О происхождении архиепископа Астраханского и Терского Пахомия

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

О. Л. Новикова
О ПРОИСХОЖДЕНИИ АРХИЕПИСКОПА АСТРАХАНСКОГО И ТЕРСКОГО ПАХОМИЯ
Личность архиепископа Пахомия, управлявшего епархией Астраханской и Терской в 1641—1655 годах, привлекала внимание исследователей, в основном, в связи Хронографом, благодаря его деятельности появившимся в русской книжности XVII века.1 Еще первый исследователь памятника А. Н. Попов отметил, что текст Хронографа «заслуживает внимания по отзывам Пахомия о патриархах Филарете Никитиче и Иоасафе, которых он должен был знать лично, и по рассказу о Смоленском походе Шеина». 2
Первым биографом Пахомия стал В. И. Срезневский, написавший статью для «Русского биографического словаря» об архиепископе как «духовном писателе XVII века».3 В. И. Срезневский, опираясь, судя
1 Попов А. Н. Обзор хронографов русской редакции. Вып. 2. М., 1869. С. 236−242- Савинов М. А. 1) Рукописная традиция Хронографа Пахомия // Летописи и хроники. Новые исследования. 2009−2010. М.- СПб., 2010. С. 328−354- 2) О некоторых источниках Хронографа Пахомия // Летописи и хроники. Новые исследования. 2011−2012. М.- СПб., 2012. С. 470−488- 3) Архиепископ Астраханский и Терский Пахомий — церковный деятель и книжник XVII в. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2014. № 10 (48). Ч. 2. С. 174- 4) Архиепископ Астраханский и Терский Пахомий и его Хронограф. Дис. … канд. ист. наук. СПб., 2016.
2Попов А. Н. Обзор хронографов русской редакции. Вып. 2. С. 242.
3 Русский биографический словарь. Т. 13. СПб., 1902. С. 413−414. Автор статьи устанавливается по сокращенной подписи «В. С-кий», которая использовалась, судя по сведениям, приведенным И. Ф. Масановым, Василием Ивановичем Семевским и Всеволодом Измайловичем Срезневским (Масанов И. Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей. Т. 1−4. М., 1956−1960). Хорошо известно, что лишь последний интересовался хрониками и хронографами, а также был автором еще нескольких статей Биографического словаря. О нем см.: Шилов Л. А.
© О. Л. Новикова, 2016
по всему, на известный труд П. М. Строева, 4 отметил, что «биографические данные о Пахомии имеются только с 1638 г., когда он был определен архимандритом Новгородского Хутынского монастыря … О более раннем времени жизни Пахомия сохранились не вполне несомненные сведения, сообщающие, что до назначения архимандритом он жил в Вологде, по всей вероятности, при местном архиепископе Варлааме».5 Безусловно, сведения о Вологде заимствованы В. И. Срезневским из труда С. М. Соловьева, в котором впервые в отечественной историографии были приведены показания Константина Конюхова (Конюховского) по делу о самозванце Тимофее Анкуди-нове, сохранившиеся в документах МГАМИД, активно цитируемых историком. Согласно произнесенным под пыткой словам К. Конюхова, «Тимошка. у султана помощи себе просил, ратных людей, хотел идти под Астрахань и Казань, да хотел ему в том помогать астраханский архиепископ Пахомий и дворовые его люди, потому что архиепископ ему давно знаком и дружен, с тех пор, как были на Вологде вместе».6 Поскольку Пахомий сохранил за собой кафедру, несмотря на казнь в 1653 г. самого Анкудинова (архиепископ умер через два года во время эпидемии чумы), В. И. Срезневский пришел к выводу, что показания о причастности Пахомия к осуществлению планов самозванца были восприняты исключительно как донос и не были признаны заслуживающими внимания.7 В этой связи им были поставлены под сомнение и собственно сведения о пребывании Пахомия в Вологде до поставления в хутынские архимандриты. Примечательно, что такое мнение отразилось на всей последующей историо-графии, 8 хотя в новейшей статье М. А. Савинова возможность пребывания Пахомия в Вологде все же не исключается. 9
Срезневский Всеволод Измайлович // Сотрудники Российской национальной библиотеки — деятели науки и культуры. Биографический словарь. Т. 1. СПб., 1995. С. 491−493.
4 Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей российския церкви. СПб., 1877. С. 50, 310.
5 Русский биографический словарь. Т. 13. С. 413.
6 Соловьев С. М. Сочинения в 18 книгах. Кн. 5. М., 1990. С. 586, 665. Более обширные цитаты из пыточных речей К. Конюхова с точным указанием на место хранения источника (РГАДА. Ф. 96. Сношения России со Швецией. Оп. 1. 1652 г. № 2) см.: Дубовик В. В. Самозванец Тимофей Акиндинов и его рукописное наследие: язык и риторическая структура. Дис. … канд. филол. наук. М., 2000. С. 69, 352, примеч. 431.
7 Русский биографический словарь. Т. 13. С. 413.
8 См.: Зиборов В. К. Пахомий // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3 (XVII в.). Ч. 3. СПб., 1998. С. 25−26.
9 Савинов М. А. Архиепископ Астраханский и Терский Пахомий… С. 174.
В описании материалов Вологодского архиерейского дома, выполненном под руководством Н. И. Суворова, упоминается отнесенное ко времени после 1645 г. письмо вологодского архиепископа Мар-келла, адресованное архиепископу Пахомию, в котором содержатся «обыкновенные учтивые пожелания» и сообщается о возвращении Маркелла в Вологду. 10 Факт сам по себе не особенно примечательный, поскольку известно, что и Маркелл (будучи еще соловецким игуменом), и Пахомий в 1642 г. были кандидатами на патриарший престол, принимали участие в жеребьевке11 и, судя по всему, поддерживали отношения и в дальнейшем.
Сохранилось еще одно письмо, относящееся к более позднему времени (28 января 1653 г.), 12 ранее не привлекавшееся в качестве источника сведений о Пахомии.
В начале письма, подчиняясь этикетным правилам, архиепископ Маркелл с благодарностью сообщает владыке Пахомию о получении им «астраханских гостинцов», привезенных в Вологду сыном боярским астраханского архиепископа А. С. Самуиловым, и перечисляет полученные им дары: «свежеи осетр да на подушку наволочку да завесу иконную да книгу Служебник». Затем приведены ответные «убогие гостинцы», отправляемые Маркеллом уже со своим сыном боярским, Павлом Михайловичем Юрьевым: «клобучок да келеиную патрахелью отласную, да десять аршин камки на ряску, да репчатои ковшь». 13
Следующий далее текст объясняет причину приезда в Вологду посыльного астраханского архиепископа: «А Федотовскои живот Бор-зунова розверстали мы сыну ево Матвею и жене ево Акилине пополам. А в том, государев великий святитель, на нас гневу не подержи, что того Федотовского платья ныне племяннику твоему, Матвею, не отдано для вершенья дела Захарья Новосильцева. А как, государь, дело вершится, и Матвею Борзунову то отцовское платье укажем отдати того часу, а ныне ево, Матвея, по твоему святительскому прошению, отпустили мы к тебе, святителю, со Андреем Самоиловым
10 Описание собрания свитков, хранящихся в Вологодском епархиальном древлехранилище. Вып. 10. Вологда, 1909. С. 6 (ГАВО. Ф. 1260. Вологодский Софийский архиерейский дом. Оп. 1. № 469). Дата весьма условна, и ее появление связано с фактом поставления Маркелла в 1645 г. на Вологодскую кафедру. Между тем, письмо могло быть написано по возвращении Маркелла из любой поездки, которых в период с 1645 по 1655 г. (год смерти Пахомия) было несколько.
11 ДРВ. Ч. 6. М., 1788. С. 230.
12 Курдюмов М. Г. Описание актов, хранящихся в архиве Императорской Археографической комиссии // ЛЗАК за 1914 г. Вып. 27. Пг., 1915. С. 37- Архив СПбИИ РАН. Ф. 117. Колл. П. И. Савваитова. Оп. 1. № 271.
13 Архив СПбИИ РАН. Ф. 117. Оп. 1. № 271. Л. 1.
к Москве». 14 Из приведенного текста видно, что Пахомий обратился к вологодскому владыке с просьбой разобраться с некоторой волокитой, возникшей при наследовании имущества, оставшегося после Федота Борзунова, а также прислать племянника архиепископа, Матвея Борзунова, к нему в Москву. В письме Маркелла, в свою очередь, сообщаются уже результаты предпринятых в архиерейском доме действий.
Сын боярский Федот Кузьмич Борзунов занимал должность наместника вологодского архиепископа Маркелла в Усть-Выми15 — Софийской вотчине. Его активная деятельность в этом качестве отражена в документах за 1646−1652 годы. 16 В обязанности наместника входило не только управление церковными делами и церковный суд, но и выполнение светских административных поручений на территории этого важнейшего в епархиальном округе пункта. 17 Борзунов
14 Архив СПбИИ РАН. Ф. 117. Оп. 1. № 271. Л. 1−2.
15 Гневашев Д. Е. Двор вологодского архиепископа в XVII в. // Региональные аспекты исторического пути православия: Архивы, источники, методология исследований. Вологда, 2001. С. 144- Черкасова М. С. О формах управления в Вологодском архиерейском доме в XVI—XVII вв. // Управление и экономика в условиях модернизации: Опыт и перспективы. Материалы научно-практической конференции. Вологда, 2012. С. 222−223.
16 По крайней мере, прямые свидетельства этому находятся в документах 1646 г.: Описание собрания свитков, хранящихся в Вологодском епархиальном древлехранилище. Вып. 2. Вологда, 1900. С. 12−13 (ГАВО. Ф. 1260. Оп. 1. № 590) — Черкасова М. С. Архивы вологодских монастырей и церквей XV—XVII вв. Исследование и опыт реконструкции. Вологда, 2012. С. 354. № 136 и 138 (ГАВО. Ф. 1260. Оп. 1. 592, 593). Документы за 1647−1648 гг.: ГАВО. Ф. 1260. Оп. 1. № 664, 733- Архив СПбИИ РАН. Ф. 117. Оп. 1. № 193.
17 Об этом см.: Гневашев Д. Е. Двор вологодского архиепископа в XVII в. С. 141, 144- см. также: Черкасова М. С. О формах управления. С. 222−223. Интересным представляется поручение Федоту Борзунову и его «товарищу» (второму усть-вым-скому наместнику) Федору Болтину, данное в области обеспечения Софийского дома необходимыми богослужебными текстами. Сведения об этом обнаруживаются в черновике грамоты, направленной этим лицам осенью 7157 (1648) г. и сопровожденной следующей записью: «А у сеи грамоты архиепископли печати нет, а потому, что государь архиепископ Маркелл поехал к Москве» (Архив СПбИИ РАН. Ф. 117. Оп. 1. № 193. Л. 1 об.). Из текста документа следует, что во время пребывания архиепископа Маркелла в Москве на вологодском архиерейском дворе началось строительство деревянной надвратной церкви, посвященной трем усть-вымским святым: Питириму, Герасиму и Ионе. Без сомнения, постройку планировалось закончить к возвращению Маркелла в Вологду. В связи с этим, вышеупомянутым наместникам от имени владыки была послана грамота с требованием «написати каноны со всем празднеством, списка з доброво переводу и присылати к нам на Вологду тотчас, не мешкав», поскольку храм практически срубили, «а канунов и празднества им, трем святителем, у нас нет». По сведениям, сохранившимся в другом документе, надвратная церковь была завершена к январю 1649 г. (Описание собрания свитков. Вып. 2. С. 18).
оставался наместником до самой смерти, случившейся в начале лета 1652 г. 18 Сразу же после этого последовали разбирательства, касающиеся не только имущества, но и противоправных действий покойного и его семьи. Первые были связаны, судя по всему, с разного рода долгами Борзунова архиерейскому дому, перешедшими и на его наследников — вдову Акилину и сына Матвея. 19 Вторые возникли в связи обвинением в продаже вина, выдвинутым в адрес Федота и членов его семьи яренским воеводой З. П. Новосильцевым, 20 упоминающимся в этой должности в Яренске в апреле-ноябре 1652 г. 21 Так, Борзуновым были предъявлены следующие обвинения, основанные на показаниях свидетелей: «Привез де он, Федот, вина с собою с Вологды и то вино на Усть-Выми продавал, ведро по тритцати алтын и по рублю, а скляницу вина продавал по гривне. А как он, Федот, ездил в Перму Великую, и без него де по тому же продавала вино жена ево, Федотова, Акилина, да сын ево Матфеи, да племянница ево Акилина, а пиво де оне продавали кумган по десяти денег». 22
Источники не позволяют судить, насколько обвинения такого рода в адрес семьи Борзунова были справедливы. Так или иначе, но ситуация, в которой оказались наследники скончавшегося сына боярского, явно не была простой, что, по всей видимости, и потребовало вмешательства высокопоставленного родственника, результатом чего стало письмо Маркелла Пахомию.
Действия, предпринятые вологодским архиепископом, были следующими. 6 августа 1652 г. Маркелл отправил челобитную царю Алексею Михайловичу с жалобой на яренского воеводу З. П. Новосильцева, в тексте которой притеснениям Борзуновых было дано следующее объяснение. После смерти Федота Борзунова воевода взял «из софеиской вотчины» в Яренск «Федотовского сынишка Матюшку двунатцати лет и жены ево, вдовы Акилины, брата Илейку и дворо-
Думается, что именно с этого времени служба Питириму, Герасиму и Ионе (память 29 января) стала осуществляться и на Вологде.
18 О его смерти и погребении упоминается в наказной памяти воеводы З. П. Новосильцева, датированной 16 июня 1652 г. (Архив СПбИИ РАН. Ф. 117. Оп. 1. № 248).
19 Архив СПбИИ РАН. Ф. 117. Оп. 1. № 272, № 301, 321, 330- см.: Курдюмов М. Г. Описание актов. С. 44, 48, 50.
20 Архив СПбИИ РАН. Ф. 117. Оп. 1. № 248.
21 Воскобойникова Н. П. Список яренских воевод XVII века // ОФР. Вып. 1. М., 1997. С. 113.
22 Архив СПбИИ РАН. Ф. 117. Оп. 1. № 248. Л. 1. Неприятности коснулись и усть-вымского церковного причта: к воеводе были вызваны поп, дьячок и церковный староста „для того, что были у них на Усть-Выми архиепископль сын боярскои Федот Борзунов, и он, Федот, опился вина и умер без покаяния, и тот поп то Федо-тово мертвое тело погребл под церковь не по правилу святых отец“ (Там же. Л. 2).
вую жонку», подвергал их пыткам, «в тюрме мукою и голодом мучил. хотя тое вдову и с софейской денежною казною … за себя по-няти». При этом в челобитной уточнялось, что и Акилина, и воевода Новосильцев имели в прошлом по три брака, 23 четвертый же брак церковным правом не признавался. Судя по всему, архиепископ Мар-келл не сомневался в благоприятном для Борзуновых исходе дела. По крайней мере, уже через два дня, 8 августа 1652 г. он дает наказную память сыну боярскому Семену Никитину с требованием отправиться в Усть-Вымь, где ожидать смену воеводы Новосильцева, и отпустить на Вологду вдову Федота Борзунова Акилину вместе с ее пасынком Матюшкой и братом Илейкой. 24 Решение царя, по всей видимости, не заставило себя долго ждать, уже осенью З. П. Новосильцев был «переменен» с воеводства. 25
Представляется особо важным, что в наказной памяти Семену Никитину сын Федота Борзунова Матюшка назван пасынком вдовы Федота Акилины. Это указание проясняет родственные отношения между Федотом Борзуновым и архиепископом Пахомием. Как упоминалось выше, Матвей приходился Пахомию племянником, следовательно, Федот Борзунов и Пахомий были родными братьями. Это обстоятельство и проясняет причину просьбы Пахомия, обращенной к вологодскому архиепископу, отпустить Матвея в Москву: после смерти брата Пахомий, вероятно, намеревался участвовать в дальнейшей судьбе и карьере юного родственника. 26
Установленное происхождение Пахомия из семейства Борзуновых, представители которого проживали на подведомственной вологодскому архиерею территории и, кроме того, несли службу при Софийском доме, заставляет с еще большим вниманием отнестись к вышеупомянутым показаниям К. Конюхова и искать Пахомия среди церковных и монастырских служителей этой же епархии.
23 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 1. № 2107. Л. 5 об.
24 Черкасова М. С. Архивы вологодских монастырей… С. 358- ГАВО. Ф. 1260. Оп. 1. № 1007. Л. 4−5.
25ГАВО. Ф. 1260. Оп. 1. № 2107. Л. 5 об.- ср.: Воскобойникова Н. П. Список яренских воевод XVII века. С. 113−114. Заметим, что и год спустя, уже после окончания срока своего воеводства, З. П. Новосильцев продолжал притеснять Акилину Борзунову, в связи с чем вологодский архиепископ был вынужден обратиться к патриарху Никону (ГАВО. Ф. 1260. Оп. 1. № 2107. Л. 5 об., 6 об.).
26 Известно, что 16 декабря 1652 г. и 16 февраля 1653 г. архиепископ Пахомий был в Москве. Среди прочих духовных лиц в первом случае он получал денежную милостыню от патриарха Никона и присутствовал на богослужении, проводимом этим иерархом, во втором (Севастьянова С. К. Материалы к «Летописи жизни и литературной деятельности патриарха Никона». СПб., 2003. С. 51, 56).
Для прояснения раннего периода жизни архиепископа должна быть привлечена указная грамота царя Михаила Федоровича вологодскому архиепископу Варлааму, датированная 2 июля 1638 г., о назначении на место бывшего игумена Николо-Озерского монастыря Пахомия постриженника этого же монастыря Паисия. 27 В документе приведен фрагмент челобитной монастырских старцев, келаря Пи-тирима и казначея Фоки, направленной царю Михаилу Федоровичу, где отражены детали процесса смены игуменов в Озерском монастыре: «…В нынешнем де во 146-м году маия в 20 день по нашему указу велено Никольского Озерского монастыря игумену Пахомию бысть в Велик[о]м Новегороде в Футыне монастыре в архима[нд]ритех и монастырь де и монастырьскую к[а]з[ну и монастыр]ское строенье велено ведати келарю и казначею. И им де в монастыре без игумена быть нельзе, и нам бы их пожаловати, велети у них в Никольском монастыре быти в ыгуменах того же монастыря постриженику, черному попу Паисею…». 28
Таким образом, становится известным, что на архимандритию Хутынского монастыря Пахомий29 прибыл из окрестностей Вологды, с игуменства в Николаевском Озерском монастыре. 30 Примечательно, что имя игумена Пахомия (впрочем, как и его преемника, Паисия) не было известно не только П. М. Строеву, 31 но и последующим исследователям, специально занимавшимся историей этого монастыря. 32 Игуменом Озерского монастыря Пахомий был не менее трех лет, по крайней мере, к середине августа 1635 г. относится составленная от его имени челобитная с жалобой на крестьян вотчины князя Василия Шелешпанского за вред, причиненный ими монастырскому хозяйству. 33 Поскольку сведений о его предшественнике Галактионе после 1632 г. не обнаруживается, 34 не исключено, что игуменом Па-
27 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 1. № 244. Документ упоминается без раскрытия содержания: Черкасова М. С. Архивы вологодских монастырей… С. 323.
28 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 1. № 244. Л. 1. Края документа имеют повреждения, восстановленный текст заключен в квадратные скобки.
29 Его предшественник архимандрит Рафаил был хиротонисан в архиепископы Астраханские и Терские 17 мая (Строев П. Списки иерархов и настоятелей. С. 310).
30 Монастырь находился 35-ти верстах от Вологды, в 25 верстах к западу от Гря-зовца на берегу Комельского озера у истока реки Комелы (Строев П. Списки иерархов и настоятелей. С. 757- Черкасова М. С. Архивы вологодских монастырей… С. 76).
31 См.: Строев П. Списки иерархов и настоятелей. Стб. 757.
32 См.: Шамина И. Н. Преподобный Стефан Комельский и его монастырь // Жития Иннокентия Комельского, Арсения Комельского и Стефана Комельского. Тексты и словоуказатель. СПб., 2010. С. 58.
33 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 1. № 194.
34 Шамина И. Н. Преподобный Стефан Комельский и его монастырь. С. 58.
хомий стал еще при патриархе Филарете. Период игуменства Пахо-мия в Никольском Озерском монастыре совпадает со временем, когда будущий соловецкий игумен, а впоследствии вологодский архиепископ Маркелл руководил хозяйственной службой Соловецкого монастыря в Вологде. 35 Скорее всего, тогда и произошло знакомство этих ярких людей первой половины XVII столетия, отразившееся во фрагментарно сохранившейся переписке.
Учитывая показания К. Конюхова и достоверные факты из ранней биографии Тимофея Анкудинова о рождении последнего в Вологде и жизни с отцом «у архиепископа Варлаама», 36 можно предполагать, что молодые годы Пахомия действительно прошли при Софийском доме. Именно здесь, на службе у архиепископа он мог проявить те свои таланты и навыки, благодаря которым ему достаточно быстро удалось преуспеть в дальнейшем. По крайней мере, его поставление на игуменство именно в Никольский Озерский монастырь, занимавший шестое место в сложившейся во второй четверти — середине XVII столетия в Вологодском архиерейском доме системе монастырской иерархии, 37 должно было иметь какое-то обоснование.
35 Андрущенко Н. А., Андрущенко Е. Н. Жизнеописание святителя Маркелла, архиепископа Вологодского и Белоезерского, игумена Соловецкого // Духовное и историко-культурное наследие Соловецкого монастыря. Сборник научных статей и докладов. Соловки, 2011. С. 59.
36 Дубовик В. В. Самозванец Тимофей Акиндинов… С. 8.
37 Румянцева В. С. Опыт классификации монастырей в России в XVII веке: Вологодская степень // Церковь в истории России. Сборник 1. М., 1997. С. 94, 98.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой