Коэкспрессия мРНК генов систем IGF / инсулин и множественной лекарственной устойчивости у больных множественной миеломой

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ТОМ 3
НОМЕР 2
АПРЕЛЬ-ИЮНЬ 2010
КЛИНИЧЕСКАЯ
OI і і s s--ч БИОЛОГИЯ ГЕМОБЛАСТОЗОВ
Н КОгематология
Коэкспрессия мРНК генов систем IGF/инсулин и множественной лекарственной устойчивости у больных множественной миеломой
C. C. Шушанов1, Л. Г. Марьина1, Ю. Б. Черных2, Е. С. Какпакова1 ______________________РЕФЕРАТ_____________________________
В аспиратах костного мозга, полученных у 19 больных множественной миеломой (ММ), была сопоставлена экспрессия двух изоформ мРНК гена инсулиноподобного фактора роста 1-го типа IGF-1A и IGF-1B и мРНК генов рецепторов инсулиноподобного фактора роста 1-го типа IGF-1R, IR-A, IR-B с экспрессией мРНК генов, ответственных за множественную лекарственную устойчивость (МЛУ) MDR1, MRP1, LRP, BCRP. мРНК генов МЛУ, за исключением LRP, экспрессировались у всех исследуемых больных ММ. Экспрессия мРНК генов системы IGF/инсулин различна и составила 21−68%. В 80% случаев у одних и тех же больных ММ наблюдается коэкспрессия изоформ мРНК IGF-IA и IGF-IB.
Изоформы мРНК гена IGF-1 (IGF-1A и IGF-1B) в подавляющем большинстве случаев экспрессировались в тех же образцах, в которых ги-перэкспрессировались мРНК MDR1 и LRP, причем степень коэкспрес-сии изоформ мРНК IGF-1 и мРНК MDR1 составила 90%, а изоформ мРНК IGF-1 и мРНК LRP — 87,5%.
Ключевые слова
множественная миелома (ММ), множественная лекарственная устойчивость (МЛУ), инсулиноподобный фактор роста 1-го типа (IGF-1), рецептор.
IGF/insulin and MDR system gene co-expression in multiple myeloma patients
S. S. Shushanov1, L. G. Maryina1, U. B. Chernych2,
E. S. Kakpakova1
SUMMARY
The expression of two mRNA isoforms of Insulin-Like Growth Factor type-1, IGF-1A and IGF-1B, and mRNA of their receptors IGF-1R, IR-A, IR-B was compared with the mRNA expression of genes responsible for multidrug resistance (MDR), namely MDR1, LRP, MRP1, BCRP in Ьопє marrow aspirates of 19 patients with multiple myeloma. We have found that mRNA of MDR genes except for LRP is expressed in all of MM specimens. The incidence of mRNA expression of genes in IGF/insulin system has varied from 21 to 68% of specimens. Approximately 80% of samples obtained from the same MM patients have shown the co-expression of both IGF-1A and IGF-1B mRNA isoforms.
mRNA isoforms of IGF-1 gene (IGF-1A and IGF-1B) have been expressed mainly in the specimens showing mRNA hyperexpression of MDR1 and LRP- moreover, the co-expression between two mRNA isoforms of IGF-1 and mRNA of MDR1 was 90% and that between two mRNA isoforms of IGF-1 and mRNA of LRP — 8,5%.
Keywords
multiple myeloma (MM), multidrug resistance (MDR), Insulin-Like Growth Factor type-1 (IGF-1), receptor.
1 N. N. Blokhin Russian Cancer Research Center of RAMS, Moscow
2 M. F. Vladimirsky Moscow Regional Research Clinical Institute
Контакты: sainHershy@yandex. ru Принято в печать: 4 мая 2010 г.
ВВЕДЕНИЕ
Множественная миелома (ММ) — это лимфопролиферативное заболевание, морфологическим субстратом которого служат плазматические клетки, продуцирующие моноклональный иммуноглобулин. Одним из злокачественных свойств клеток ММ является их способность мигрировать и локализоваться в костном мозге, где они пролиферируют и секретируют моноклональный иммуноглобулин (M-белок), а также активируют остеокласты, которые разрушают костную ткань [1,2]. Длительность жизни больных в основном зависит от чувствительности к лечению противоопухолевыми препаратами, среди которых алкилирующие соединения (мелфалан, циклофосфа-мид, хлорбутин и др.), доксорубицин,
бортезомиб (Велкейд) [3]. Со временем у многих больных ММ развивается устойчивость к самым разным химиопрепаратам, различающимся и по химической структуре, и по механизму действия. Иными словами, возникает множественная лекарственная устойчивость (МЛУ) [4, 5]. Один из хорошо охарактеризованных на сегодняшний день молекулярных механизмов МЛУ опухолей человека — повышенная активность Р-гликопротеида (Pgp), кодируемого геном MDR1. Pgp, используя энергию АТФ, транспортирует группу различающихся по структуре веществ из цитозоля и / или из плазматической мембраны во внеклеточное пространство [4, 5]. Предварительные исследования показали, что у нелеченных больных ММ экспрессия Pgp обнаруживается только в 1−2% образ-
1 РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН, Москва
2 МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского, Москва
105
C. C. Шушанов и др.
цов аспирата костного мозга, тогда как у леченных больных, у которых возник рецидив и они стали нечувствительными к химиопрепаратам, — в 40−80% случаев [6].
Наряду с Pgp в МЛУ вовлечены и другие известные на сегодняшний день белки: АТФ-зависимые транспортеры MRP1, BCRP, а также белок LRP [4, 5, 7].
Несмотря на то что сегодня созданы различные классы ингибиторов, которые в основном являются конкурентами субстратов перечисленных выше белков-транспортеров, их действие в преодолении МЛУ пока недостаточно эффективно и в некоторых случаях такие ингибиторы вызывают серьезные побочные эффекты [7]. Поэтому наряду с дальнейшим совершенствованием уже имеющихся ингибиторов требуется поиск новых классов и типов ингибиторов МЛУ, которые были бы, с одной стороны, более эффективными, а с другой — универсальными для всех белков-транспортеров и не имели бы побочных эффектов. Вместе с тем необходимо параллельно проводить фундаментальные исследования молекулярных механизмов регуляции экспрессии и активации самих белков МЛУ Учитывая, что имеется несколько видов белков-транспортеров, не исключено, что они регулируются различным образом, и возможно, что в их регуляции участвуют межклеточные взаимодействия, различные факторы роста, их рецепторы и активируемые ими сигнальные пути, мишенями которых являются промоторные и другие регуляторные регионы генов, кодирующих белки-транспортеры, которые участвуют в возникновении МЛУ. Предварительные экспериментальные данные позволяют предположить, что лекарственная устойчивость клеток ММ может возникать при взаимодействии между В-клеточным опухолевым клоном и микроокружением костного мозга, которое состоит из внеклеточного матрикса, клеток стромы и других клеток. Показано, что взаимодействие клеток ММ с клетками стромы костного мозга активирует в последних транскрипцию и секрецию цитокинов и ростовых факторов, в т. ч. и инсулиноподобного фактора роста 1-го типа (IGF-1), который, как было установлено, не только усиливает рост, выживание и миграцию клеток ММ, но и имеет прямое отношение к возникновению резистентности к общепринятым химиопрепаратам [8, 9]. Также продемонстрировано, что клетки ММ, взаимодействуя с эндотелием кровеносных сосудов, окружающих костный мозг, экспрессируют на своей поверхности рецептор IGF-1 (IGF-1R), который является рецепторной тирозинкиназой [8]. В экспериментах in vitro выявлено, что IGF--зависимая активация Р13К-сигнального пути стимулирует рост клеток ММ и защищает их от апоптоза, индуцированного бессывороточной средой и дексаме-тазоном [10, 11]. В недавней работе P Maiso и соавт. также показали, что ингибирование тирозинкиназной активности IGF-1R усиливало действие леналидомида, дексаметазона, мелфалана и бортезомиба, а использование ингибитора тирозинкиназной активности IGF-1R совместно с дексамета-зоном и бортезомибом заметно подавляло рост клеток ММ in vitro [12]. Кроме ингибирования апоптоза известно и другое важное защитное свойство IGF-1. Было показано, что в клетках рака толстой кишки мыши линии MCLM и в Т-лимфобластных клетках линии человека CCRF-CEM IGF-I индуцировал экспрессию гена MDR1 и значительно ингибировал гибель клеток от цитостатиков [13, 14].
Роль IGF-1 и его рецепторов в регуляции экспрессии MDR1 и других генов, ответственных за МЛУ при ММ, на сегодня не вполне ясна, поэтому в данной работе мы поставили перед собой цель: оценить степень корреляции между активностью генов, принадлежащих к двум важным защитным системам клетки — МЛУ и IGF, — у леченных больных ММ. В работе исследовалась экспрессия мРНК генов
системы IGF (двух изоформ IGF-1A и 1GF-1B и рецепторов IGF-1R, IR-A, IR-B), а также мРНК генов, ответственных за МЛУ (MDR1, MRP1, BCRP и LRP) в аспиратах костного мозга, полученных у больных ММ после лечения, затем экспериментальные данные, полученные по двум указанным выше системам, были сопоставлены.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ
В работе исследовалась группа из 19 больных (10 мужчин и 9 женщин), у всех пациентов была диагностирована ММ III стадии. Возраст пациентов составлял от 52 до 78 лет. Диагноз М М устанавливался на основании плазмоклеточной инфильтрации костного мозга, иммунохимического исследования сыворотки крови и мочи, рентгенологических данных. Стадирование на момент диагностики проводили по общепринятой системе B. G. M. Durie и S. E. Salmon [15].
Иммунохимическая характеристика PIg (патологический иммуноглобулин) установила, что у 4 пациентов се-кретировался PIg G каппа (G^, у 3 — PIg G лямбда ^л), у 5 — PIg Bj каппа (BJ^, у 1 — PIg Bj, А лямбда (BJ/Ал), у 5 — PIg, А каппа (Ак), у 1 пациента была определена секреция PIg М каппа (Мк).
Выделение РНК из клеток костного мозга и электрофорез
Для исследования экспрессии генов от больных получали костномозговой пунктат (аспират), из которого в дальнейшем выделяли РНК. С этой целью клетки костного мозга наслаивали на 3 мл Ficoll и центрифугировали при 1500 об. /мин в течение 30 мин, после чего на границе раздела фаз отбирали мононуклеарную фракцию клеток костного мозга, содержащую плазматические клетки. Далее отобранные клетки переносили в пробирку с 8 мл раствора Эрла и переосажда-ли центрифугированием при 1500 об. /мин в течение 10 мин и отмывали в 2−3 мл раствора Эрла. К осадку клеток добавляли 1 мл тризола (Trizol, Sigma, США). Процедуру выделения РНК выполняли согласно стандартному протоколу. Электрофорез выделенной РНК проводили в 1% агарозном геле при напряжении 100 В в течение 30−40 мин. Качество выделенной РНК оценивали по наличию полос рибосомной РНК. Концентрацию РНК определяли по оптическому поглощению при длине волны 260 нм.
Полимеразная цепная реакция с обратной транскрипцией (ОТ-ПЦР)
Экспрессию мРНК исследуемых генов определяли полуколичественным методом ОТ-ПЦР Реакционная смесь для синтеза кДНК содержала 2 мкг тотальной клеточной РНК, 4 мкл «случайных» праймеров (гексануклеотиды) (фирма «Литех», Россия), 2 ммоль смеси dNTP (MBI Fermentas), 2−4 ед. ингибитора РНКаз (MBI Fermen-tas), 100 ед. обратной транскриптазы M-MuLV (MBI Fermentas). Объем смеси составлял 25 мкл. Синтез кДНК с матрицы РНК проводили на амплификаторе «Терцик» («ДНК-технология», Россия) со следующими параметрами: обратная транскрипция — 42 °C, 50 мин- денатурация — 94 °C, 5 с. Для наработки продуктов ПЦР составляли реакционную смесь, содержащую 1 мкл раствора кДНК, 20 пкмоль каждого из праймеров, 2 ммоль смеси dNTP (MBI Fermentas), 2,5 мкл 10-кратного буфера с (NH4)2SO4 (MBI Fermentas), 25 ммоль MgCl2, 1 ед. Taq-ДНК полимеразы, Н2О до конечного объема 25 мкл, 30 мкл минерального масла. Нуклеотидные последовательности использованных специфических праймеров приведены в табл. 1. Реакцию амплификации проводили на амплификаторе «Терцик» («ДНК-технология», Россия) по следующей схе-
106
Клиническая онкогематология
Лекарственная устойчивость при ММ
Таблица 1. Нуклеотидные последовательности специфичных праймеров к исследуемым генам, размер продукта, температура отжига праймеров и количество циклов, используемых в ПЦР
Ген Праймер Нуклеотидная последовательность Размер продукта, пары оснований Температура отжига праймера, °С
MDR1 MDR1-F 5'--CCCATCATTGCAATAGCAGG-3'- 167 60
MDR1-R 5'--GTTCAAACTTCTGCTCCTGA-3'-
MRP1 MRP1-F 5'--ATCAAGACCGCTGTCATTGG-3'- 180 60
MRP1-R 5'--GAGCAAGGATGACTTGCAGG-3'-
BCRP BCRP-F 5'--TGCCCAGGACTCAATGCAACAG-3'- 172 60
BCRP-R 5 '--ACAATTTCAGGTAGGCAATTGTG-3'-
LRP LRP-F 5'--CCCCCATACCACTATATCCATGTG-3'- 405 60
LRP-R 5 '--TCGAAAAGCCACTGATCTCCTG-3'-
IR-A IR-A-F 5'--AAGACGTTTGAGGATTACCTG-3'- 112 60
IR-A-R 5'--CTGCCACCGTGGGCACGGCCA-3'-
IR-B IR-B-F 5'--AAGACGTTTGAGGATTACCTG-3'- 148 60
IR-B-R 5'--CTGCCACCGTGGGCACGGCCA-3'-
IGF-IA IGF-IA-F 5'--GGACCGGAGACGCTCTGCGG-3'- 284 60
IGF-IA-R 5'--TCTACTTGCGTTCTTCAAAT-3'-
IGF-IB IGF-IB-F 5'--GGACCGGAGACGCTCTGCGG-3'- 431 60
IGF-IB-R 5'--TTTGCCTCTGCATTCAGCAT-3'-
IGF-IR IGF-IR-F 5'--ACAGAGAACCCCAAGACTGAGG-3'- 247 67
IGF-IR-R 5'--TGATGTTGTAGGTGTCTGCGGC-3'-
GAPDH GAPDH-F 5'--CCCCTGGCCAAGGTCATCCATGACAACTTT-3'- 513 60
GAPDH-R 5'--GGCCATGAGGTCCACCACCCTGTTGCTGTA-3'-
ме: денатурация — 94 °C, 10 с- аннилинг — Tm, 10 с- синтез — 72 °C, 20 с. Значения температуры Tm и количество циклов ПЦР для каждого из генов приведены в табл. 1. В качестве внутреннего контроля для оценки количества взятой в реакцию РНК определяли экспрессию GAPDH. Продукты ОТ-ПЦР анализировали с помощью электрофореза в 2% агарозном геле с добавлением 0,5 мкг/мл бромистого эти-дия. Размер фрагментов оценивали в соответствии с расположением полос маркерной ДНК, а их интенсивность — денситометрированием с использованием компьютерной программы Scion Image. Числовые значения, соответствующие величине экспрессии мРНК каждого из исследуемых генов, представлены как соотношения числового значения экспрессии мРНК каждого гена к числовому значению экспрессии мРНК гена GAPDH, который был использован в качестве внутреннего контроля. Гель фотографировали при ультрафиолетовом возбуждении с помощью цифровой камеры Samsung CCTV LENZ.
Статистическая обработка данных
Статистическая обработка полученных данных была выполнена с помощью компьютерной программы GraphPad Prizm. Достоверность различий определялась с использованием непараметрического статистического /-критерия, различия считались достоверными при р & lt- 0,05.
РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ
В работе была исследована экспрессия мРНК генов системы IGF (двух изоформ мРНК инсулиноподобного фактора роста 1-го типа IGF-1A и IGF-1B, мРНК рецепторов инсулиноподобного фактора роста 1-го типа IGF-1R, IR-A, IR-B) и экспрессия мРНК генов, ответственных за МЛУ, — MDR1, MRP, LRP, BCRP в мононуклеарной фракции клеток аспира-тов костного мозга 19 больных ММ (см. рис. 1 и 2). На основании полученных данных с целью сопоставить коэкспрес-сию мРНК генов двух указанных систем были определены группы образцов с высокой и низкой степенью экспрессии мРНК генов МЛУ и была оценена степень экспрессии генов системы IGF / инсулин в этих группах соответственно.
Общая характеристика экспрессии генов МЛУ
Экспрессия мРНК MDR1 была выявлена у 19/19 (100%) больных ММ. У 8/19 (42%) больных уровень экспрессии мРНК MDR1 был низким (рис. 1, А- см. табл. 2, группа А), у 11/19 (58%) больных — повышен в 2 раза и более (см. рис. 1, А- табл. 2, группа В). На рис. 1, Б представлены средние значения экспрессии мРНК гена MDR1 в группах, А и B. Разница в экспрессии мРНК MDR1 в этих группах статистически значимая (р = 0,0355). В литературе представлены исследования, в которых также оценивали экспрессию мРНК MDR1 у больных ММ. Так, например, в работе H. Schwarzenbach и соавт. была выявлена экспрессия мРНК MDR1 у 24/40 (60%) ранее не леченных больных и у 18/28 (64%) больных, которые получили соответствующий курс химиотерапии [16]. Интересен тот факт, что уровень экспрессии мРНК гена MDR1 у леченных и нелеченных больных не отличался. Кроме того, в этой же работе выявлено, что мРНК MDR1 экспрессировалась в 70% контрольных образцов костного мозга, полученных от лиц с немиеломными поражениями костного мозга, и, что важно, ее экспрессия существенно не отличалась от таковой в образцах костного мозга у больных ММ [16]. В другом исследовании установлено, что высокий уровень экспрессии мРНК MDR1 в плазматических клетках костного мозга у больных ММ может прогнозировать плохую чувствительность к химиотерапии [17]. В нашей работе мы выявили экспрессию мРНК MDR1 во всех 19 образцах костного мозга, и несмотря на то что все больные ММ получили лечение, ее экспрессия была гетерогенной и отличалась внутри этой группы в 2 раза и более (см. табл. 2).
мРНК гена LRP была выявлена у 16/19 (84%) больных и также обнаруживала заметное различие в экспрессии: у 7/19 (34%) больных уровень экспрессии мРНК LRP низкий, у 9/19 (47%) — повышен в 2 раза и более (см. рис. 1, А и табл. 3, группы C и D соответственно). В 3 случаях мРНК гена LRP не определялась. Средние значения экспрессии мРНК гена LRP в группах С и D представлены на рис. 1, В. Отличие в экспрессии мРНК в этих группах статистически значимое (p = 0,0004). По данным литературы, этот ген экспрессирован приблизительно у 50% больных ММ
www. medprint. ru
107
C. C. Шушанов и др.
A
MDH1
МЯР1
eCRP
LftP
GAPOM
M К KB KB 1 4 5 13 14 17 13 19 22 26 27 29 33 35 41 43 46 4S 49
3*1 e*3
Б
MDR1
B
LRP
Г
MRP1
BCRP
Рис. 1. (А) Гель-электрофорез, результаты ОТ-ПЦР. Экспрессия мРНК генов МЛУ (MDR1, LRP, MRP1, BCRP) в образцах костномозгового пунктата, полученных от леченных больных ММ. В качестве контроля были использованы клетки карциномы полости рта линии КВ 8−5, гиперэкспрессирующие мРНК гена MDR1, и клетки линии КВ 3−1, в которых мРНК гена MDR1 не экспрессируется. (Б-Д) Среднее значение экспрессии мРНК генов MDR1, LRP, MRP1, BCRP в группах образцов костномозгового пунктата с низкой (А, C, E, G) и высокой (B, D, F, H) степенью экспрессии мРНК указанных генов * p & lt- 0,05- «p & lt- 0,01- «p & lt- 0,001 — достоверность отличия между указанными группами.
и его экспрессия ассоциирована с плохим ответом на лечение больных мелфаланом и в целом более короткой продолжительностью жизни больных ММ [18]. Считается, что LRP может быть использован в качестве важного генетического маркера для предсказания слабого терапевтического ответа при ММ. Было показано, что LRP экспрессируется чаще у больных с делецией гена р53 и при повышенной экспрессии Pgp [19]. Действительно, и в нашей работе показано, что в 11 исследованных образцах костного мозга, в которых в 2 раза и более повышена экспрессия мРНК MDR1, в 8 случаях также в 2 раза и более повышена экспрессия мРНК LRP. Предполагается, что LRP и Pgp имеют сходные опосредованные р53 механизмы регуляции [19].
мРНК гена MRP1 была выявлена у 19/19 (100%) больных ММ. У 14/19 (74%) больных уровень экспрессии мРНК MRP1 был низким (см. рис. 1, А и табл. 4, группа E), у 5/19 (26%) — повышен в 2 раза и более (см. рис. 1, А и табл. 4, группа F). На рис. 1, Г представлены средние значения экспрессии мРНК гена MRP1 в группах E и F. Разница
в экспрессии мРНК в этих группах статистически значимая (р = 0,0081). Роль участия MRP1 в возникновении МЛУ — факт установленный. MRP1, так же как и Pgp, является белком-транспортером и выбрасывает из клетки почти тот же круг субстратов, что и Pgp. Ранее было показано, что возникновение МЛУ у больных острым миелоидным лейкозом и хроническим лимфолейкозом наряду с гиперэкспрессией Pgp также связано с гиперэкспрессией MRP1 [7]. В литературе представлены работы, в которых исследовалась экспрессия мРНК MRP1 в образцах костного мозга больных ММ. В одной из работ было показано, что мРНК MRP1 экспрессировалась у 15/58 (26%) больных, причем у 10/31 (32%) ранее не леченных пациентов и у 5/27 (18%), которые получили соответствующий курс химиотерапии. Интересно, что уровень экспрессии мРНК гена MRP1 у леченных и нелеченных больных не отличался. Кроме того, в этой же работе было выявлено, что мРНК MRP1 экспрессировалась в 5/5 (100%) контрольных образцов костного мозга, полученных у здоровых лиц, и, что важно, уровень ее экспрессии
108
Клиническая онкогематология
Лекарственная устойчивость при ММ
A
1 --- - •И» ICP- 1 а
¦ щт Ш -- [ '- -™ & quot- ІСРГ-1& amp-
= -. — - іар-ік
т F _ *? _ - - К «_ IR-D
? — - - - - - - - - fiAPDH
н к 14 Б 13 14 П 1 В 1* 22 2І 27 28 31 35, 41 41 44 4fi 48
IGF-1A
B
IGF-1B
2,0 и
?1. 5
& lt-
О
& lt- 1,0
о
0,5
0
A
IGF-1A
IGF-1B
3.5 X 3,0
2. 5
& lt-
2,0
со
Т 1,5
LL
о 1,0
0,5
0
IGF-1A
Ж
IGF-1B
1,6
1,4
х 1,2
? 1,0 & lt-
О 0,8 0,6 0,4 0,2 0
3. 5
3. 0
2. 5
& lt-
2. 0
00
11,5 — 1,0
0,5
0
B
с
D
E
F
E
F
Рис. 2. (А) Гель-электрофорез, результаты ОТ-ПЦР. Экспрессия мРНК генов системы IGF/инсулин (IGF-1A, IGF-1B, IGF-1R, IR-A, IR-B) в образцах костномозгового пунктата, полученных у леченных больных ММ. (Б-И) Среднее значение экспрессии изоформ мРНК IGF-1A и IGF-1B в группах образцов костномозгового пунктата с низкой (А, C, E, G) и высокой (B, D, F, H) степенью экспрессии мРНК указанных изоформ * p & lt- 0,05- «p & lt- 0,01- «p & lt- 0,001 — достоверность отличия между указанными группами.
www. medprint. ru
109
C. C. Шушанов и др.
з IGF-1A
1,8-
1,6- т
1,4-
Q 1,2-
& lt-1,0-О '
& lt-0,8-
0,20−1-----------------------1----------
G H
Рис. 2. Окончание
в некоторых случаях был даже выше, чем в образцах, полученных от больных ММ [16].
В работе K. Nooter и соавт. выявили экспрессию мРНК MRP1 у 12/12 (100%) нелеченных и у 10/13 (77%) леченных больных ММ [20]. Причем уровень ее экспрессии не превышал таковой в контрольных образцах, полученных от лиц с немиеломными поражениями костного мозга. Авторы объясняют это тем, что образцы, полученные от больных ММ, содержали небольшое количество злокачественных плазматических клеток, гиперэкспрессирующих на своей поверхности MRP1, и в таких образцах наряду со злокачественными клетками присутствовали и нормальные плазматические клетки, которые слабо экспрессировали MRP1. Вместе с тем возможно, что MRP1 при ММ действительно не участвует в механизмах возникновения МЛУ, однако данные этих двух работ недостаточны, чтобы сделать окончательный вывод о роли MRP1 в возникновении МЛУ при ММ. Поэтому исследования в этом направлении необходимо продолжить, как in vitro на линиях культур клеток ММ, так и in vivo с использованием новых, наиболее современных и точных методов, позволяющих сортировать и выделять чистую фракцию злокачествен-
И IGF-1B
ных плазматических клеток согласно их специфическим поверхностным маркерам. Что касается нашей работы, мы не ставили перед собой цели оценить взаимосвязь между той или иной схемой лечения и экспрессией мРНК гена MRP1 у больных ММ. Несмотря на то что у всех пациентов была диагностирована ММ III стадии и все больные ММ получили лечение, тем не менее оказалось, что мРНК гена MRP1 экспрессировалась гетерогенно. Нами были определены группы образцов с высокой (см. рис. 1 и табл. 4, группа F) и низкой (см. рис. 1 и табл. 4, группа E) степенью экспрессии мРНК генa MRP1 и оценена степень коэкспрессии генов системы IGF/инсулин в этих группах.
мРНК гена BCRP была выявлена у 19/19 (100%) больных ММ. У 11/19 (58%) больных уровень экспрессии мРНК BCRP был низким (см. рис. 1, А и табл. 5, группа G), у 8/19 (42%) — повышен в 2 раза и более (см. рис. 1, А и табл. 5, группа H). На рис. 1, Д представлены средние значения экспрессии мРНК гена BCRP в группах G и H. Отличие в экспрессии мРНК в этих группах статистически значимое (р = 0,0128). В отношении гена BCRP литературные данные не дают точных цифр, однако известно, что его экс-
Таблица 2. Экспрессия мРНК IGF-1A и IGF-1B в группах образцов, А и В
Группы образцов Образцы аспиратов костного мозга MDR1 IGF-IA IGF-IB
Группа В ММ27 ++++ ++ ++++
ММ46 ++++ + +++
ММ48 +++ - -
ММ4 ++ +++ +++
ММ1 ++ ++ ++
ММ5 ++ ++ ++
ММ43 ++ ++ ++
ММ49 ++ ++ +
ММ35 ++ + +
ММ41 ++ + +
ММ17 ++ н / о н / о
Группа, А ММ18 + - -
ММ19 + - -
ММ26 + - -
ММ29 + +/- -
ММ33 + - -
ММ22 +/- - +
ММ13 + н / о н / о
ММ14 + н / о н / о
Примечание. А — группа образцов костномозгового пунктата со слабой экспрессией мРНК гена MDR1- В — группа образцов костномозгового пунктата с повышенной в 2 раза и более экспрессией мРНК гена MDR1. н/о — экспрессию изоформ не определяли.
Таблица 3. Экспрессия мРНК IGF-1A и IGF-1B в группах образцов С и D
Группы образцов Образцы аспиратов костного мозга LRP IGF-IA IGF-IB
Группа D ММ4 ++++ +++ +++
ММ1 ++++ ++ ++
ММ5 ++++ ++ ++
ММ19 +++ - -
ММ27 ++ ++ ++++
ММ43 ++ ++ ++
ММ49 ++ ++ +
ММ35 ++ + +
ММ17 ++ н / о н / о
Группа С ММ46 + + +++
ММ41 + + +
ММ18 + - -
ММ26 + - -
ММ33 + - -
ММ22 — - +
ММ29 — +/- -
ММ48 — - -
ММ13 +/- н / о н / о
ММ14 +/- н / о н / о
Примечание. С — группа образцов костномозгового пунктата со слабой экспрессией мРНК гена LRP- D — группа образцов костномозгового пунктата с повышенной в 2 раза и более экспрессией мРНК гена LRP. н/о — экспрессию изоформ не определяли.
110
Клиническая онкогематология
Лекарственная устойчивость при ММ
Таблица 4. Экспрессия мРНК IGF-1A и IGF-1B в группах образцов E и F Таблица 5. Экспрессия мРНК IGF-1A и IGF-1B в группах образцов G и H
Группы образцов Образцы аспиратов костного мозга MRP1 IGF-IA IGF-IB
Группа F ММ27 ++++ ++ ++++
ММ46 +++ + +++
ММ48 ++ - -
ММ41 ++ + +
ММ29 ++ +/- -
Группа E ММ4 + +++ +++
ММ1 + ++ ++
ММ5 + ++ ++
ММ43 + ++ ++
ММ49 + ++ +
ММ35 + + +
ММ18 + - -
ММ19 + - -
ММ26 + - -
ММ33 + - -
ММ22 + - +
ММ13 + н / о н / о
ММ14 + н / о н / о
ММ17 + н / о н / о
Примечание. E — группа образцов костномозгового пунктата со слабой экспрес-
сией мРНК гена MRP1- F — группа образцов костномозгового пунктата с повышенной в 2 раза и более экспрессией мРНК гена MRP1. н/о — экспрессию изоформ не определяли.
прессия обнаружена в клеточных линиях ММ, где он является функциональным, а также в образцах костного мозга, полученных от больных ММ. Предполагается, что BCRP может содействовать возникновению лекарственной устойчивости при ММ [21].
Таким образом, нами было показано, что в образцах костного мозга, полученных от больных ММ, мРНК генов MDR1, MRP1 и BCRP экспрессируются в 100% случаев, а мРНК гена LRP — в 84%. Несмотря на то что в большинстве случаев больные ММ получали лечение и имели III стадию, тем не менее в исследованных образцах наблюдалась заметная гетерогенность в экспрессии мРНК генов МЛУ. Это позволило нам выделить группы образцов с низким и высоким уровнем экспрессии мРНК генов МЛУ (в 2 раза и более) и определить в этих группах уровень экспрессии мРНК генов системы IGF с целью оценить возможную корреляцию между двумя защитными системами клетки МЛУ и IGF.
Коэкспрессия мРНК генов систем IGF и МЛУ
Мы исследовали экспрессию мРНК генов системы IGF в группах образцов костного мозга с низкой и высокой (в 2 раза и более) экспрессией мРНК генов, ответственных за МЛУ (табл. 2−5). Для удобства и наглядности величины экспрессии мРНК исследуемых генов во всех таблицах представлены в виде знаков «+ «и «- «. При этом «- «означает, что экспрессия гена отсутствует- «+/-» — экспрессия гена очень слабая- «+ «- слабая экспрессия гена (отчетливо видимая полоска в агарозном геле) — «+ + «, «+ + + «, «+ + + + «- экспрессия гена повышена (в 2, 3 и 4 раза соответственно).
Экспрессия мРНК IGF-1R была выявлена у 4/19 (21%) больных ММ (рис. 2, А, образцы 1,4, 5, 18), причем в ¾ случаев (образцы 1,4, 5) она совпадала с повышенной экспрессией мРНК генов MDR1 и LRP (см. рис. 1, А и 2, А- табл. 2 и 3) и ни в 1 из 4 случаев не была связана с повышенной экспрессией мРНК генов MRP и BCRP (см. рис. 1, А и 2, А- табл. 4 и 5). Следует отметить, что в образцах 1, 4, 5 также повышена экспрессия мРНК IGF-1A и IGF-1B. Такая корреляция в экспрессии мРНК IGF-1A, IGF-1B, IGF-1R, MDR1 и LRP могла бы свидетельствовать в пользу участия IGF-
Группы образцов Образцы аспиратов костного мозга BCRP IGF-IA IGF-IB
Группа H ММ27 ++++ ++ ++++
ММ46 ++++ + +++
ММ29 +++ +/- -
ММ43 ++ ++ ++
ММ22 ++ - +
MM19 ++ - -
ММ48 ++ - -
ММ41 ++ + +
Группа G ММ4 + +++ +++
ММ1 + ++ ++
ММ5 + ++ ++
ММ49 + ++ +
ММ35 + + +
ММ18 + - -
ММ26 + - -
ММ33 + - -
ММ13 + н/о н / о
ММ14 + н/о н / о
ММ17 + н/о н / о
Примечание. G — группа образцов костномозгового пунктата со слабой экспрессией мРНК гена BCRP- H — группа образцов костномозгового пунктата с повышенной в 2 раза и более экспрессией мРНК гена BCRP. н/о — экспрессию изоформ не определяли.
-опосредуемого сигнального пути в регуляции экспрессии мРНК генов MDR1 и LRP при ММ, однако, учитывая, что мРНК IGF-1R экспрессируется всего в 4 из 19 случаев (см. рис. 2, А), такое предположение недостаточно убедительно. В литературе на сегодня нет данных, подтверждающих или опровергающих взаимосвязь между экспрессией мРНК IGF-1R, MDR1 и LRP, поэтому для получения исчерпывающего ответа мы планируем исследовать роль IGF-1R-сигнального пути в регуляции экспрессии генов MDR1 и LRP in vitro в культуре клеток ММ.
В нашей работе мы не обнаружили корреляции в экспрессии мРНК генов IGF-1R и MRP1, напротив, ни в одном из образцов ММ, где гиперэкспрессировалась мРНК MRP1 (см. табл. 4, образцы 27, 29, 41, 46, 48), не была выявлена экспрессия мРНК IGF-1R. Вместе с тем в недавней работе J. Ge и соавт. методом иммуногистохимии исследовали экспрессию IGF-1R и MRP1 в образцах у больных раком желудка и обнаружили, что IGF-1R экспрессировался в 75,2% случаев, а MRP1 — в 69%. Такая высокая степень корреляции в экспрессии этих генов ассоциировалась с плохим прогнозом у больных раком желудка [22]. Другие авторы в более ранней работе показали, что в клетках млекопитающих промоторы генов инсулина IGF-1 и MRP2 содержат сайты связывания с гепатоцитарными ядерными факторами HNF-1a и HNF-13. Эти данные позволяют предположить, что экспрессия мРНК указанных генов может корегулироваться
[23].
Экспрессия мРНК IR-B (B-изоформа рецептора инсулина) была выявлена у 6/19 (32%) больных ММ (см. рис. 2, А, образцы 1, 4, 5, 17, 18, 19). Отметим тот факт, что именно в 4 из этих 6 образцов также экспрессируется мРНК IGF-1R (образцы 1, 4, 5, 18). Такая коэкспрессия мРНК IGF-1R и IR-B в одних и тех же образцах свидетельствует в пользу того, что при ММ может формироваться гетеродимерный рецептор IGF-1/IR-B, который активируется преимущественно IGF-1. Биологическая роль IGF-1/IR-B-активируемого сигнального пути в клетке на сегодня неясна, поэтому полученная информация интересна и значима, хотя бы на примере того, что именно при сочетании экспрессии мРНК рецепторов IGF-1R, IR-B и двух изоформ мРНК гена
www. medprint. ru
111
C. C. Шушанов и др.
ростового фактора IGF-1A и IGF-1B в исследуемых образцах (1,4, 5) наблюдается очевидная гиперэкспрессия мРНК MDR1 и LRP (см. табл. 2 и 3, образцы 1,4, 5).
Экспрессия мРНК IR-А (А-изоформы рецептора инсулина) была выявлена у 19/19 (100%) больных (см. рис. 2, А). У 14/19 (74%) больных уровень экспрессии мРНК IR-A был низким, у 5/19 (26%) — повышен в 2 раза и более (см. рис. 2, А, образцы 27, 29, 43, 46, 49). Следует отметить, что в образцах, где были гиперэкспрессиро-ваны мРНК MDR1, LRP, MRP1 и BCRP, повышенная экспрессия мРНК IR-А наблюдалась в 4/11 (45%) случаев для MDR1 (см. табл. 2, группа В, образцы 27, 43, 46, 49), в 3/9 (33%) — для LRP (см. табл. 3, группа D, образцы 27, 43, 49), в 3/5 (60%) — для MRP1 (см. табл. 4, группа F, образцы 27, 29, 46) и в 4/8 (50%) случаев для BCRP (см. табл. 5, группа H, образцы 27, 29, 43,46). Из приведенных данных следует, что наиболее высокая степень коэк-спрессии мРНК IR-А наблюдается в случае с MRP1 (60%) и BCRP (50%). Эти данные позволяют предположить, что, возможно, в клетках ММ экспрессия генов MRP1 и BCRP зависит от опосредуемого IR-A сигнального пути и отличается от регуляции экспрессии генов MDR1 и LRP. Вместе с тем в недавней работе H. Liu и соавт. показали, что в первичной культуре клеток эндотелия кровеносных сосудов, полученных из головного мозга крысы, инсулин значительно повышал активность и экспрессию белка Pgp- при этом было установлено, что IR-опосредуемый сигнальный путь активировал сигнальный каскад PKC/NFkB и не задействовал характерный для него основной путь передачи сигнала — PI3K/Akt-зависимый путь [24]. Что касается генов LRP, MRP1 и BCRP, на сегодня в литературе нет данных, свидетельствующих в пользу взаимосвязи между IR-опосредуемым сигнальным путем и регуляцией экспрессии мРНК этих генов.
Экспрессия изоформ мРНК IGF-1A и IGF-1B выявлена у 10/16 (63%) больных ММ, у 6/16 (37%) пациентов мРНК этих изоформ не экспрессировались. При сравнении случаев, когда обе эти изоформы присутствовали или отсутствовали в одних и тех же образцах, оказалось, что у 8/10 (80%) больных изоформы мРНК IGF-1A и IGF-1B, как правило, коэкспрессируются (см. рис. 2, А- табл. 2). Из публикаций известно, что изоформы мРНК IGF-1 образуются в результате альтернативного сплайсинга, при этом обе изоформы сохраняют нуклеотидные последовательности, кодирующие полноразмерный пептид IGF-1, а С-концевые нуклеотидные последовательности этих двух изоформ кодируют два отличных пептида: EA и EB. Функциональные значения изоформ мРНК IGF-1A и IGF-1B до конца неизвестны и в настоящее время исследуются. Установлено, что про-IGF-1-пептид выделяется из клетки в межклеточное пространство, а про-IGF-Ш-пептид является активной внутриклеточной изоформой и обнаруживается в ядре клетки, по-видимому выполняя регуляторную функцию [25]. Предполагается, что количественное соотношение этих изоформ может служить одним из факторов, определяющих программу клетки, т. е. в случае преобладания одной изоформы клетка будет пролиферировать, а другой — дифференцироваться [26]. В настойщей работе мы обнаружили, что при ММ экспрессируются обе изоформы мРНК (IGF-1A и IGF-1B) и уровень их экспрессии в большинстве случаев одинаковый. При сопоставлении с экспрессией генов МЛУ было обнаружено, что эти изоформы экспрессируются преимущественно в тех образцах, где гиперэкспрессированы мРНК гена MDR1 (см. табл. 2, группа В- рис. 1, Б и 2, Б, В), и, напротив, практически не экспрессируются (за исключением единичных случаев) в образцах, где уровень экспрессии мРНК гена MDR1 низкий
(см. табл. 2, группа А- рис. 1, Б и 2, Б, В). На рис. 2, Б, В представлены средние значения экспрессии мРНК IGF-1A и IGF-1B в группах, А и B. Разница в экспрессии мРНК обеих изоформ IGF-1 в группах, А и В является статистически значимой (р = 0,0011 и p = 0,0267 соответственно). В группе В коэкспрессия мРНК гена MDR1 и мРНК обеих изоформ IGF-1 составляет 90%.
Также было обнаружено, что обе изоформы мРНК (IGF-1A и IGF-1B) преимущественно экспрессируются в тех образцах, где гиперэкспрессированы мРНК гена LRP (см. табл. 3, группа D- рис. 1, В-Д), и, напротив, экспрессируются заметно реже в образцах, где уровень экспрессии мРНК гена LRP низкий (см. табл. 3, группа C- рис. 1, В и 2, Г, Д). На рис. 2, Г, Д представлены средние значения экспрессии мРНК IGF-1A и IGF-1B в группах C и D. В группах C и D разница в экспрессии мРНК IGF-1А является статистически значимой (p = 0,0008), а мРНК IGF-ЇВ — нет (p = 0,0817). В группе D коэкспрессия мРНК гена LRP и мРНК двух изоформ IGF-1 составляла 87,5%.
Мы не обнаружили коэкспрессии между изоформами мРНК IGF-1 и мРНК генов MRP1 и BCRP. мРНК IGF-1A и IGF-1B были выявлены как в группах образцов с гиперэкспрессией мРНК MRP1 и BCRP (группы F и H, см. табл. 4 и 5- рис. 1, Г, Д и 2, Е-И), так и в группах образцов, где мРНК MRP1 и BCRP экспрессировались слабо (группы E и G, см. табл. 4 и 5- рис. 1, Г, Д и 2, Е-И).
Таким образом, наши исследования показали, что при ММ мРНК IGF-1A и IGF-1B в высокой степени коэкспрессируются с мРНК MDR1 и LRP и не коэкспрессируются с мРНК MRP1 и BCRP. Исходя из того, что в промоторном регионе генов MDR1 и LRP практически не содержатся общие с геном IGF-1 сайты связывания для транскрипционных факторов, наши данные свидетельствуют в пользу того, что система IGF/инсулин может участвовать в регуляции экспрессии генов MDR1 и LRP при ММ. Более того, в промоторной области гена MDR1 есть сайт связывания с транскрипционным фактором NFkB, экспрессия которого регулируется IGF-1. Что касается генов MRP1 и BCRP, то в промоторном регионе они имеют явно отличающиеся от генов MDR1 и LRP регуляторные мотивы, и поэтому, возможно, экспрессия генов MRP1 и BCRP регулируется по другому, отличному от MDR1 и LRP принципу.
В литературе не так много работ, подтверждающих роль генов системы IGF/инсулин в регуляции экспрессии генов МЛУ. Вместе с тем количество публикаций, связанных с этой темой, накапливается, что свидетельствует о ее важности в биологии и медицине. Так, например, было показано, что в клетках рака толстой кишки мыши линии MCLM и Т-лимфобластных клетках линии человека CCRF-CEM IGF-I индуцировал экспрессию гена MDR1 и значительно ингибировал гибель клеток от цитостатиков [13, 14]. Есть также несколько поздних работ, свидетельствующих в пользу важности системы IGF / инсулин в регулировании генов МЛУ, и о них мы упоминали выше [22−24, 27].
Таким образом, в данной работе мы изучали взаимосвязь между двумя важными защитными системами МЛУ и IGF/инсулин и обнаружили, что при ММ эти системы могут пересекаться. Значимость нашей работы заключается в том, что при исследовании экспрессии генов защитной системы IGF / инсулин и генов, ответственных за МЛУ в образцах, которые получены у леченных больных ММ, впервые была установлена корреляционная связь между экспрессией двух изоформ мРНК гена IGF-1 и мРНК генов MDR1 и LRP. Учитывая, что изучение молекулярных механизмов, участвующих в регуляции активации экспрессии генов МЛУ, актуально для экспериментальной онко-
112
Клиническая онкогематология
Лекарственная устойчивость при ММ
логии, полученные нами данные позволяют предположить, что, возможно, фактор роста IGF-1 участвует в регуляции экспрессии генов MDR1 и LRP. Наше предположение основано на корреляционных данных, поэтому дальнейшие исследования в этом направлении мы планируем выполнить in vivo на культурах клеток ММ. Нами будет изучаться роль системы IGF/инсулин в регуляции как экспрессии, так и функциональной активности генов, ответственных за МЛУ, и других известных на сегодня механизмов лекарственной устойчивости, отличных от МЛУ.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
С целью оценить корреляцию между активностью генов, принадлежащих двум важным защитным системам клетки (МЛУ и IGF / инсулин), при ММ в аспиратах костного мозга мы исследовали экспрессию мРНК этих генов. Несмотря на то что у всех пациентов была диагностирована ММ III стадии и все они получили лечение, тем не менее оказалось, что мРНК генов систем МЛУ и IGF/инсулин экспрессировались гетерогенно. Нами были определены группы образцов с высокой и низкой степенью экспрессии мРНК генов МЛУ и оценена степень коэкспрессии генов системы IGF/инсулин в этих группах. Такой анализ показал, что изоформы мРНК гена 1GF-1 (IGF-1A и IGF-1B) в большинстве случаев экспрессируются в образцах, в которых гипер-экспрессированы мРНК MDR1 и LRP, причем степень коэкспрессии изоформ мРНК IGF-1 и мРНК MDR1 составила 90%, а изоформ мРНК IGF-1 и мРНК LRP — 87,5%. Такая высокая степень коэкспрессии исследуемых генов дает основание предполагать, что, возможно, IGF-1 участвует в регуляции экспрессии генов MDR1 и LRP, а учитывая, что в образцах, полученных от пациентов, IR-A является преобладающим типом рецепторов, не исключено, что такая регуляция генов МЛУ осуществляется через активацию сигнального пути IGF-1/IR-A. Что касается генов MRP1 и BCRP, то в промоторном регионе они имеют явно отличающиеся от генов MDR1 и LRP регуляторные мотивы и, возможно, экспрессия этих генов регулируется другим, IGF-1-независимым, образом. Конечно, наши предположения основаны на корреляционных данных, поэтому требуют подтверждения в экспериментах in vitro на моделях культур клеток ММ.
ЛИТЕРАТУРА
1. Dispenzieri A, Kyle RA. Multiple myeloma: clinical features and indications for therapy. Best Pract. Res. Clin. Haematol. 2005- 18: 553−68.
2. Вотякова О. М., Демина Е. А. Множественная миелома. В кн.: Клиническая онкогематология. Руководство для врачей, 2-е изд., перераб. и доп. Под ред. М. А. Волковой. М.: Медицина, 2007- 42: 847−73.
3. ПанищеваЛА, Какпакова Е. С., РыбалкинаЕ.Ю., СтавровскаяА.А. Влияние ингибитора протеасом бортезомиба на экспрессию и активность АВС транспортеров в опухолевых клетках. Биол. мембраны 2010- 27(2): 1−7.
4. Ставровская А. А. Опухолевая клетка в обороне. Соровский образов. журн. 2001- 7(7): 17−23.
5. Ставровская А. А. Множественная лекарственная устойчивость, обусловленная активностью транспортных белков клетки: некоторые новые факты и перспективы исследований. Биол. мембраны 2003- 20(3): 196−205.
6. Sonneveld P. Multidrug resistance in haematological malignancies. J. Int. Med. 2000- 247: 521−34.
7. Hatok J., RauayP, Hudeuek J. etal. Genes of multidrug resistance in haematological malignancies. Biologia (Bratislava) 2006- 61(3): 247−56.
8. Mitsiades C. S, Mitsiades N., Kung A.L. et al. The IGF/IGF-1R system is a major therapeutic target for multiple myeloma, other hematologic malignancies and solid tumors. Blood 2002- 100: 70a.
9. Hideshima T, Bergsagel P.L., Kuehl W.M. et al. Advances in Biology of Multiple Myeloma: Clinical Applications. Blood 2004- DOI 10. 1182/ blood-2004−01−0037. For personal use only.
10. Ge N. -L, Rudikoff S. Insulin-like growth factor I is a dual effector of multiple myeloma cell growth. Blood 2000- 96: 2856−61.
11. Ogawa M, Nishiura T, Oritani K. et al. Cytokines Prevent Dexametha-sone-induced Apoptosis via the Activation of Mitogenactivated Protein Kinase and Phosphatidylinositol 3-Kinase Pathways in a New Multiple Myeloma Cell Line. Cancer Res. 2000- 60: 4262−9.
12. Maiso P, Ocio E.M., Garayoa M. et al. The insulin-like growth factor-I receptor inhibitor NVP-AEW541 provokes cell cycle arrest and apoptosis in multiple myeloma cells. BJH. 2008- 141: 470−82.
13. Guo Y.S., Jin G.F., Houston C.W. et al. Insulin-like growth factor-1 promotes multidrug resistance in MCLM colon cancer cells. J. Cell Physiol. 1998- 175(2): 141−8.
14. Schwarze C.P., Neu S, Beck J. et al. Influence of IGF-I and Cell Density on MDR1 Expression in the T-Lymphoblastoid Cell Line CCRF-CEM. Horm. Res. 1999- 52: 192−9.
15. Durie B.G.M., Salmon S.E. A clinical staging system for multiple myeloma. Correlation of measured myeloma cell mass with presenting clinical features, response to treatment and survival. Cancer 1975- 36: 842−54.
16. Schwarzenbach H. Expression of MDR1/P-Glycoprotein, the Multidrug Resistance Protein MRP, and the Lung-Resistance Protein LRP in Multiple Myeloma. Med. Oncol. 2002- 19(2): 87−104.
17. Linsenmeyer M.E. et al. Levels of expression of the mdr1 gene and glutathione S-transferase genes 2 and 3 and response to chemotherapy in multiple myeloma. Br. J. Cancer. 1992- 65: 471−5.
18. Lokhorts H.M., Izquierdo MA. I, Raaijmakers M.G.P. et al. Lung resistance protein expression is a negative predictive factor for response to alkylating chemotherapy and survival in multiple myeloma. Blood 1996- 88: 640a (suppl).
19. Rimsza L.M., Campbell K, Dalton W.S. et al. The major vault protein (MVP), a new multidrug resistance associated protein, is frequently expressed in multiple myeloma. Leuk. Lymphoma 1999- 34: 315−24.
20. Nooter K, Burger H, Stoter G. Multidrug resistance-associated protein (MRP) in haematological malignancies. Leuk. Lymphoma 1996- 20: 381−7.
21. Turner J., Karlnoski R, Marchion D. et al. Breast cancer resistance protein expression and function in multiple myeloma. Proc. Am. Assoc. Cancer Res. 2004- 45: Abstract 518.
22. Ge J., Chen Z, Wu S. et al. Expression Levels of Insulin-Like Growth Factor-1 and Multidrug Resistance-Associated Protein-1 Indicate Poor Prognosis in Patients with Gastric Cancer. Digestion 2009- 80: 48−158.
23. Kitanaka S, Sato U, Igarashi T. Regulation of human insulin, IGF-I, and multidrug resistance protein 2 promoter activity by hepatocyte nuclear factor (HNF)-1b and HNF-1a and the abnormality of HNF-1b mutants. J. Endocrinol. 2007- 192: 141−7.
24. Liu H, Yang H, Wang D. et al. Insulin regulates P-glycoprotein in rat brain microvessel endothelial cells via an insulin receptor-mediated PKC/NF-kB pathway but not a PI3K/Akt pathway. Eur. J. Pharmacol. 2009- 602: 277−82.
25. Weber J.D., Kuo M.L., Bothner B. et al. Cooperative signals governing ARF mdm2 interaction and nucleolar localization of the complex. Mol. Cell Biol. 2000- 20: 2517−28.
26. Barton E.R. The ABCs of IGF-1 isoforms: impact of muscle hypertrophy and implications for repair. Appl. Physiol. Nutr. Metab. 2006- 31: 791−7.
27. Mitsiades С, Mitsiades N, McMullan C. et al. Insulin-like growth factor-1 receptor (IGF-1R/CD221): A target for monoclonal antibody-based therapy to overcome drug-resistance in multiple myeloma (MM), other hematologic malignancies and solid tumors. Proc. Am. Assoc. Cancer Res. 2004- 45: Abstract 5331.
www. medprint. ru
113

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой