министерство — осуществлять контрольные функции и разработку комплексных планов развития региона.
Президент поставил перед правительством РФ задачу оперативно выработать развёрнутую позицию по вопросу, какие налоговые, инвестиционные и другие преференции получат российские и иностранные бизнесмены и инвесторы в случае их прихода на Дальний Восток. Позиция государства по данной проблематике будет отражена в ряде документов, в том числе: в новой версии «Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года», а также в специальном законе о Социально-экономическом развитии Дальнего Востока. Последний необходим для выработки комплекса подходов для решения этой важнейшей задачи и консолидации особых налоговых, таможенных и тарифных условий хозяйствования на Дальнем Востоке.
Наиболее эффективными преференциями для инвесторов могут
быть:
¦ Установление новым производствам нулевой ставки налога на прибыль в первые 10 лет работы на территории всего РДВ-
¦ Установление для всех предприятий региона льготных энергетических и транспортных тарифов-
¦ Обеспечение особых условий государственной поддержки малого и среднего бизнеса в части предоставления налоговых и таможенных льгот-
¦ Доведение объёма Фонда развития Дальнего Востока и Забайкалья до 100 млрд. рублей и обеспечение доступа к нему малому и среднему бизнесу-
¦ Упрощение процедуры создания на Дальнем Востоке свободных экономических зон, передав основные функции по их формированию и управлению Министерству по развитию Дальнего востока-
¦ Опережающее развитие государством в регионе транспортной, энергетической и другой инфраструктуры, при одновременном выполнении социальной функции (для удержания квалифицированной рабочей силы необходимо предоставление жителям РДВ и Забайкалья дополнительных социальных гарантий и материальных компенсаций).
В долгосрочной перспективе России целесообразно развивать взаимодействие с партнёрами на всех уровнях регионализма АТР. Ведущим многосторонним форматом сотрудничества для неё останется АТЭС, при этом важно продемонстрировать, что работа по четырём основным приоритетам развития, которые Россия представила на саммите АТЭС, а также в сфере энергетики, не останется декларацией о намерениях. Для чего необходимо сформировать конкретные планы действий и наращивать сотрудничество в рамках АТЭС по этим приоритетным направлениям.
Важнейшее из них — расширение поставок углеводородов в страны Восточной Азии с целью укрепления энергобезопасности и обеспечения экономического роста в регионе. При этом в наиболее перспективном
для РФ газовом секторе необходимо признать новые реалии (превышение предложения над спросом на рынке газа, усиление фактора конкуренции на мировом рынке, в том числе за счёт глубокой технологической революции в области сланцевого газа). В этой связи Газпрому надо оперативно заключить соглашение с японскими партнёрами и начать строительство в Приморском крае завода по производству СПГ (это позволит диверсифицировать экспорт российского газа и внести вклад в энергетическую безопасность СВА и прежде всего Японии, испытывающей дефицит электроэнергии после вывода из эксплуатации атомных электростанций). Производительность будущего завода зависит от многих факторов и пока Газпромом не утверждена (прогнозные варианты его мощности колеблются от 10 до 15 млн. тонн СПГ в год).
Ещё одним знаковым событием станет строительство «Роснефтью» в Приморском крае завода по нефтепереработке. Учитывая наличие в странах соседях (Япония, РК) большого числа предприятий аналогичного профиля, новый завод должен обладать высокой конкурентоспособностью (высокий технологический уровень, наличие специализированного порта и т. д.), что может быть обеспечено за счёт подключения к этому проекту ведущих российских и иностранных компаний. В сентябре 2012 г. глава «Роснефти» И. Сечин объявил, что компания инвестирует в строительство нефтехимического завода в Приморье 173 миллиарда рублей. Предполагается, что он будет сдан в эксплуатацию к 2017 году и будет перерабатывать около 3,6 миллиона тонн нефти в год, из которых более 80 процентов продукции направятся на экспорт.
Сохраняется интерес к России как к связующему транспортному звену между Восточной Азией и Европой. Необходимо определиться с наиболее приоритетными объектами транспортной инфраструктуры, в том числе морскими портами, развитие которых позволит сделать логистические цепочки Восток — Запад экономически эффективными и привлекательными. При этом надо оперативно, в том числе с участием иностранных партнёров, разработать комплекс политических и экономических предложений по развитию Северного морского пути.
В условиях ухудшающейся мировой экономической конъюнктуры важнейшим направлением интеграции России в АТР становится увеличение вклада нашей страны в продовольственную безопасность региона. Правительству России необходимо сформировать концепцию создания в Сибири и на Дальнем Востоке комплексных агропромышленных зон, и сделать эту информацию доступной для российских и иностранных инвесторов. Важным первым шагом должен стать запуск пилотных проектов по выращиванию пшеницы, сои и других сельскохозяйственных культур в различных субъектах Дальнего Востока и Забайкалья с участием иностранного капитала и передового производственного менеджмента.
Наилучшие природные условия для сельскохозяйственной специализации имеют место в Амурской области, где недавно впервые был собран миллион тонн сои (в советские времена максимальные сборы были 600 тысяч тонн). То есть здесь сложились благоприятные условия для создания соевого кластера. За счёт новых технологий в нескольких субъектах ДВФО созданы успешные животноводческие и птицеводческие комплексы. Из стран соседей наиболее целесообразно подключить к этим и другим проектам бизнесменов из РК, Вьетнама, Сингапура и других, имеющих опыт взаимодействия с российскими партнёрами и проявляющих интерес к сельскохозяйственной сфере.
Ещё одно важное направление — подключение российских университетов к идущим в АТР процессам интеграции в науке и образовании. С формированием Дальневосточного федерального университета, где развёрнуто преподавание целого ряда курсов магистратуры на английском
языке, появились реальные возможности для наращивания экспорта российских образовательных услуг в страны АТР. Для решения этих задач правительство РФ выделило ДВФУ специальный фонд развития, на основе которого создана Программа развития университета, включающая целый комплекс методов повышения качества образования и научных исследований, в том числе такие как:
¦ тесное сотрудничество с ведущими российскими университетами и институтами Дальневосточного отделения РАН-
¦ стажировки ППС для развития научного и образовательного сотрудничества, а также изучения иностранных языков в странах АТР-
¦ приглашение ведущих иностранных и российских учёных для чтения лекций студентам ДВФУ на русском и английском языках-
¦ создание в Школах ДВФУ научных лабораторий, руководители которых отбираются по результатам мирового конкурса, и другие.
Возвращаясь к теме многосторонних механизмов регионального сотрудничества, следует отметить, что, в свете недвусмысленно высказанных США претензий на лидерство в интеграционных процессах АТР [8], Москве необходимо и дальше придерживаться декларированной Министром иностранных дел С. Лавровым позиции о том, что системообразующую роль в дискуссиях по региональной проблематике должны продолжать играть страны АСЕАН [2]. То есть России следует активно участвовать в таких интеграционных форумах как АТЭС и Восточноази-атский саммит (ВАС), где страны АСЕАН играют роль балансёра.
В свете стоящей перед РФ задачи структурной перестройки экономики развитие партнёрских отношений с государствами АСЕАН представляется особенно ценным, так как они рассматривают Россию в качестве партнёра по реализации высокотехнологичных проектов (космос, телекоммуникации, нефтедобыча на шельфе и др.). И в этом их принципиальное отличие от ведущих стран СВА, которые воспринимают нашу страну, в первую очередь, как источник дешёвых природных ресурсов.
Что касается необходимости участия России в Транс-Тихоокеанском Партнёрстве (ТТП), то она пока не очевидна. Во-первых, ТТП изначально во многом рассматривалось как проект, направленный на сдерживание нашего стратегического партнёра в АТР — Китая. Во-вторых, России надо сначала оценить первые последствия от вступления в ВТО и выработать меры по смягчению того или иного негативного эффекта. Только после этого можно рассматривать целесообразность вступления в ТТП, где требования к участникам, с точки зрения открытости экономик, выше, чем в ВТО.
В отдельную стратегическую задачу необходимо выделить формирование перспективной программы развития Владивостока как центра международного сотрудничества в АТР, признанного в этом качестве нашими партнёрами по региону. Подобная идея высказывалась ещё в конце 80-х Президентом СССР М. Горбачёвым. Концептуальное видение превращения столицы Приморья в «ключевой» город СВА в 1993 г. предложил дальневосточный учёный В. Михайлов, полагавший, что «Владивосток на Тихом океане должен стать таким же международным центром, каким является Женева в Европе», где находится Европейское отделение ООН [5]. По его мнению, существовали все условия, чтобы превратить город в политический, культурный, образовательный, научный и туристический центр не только российского Дальнего Востока, но и всего Тихоокеанского бассейна. Однако в 90-е годы, в силу нестабильность власти во Владивостоке, в городе не произошло реального улучшения транспортной, медицинской, образовательной, туристической инфраструктуры, курортной зоны и т. п.
Решение руководства России провести саммит АТЭС 2012 г. во Владивостоке и выделить на его развитие значительные финансовые средства позволило городу существенно изменить свой облик. При всех задержках со сдачей ряда объектов, Владивосток сегодня — это качественно другой город. В 2013 году необходимо завершить строительство и запустить в эксплуатацию объекты, которые не были сданы до саммита АТЭС, в том числе: кампус ДВФУ на острове Русский, две пятизвёздочные гостиницы, спортивно-развлекательный комплекс, оперный театр и др.
Реализация указанных выше мер позволит Владивостоку достичь ряда параметров, позволяющих ему стать одним из центров международного сотрудничества в АТР. Дальнейшее движение Владивостока к этой цели требует усилий по нескольким направлениям. Во-первых, необходима выработка перспективного плана развития города, которому необходимы новые территории, так как здесь почти не осталось удобных площадей для комплексной жилой и промышленной застройки. В связи с этим целесообразно присоединить к Владивостоку Артёмовский городской округ и Надеждинский район, где имеется более 100 тысяч га земли, удобных для застройки. На новых территориях необходимо спроектировать комплексную малоэтажную жилую застройку, технологические и промышленные площадки для размещения предприятий и производств с учётом мирового градостроительного опыта.
В непосредственной близости к потенциальным районам новой застройки находятся уже построенные государством важные объекты инфраструктуры: новый аэропорт, новые автомобильные трассы, планируется строительство скоростной железной дороги из Владивостока до Уссурийска и, возможно, из Владивостока до Находки. При этом крупный бизнес уже осуществил перевод своих мощностей в Южное Приморье, где формируется мощный кластер по глубокой переработке нефти и газа. Так, Газпром объявил о планах строительства в Хасанском районе Приморья завода по производству СПГ, а «Роснефть» приступила к строительству в районе Находки нефтеперерабатывающего и нефтехимического комплекса.
На новых территориях целесообразно разместить машиностроительный и логистический технопарки, другие производственные кластеры, например, специализирующийся на переработке продукции сельского хозяйства и животноводства, включая продукцию рыбной отрасли, марикультуры, и др. Целесообразность создания в Приморье подобного кластера связана, как с необходимостью обслуживать потребности местного производителя (например, переработки сои, мяса птицы и др.), так и с обещаниями руководства страны увеличить российский вклад в обеспечение продовольственной безопасности АТР.
Что же касается рыбной отрасли, то воссоздание рыбопереработки давно стало не только экономической, но и политической проблемой. Потери России от незаконного лова рыбы и добычи морепродуктов в российских водах с последующим их ввозом в Японию и РК оцениваются до одного млрд. долларов ежегодно. Москва намерена положить конец этой практике, и ставит вопрос о выделении квот рыбакам из стран-соседей (РК, Японии, Китая) в зависимость от решения проблемы контрабанды. Но, не предложив российским рыбакам экономически выгодных вариантов переработки продукции на российских предприятиях, эту огромную «дыру» в государственном бюджете заделать невозможно.
Второе направление развития города связано с необходимостью интернационализации Владивостока. В этом контексте полезно изучить опыт качественного прорыва в этой сфере ряда городов наших стран-соседей: японских (Саппоро, Ниигата), корейских (Пусан, Инчон), ки-
тайских (Далянь — побратим Владивостока и Тяньцзинь). Последний предлагается китайской стороной в качестве своего рода столицы СВА. Этот неофициальный статус планируется укрепить путём размещения в нём головного офиса Банка экономического развития СВА. При этом основное сравнительное преимущество (город-порт, в котором начинается трансконтинентальная железнодорожная магистраль) Тяньцзиня и Владивостока совпадает.
Инчон и Далянь недавно также «запустили» знаковые проекты международного сотрудничества. В Инчоне разместился Секретариат субрегионального офиса Экономической и социальной комиссия ООН для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО), зоной ответственности которого стали Восточная и Северо-Восточная Азия. Далянь же в 2012 году по согласованию с авторитетной НПО в области безопасности СВА (Диалогом по сотрудничеству в СВА), которая базируется в Университете Калифорнии в Сан-Диего, США, договорился о том, что последняя передала этому городу на постоянной основе важную часть своей повестки — морскую безопасности в регионе. И, начиная с 2013 года, ежегодный форум второй дорожки по данной тематике будет проходить в Даляне.
Вложенные государством финансовые ресурсы уже начали работать на благо жителей Владивостока, но будет непростительной ошибкой, если они не будут служить повышению международной роли и авторитета России в регионе. Выше приведённый опыт из жизни крупных (но не столичных) городов стран СВА свидетельствует о том, что, помимо развития региональных связей в области торговли, инвестиций, образования, науки, культуры, спорта, одним из важных условий для решения задачи выхода Владивостока на уровень «глобального» города является обоснование целесообразности, условий финансирования и последующее приглашение во Владивосток на постоянной основе значимых для СВА организаций международного сотрудничества (в идеале — на государственном уровне, хотя для начала будет успехом и приглашение значимых неправительственных форумов).
В развитие этого тезиса можно предложить два возможных варианта действий. 27−30 мая 2013 г. Владивосток примет у себя Энергетический форум АТР на уровне министров энергетики. На этом форуме Россия могла бы предложить принимать его во Владивостоке ежегодно и разместить Секретариат этой межправительственной организации, показав готовность активно участвовать в формировании повестки и обеспечении энергетической безопасности АТР. Менее амбициозным, но, возможно, более реальным вариантом, могло бы быть предложение о размещении во Владивостоке субрегионального офиса этой организации, курирующего энергетическое сотрудничество в СВА.
Пригласить на постоянной основе институт многостороннего сотрудничества в сфере безопасности, конечно, сложнее. На Шестисто-ронних переговорах Россия возглавляет рабочую группу по обсуждению проблем безопасности СВА, на связанных напрямую с ядерной безопасностью Корейского полуострова. В условиях конкуренции за региональное лидерство между США и Китаем, обострения отношений Японии со своими соседями, Россия может предложить Владивосток в качестве постоянно действующей переговорной площадки в пятистороннем формате для обсуждения вопросов безопасности, выступив в роли медиатора хотя бы части из многих сложных региональных проблем.
Таким образом, в заключение следует отметить, что в актив проведённого саммита следует занести реализацию крупномасштабной программы развития инфраструктуры Владивостока, что позволит ему в перспективе стать одним из значимых центров международного сотрудничества и «окном России» в АТР. Владивостокский саммит позволил ру-
ководству и деловой элите России обсудить взаимовыгодные направления и проекты экономического сотрудничества со странами АТР, а также привлечь внимание к этой части страны в самой России и за рубежом.
Одновременно это международное мероприятие стало катализатором для решения назревших внутрироссийских проблем. Содержание дискуссий и слабые инвестиционные результаты саммита продемонстрировали неотложность формулирования руководством страны основанной на новых организационных и экономических подходах комплексной стратегии развития Дальнего Востока и Забайкалья, чему и было посвящено заседание президиума Госсовета в ноябре 2012. В случае её успешной реализация эти российские регионы смогут продвинуться в достижении сформулированных во вступительной части статьи стратегических целей.
Непринятие же действенных мер в этой сфере приведёт к консервации их отставания от экономически более развитых частей центральной части России и стран-соседей по СВА, что, в свою очередь, чревато недополученной выгодой для всей российской экономики от неучастия в интеграционных проектах АТР, продолжающимся оттоком российского населения и, в конечном счёте, нарастанием геополитических рисков
экономического отторжения этих территорий.
¦
Литература
1. Кожемяко О. Выступление на заседании Президиума Госсовета по вопросам развития Дальнего востока и Забайкалья. Москва, 29 ноября 2012. [Электронный ресурс]. URL: http: //www. kremlin. ru/news/16 990 [Дата обращения: 05. 12. 2012].
2. Лавров С. Выступление на пленарном заседании 6-го Восточноазиатского саммита, о. Бали, Индонезия, 19 ноября 2011 года. Сайт МИД РФ [Электронный ресурс]. URL: http: //www. mid. rU/brp4. nsf/0/53124FE2A43FAEAD4425794D0032 8E92 [Дата обращения: 04. 01. 2012].
3. Латкин А. Мнимые и реальные перспективы реализации долговременной программы развития российского Дальнего Востока // Тихоокеанская Россия: проблемы и возможности модернизации. Сборник научных статей под ред. В. Горчакова. Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2012. С. 27−28.
4. Медведев заочно поспорил о Дальнем Востоке с самим Путиным [Электронныйресурс]. URL: www. pk25. ru/news/russia/1909_12_medvedev_ zaochno_posporil_o_dalnem_vostok. html [Дата обращения: 21. 09. 2012].
5. Михайлов В. Владивосток может стать международным центром АТР // Владивосток. 1993. 22 сентября.
6. Осипов В. Проблемы конкурентоспособности экономики Дальнего Востока // Тихоокеанская Россия: проблемы и возможности модернизации. Сборник научных статей под ред. В. Горчакова. Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2012. С. 33−37.
7. Путин В. Выступление на заседании Президиума Госсовета по вопросам развития Дальнего востока и Забайкалья. Москва, 29 ноября 2012. [Электронный ресурс]. URL: http: //www. kremlin. ru/news/16 990 [Дата обращения: 05. 12. 2012].
8. Севастьянов С. В. Новые проекты азиатско-тихоокеанской интеграции // Мировая экономика и международные отношения. 2011. № 1. С. 48−54.
9. Штыров В. Выступление на заседании Президиума Госсовета по вопросам развития Дальнего востока и Забайкалья. Москва, 29 ноября [Электронный ресурс]. URL: http: //www. kremlin. ru/news/16 990 [Дата обращения: 05. 12. 2012].
Транслитерация по ГОСТ 7. 79−2000 Система Б
1. Kozhemyako O. Vystuplenie na zasedanii Prezidiuma Gossoveta po voprosam razvitiya Dal'-nego vostoka i Zabajkal'-ya. Moskva, 29 noyabrya 2012. [EHlektronnyj resurs]. URL: http: //www. kremlin. ru/news/16 990 [Data obrashheniya: 05. 12. 2012].
2. Lavrov S. Vystuplenie na plenarnom zasedanii 6-go Vostochnoaziatskogo sammita, o. Bali, Indoneziya, 19 noyabrya 2011 goda. Sajt MID RF [EHlektronnyj resurs]. URL: http: //www. mid. ru/brp4. nsf/0/53124FE2A43FAEAD4425794D0032 8E92 [Data obrashheniya: 04. 01. 2012].
3. Latkin А. Mnimye i real'-nye perspektivy realizatsii dolgovremennoj programmy razvitiya rossijskogo Dal'-nego Vostoka // Tikhookeanskaya Rossiya: problemy i vozmozhnosti modernizatsii. Sbornik nauchnykh statej pod red. V. Gorchakova. Vladivostok: Izd-vo VGUEHS, 2012. S. 27−28.
4. Medvedev zaochno posporil o Dal'-nem Vostoke s samim Putinym [EHlektronnyj resurs]. URL: http: //www. pk25. ru/news/russia/1909_12_medvedev_ zaochno_posporil_o_dalnem_vostok. html [Data obrashheniya: 21. 09. 2012].
5. Mikhajlov V. Vladivostok mozhet stat'- mezhdunarodnym tsentrom ATR // Vladivostok. 1993. 22 sentyabrya.
6. Osipov V. Problemy konkurentosposobnosti ehkonomiki Dal'-nego Vostoka // Tikhookeanskaya Rossiya: problemy i vozmozhnosti modernizatsii. Sbornik nauchnykh statej pod red. V. Gorchakova. Vladivostok: Izd-vo VGUEHS, 2012. S. 3337.
7. Putin V. Vystuplenie na zasedanii Prezidiuma Gossoveta po voprosam razvitiya Dal'-nego vostoka i Zabajkal'-ya. Moskva, 29 noyabrya 2012. [EHlektronnyj resurs]. URL: http: //www. kremlin. ru/news/16 990 [Data obrashheniya: 05. 12. 2012].
8. Sevast'-yanov S.V. Novye proekty aziatsko-tikhookeanskoj integratsii // Mirovaya ehkonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2011. № 1. S. 48−54.
9. SHtyrov V. Vystuplenie na zasedanii Prezidiuma Gossoveta po voprosam razvitiya Dal'-nego vostoka i Zabajkal'-ya. Moskva, 29 noyabrya [EHlektronnyj resurs]. URL: http: //www. kremlin. ru/news/16 990 [Data obrashheniya: 05. 12. 2012].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой