Когнитивная метафора с зоокомпонентом

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ
УДК 811. 112. 2
КОГНИТИВНАЯ МЕТАФОРА С ЗООКОМПОНЕНТОМ © 2013 г. О. О. Гулик, Н.В. Кузнецова
Нижегородский госуниверситет им. Н.И. Лобачевского
rgf-survivingcourse@yandex. ru
Поступила в редакцию 06. 05. 2013
Анализируется антропоморфная когнитивная метафора с компонентом зоонимом как способ языковой концептуализации в русле когнитивной лингвистики и лингвокультурологии. Выделяются метафорические модели, уникальные и универсальные антропоцентрические параметры. Исследуются явления гендерной асимметрии.
Ключевые слова: когнитивная метафора, зооним, метафорическая модель.
В связи с осознанием факта, что язык сам по себе является лишь эффективным средством репрезентации и кодирования различных элементов базовой когнитивной системы и что традиционный лингвистический (семантический) анализ исчерпал себя, произошло существенное расширение тематики традиционной лингвистики и её интегрирование с логикой, философией, психологией, гносеологией, философией языка и т. п. Отказ лингвистике в праве на монополию при построении общей модели языка и осознание возможности адаптации логико-философского концептуального аппарата к системам понятий и методов, отвечающим задачам лингвистики, отделение теории значения от теории референции стимулировали рост исследований в русле когнитивной лингвистики
[1- 2- 3].
Изменение научной парадигмы и смещение акцента исследований с философии языка на философию сознания и ряд смежных (но не менее релевантных для самого языкознания) наук способствовало появлению новых трактовок и толкований языковых (и речевых) явлений, которые находились в сфере постоянного внимания лингвистов и филологов.
Метафора как сложный и многоаспектный феномен в течение длительного времени исследовалась с позиций традиционной лингвистики (главным образом лингвистической семантики и стилистики). 70−80-е годы 20 века характеризуются смещением акцента на выявление и описание когнитивных механизмов метафоризации
в русле нового, интенсивно развивающегося направления — когнитивной лингвистики. Это стимулировало интерес к метафоре как способу познания скрытых процессов мышления, репрезентированных в языковой форме.
Метафорические наименования с компонен-том-зоонимом, являясь языковой универсалией, находятся в центре внимания ученых при исследовании как частных лингвистических, так и общих, универсальных проблем слово- и фразо-образования, порождения высказывания, кодирования и декодирования информации, речевого воздействия, вторичной номинации, референции и проч. (см., к примеру, работы В. Г. Гака, И. В. Арнольд, М. Блэка, Дж. Лакоффа и др.).
Целью настоящего исследования является анализ характеристик антропных когнитивных метафор с компонентом зоонимом как способ языковой концептуализации мира с выявлением черт национального языкового менталитета в рамках лингвокультурологии, а также описание механизмов метафоризации с позиций когнитивной лингвистики.
В широком смысле метафору определяют как способность, чаще всего бессознательную и не требующую усилий со стороны говорящего, проецировать одно явление на другое, сопоставлять, сравнивать и объединять сущности, мыслимые изначально как различные. С учетом функциональных типов метафоры разделяют на номинативные, образные, когнитивные (концептуальные) и генерализирующие (как конечный результат когнитивной). Однако метафора по своей
природе является не языковым, а концептуальным явлением, поскольку связана с культурноспецифическими моделями и сенсорно-мотор -ным пространством и пространственным опытом человека (Дж. Лакофф, М. Джонсон, Н. Д. Арутюнова, Е. С. Кубрякова и др.).
Под когнитивной метафорой понимается «когнитивный процесс, который выражает и формирует новые понятия и без которого невозможно получение нового знания» [4]. Трактовка метафоры в традиционной лингвистике связывалась с наличием/сохранением образа, ставшего основой наименования. Образность когнитивной метафоры ослаблена ее вынужденной номинативностью, так как к ней прибегают не от желания охарактеризовать явления, сравнив их между собой, а из-за отсутствия прямых номинаций- когнитивная метафора создает не факультативную, а обязательную образность, что функционально отличает ее от некогнитивной [5].
В настоящем исследовании используется трактовка метафоры в рамках теории концептуальной метафоры Дж. Лакоффа и М. Джонсона. Концептуальная метафора определяется как способ думать об одной области через призму другой, перенося из области-источника (source) в область-мишень (target) когнитивные структуры, в терминах которых сформировался опыт, относящийся к области-источнику [6]. Языковой материал разбивается на группы, соответствующие трем метафорическим моделям:
1) animate object (human) is animal (когнитивный процесс направлен на познание себя, самого индивида, e.g., stool pigeon — провокатор, осведомитель, bear — брокер, зарабатывающий на понижении стоимости ценных бумаг, road hog — человек, предпочитающий опасный стиль вождения, не думая об окружающих) —
2) inanimate object is animal (познание окружающего мира, e.g., rat run — объездная дорога, которая используется в часы пик, rabbit warren — район города, где легко потеряться из-за большого количества узких улочек, panda car — тип полицейской бело-черной машины) —
3) animal is animal (познание окружающего мира, e.g., dogfish — маленькая акула с очень острыми зубами, lionhead — золотая рыбка с большой головой, shark — светло-серый мотылек, zebra mussel — полосатая мидия).
Для обозначения метафорического переосмысления по модели human is animal вводится широко употребительный термин «зооморфизм» (или зоохарактеристика), понимаемый как метафора, основанием для которой является «свойство, наличествующее у животного
(или приписываемое ему языковым сознанием) и представляемое как характеристика некоторого иного референта» [7, с. 20].
Когнитивная метафора с компонентом зоо-нимом в качестве познавательного механизма используется человеком в равной пропорции как для описания окружающего мира, так и для описания себя в этом мире, однако, помимо актуализации различных характеристик, что естественно в силу различия денотатов, в метафорических моделях human is animal и inanimate object is animal используются разные зоообразы, причем в рамках первой группы (представлена более чем 160 примерами) чаще являются культурно-обусловленными, чем во второй, что объясняется большим количеством заимствований из английского языка названий новых реалий, в то время как зоохарактеристики для описания качеств человека складываются в культуре веками.
Хотя привлечение лингвокультурологических идей и концепций не носит в настоящей работе системного характера, можно тем не менее отметить, что представители разных культур соотносят область-источник и область-мишень по-своему. Предварительный анализ позволяет выделить две основные группы:
1. Языковые единицы, значение которых складывается под влиянием антропоморфной природы языка, что подтверждает универсальность антропоцентрических параметров в языковом сознании носителей различных культур (e.g., bullfrog — вид крупных лягушек, mousedeer — карликовый олень, elephant seal -вид крупных тюленей) —
2. Языковые единицы, в значении которых доминирует влияние этноцентризма, в большей степени отображают особенности культуры и истории народа, причем акцент переносится с антропоцентрических параметров на лингвокультурный аспект зоонимов — особый способ видения мира, определяющий и формирующий национальный характер (e.g., jellyfish — трусливый человек, lizard — лентяй, crab apple — маленькое кислое яблоко).
Выбор зоо-образов с целью реализации различных зоохарактеристик может как совпадать в различных культурных контекстах (e.g., хамелеон/chameleon — человек, который постоянно меняет мнение, чтобы кому-либо угодить, собака/dog — подлец), так и различаться, (отрицательная зооморфная характеристика в английской языковой картине мира дается человеку через образ енота e.g., gone coon — конченый человек, скунса/skunk — неприятный человек, землеройки/shrew — сварливая женщина), что,
естественно, не соответствует зоо-образам, характерным для русской языковой картины мира.
Гендерный аспект исследования, как представляется, являющийся темой самостоятельной работы, позволяет установить интересные тенденции в изучаемом материале: 84% всех маркированных зоометафор обозначают лиц женского пола, что позволяет говорить о явлении ярко выраженной гендерной асимметрии и в целом подтверждает теорию об андроцентризме. Основной характеристикой исследуемых единиц, обозначающих объекты мужского пола, является «повышенный интерес к лицам противоположного пола», в случае с единицами, представляющими женский пол, доминирующими признаками являются «плохой характер» (e.g., old cat -старая, злословливая женщина, cat — злая, язвительная женщина) или «внешняя непривлекательность» (e.g., old trout — некрасивая женщина, old crow — пожилая или страшная женщина).
Гендерная асимметрия проявляется и в случаях амбивалентности в оценочности в зависимости от пола говорящего: e.g., fox — имеет положительную оценку при соотнесении с женщиной (красивая, привлекательная) и отрицательную в случае обозначения мужчины (хитрый, ненадежный).
Интерес представляют недостаточно изученные идеи семантический избыточности с точки зрения выражения гендерного признака (e.g., hen mother — человек, который очень заботится или ухаживает за кем-либо, состоит из двух компонентов, каждый из которых соотносится только с лицами женского пола- однако в семантической структуре метафоры доминирующим дифференциальным признаком является не гендерный, а одно из значений импликационала зоо-образа, e.g., hen — like a hen with one chicken — хлопотливо, как курица с яйцом).
Следует отметить, что в английской языковой картине мира находятся примеры реализации концепта мускулинности посредством фе-минного зоо-образа, например, hen pecked (подкаблучник), где в импликационал мужского гендерно-маркированного образа включается значение «угнетаемый женщиной».
Изучение коннотативного аспекта когнитивной зооморфной метафоры позволяет выявить случаи а) коннотативной энантиосемии (соединение противоположных видов коннотации в рамках одного зоо-образа (e.g., clever dog — умница, ловкий малый и отрицательное dead dog — человек, от которого нет пользы) — б) совпадения (e.g., chameleon — человек, который, приспосабливаясь к обстановке, легко меняет свое поведение и взгляды), в) пересечения: в русской и англий-
ской языковой картине мира инсектологический зоо-образ пчелы (bee) используется в качестве положительной оценки для обозначения упорно работающего человека- однако в семантике английского наименования также присутствует отрицательное значение «женщина, которая много о себе думает», которое является в данном случае, национально специфичным (e.g., queen bee -женщина с большим самомнением) и г) лакунарности коннотаций (e.g., lemming — человек, бездумно копирующий действия окружающих).
Наибольшей частотностью (более чем в 50% случаев) пользуется модель human is animal, причем активней номинируются богатые и успешные люди (e.g., seagull manager — менеджер, который время от времени приходит в офис и налаживает работу- fat cat — руководитель компании с очень высоким окладом), а также модель inanimate object is animal (e.g., memory hog — компьютерная программа, использующая большой объем памяти, snail mail — традиционная почта (употребляется активными пользователями электронной почты), e-worm — компьютерная вредоносная программа).
Изучение зоометафор с точки зрения стилистической дифференциации позволяет констатировать доминирование сленговой лексики. В английской языковой картине мира активно концептуализируются:
а) вещества, вызывающие алкогольное/наркотическое и пр. опьянение (e.g., tiger milk -самогон, baby giraffe — полпинты пива) —
б) состояния, вызванные применением алкогольных/наркотических веществ (e.g., elephants -пьяный, ratted — абсолютно пьяный) —
в) умственные способности/уровень умственных способностей (e.g., ape, birdbrained — очень глупый) —
г) деньги/денежные средства (e.g., chicken’s hash — наличные деньги, monkey — 500 фунтов, pony — 25 фунтов).
Когнитивная метафора с зоокомпонентом, являясь сложным и комплексным феноменом междисциплинарных исследований, продолжает привлекать внимание лингвистов. В отношении перспектив настоящей работы дополнение аппарата когнитивной лингвистики идеями и методами лингвокультурологии представляется интересным направлением.
Список литературы
1. Петров В. В. От философии языка к философии сознания (Новые тенденции и их истоки) // Философия. Логика. Язык. М., 1987. С. 3−17.
2. Герасимов В. И., Петров В. В. На пути к когнитивной модели языка (Вступительная статья) // Но-
вое в зарубежной лингвистике. Вып. XXIII. Когнитивные аспекты языка. М., 1988. С. 5−11.
3. Арутюнова Н. Д. Лингвистические проблемы референции // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XIII. Логика и Лингвистика. (Проблемы референции). М., 1982. С. 5−40.
4. Кубрякова Е. С. О когнитивной лингвистике и семантике термина «когнитивный» // Вестник Воронежского гос. ун-та. Сер. Лингвистика и межкуль-турная коммуникация. Воронеж, 2001. С. 4−10.
5. Радбиль Т. Б. Основы изучения языкового менталитета. М.: Флинта: Наука, 2010. 328 с.
6. Lakoff G. The Contemporary Theory of Metaphor // Metaphor and Thought / Ed. A. Ortony. 2nd ed. Cambridge, 1993. P. 202−251.
7. Литвин Ф. А. Зооморфизмы в синтаксической позиции определения (на материале английского языка) // Актуальные проблемы лексикологии и словообразования: Сб. науч. тр. Вып. 4. Новосибирск, 1975. С. 20−28.
COGNITIVE METAPHOR WITH NAMES OF ANIMALS O.O. Gulik, N.V. Kusnetsova
In the paper the cognitive anthropomorphic metaphor with names of animals as a component as a way of language conceptualization in terms of cultural and cognitive linguistics is analysed. Metaphorical models, unique and universally adopted anthropocentric parameters are studied. The phenomenon of gender asymmetry in cognitive metaphors is investigated.
Keywords: cognitive metaphor, names of animals as a component, metaphoric model.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой