Экуменический диалог Русской Православной и Римской католической церквей в 1964-1978 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

66
ВЛАСТЬ
08'2008
Виктор ЛИВЦОВ
экуменический диалог русской православной и римской католической церквей в 1964—1978 гг.
Изучение экуменического диалога Русской Православной (РПЦ) и Римской католической (РКЦ) церквей в середине XX в. является важным как для церковной истории, так и для истории России, поскольку в него вовлекался государственнопартийный аппарат СССР, решавший свои политические задачи через внешнецерковную деятельность РПЦ.
После принятия на II Ватиканском Соборе в 1964 г. Декрета об экуменизме начался диалог католиков с христианскими общинами протестантского Запада. В начале 1965 г. по согласию руководства РКЦ и Всемирного Совета Церквей (ВСЦ) было решено выявить такие методы, которые привели бы к сотрудничеству. Особой страницей стала отмена в 1965 г. взаимных православно-католических отлучений 1054 г. Но это был скорее символический жест, еще не восстановивший евхаристического общения.
С середины 1960-х гг. «восточная политика» Ватикана меняется, что связывали с именем архиепископа Казароли. Одной из стратегических задач стало улучшение взаимоотношений Ватикана с СССР. В 1966 г. папа встречается с Министром иностранных дел СССР А. А. Громыко, а в 1967 г. с Председателем Президиума Верховного Совета СССР Н. В. Подгорным.
Усилившийся православно-католический диалог вызвал, однако, настороженность со стороны советских спецслужб. 23 января 1967 г. КГБ информировал ЦК КПСС о том, что Ватикан, ВСЦ и руководители международных протестантских организаций проявляют «повышенный интерес» к «крайним элементам» среди сектантов, «вынашивая планы по их использованию в борьбе против Советского государства». В числе организаций, созданных Ватиканом «для работы» против СССР, назывался новый «Экуменический центр» в Мюллиярви (рядом с хельсинки), объединявший верующую молодежь «с целью использования ее для проведения миссионерской деятельности в СССР». От лица КГБ генерал С. Цвигун 22 декабря 1967 г. докладывал в ЦК КПСС, что после выступления «одного из руководителей» РПЦ в 1966 г. в Женеве на конференции «Церковь и общество», где он критиковал позиции РКЦ в социальных вопросах, Ватикан предложил провести православно-католическое собеседование. Оно прошло с 5 по 13 декабря 1967 г. в Ленинградской духовной академии, куда приехали пять «видных деятелей католической церкви». Накануне встречи КГБ были получены данные, что «ватиканские деятели намерены втянуть РПЦ в открытую дискуссию о борьбе с ком-ЛИВЦОВ мунизмом». «Принятыми мерами» это «было предотвращено, и
Виктор политические вопросы в процессе собеседования не затрагива-
Анатольевич — лись». Однако «в заключительной части собеседования помощник
к. и. н, профессор секретаря Секретариата по единению христиан Лонг зондировал
Орловского вопрос по поводу возможного приезда папы в Москву"1.
государственного --------
университета 1 РГАНИ, Ф. 5. Оп. 59. Д. 24. Л. 16, 18, 145
08'2008__________________ВЛАСТЬ_________________________6!
С. Цвигун 4 января 1968 г. дополнительно сообщил в ЦК, что в ходе декабрьского собеседования КГБ получил «материалы об отношении» Ватикана к РПЦ. Сообщалось, что среди католиков были сторонники сближения с коммунистами, в том числе глава секретариата для неверующих кардинал Кениг, надеявшиеся «убедить коммунистическое руководство» сглаживать «антирелигиозную направленность марксизма», чтобы он стал нейтрален к религии, как в Югославии. Руководители РПЦ довели до католических представителей «материалы о нежелательности» деятельности в СССР туристов-католиков среди униатов, и те согласились провести конфиденциальную встречу, чтобы не нанести ущерб отношениям Ватикана и РПЦ. Когда же в мае-июне 1968 г. отмечалось 50-летие восстановления патриаршества в РПЦ и в Москву прибыло около 120 человек, заместитель председателя КГБ СССР С. Цвигун рапортовал, что пребывание религиозных деятелей в Москве использовалось для усиления недоверия к намерениям Ватикана объединить всех христиан под своей эгидой.
В ноябре 1968 г. умер глава Секретариата по вопросам содействия единству христиан кардинал Беа. На его похоронах в Риме РПЦ представлял епископ Звенигородский Владимир (Сабодан). В Секретариате ему сообщили «из достоверных источников», что патриарх уйдет на покой и его заменит «кто-то из троих»: Пимен, Никодим или Алексий. Обсуждался и вопрос о сотрудничестве католиков с ВСЦ.
10 января 1969 г. в Совете по делам религий временный представитель патриархии при ВСЦ, член смешанной рабочей группы ВСЦ и Ватикана В. М. Боровой сообщил, что лозунг Ватикана: «Экуменическое движение — едино» породил встречный лозунг: «Без Ватикана не может быть христианского единства». «Наиболее опытные» экуменисты предостерегали, чтобы сотрудничество не завершилось членством РПЦ в ВСЦ, что привело бы к поглощению Ватиканом, и выдвигали препятствия к сближению1.
Тогда же, в 1969 г., в СССР, в Караганде, появилось первое зарегистрированное религиозное объединение католиков.
1 ГАРФ, Ф. 6991. Оп. 6. Д. 246. Л.Л. 23−26
Также была зарегистрирована община во Фрунзе (Бишкек) в Киргизии, а возглавлявшему ее прелату М. Келеру даже разрешили проповедовать.
Одновременно КГБ разрабатывал меры по «пресечению» активизировавшейся униатской церкви. В ходе их выполнения «агентуре органов госбезопасности удалось заиметь личные подходы к папе Павлу VI и его ближайшему окружению». Ю. В. Андропов отмечал, что таким образом на них «оказывалось выгодное нам воздействие» и «продвигались специально подготовленные материалы», в которых подчеркивалась мысль, что враждебные акции Ватикана против СССР усугубляют положение верующих и духовенства в стране и «якобы мешают» установлению тесных взаимоотношений РПЦ и РКЦ. КГБ ожидал приезда в СССР эмиссаров Ватикана под видом туристов. В 1969 г. в столичных вузах было выявлено несколько иезуитов, прибывших в качестве стажеров для установления контактов, обработки «отдельных руководителей РПЦ» и сбора политической информации о преследовании верующих. Начальник управления КГБ Ф. Бобков подчеркивал, что особый интерес представляет стремление Ватикана «к альянсу с РПЦ» с целью «положить конец верноподданническому характеру этой церкви» и превратить ее в «политический фактор противопоставления Советской власти». Поэтому КГБ сфокусировал внимание на нелояльной части католического и униатского духовенства. Активизация этой деятельности КГБ вызвала ответную реакцию греко-католиков. Возникают нелегальные «Украинский вестник», «Хроника католической церкви», а в конце 1969 г. Синод зарубежных униатских епископов создал Киевско-Галицкий патриархат.
Однако Павел VI не поддержал это решение, что глава КГБ Ю. В. Андропов считал своей заслугой. Он докладывал в ЦК о срыве попытки «создать единый центр по руководству униатской церковью», как за рубежом, так и в СССР и соцстранах. По материалам КГБ, в прессе «были опубликованы статьи с разоблачениями подрывных акций Ватикана». Так, напечатанная в декабре 1969 г. в «Литературной газете» статья «Не упоминайте имя Христово всуе» была прокомментирована итальянскими газетами и вызвала беспокойство Ватикана. В
68 ВЛАСТЬ 08'2008
результате Госсекретариат Ватикана с 15 февраля 1970 г. ввел контроль за содержанием ватиканских радиопередач на языках соцстран, запретив включать в них политические комментарии. Для «выгодного воздействия» на общественное мнение Запада в СССР приглашались видные деятели Ватикана. На некоторых из них поездка в СССР производила положительное впечатление, и, возвращаясь, они выступали с заявлениями, разоблачающими «клеветнические утверждения западной пропаганды». КГБ докладывал ЦК КПСС, что в результате проведенных мероприятий удалось ограничить антисоветскую направленность пропаганды Ватикана, вызвать недовольство у его руководства позицией «главарей клерикальной эмиграции», снизить их активность по вмешательству в дела католической и униатской церкви в СССР1. Это же отмечалось в отчете Совета по делам религий в отдел пропаганды ЦК КПСС за 1970 г. 2
В 1969 г. председатель отдела внешних церковных сношений Московского патриархата митрополит Никодим посетил Ватикан. Во время поездок в Рим митрополит был и гостем коллегии «Руссикум». Некоторое время здесь даже учились два студента Ленинградской духовной академии. В свою очередь иезуит о. Михаил Арранц был профессором литургики Ленинградской Духовной академии. Возникает обмен делегациями с организацией Pax Christi Internationalis.
В этом контексте Синод РПЦ 16 декабря 1969 г. принял определение о том, что «в тех случаях, когда старообрядцы и католики обращаются в Православную церковь за совершением над ними Святых Таинств, это не возбраняется». 17 марта 1970 г. было дано разъяснение митрополита Никодима, что случаем, предполагающим такое общение, является неимение возможности обратиться к собственным священнослужителям. Он пояснил, что православная и католическая церкви имеют одинаковое учение
о Святых Таинствах и выразил надежду, что данное решение окажет доброе влияние на укрепление братских отношений РПЦ с католической церковью и «облег-
1 РГАНИ, Ф.5. Оп. 62. Д. 37. Л. 134−136, 144−148, 147
2 РГАНИ, Ф. 5. Оп. 63. Д. 89. Л. 168
чит следование по пути к вожделенному вероисповедному единству». Но это вызвало и критику среди православных мира, поскольку РПЦ была единственной церковью, которая пошла на этот шаг. 29 июля 1986 г. решение было аннулировано в отношении католиков.
В ноябре 1970 г. папа вторично встретился с А. А. Громыко, а в феврале — марте 1971 г. состоялся первый за полвека официальный визит в СССР представителя папы архиепископа Казароли, подписавшего документ о присоединении Ватикана к соглашению о нераспространении ядерного оружия.
Но 11 января 1971 г. КГБ снова информировал ЦК КПСС о «подрывной деятельности» Ватикана. Указывалось, что «антикоммунистической по своей направленности является выдвинутая после Второго Ватиканского собора задача объединения под эгидой католической церкви всех религий». Негативно оценивалась активность Ватикана в установлении сотрудничества в политических вопросах с ВСЦ. Снова говорилось о письмах униатов в партийно-правительственные инстанции, захватах закрытых церквей и попытках создания монастырей.
В начале 1971 г. КГБ сообщал в ЦК, что Ватикан готовит «решающее наступление на атеизм» — реализацию «плана церковной политики расшатывания» СССР, разработанного Госсекретариатом еще в 1968 г. и предполагавшего выделение трех зон (Москва, Прибалтика и Кавказ) и основных групп населения (верующие, интеллигенция и студенчество), на которые предполагалось оказывать идеологическое воздействие, а также распространять религиозную литературу в СССР для «возбуждения недоверия» к «партийному и административному аппарату».
Но, анализируя отношения ВСЦ и РКЦ, протоиерей В. Боровой 23 июля 1972 г. отмечал, что для спасения своей монолитности руководство РКЦ решило сдержать реформаторские устремления сторонников Ватиканского Собора. Сотрудничество с ВСЦ зашло так далеко, что встал вопрос о членстве, но Рим боялся этим поощрить сильные экуменические устремления в церкви. Однако Рим и Женева были готовы на сотрудничество ради изменения политической структуры СССР и распада соцлагеря. А РКЦ хочет еще и нормализации положения католи-
08'2008__________________ВЛАСТЬ_________________________69
ков и восстановления униатской церкви в СССР1.
Однако консультации РПЦ с РКЦ продолжались. С 4 по 7 июня 1973 г. в Троицко-Сергиевской Лавре прошли третьи богословские собеседования РКЦ и РПЦ. Свидетельством нормализации отношений стал и новый визит в Ватикан А. А. Громыко в 1974 г.
С 1 по 7 апреля 1974 г. в Вене состоялся неофициальный экклезиологический коллоквиум с участием православных и католических богословов. Ранее в таких встречах принимали участие только православные греки. Несмотря на «явное недовольство» греков, на этот симпозиум был приглашен, кроме представителей РПЦ, представитель православной церкви в Америке протоиерей Иоанн Мейендорф (США). В форуме участвовали протоиереи из Румынии и ПНР.
Представители РПЦ участвовали и в контактах католической церкви и Всемирного Совета Церквей. Так, в отчете Председателю отдела внешних церковных сношений Ювеналию представитель Московского патриархата при ВСЦ в Женеве епископ Уманский Макарий (Свистун) сообщал об участии в заседании Временной смешанной исследовательской комиссии по вопросам социального развития и мира РКЦ и ВСЦ
1 ГАРФ, Ф. 6991. Оп. 6. Д. 499. Л. 107−120
СОДЕПАКС 30 июня 1975 г., где было уделено внимание богословскому потенциалу Востока и Запада.
В 1975 г. впервые группа представителей Ленинградской духовной академии во главе с митрополитом Никодимом посетила Рим и города Италии. Затем обмен студентами стал развиваться. В 1977 г. Ватикан направил на московскую Всемирную конференцию «Религиозные деятели за прочный мир, разоружение и справедливые отношения между народами» наблюдателем сотрудника секретариата по единству христиан Джона Лонга. Некоторые католики-борцы за мир самостоятельно принимали участие в конференции.
Однако смерть митрополита Никодима в сентябре 1978 г. в Ватикане «буквально на руках у Папы» символизировала постепенное окончание интенсивных отношений РПЦ и РКЦ.
Таким образом, в эти годы прослеживаются попытки советского государства определять православно-католические отношения, хотя чувствуется и личный вклад в их развитие отдельных персоналий (митрополита Никодима, архиепископа Казаролли). Вместе с тем православно-католические контакты даже в этот самый активный период взаимодействия РПЦ и РКЦ не имели достаточной глубины, что и предопределило их дальнейшее неизбежное ослабление.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой