Когнитивные основы структурирования гипотаксисных отношений в английском языке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'367. 335. 2
Е. Г. Ильичева
КОГНИТИВНЫЕ ОСНОВЫ СТРУКТУРИРОВАНИЯ ГИПОТАКСИСНЫХ ОТНОШЕНИЙ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ
Аннотация. В статье рассмотрены основные принципы анализа синтаксических конструкций, уже разработанные в когнитивной лингвистике, и определены возможности применения этих принципов в исследовании синтаксических конструкций с подчинительной связью компонентов. Предпринята попытка выявить когнитивные основы структурирования гипотаксисных отношений в английском языке.
Ключевые слова: анализ синтаксических отношений, когнитивные основы синтаксиса, гипотаксисные конструкции, структурирование гипотаксисных отношений.
Abstract. The article focuses on the main principles of syntactic constructions' analysis worked out in cognitive linguistics as well as the scope of applying these principles when researching syntactic hypotaxis constructions. The attempt to find out the cognitive grounds for structuring hypotaxis relations in the English language is being undertaken.
Keywords: syntactic constructions' analysis, cognitive grounds for syntax, hypotaxis constructions, structuring hypotaxis relations.
Гипотаксисные, или подчинительные, отношения неоднократно подвергались исследованиям в традиционной грамматике [1−3], однако не был выработан единообразный подход к анализу всех типов подчинительных отношений, выделение которых возможно на базе как словосочетания, так и предложения: простого или сложноподчиненного. И только когнитивная лингвистика открывает новые возможности для переосмысления разработанных в языкознании проблем в русле рассмотрения структур представления знаний.
Цель данной статьи — выявить когнитивные основы структурирования гипотаксисных отношений, т. е. определить, каким образом подчинительные отношения репрезентируют как неязыковые, так и языковые знания. Следует уточнить, что как языковые, так и неязыковые знания являются упорядоченными. Языковые знания образуют информационный поток. Именно деление информационного потока в речи позволяет выделять различные синтаксические модели или разновидности одной синтаксической модели. Языковые и неязыковые знания взаимозависимы. Так, схемы членения целостных событий на ряд составляющих их элементов с целью вербализации должны соответствовать определенным стереотипам, чтобы говорящие на одном языке могли понимать друг друга. Данные стереотипы структурируются в виде ментальных репрезентаций, в основе которых находятся концепты и их объединения, закрепляемые за системой «язык — мышление» с перспективой дальнейшего объективирования тем или иным типом конструкции [4, с. 121]. С другой стороны, особая структурация знания создается как результат обработки информации.
Знания могут быть представлены в языке целостно или в расчлененном виде. В нерасчлененном виде ситуацию репрезентирует глагол, являясь носителем обобщенных грамматических и семантических смыслов в проекции на
пропозицию предложения, в расчлененном виде — структура предложения, актуализирующая категориальные значения глагола и пропозицию [5]. Глагол, таким образом, выполняет функцию прообраза пропозиции [4, с. 119]. В синтаксических конструкциях сочетаются обусловленные кодом матрицы (формы для заполнения), и свободный или относительно свободный в речевой коммуникации выбор слов, заполняющих эти матрицы, свидетельствует о том, что оптимальное функционирование языка базируется на заданности определенных проекционных правил для выбора нужных слов [6].
Специфика синтаксически репрезентируемых концептов, в том числе объективируемых гипотаксисными отношениями, обусловлена тем, что они своей структурой соединяют знания о реальном мире и о языке. Синтаксически репрезентируемый концепт выступает в качестве понятийного субстрата, опосредующего связь между экстралингвистическими сущностями и языковыми знаками. Такая связь возможна в силу того, что концепт совмещает в своей структуре максимально обобщенное содержание об отношениях между объективными сущностями в виде схемы «субъект — действие — объект действия», и каждый понятийный компонент этой схемы, в свою очередь, спроецирован на структуру предложения [7, с. 69].
Пропозициональная структура, или пропозиция, представляет собой модель концептуальной организации нашего знания. Обобщая определенную область своего опыта, говорящий вычленяет аргументы и устанавливает связи между ними, причем данным связям соответствуют реально существующие отношения. Осознавая собственный опыт в терминах пропозиции, человек как бы налагает на него определенную концептуальную структуру-модель в виде базового предиката и его аргументов [8, с. 37].
В зависимости от того, какую конфигурацию принимает пропозиция, одни и те же информационные данные могут быть представлены разными ги-потаксисными структурами. Так, словосочетание представляет собой свернутую пропозицию, в которой информация представлена в сжатом виде, о чем свидетельствует отсутствие в структуре словосочетания одного из главных аргументов пропозиции: субъекта или предиката. Ср.: the girl standing at the window и The girl is standing at the window.
В отличие от простого предложения, предложения с гипотаксисными отношениями компонентов могут представлять и полипропозициональную структуру, например, в случае изменения фокуса внимания в одном из компонентов и несовпадения этого фокуса с профилирующим событием в другом компоненте.
Некоторые уже разработанные в лингвистике теории могут быть использованы в качестве посылок в нашей теории структурирования гипотаксиса. Так, логико-грамматический подход к предложению позволил наметить возможность членения потока информации в структуре предложения с опорой на степень семантической наполненности слова. С учетом данного признака выделяются два типа значений слов: абсолютивные и релятивные [9, с. 12]. Слова с абсолютивным (нерелятивным) значением не нуждаются в восполнении своего смысла. Они могут распространяться в предложении с помощью других слов, но не требуют этих распространителей в качестве необходимых: a new house, the table made of wood и др. Слова же с релятивным значением нуждаются в восполнении своего смысла (Ср.: A man came in- (?)
An uncle came in). Во втором случае вполне закономерен вопрос для устранения смысловой недостаточности высказывания: Whose uncle?
Свойство релятивности/нерелятивности отмечается в качестве фундаментального конститутивного свойства, позволяющего характеризовать различные слова с точки зрения их проекции в организации потока информации [10, c. 266- 11, p. 67- 12, p. 214−217- 13, p. 205]. Не случайно поэтому был поставлен вопрос о существовании особого типа концептов — реляционных, сущность которых заключается в том, что их содержательная структура является концептуально зависимой от определенной фоновой информации [13, p. 226]. Закрепление за реляционным концептом структуры знания о взаимозависимых отношениях является значимым для изучения содержательных особенностей гипотаксисных отношений.
Рассматривая факторы, влияющие на моделирование гипотаксисных отношений, прежде всего, следует учесть специфику самого структурируемого содержания, которая определяется интенциональным вектором высказывания. Особое значение приобретает в речи значимость интенций как определенных волевых актов говорящего субъекта, поскольку именно интенцио-нальный параметр показывает способность человека как разумного существа членить поступающую информацию на значимую и не значимую с точки зрения задач коммуникации [14]. Среди важных принципов, определяющих структуру синтаксических единиц, следует также упомянуть следующие: число участников обозначаемого процесса, семантические роли участников и способ синтаксического выражения участников. Уточняя положение участников во времени [13, p. 413], говорящий способен посредством различных синтаксических структур передавать содержание высказывания в соответствии со своей интенцией.
Далее считаем необходимым указать на существование ряда мыслительных операций, которые служат основанием метода когнитивного моделирования гипотаксисных отношений и определяют особенности выражения концептуального содержания посредством синтаксических структур с подчинительной связью компонентов.
Операция спецификации определяет степень детализации отражаемой информации. Так, в сложноподчиненном предложении и простом предложении передаваемая информация может быть идентична по содержанию, но в сложном предложении когнитивное содержание более детализировано. Ср.: I asked her to stay to tea, for I had something to tell her [Hornby A. S., Cowie A. P., Gimson A. C. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English, p. 336]- The old lady does not go out in the winter, for she feels the cold a great deal [Longman Dictionary of Contemporary English, p. 401]- I did it because they asked me to do it [Hornby A. S., Cowie A. P., Gimson A. C. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English, p. 71]- She got the job because she was the best candidate [Longman Dictionary of Contemporary English, p. 80]. Основная существенная информация содержится в главной части, зависимый компонент несет дополнительную информацию, однако содержание зависимого компонента не является определяющим, поскольку представляет только второстепенную для всего высказывания информацию.
Операция фокусировки внимания, достаточно подробно разработанная в когнитивной лингвистике, также определяет выбор того или иного способа представленности гипотаксисных отношений. Концептуальное содержание
синтаксической структуры варьируется в зависимости от того, какой аспект выдвигается говорящим на первый план, какой ракурс «высвечивается».
В неосложненном предложении профилируется унитарное событие, т. е. процесс структурируется таким образом, что представляет собой единую ситуацию или единое событие. Наличие внутренних изменений или факт прохождения через процесс ментального опыта осложняет внутреннюю структуру концепта [15, p. 243−244]. Существенные для концептуализации участники: агенс, инструмент, пациенс, локатив, экспириенсер и стимул, практически всегда эксплицитно выражены [13, p. 415−417], в то время как обстоятельства не всегда имеют эксплицитное выражение и могут опускаться, что говорит об их более низком положении в иерархии представления знаний. Положение вещей изменяется, если в центре внимания говорящего -комплексный когнитивный процесс, в таком случае внимание может фокусироваться на одном из элементов ситуации, а не на ситуации в целом, что выражается, например, в использовании сложноподчиненных предложений с придаточными обстоятельственными. If I go to bed late, I find it hard to get up in the morning [Longman Dictionary of Contemporary English, p. 520].
Профилирование представляет собой частный случай фокусировки внимания на отдельном объекте концептуализации [16, p. 205]. Профиль есть абстрактное соответствие визуального фокуса, причем пространство может рассматриваться не только с точки зрения остроты восприятия, но и с точки зрения масштабности. В зависимости от того, находится ли в фокусе внимания максимальное пространство, непосредственно воспринимаемое пространство или специфический фокус (профиль), выделяются соответствующие концепты. Например, в сложноподчиненном предложении, глагол в главном предложении профилирует отношения, при которых субъект кодирует наблюдателя, а придаточное предложение кодирует наблюдаемое субъектом.
При сравнении содержательного аспекта сложноподчиненного предложения и словосочетания выявляется следующая тенденция. Придаточное предложение выражает внимание к реципиенту, выделенность информации с учетом не только интенции говорящего субъекта, но и фоновых знаний собеседника. Придаточное предложение указывает на перевод из основного плана сообщения в фон. В словосочетании прагматика и когнистика передаются слитно. Ср.: I’m more comfortable with Dad because he drives smoothly [English Course, p. 56] и I’m more comfortable with Dad because of his good driving. Наличие в сознании человека ментальных репрезентаций обусловливает понимание слушающим содержания высказывания говорящего, но интенция говорящего определяет специфический фокус внимания. Реализация перехода от умственной ситуации к высказыванию ведет к получению языковых структур, почти идентичных по содержанию, но отличающихся друг от друга по некоторым параметрам. Ср.: With him going away (after he went away, when he went away), everything has changed. Отображение категории опыта в языке определяется лингвокреативным мышлением, которое диктует выбор говорящим той или иной синтаксической конструкции. Знания динамические, полученные в результате анализа конкретного реального факта, опираются на знания статические, априорно полученные и имеющие определенную фиксированную модель в языке в виде проецируемых ими синтаксических позиций в предложении и исчисляемого ряда языковых возможностей их заполнения.
Конфигурация знаний определяется также переходностью или непереходностью конструкции в простом предложении или в главной части сложноподчиненного предложения. Знания могут быть представлены не только разнообразными синтаксическими моделями, но и разновидностями одной синтаксической модели. Синтаксическая организация предложения-высказывания является лишь формальным компонентом в сложном процессе формирования смысла предложения и, будучи «упаковкой», допускает различную комбинаторику составляющих ее единиц по закрепленным в языке схемам развертывания мысли. Определяющими в этом процессе являются когнитивные и функциональные параметры, ведущая роль которых в речемыслительном процессе приводит к нарушению согласованности единиц семантического и синтаксического уровней. Благодаря этой возможности удается передать минимально допустимыми средствами (переходная и непереходная конструкции) максимально возможное количество разнообразных отношений и смысловых оттенков.
Перспективизация события определяет синтаксическую функцию того или иного слова в предложении. Например, при глаголе buy покупатель -субъект действия, а продавец — объект, при глаголе sell — наоборот и т. д. Изменение обычной перспективы может приводить к иному осмыслению глагола, которое выражается также посредством изменения его грамматических характеристик, например: Bad news sells newspapers well, где внимание говорящего сосредоточено на свойствах товара, которые определяют его возможности быть успешно проданным. Выделенность определенного аспекта ситуации, т. е. фрагмента информации в пределах высказывания приводит к выбору определенного способа его кодирования, при котором его положение в составе высказывания становится приоритетным по сравнению с другими фрагментами информации. Перспективизация или точка обзора указывает фактически на соотношение субъекта и объекта. Объектные конструкты связаны с профилированием и эксплицитным обозначением локуса сознания наблюдателя.
Определяющим фактором в процессе языковой репрезентации концепта является интенциональный вектор, сквозь призму которого оценивается значимость информации для говорящего и определяется ракурс ее подачи с учетом когнитивной выделенности элементов. Под влиянием интенциональ-ных параметров активизируются те или иные концептуальные характеристики, которые впоследствии актуализируются конструкцией. Языковая репрезентация активизированных концептуальных характеристик сопряжена с семантической и синтаксической структурой предложения.
Таким образом, конструирование гипотаксисных отношений происходит в английском языке в соответствии с принципами фокусировки внимания, профилирования и перспективизации в соответствии с интенцией говорящего субъекта.
Список литературы
1. Балли, Ш. Французская стилистика / Ш. Балли. — М., 1961.
2. Виноградов, В. В. Исследования по русской грамматике / В. В. Виноградов. -М., 1975.
3. Ш ахматов, А. А. Синтаксис русского языка / А. А. Шахматов. — М.: Учпедгиз, 1941.
4. Фурс, Л. А. Синтаксически репрезентируемые концепты: дис. … д-ра филол. наук: 10. 02. 04 / Фурс Людмила Алексеевна. — Тамбов, 2004.
5. Болдырев, Н. Н. Функциональная категоризация английского глагола: дис. … д-ра филол. наук: 10. 02. 04 / Болдырев Николай Николаевич. — СПб., 1995.
6. Якобсон, P. Избранные работы по лингвистике / Р. Якобсон. — Благовещенск: БГК им. И. А. Бодуэна де Куртенэ, 1998.
7. Болдырев, Н. Н. Репрезентация языковых и неязыковых знаний синтаксическими средствами / Н. Н. Болдырев, Л. А. Фурс // Филологические науки. -2004. — № 3. — С. 67−74.
8. Болдырев, Н. Н. Когнитивная семантика: курс лекций по английской филологии / Н. Н. Болдырев. — Тамбов: Изд-во Тамбов. ун-та, 2000.
9. Гайсина, Р. М. Лексико-семантическое поле глаголов отношения в современном русском языке / Р. М. Гайсина. — Саратов: Изд-во Саратов. гос. ун-та, 1981.
10. Кубрякова, Е. С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира / Е. С. Кубрякова — Рос. академия наук — Ин-т языкознания. — М.: Языки славянской культуры, 2004.
11. Croft, W. Cognitive Linguistics / W. Croft, D. A. Cruse. — University of Manchester, 2004.
12. Langacker, R. W. Foundations of Cognitive Grammar. Vol. 1: Theoretical Prerequisites / R. W. Langacker. — Stanford: Stanford University Press, 1987.
13. Taylor, J. R. Cognitive Grammar / J. R. Taylor. — Oxford University Press, 2002.
14. Фурс, Л. А. Факторы конфигурации знания в синтаксисе / Л. А. Фурс // Международный конгресс по когнитивной лингвистике: сб. материалов. — Тамбов, 2008. — С. 520−523.
15. Langacker, R. W. Concept, Image and Symbol: The Cognitive Basis of Grammar / R. W. Langacker. — Berlin — N. Y.: Mouton de Gruyter, 1991.
16. Langacker, R. W. Grammar and Conceptualization / R. W. Langacker // Cognitive Linguistics Research. — Walter de Gruyter, 1999.
Ильичева Елена Геннадьевна
кандидат филологических наук, доцент, кафедра английского языка и межкультурной коммуникации, Саратовская государственная академия права
E-mail: eilyicheva3@rambler. ru
Ilyicheva Elena Gennadyevna Candidate of philological sciences, associate professor, sub-department of English language and intercultural communication, Saratov State Academy of Law
УДК 81'367. 335.2 Ильичева, Е. Г.
Когнитивные основы структурирования гипотаксисных отношений в английском языке / Е. Г. Ильичева // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. — 2010. — № 2 (14). -С. 87−92.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой