Когнитивные средства репрезентации каузативной связи в пословицах английского и чувашского языков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Сокращения
КП — Комсомольская правда.
СЧ — Советская Чувашия.
Литература
1. Будниченко Л. А. Экспрессивная пунктуация в публицистическом тексте (на материале языка газет): дис. … докт. филол. наук. СПб., 2004. 283 с.
2. Валгина Н. С. Уточнение понятия авторской пунктуации // Науч. докл. высш. шк. Сер. Филол. науки. 1995. № 1. С. 39−45.
3. Гаспаров Б. М. Язык. Память. Образ. Лингвистика языкового существования. М.: Новое литературное обозрение, 1996. 352 с.
4. Ковтунова И. И. Поэтика пунктуации (функции тире) // Язык как творчество: сб. ст. к 70-летию В. П. Григорьева. М.: ИРЯ РАН, 1996. С. 302−307.
5. Коньков В. И. Речевая структура газетного текста. СПб.: Изд-во С. -Петербург. ун-та, 1995. 160 с.
6. Маслова В. А. Лингвистический анализ экспрессивности художественного текста. Минск: Вышэйш. шк., 1997. 156 с.
7. Скоробогатов В. А., Коновалова Л. И. Феномен воображения. СПб.: Союз, 2002. 192 с.
БУДНИЧЕНКО ЛАРИСА АЛЕКСАНДРОВНА — доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой электронных средств массовой информации и рекламы, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (lara8500@mail. ru).
BUDNICHENKO LARISA ALEKSANDROVNA — dortor of philological sciences, professor, head of Elektronik Media and Advertising Chair, Chuvash State University, Cheboksary.
УДК 811. 512. 111'-367+ 811. 111'-367
А.В. ВОЛКОВА, О.Я. КАРПЕЕВА
КОГНИТИВНЫЕ СРЕДСТВА РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КАУЗАТИВНОЙ СВЯЗИ В ПОСЛОВИЦАХ АНГЛИЙСКОГО И ЧУВАШСКОГО ЯЗЫКОВ
Ключевые слова: причинно-следственная связь, каузативное отношение, когнитивная лингвистика, пословица, тема и рема высказывания.
На материале пословиц рассмотрены способы выражения и лексико-семантические средства репрезентации причинно-следственных отношений в чувашском и английском языках.
A.V. VOLKOVA, O. Ya. KARPEEVA COGNITIVE REPRESENTATION MEANS OF CAUSЕ IN ENGLISH AND CHUVASH PROVERBS
Key words: cause and effect relationship, cause relation, cognitive linguistics, a proverb, a theme and rheme statements.
The ways of expression and lexical-semantic means of cause and effect relations representation on a material of proverbs in the Chuvash and English languages are considered.
Причина и следствие являются универсальными категориями, определяющими человеческое сознание. В лингвистических исследованиях наряду с формально-морфологическим описанием языка присутствует интерес к вопросам грамматической семантики, философии и логики языка. В последнее время этот интерес расширился вниманием к языковой картине мира, пропозициональной установке и ментальным процессам, связанным с ними — проблемам, находящимся в области пересечения сфер логики и языка, языка и мира человека.
Мыслительные категории, в том числе причина и следствие, тесно связаны с языковыми, в силу чего язык становится ценным источником для исследования процессов когниции. Рассмотрение репрезентации причины и следствия в когнитивном аспекте обусловлено интенсивным развитием когнитивной лингвистики как отрасли языкознания и непосредственной принадлежностью причины и следствия к когнитивной сфере языковой личности. Предметом когнитивной теории языковой личности являются: «Исследование
механизмов усвоения языка, производства и восприятия речи- роли когнитивных структур, лежащих в основе речемыслительной деятельности человека- процесса переработки информации и её хранения в сознании человека в виде вербализованных и невербализованных знаний» [6].
Когнитивная лингвистика фокусирует внимание также на исследовании структур, реконструируемых на основе анализа языковой системы. В центре внимания исследователей этого направления находится национальнокультурная специфика видения мира. Язык рассматривается в аспекте моделирования не индивидуального, а общественного сознания. В связи с этим ставится задача выявить общее и специфичное в системах концептуализации различных языков, описать языковые картины мира или их отдельные фрагменты [6. С. 13].
Анализ структурно-семантической модели пословицы в качестве предмета нашего внимания предполагает исследование предложения с позиций когнитивной лингвистики и получение представления о структуре знания, выражаемого им. Под способами выражения отношений мы понимаем типы синтаксических конструкций, отражающих причинно-следственные связи синтаксических компонентов (главного и придаточного предложений и частей простого предложения). В понимании средств выражения причинно-следственных отношений мы ссылаемся на авторитет исследователей, работающих по проблеме вопроса, и понимаем под ними показатели этих отношений в синтаксической конструкции [8. С. 33].
Структурно-семантическая модель пословицы, выражающей причинноследственную семантику, в английском и чувашском языках представлена прогрессивной последовательностью расположения компонентов высказывания. Предшествование темы характеризует естественный ход рассуждения. Причина и следствие находятся в отношении предшествования и следования, что объяснимо с точки зрения их логической связи. В пословице, например, Малтан хайне асла хуракан / кайран кёдён пулна, рус. Кто сначала считает себя значительным, тот потом станет обычным следствие представлено рематическим компонентом предложения: кайран кёдён пулна, рус. потом станет обычным, а причина — тематическим: малтан хайне асла хуракан, рус. кто сначала считает себя значительным. Чувашская речь отличается плавной, ритмичной интонацией, что является следствием прогрессивного порядка размещения компонентов темы и ремы в предложении. Интонационно ровная картина чувашской речи позволяет нам говорить о преобладании тема-рематической структуры предложения в чувашском языке.
Эмотивный фактор речи предпочитает рема-тематическую структуру предложения. Например, чув.: Мёншён дыратап-ха (рема) дак статьяна (тема)? (М. Юхма), рус.: Почему же пишу эту статью?, англ.: Why do I write this article? или чув. Чаваш хёрёсем пирки мён шухашларё-ши (рема) пушкарт каччи (тема)? (А. Долгова), рус.: Что подумал о чувашских девушках башкирский парень?, англ.: What has the Bashkirian guy thought about the girls? Эта модель характерна и для предложения, представляющего причинно-следственную связь, вне зависимости от того, простое оно или сложное. Например, чув.: Чи пахи — мероприятисене асла арури дынсем те хастар хутшанни- рус.: Самое примечательное — активное участие в мероприятиях людей старшего возраста- англ.: The most remarkable is an active part of elderly persons in the event (мероприятисене асла арури дынсем те хастар хутшанни — активное участие в мероприятиях людей старшего возраста — причина- чи пахи -самое замечательное — следствие) — чув.: Камакалсем ял Канашан членён
Алевтина Илларионован хастарлахёпе камалла — тытанна ёде вёдне ди-термесёр те лапланмасть- рус.: Кумагальцы довольны деятельностью члена сельского совета Алевтины Илларионовой — не успокоится, пока не доведет начатое дело до конца- англ.: The Kumagals are satisfied with the activities of the village council member Alevtina Illarionova — she’ll never be calm till she finishes her work (тытанна ёде вёдне дитермесёр те лапланмасть — не успокоится, пока не доведет начатое дело до конца — причина- камакалсем ял Канашан членён Алевтина Илларионован хастарлахёпе камалла — кума-гальцы довольны деятельностью члена сельского совета Алевтины Илларионовой — следствие).
Предложение отражает взаимодействие семантики и синтаксиса. Содержание информации, заложенной в предложении, передаётся непосредственно при помощи лексических и грамматических средств и исходит из их семантики. Семантические средства представления причины довольно обширны. Так, причиной некоего (положительного или отрицательного) следствия могут быть: субъект — носитель положительного качества:
чув.: Ыра йывад усал димёд куни дук- рус.: Не бывает того, чтобы хорошее дерево приносило дурные плоды- англ.: It cannot be that a good tree would bring bad fruit-
чув.: Шанчакла тусан хаке рук- рус.: Надежный друг цены не имеет- англ.: A reliable firend has no price-
субъект — носитель отрицательного качества:
чув.: Кётурен юлна сурах кашкар кулли пулать- рус.: Отставшая от стада овца становится добычей волка- англ.: A sheep legging behind the herd becomes a prey of a wolf-
чув.: Ака уйахёнчи ыйха — аван уйахёнчи хуйха- рус.: Сон в посевную — горе в молотьбу- англ.: The dream during the sowing — the grief during the threshing-
чув.: Усал дынпа дула ан тух- рус.: Не бери себе в спутники дурного человека- англ.: Don’t take a bad person as a companion- действие:
чув.: Юлташран уйралан — пёр дул йёрён, кил-йышантан уйралан — вун дул йёрён, ял-йышантан уйралан — ёмёр йёрён- рус.: С другом расстанешься — один год будешь горевать, с семьей разлучишься — десять лет будешь горевать, от народа отделишься — весь век будешь горевать- англ.: If you part with a friend — you’ll cry one year, if you part with your family — you’ll cry ten years, if you separate from your people — you’ll cry the whole century-
чув.: Халах сурсан кулё тавать- рус.: Народ плюнет — озеро образуется- англ.: People spit — a lake appears и т. д.
Причинно-следственная связь в пословице не всегда эксплицирована значением лексического наполнения структуры — «урок» приходится извлекать, опираясь на весь смысл пословицы, на фоновые знания и ассоциации. Содержание пословицы метафорично, в связи с чем заложенный в неё смысл требует «раскодирования». Например, смысл пословицы чув.: Хура дакар димен — хур курман- рус.: Не евший чёрный хлеб — не знал нужды- англ.: Who hasn’t eaten black bread, he hasn’t felt need не понятен тому, кто не знает времени возникновения пословицы и условий жизни в ту историческую эпоху. Следует полагать, что в пословице выражен смысл «нужду испытывали крестьяне, основной едой которых в тот тяжкий период был черный хлеб». Семантическое развёртывание пословицы помогает отчетливее выявить причинно-следственную связь, например, чув.: Хырам выдсан дакар та кулач пек- рус.: Голодному и чёрный хлеб как калач- англ.: For a hungry person black
bread is a roll. Здесь первичность причины обозначена в чув. причастием на -сан с семантикой прошедшего времени. При развёртывании предложения (интерпретации смысла) используются средства-маркеры каузативной связи как причастия прошедшего времени, «причинные» послелоги пирки, пула, кура, «следственные» союзы даванпа, рус.: поэтому, англ.: so, вара рус.: затем (и), англ.: then.
1. Хырам выднё пирки дакар та кулач пек (союзное слово пирки «из-за» в сочетании с причастием прошедшего времени репрезентирует первичность причины и вторичность следствия).
2. Хырам выднё, давёнпа дакар та кулач пек (указательное местоимение давёнпа «поэтому» семантически представляет следствие, предшествие причины отмечено формой причастия прошедшего времени).
3. Хырам выдать, вара дакар та кулач пек пулать (интерпретация содержания с использованием глаголов в форме настоящего времени («пулать» будучи в форме настоящего времени в силу своей семантики обозначает и будущее действие), наречие вара «тогда» предваряет следствие).
4. факар та кулач пек пулма хырам выдмалла (вторичность следствия обозначается глаголом быть с семантикой будущего времени).
Как видим, каузативность выражается разными грамматическими средствами. В русском языке в их числе называют придаточное предложение, союзы, предлоги, частицы, наречия, вводные слова, формы деепричастий, причастий [8]. К средствам выражения каузативности в чувашском языке являются также некоторые падежные формы неспрягаемых форм глагола (при причинной части):
1) причастия прошедшего времени в исходном падеже: чув.: Ял тара-хёнчи учрежденисем пёр-пёринпе тача дыханса ёдленёрен палартни пурна-да кёрет- рус.: Благодаря тесному сотрудничеству учреждений поселений намеченное претворяется в жизнь- англ.: Thanks to the close cooperation of the settlement institutions all the settled is carried into effect-
2) причастия прошедшего времени в целевом падеже: чув.: фынсен ыйтавёсене татса парас тёлёшпе тимсёр пулнашан тата улталама хат-ланнашан Шупашкар районёнчи Янаш ял тарахён пудлахён И. Грачеван явап тытма тивнё: ана 5 пин тенкё штраф тулеттернё- рус.: За безразличное отношение к проблемам людей и обман главе поселения села Янаш Чебоксарского района пришлось держать ответ: его оштрафовали на 5 тысяч рублей- англ.: For the indifferent attitude to the problems of people and deception the Head of the village settlement Yanash of Cheboksary district had to answer: he was fined 5000 rubles-
послелоги (при причинной части):
пула (а также его синоним кура): чув.: Иртнё дулсенче данталак шарах танине пула Чулкад чиркёвё дывахёнчи кулё типсе ларна [9]- рус.: Из-за того, что в прошлые годы погода стояла жаркая, озеро близ Челкасинской церкви засохло- англ.: Because of the hot weather last years the lake near Chel-kasinskaya church got dry.
Каузативная ситуация проявляется наиболее развернуто в сложных предложениях. В них каузативность репрезентируется с помощью того же набора средств, что и в простом предложении. Например, в данном бессоюзном сложном предложении причина предшествует следствию: чув.: Варман илемё «ти-нёс кашкарне» те илёртет иккен — амашё дурална тарахра инде дуреве ише-кен моряк капмар дурт хапартна- рус.: Красота леса, оказывается, привлекает и морского волка — на родине матери моряк дальнего плавания поста-
вил просторный дом- англ.: The forest beauty, as it occurs, attracts even a sea wolf — in his mother’s native place the deepwater sailor built a big house- чув.: Ардынна никам та шыраман, (мёншён тесен) вёл таванёсемпе хутшанман- рус.: Мужчину никто не искал, (потому что) он не общался с родственниками- англ.: Nobody looked for the man, (because) he didn’t communicate with the relatives. Средством репрезентации каузативности в данном случае является семантика частей, представленная при помощи такого формально-грамматического средства, как порядок коммуникативных частей предложения.
Анализ коммуникативной структуры пословиц с каузативным отношением показывает, что и в английском, и в чувашском языках она двухкомпонентна: в ней репрезентированы тема/известное, выражающее причину, и рема/новое, выражающее следствие. При этом каузативная связь представлена как прогрессивным, так и регрессивным порядком расположения причины и следствия. В этих двух языках структурно-семантическая модель пословицы сходна в представлении когнитивных категорий «причина» и «следствие». Это в первую очередь позволяет говорить о единых закономерностях пословичной концептуализации мира, об универсальности когнитивных механизмов каузации. Когнитивная модель пословицы, выражающей причинно-следственную связь, репрезентирована так-сисным отношением компонентов предложения (отношением следования), использованием послелогов пула, кура, пирки, рус.: из-за, англ.: because of, временных форм глагола, наречия вара, рус.: тогда, англ.: then, местоимения да-ванпа, рус.: поэтому, англ.: so и аффиксов исходного и целевого падежей.
Литература
1. Болдырев Н. Н. Репрезентация знаний в системе языка [Электронный ресурс]. URL: http: //boldyrev. ralk. info/dir/material/177. pdf.
2. Болдырев Н. Н., Беседина Н. А. Когнитивные механизмы морфологической репрезентации в языке [Электронный ресурс]. URL: http: //boldyrev. ralk. info/dir/material/177. pdf.
3. Валиева Л. Г. Семантика и репрезентация каузальности в татарском языке // Вестник ТГГПУ. 2011. № 4(26). С. 164−167.
4. Давыдова Е. И. Когнитивная модель сложносочиненного предложения (на материале русского и французского языков): дис. … канд. филол. наук. Тамбов, 2006. 161 с.
5. Евстигнеева Г. А. Способы выражения причинно-следственных отношений в научном стиле речи (на материале учебных текстов): автореф. дис. … канд. филол. наук. Киев, 1983. 191 с.
6. Иванова Е. В. Пословичная концептуализация мира: на материале английских и русских пословиц: дис. … докт. филол. наук. СПб., 2003.
7. Кумахова Д. Б. Оценочная категоризация действительности в пословичной картине мира (на материале кабардино-черкесского и русского языков): автореф. дис. канд. филол. наук. Нальчик, 2011. 27 с.
8. Хааг Э. -О. Функциональная типология и средства выражения причинно-следственных отношений в современном русском языке: дис. … докт. филол. наук. Тарту, 2004. 162 с.
9. Хыпар. 2012. № 46−47.
10. Хыпар. 2012. № 60.
ВОЛКОВА АЛЬБИНА ВИТАЛЬЕВНА — кандидат филологических наук, доцент кафедры и лаборатории чувашской филологии и этнокультурного образования, Чувашский республиканский институт образования, Россия, Чебоксары (vav2960@mail. ru).
VOLKOVA ALBINA VITALYEVNA — candidate of philological sciences, associate professor of Chuvash Philology and Ethno-Cultural Laboratory and Chair, Chuvash Republic Education Institute, Russia, Cheboksary.
КАРПЕЕВА ОЛЬГА ЯНОВНА — соискатель ученой степени кандидата филологических наук кафедры сопоставительной филологии и межкультурной коммуникации, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (interdeptoo@rambler. ru).
KARPEEVA OLGA YANOVNA — a competitor of scientific degree of Philological Sciences candidate of Comparative Philology and Intercultural Communication Chair, Chuvash State University, Russia, Cheboksary.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой