Когнитивный и прагматический аспекты исследования высказываний с семантикой благодарности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

с одной стороны, определяются его функционированием в рамках соответствующего типа дискурса (политического), а с другой стороны, отражают положение дел в стране и мире. Общая тональность, грамматические особенности, оценочность метафор в текстах политического интервью межкультурного уровня являются теми средствами, которые во многом связаны с социальными и идеологическими факторами, национальной картиной мира коммуникантов. Различные метафорические модели в текстах политического интервью меж-культурного уровня призваны решить вполне конкретную и реализуемую с разной степенью
успешности цель — трансформацию информационного и эмоционального состояния адресата и целевой аудитории.
Список литературы
1. Чудинов, А. П. Россия в метафорическом зеркале: Когнитивное исследование политической метафоры (1991−2000). Екатеринбург, 2001. 238 с.
2. Чудинов, А. П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации. Екатеринбург, 2003. 248 с.
Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 24 (315). Филология. Искусствоведение. Вып. 82. С. 104−109.
С. С. Краева
КОГНИТИВНЫМ И ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЫСКАЗЫВАНИЙ С СЕМАНТИКОЙ БЛАГОДАРНОСТИ
Рассматриваются когнитивный и прагматический подходы к исследованию выражения благодарности. Анализируются прагматические особенности объективации благодарности в художественном дискурсе, предлагается классификация коммуникативных актов благодарности. Особое внимание уделяется интенциям говорящего, каузаторам и интенсификаторам благодарности и их прагматическим функциям.
Ключевые слова: коммуникативная ситуация, сценарий, модель, дискурс, прагматика благодарности.
В число задач когнитивной лингвистики входит исследование процессов порождения и восприятия речи, а также освоения языка в комплексе с другими когнитивными функциями. Когнитивные исследования часто представляют собой базис для исследований прагматических, однако следует рассматривать оба аспекта не как противоположные или взаимодополняющие, а как разные грани одного и того же явления.
Функциональный анализ языка и коммуникации не может быть осуществлен без учета коммуникативной ситуации, в которой имеет место порождение и восприятие высказывания. Такая ситуация включает объекты и обстоятельства окружающего мира и самих коммуникантов [4]. Важным для анализа коммуникации представляется предложенный Ч. Филлмором принцип интерпретации. Большое значение придается характеру осуществляемого комму-
никативного акта. Кроме того, в любой момент дискурса интерпретатор должен быть готов активизировать содержащиеся в памяти данные, ему должны быть известны сцены или образы, которые имеет в виду говорящий. Ч. Филлмор обращается к термину «сценарий», под которым специалисты по искусственному интеллекту понимают знание условных или обычных последовательностей поступков [6. С. 75]. Знание сценариев предполагает наличие определенных стратегий для построения комплексной сцены, истории или картины мира, актуальной для данной конкретной ситуации.
Обращение к термину «сценарий» характерно и для исследований выражения благодарности, выполненных в русле когнитивнодискурсивной парадигмы. Считается, что в основании любой коммуникативной ситуации, в том числе ситуации выражения благодарности, лежит некоторый концепт-сценарий как обоб-
щенный образ данной ситуации. В. В. Айвазова предлагает исследовать благодарность как «фрейм-сценарий» [1. С. 34]. Понятие фрейма использует в своей работе А. Г. Бердникова и предлагает следующую схему для описания структуры фрейма благодарность: субъект (кто?) + предикат (благодарит) + способ (как?) + объект (кого?) + каузатор (за что?). Для описания структуры высказываний с семантикой благодарности в свою очередь предлагается формула S + Рг + О ± К, где S — субъект благодарности, Рг — предикат с семантикой благодарности, О — объект или адресат благодарности, а К — каузатор благодарности [3. С. 43]. Данная формула действительно подходит для анализа и описания высказываний с семантикой благодарности, содержащих предикативную единицу с семантикой благодарности, а именно благодарю, признателен, обязан, разрешите / позвольте поблагодарить, хочу / хотел бы выразить благодарность и т. п., однако она не отражает принцип речевой объективации формул благодарности с лексемой «спасибо», что послужило поводом для проведения детального исследования таких формул и выявления их прагматических особенностей.
В теории лингвистической прагматики исследуются языковые явления с учетом внеязы-ковых факторов — социальных характеристик коммуникантов, особенностей их взаимоотношения, отношения к предмету коммуникации, внешним условиям общения и др. Потребность в анализе перечисленных отношений и характеристик обусловила поиск соответствующего объекта анализа, наиболее отчетливо представляющего данные факторы. Таким объектом стал дискурс, т. е. речь как целенаправленное социальное действие, включающая все экстра-лингвистические факторы ее протекания [2].
Художественный дискурс, в данном случае
— произведения художественной литературы развлекательного жанра, представляет собой оптимальный объект исследования, поскольку в значительной мере отражает наивную картину мира носителей русской лингвокультуры, богат разговорными речевыми оборотами, которые отличаются простотой лексики и синтаксиса, а также содержит подробное описание коммуникативной ситуации.
Если рассматривать коммуникативную ситуацию выражения благодарности, то она предполагает общение в форме диалога: один из коммуникантов инициирует, а другой реализует коммуникативный акт благодарности.
При этом благодарность, как ответная реплика, является реактивным актом- что касается обозначения ролей коммуникантов, то в данной ситуации представляется релевантным говорить о том, что под адресатом следует понимать инициатора, а под адресантом (говорящим) — выражающего благодарность.
В одной из своих статей А. Вежбицка предпринимает попытку моделирования ряда речевых жанров, в том числе речевого жанра благодарности [5. С. 70]. Модель речевого жанра благодарности А. Вежбицкой выглядит следующим образом:
1) знаю, что ты сделал для меня нечто хорошее-
2) говорю: я чувствую к тебе нечто хорошее по этой причине-
3) говорю это, потому что хочу, чтобы тебе было приятно.
Данная модель перекликается с принципом интерпретации Ч. Филлмора: она учитывает каузатор благодарности, положительное эмоциональное отношение говорящего к ситуации и эксплицирует цель выражения благодарности, которая заключается в выражении признательности адресату благодарности — реактивном бенефактивном действии.
На основе выделенных нами прагматических параметров выражения благодарности в русском языке в модель речевого жанра благодарности, предложенную А. Вежбицкой, могут быть внесены уточнения относительно каузатора благодарности: нечто хорошее подразумевает какую-либо услугу, к чему дает отсылку глагол «сделал" — могут быть внесены изменения касательно отношения говорящего к ситуации — эмоциональная составляющая благодарности не всегда объективируется говорящим и даже не всегда является одним из условий коммуникативной ситуации, поэтому может быть заменена условием ценности инициирующего благодарность бенефактивного действия- может быть расширено содержание интенции говорящего, который при выражении благодарности зачастую имплицитно выражает готовность оказать ответную услугу. Если принять во внимание данные уточнения и дополнения, то модель «речевого жанра благодарность» будет выглядеть следующим образом:
1) знаю, что ты дал мне нечто необходимое / сделал для меня нечто приятное или полезное-
2) говорю: я ценю тебя и/или то, что ты сделал-
3) говорю это, потому что хочу, чтобы тебе было приятно, и ты знал, что я готов сделать для тебя нечто полезное в ответ.
Основной прагматической целью коммуникативного акта благодарности является подача сигнала о том, что высказывания или действия собеседника поняты и приняты говорящим. Второстепенной прагматической целью при выражении благодарности является подчеркивание значимости того хорошего, что было сделано для говорящего, либо значимости и ценности партнера по коммуникации как источника благодеяния — бенефактивного эффекта.
По параметру каузатора благодарности составлена классификация коммуникативных актов благодарности, включающая следующие группы:
I. Коммуникативный акт благодарности как реакция на предложение.
II. Коммуникативный акт благодарности как реакция на внимание.
Ш. Коммуникативный акт благодарности как реакция на заботу.
IV. Коммуникативный акт благодарности как реакция на сообщение информации.
V. Коммуникативный акт благодарности как реакция на услугу.
Обратимся к описанию прагматических особенностей выражения благодарности, характерных для каждой отдельной группы.
I. Группа «реакция на предложение». Анализ примеров данной группы показывает, что выражение благодарности говорящим осуществляется для реализации следующих прагматических интенций: 1. показать, что предложение принимается, указать на значимость предлагающего- 2. показать, что предложение принимается, указать на значимость предложенного- 3. показать, что предложение принимается, проявить вежливость- 4. показать, что предложение не принимается, указать на значимость предлагающего.
В пяти из восьми примеров имеет место интенсификация благодарности посредством обращения к адресату по имени: — Спасибо, Кать. [Т. Устинова]- использования устойчивого наименования с положительной семантикой: — Спасибо, верный друг. [З. Юрьев]- использования устойчивого разговорного оборота: — Спасибо, не откажусь. [Д. Донцова]- комбинирования интенсификаторов: использования прилагательного с семантикой усиления и указания на положительные личные качества адресата: — Огромное спасибо за вашу добро-
ту, только я просто навестить приятеля пришла. [Д. Донцова]
Хотелось бы сделать несколько замечаний относительно специфики употребления и значения интенсификаторов в данной группе коммуникативных актов благодарности. Разговорный оборот не откажусь является стандартной реакцией на предложение и используется в разговорной речи для демонстрации готовности к реализации предложенного, в том числе, против ожиданий адресата. В случае, когда коммуникантами становятся начальник и подчиненный, сложно судить, в какой степени обращение по имени к начальнику реализует функцию интенсификации. Если при этом коммуниканты состоят в дружеских отношениях, обращение по имени к подчиненному определенно реализует функцию интенсификации, на что также указывает форма обращения в приведенном примере — не по имени и отчеству, а просторечная (см. выше). Коммуникативный акт благодарности может использоваться для вежливого отказа. При этом говорящий выражает благодарность за сам факт предложения, дополнительной функцией благодарности в таких случаях является смягчение негативной реакции на отказ, которое может сопровождаться объяснением причины отказа или иронией.
II. Группа «реакция на внимание». Под вниманием здесь понимается вручение подарка, проявление сочувствия. Проявление внимания может быть ожидаемым, а может стать неожиданностью для говорящего. Это обстоятельство влияет на прагматические характеристики благодарности и интенцию говорящего, которая может заключаться в том, чтобы: 1. показать, что внимание приятно, указать на значимость подарка / проявленного сочувствия-
2. показать, что внимание приятно, указать на значимость дарителя- 3. показать, что внимание приятно, проявить вежливость.
Десять из тринадцати примеров отражают реализацию коммуникативного акта благодарности, который сопровождают интенси-фикаторы различного рода: дополнительная похвальная реплика в адрес подарка: — Спасибо! — обрадовалась она. — И правда, подарок не хуже слов… [А. Берсенева]- дополнительная похвальная реплика в адрес дарителя: — Спасибо, ты купил мне статуэтку! Очень мило с твоей стороны. [Д. Донцова]- невербальный усилитель, отраженный в авторской ремарке:
— Спасибо! — промолвил Слава, и глаза его наполнились слезами. [В. Астафьев]- комбина-
ции интенсификаторов: — Спасибо! Лицо парня расплылось широкой улыбкой. В свете фар соседних машин блеснули его ровные, крепкие зубы. — Спасибо, Вячеслав… [А. Белозеров] (повтор и обращение по имени) — - Спасибо, Тимофей Георгиевич, это вы слишком, — растерянно говорю я, не выпуская ручки из рук, -даже не представляю, как можно просто так писать этой уникальной вещью! [В. Синицына] (обращение по имени и похвальная реплика в адрес подарка).
Анализ коммуникативной ситуации позволяет говорить о том, что даже если подарок и внимание являются неожиданными, они всегда приятны получателю, т. е. говорящему, о чем свидетельствует использование им развернутых формул благодарности с целью ее интенсификации.
III. Группа «реакция на заботу». В какой-то мере значение коммуникативных актов данной группы пересекается со значением коммуникативных актов из двух предыдущих групп, поскольку забота понимается здесь как деятельность, направленная к благополучию кого-либо, внимание, попечение, уход. Разнообразие примеров показывает, что забота проявляется во внимании к говорящему, уходе за ним, в проявлении интереса к его самочувствию, его делам, внесению предложений по улучшению его состояния. Однако прагматика благодарности в трех группах различна. Если в примерах предыдущих групп внимание оказывается с целью произвести впечатление, а предложения вносятся с учетом собственной выгоды, то в данной группе внимание заключается в оказании помощи, поддержки, заботливом отношении к говорящему, а предложения нацелены на улучшение его состояния, а не собственного. Среди прагматических интенций релевантных для данной группы коммуникативных актов можно перечислить следующие: 1. показать, что забота принимается- 2. показать, что забота а) принимается, б) ценится- 3. показать, что забота принимается, указать на значимость проявляющего заботу- 4. показать, что забота ценится, несмотря на то, что отвергается.
В примерах данной группы говорящим используются следующие вербальные и невербальные интенсификаторы, включающие прямую адресованность: — Спасибо тебе,
— пробормотала Лика. — Перестань, — пробормотала я, — пока не за что. [Д. Донцова]- указание на факт проявления заботы: — Спасибо, что пришел. [Т. Устинова]- обращение по
имени: — Спасибо, Ириш, смотрю, — ответила Катерина и прибавила звук. [Т. Устинова]- повтор: — Спасибо, — прошептала Инга Федоровна, беря трясущейся рукой кружку, — спасибо, спасибо. [Д. Донцова]- восклицательную интонацию: — Позвоню, — кивнула Аля. — Спасибо! [А. Берсенева]- улыбку: — Спасибо, — улыбнулась Аля. [А. Берсенева]
Следует отметить, что коммуникативные акты благодарности за заботу обладают рядом прагматических особенностей, некоторые из которых не встречались в других группах. Благодарность за заботу может сопровождаться высказываниями с семантикой отказа от заботы и какой-либо помощи. Однако если в группе «реакция на предложение» отказ сопровождался фразами или приемами, смягчающими отказ, то в примерах данной группы при объективации высказываний с семантикой благодарности и отказа подобной прагматической компоненты не наблюдается: — Спасибо тебе огромное. Но вовсе не стоило так стараться… [Т. Тронина]
Еще одна особенность прагматики благодарности за заботу обусловлена тем фактом, что относительно частотной формой проявления заботы — инициирующей репликой — является вопрос о состоянии говорящего. В таких случаях говорящий не только выражает благодарность за заботу, но может извиниться за доставленные неудобства, а также дать исчерпывающий ответ на поставленный вопрос: — Болит? — спросил он деловито и потрогал ее щеку. — Нет, не очень. Спасибо. То есть извините. Мне подруга сделала какой-то компресс, и отек спал, только синяк остался [Т. Устинова].
Поскольку в индивидуалистском обществе забота о ближнем не является обязанностью каждого, реакция на заданный незнакомым человеком вежливый вопрос что с вами? или как вы себя чувствуете? требует расширения привычных границ благодарности, которая может быть интенсифицирована говорящим, не только посредством использования прилагательного с семантикой усиления (ср. большое спасибо). В условиях сложившейся коммуникативной ситуации, говорящий может испытывать неловкость, тем не менее, выражая благодарность, он показывает, что принимает заботу о себе. Как правило, чувство неловкости, возникающее у говорящего, связано с тем, что источником заботы является малознакомый человек, а говорящий не в состоянии ее отвергнуть либо признает ее необходимость.
В таких случаях интенсифицированная благодарность сопровождается извинением: -… Вы не ушиблись?.. Попробуйте кофе. — Я должна идти, — заявила Варвара, — спасибо. — Вы уверены, что уже можете? Варваре стало смешно. — Конечно! Большое вам спасибо и извините меня за беспокойство! [Т. Устинова] Чаще всего извинение безотносительно, но можно с большой долей уверенности предположить, что имплицитно оно предполагает благодарность за беспокойство и извинение за доставленные неудобства.
IV. Группа «реакция на сообщение информации». Для данной группы коммуникативных актов благодарности релевантны три прагматических интенции говорящего: 1. показать, что информация принята к сведению, проявить вежливость- 2. показать, что информация принята к сведению, подчеркнуть значимость информатора- 3. показать, что информация принята к сведению, подчеркнуть значимость сообщенных сведений.
Особенностью прагматики благодарности при актуализации первой интенции можно назвать «нейтральную прагматику», когда значимость интенции говорящего сделать приятное адресату сводится к минимуму. Выражение благодарности лишь показывает, что сообщенная информация была принята к сведению. Чаще всего благодарность формальна, а предоставленные сведения рассматриваются как нечто само собой разумеющееся. В подобных случаях на прагматику благодарности оказывает влияние коммуникативная ситуация: говорящий не видит необходимости в том, чтобы делать приятное собеседнику, поскольку не знаком с ним близко, находится с ним в натянутых отношениях, торопится или пребывает в растерянности. Исходя из анализа примеров, можно говорить о том, что главным фактором минимизации стремления сделать слушающему приятное посредством выражения благодарности является недооценивание значимости сообщенной информации. Тем не менее для ряда коммуникативных актов благодарности за сообщение информации характерно желание говорящего подчеркнуть значимость информатора и сообщенных сведений, для чего используются следующие вербальные и невербальные интенсификаторы и их комбинации: обращение, указание на ценность сообщения, прилагательные и частицы с семантикой усиления, прямая адресованность- восклицательная интонация, кивок- сочетание вербальных
интенсификаторов (прямая адресованность и обращение, обращение и указание на ценность сообщения, повтор и прилагательное с семантикой усиления) — комбинация частицы с семантикой усиления и восклицательной интонации.
V. Группа «реакция на услугу». Самая обширная группа коммуникативных актов в настоящей классификации. Особенностью выражения благодарности за услугу является тенденция к подчеркиванию говорящим роли как оказавшего услугу, так и самой услуги в одном высказывании, тогда как в предыдущих группах наблюдалось явное разграничение формул благодарности по данному параметру. Об этом можно судить по большому количеству примеров, отвечающих четвертому пункту прагматических интенций. Для выражения благодарности за услугу характерна актуализация следующих интенций: 1. показать, что услуга принимается- 2. показать, что услуга принимается и ценится- 3. показать, что услуга принимается и оказавший ее ценится- 4. показать, что услуга принимается, при этом высоко ценится оказавший ее и то, что было им сделано по отношению к говорящему.
Выражение благодарности за услугу отличается большим разнообразием интенси-фикаторов, среди которых встречаются как одиночные вербальные интенсификаторы и их комбинации, так и комбинации вербальных и невербальных интенсификаторов. Когда говорящий не желает ограничиваться простым повторением лексемы «спасибо», он привлекает дополнительные языковые средства для увеличения силы воздействия своего высказывания на слушающего. В двух случаях имеет место дублирование благодарности — повторное выражение благодарности посредством других лексическо-грамматических элементов, в частности, причастий «благодарны», «признателен». Особого внимания заслуживают следующие «прагматически насыщенные» примеры: — Спасибо! — громыхая сапогами по лесенке, протягивая руку для рукопожатия, Туз поднялся к Хану. — Если бы не ты… Вы… Тогда бы все, конец. А… вы… не бросили. Спасибо! Я такое не забываю. [Д. Глуховский]- - Как бы то ни было, я тебе очень благодарен, Феликс. Ты меня выручил. Спасибо огромное! [П. Мих-ненко]- - Доктор, спасибо, — благодарила его и мать, — мы так вам благодарны. Если бы не вы… [В. Валеева] Обращение, указание на ка-узатор, слова и словосочетания с семантикой усиления благодарности, восклицательная ин-
тонация — говорящий использует максимально разнообразные интенсификаторы — вербальные и невербальные, — с целью донести до слушающего всю силу, искренность и глубину признательности. Следует отметить, что формулы выражения благодарности данной группы содержат явно выраженную прагматическую интенцию возместить дар, оказать ответную услугу при необходимости, максимально компенсировать на вербальном уровне здесь и сейчас усилия адресата, затраченные на оказание услуги, ввиду отсутствия условий для совершения ответного действия на момент говорения.
Проделанный анализ объективации формул благодарности, содержащих лексему «спасибо», в художественном дискурсе показал, что интенсификаторы — вербальные и невербальные средства, которые используются говорящим для усиления благодарности в различных ситуациях — являются важным инструментом прагматического воздействия при реализации коммуникативного акта благодарности. Примеры с интенсификаторами составили 68% от общего числа (133 из 196). Среди наиболее частотных типов интенсификаторов следует перечислить обращение (57), прямую адресованность (33), указание на каузатор (28), указание на ценность каузатора (20), повтор (15), прилагательное с семантикой усиления (14). В целом, данные типы интенсификаторов можно соотнести с тремя прагматическими аспектами выражения благодарности: каузатор благодарности (указание на каузатор, указание на его ценность), чув-
ство благодарности (повтор, прилагательное с семантикой усиления), адресат благодарности (обращение, прямая адресованность).
Независимо от того, какой аспект коммуникации — когнитивный или прагматический — исследуется, необходимо учитывать не только языковые, но и внеязыковые факторы, действующие в конкретной коммуникативной ситуации, и ее сенсомоторные характеристики, поскольку именно они формируют как когнитивные, так и прагматические особенности любых типов высказываний.
Список литературы
1. Айвазова, В. В. Когнитивное исследование фрейма-сценария «благодарность» в различных видах англоязычного и немецкоязычного дискурса: дис. … канд. филол. наук. Екатеринбург, 2011. 229 с.
2. Бенвенист, Э. Общая лингвистика. М., 1974. 446 с.
3. Бердникова, А. Г. Речевой жанр благодарности: когнитивный и семантико-прагма-тический аспекты: дис. … канд. филол. наук. Новосибирск, 2005. 224 с.
4. Бюлер, К. Теория языка. Репрезентативная функция языка. М., 1993. 502 с.
5. Седов, К. Ф. Антология речевых жанров. М., 2007. С. 68−80.
6. Филлмор, Ч. Основные проблемы лексической семантики // Новое в зарубежной лингвистике. 1983. Вып. 12. С. 74−122.
Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 24 (315).
Филология. Искусствоведение. Вып. 82. С. 109−113.
С. Л. Кушнерук
ПРОЕКТИВНОСТЬ РЕКЛАМНОГО ДИСКУРСА С ПОЗИЦИЙ КОГНИТИВНОГО МИРОМОДЕЛИРОВАНИЯ
Статья подготовлена в рамках государственного задания Министерства образования и науки РФ, проект 6. 2985. 2011 «Политическая метафорология».
Статья посвящена возможностям применения теории когнитивного миромоделирования к анализу русскоязычной и англоязычной рекламы. Рекламный дискурс рассматривается в аспекте проективных свойств, реализующихся как трансляция смыслов, направляющих процессы конструирования ментальных образований — дискурсивных и текстовых миров.
Ключевые слова: дискурс, теория миромоделирования, дискурсивный мир, макроструктура, текстовый мир, русскоязычная реклама, англоязычная реклама.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой