Проблемы квалификации преступлений, совершенных в отношении двух или более лиц

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УГОЛОВНОЕ ПРАВО И КРИМИНОЛОГИЯ-
УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО
* * *
ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ В ОТНОШЕНИИ ДВУХ ИЛИ БОЛЕЕ ЛИЦ
КОРОТКИХ Наталья Николаевна
Аннотация. В статье анализируются спорные вопросы квалификации деяний, совершенных в отношении двух или более лиц с позиции норм уголовного закона, судебной практики и теории уголовного права. Автором критически оцениваются некоторые разъяснения Пленума Верховного Суда Р Ф, связанные с правовой оценкой действий при посягательстве на жизнь человека. Сделан вывод о необходимости одинакового понимания продолжаемого преступления как в сфере защиты собственности, так и в сфере защиты личности, а также единообразного толкования квалифицирующего признака преступления «в отношении двух или более лиц» с целью унификации практики применения норм уголовного закона.
Annotation. The article analyzes disputable issues of qualification of acts committed against two or more persons from a position of standards of criminal law, judicial practice, and the theory of criminal law. The author critically evaluates some interpretations of Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation connected with the legal treatment of actions in case of infringement on a person'-s life. The author makes a conclusion that it is necessary to come to a similar understanding of a continuous crime in the sphere of privacy protection, as well as protection of a human person. The author also shows a need of uniform interpretation of a constituent element of offence & quot-against two or more persons& quot- in order to unify practice in the application of criminal law standards.
Ключевые слова: квалификация преступлений, множественность преступлений, совокупность преступлений, продолжаемое преступление, составное преступление, конкретизированный умысел, цель преступления.
Keywords: qualification of crimes, multiple offenses, cumulative offences, continuous crime, divisible crime, specific intent, purpose of crime.
В доктрине уголовного права нет единого мнения о толковании квалифицирующего признака совершения преступлений в отношении двух или более лиц. Одни ученые считают, что при отсутствии единства умысла такое деяние образует множественность преступлений, другие видят в нем единичное составное преступление, третьи — продолжаемое преступление1.
1 См.: Малков В. П. Множественность преступлений: сущ-
ность, виды, правовое значение. Казань: Изд-во «Таглимат»
ИЭУиП, 2006. С. 74−75 — Черненко Т. Г. Множественность пре-
ступлений по российскому уголовному праву: дис. … д-ра юрид. наук. Кемерово, 2001. С. 43 — Коробеев А. И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека. М.: Юрлитин-форм, 2012. С. 139.
Теория уголовного права составное преступление определяет как единое преступление, посягающее на два или более объекта, состоящее из нескольких деяний, каждое из которых обладает признаками самостоятельного состава преступления. В силу взаимосвязи и специфической общественной опасности в таком сочетании отдельные деяния рассматриваются уголовным законом как одно преступление и соответственно не требуют квалификации по совокупности преступлений2.
См.: Понятия и термины в уголовном праве России. Общая и Особенная части: учеб. пособие / отв. ред. АИ. Чучаев. М.: Контракт, 2014. С. 194 — Гулиева Н. Б. Составные преступления в российском уголовном праве: дис. … канд. юрид. наук. Кемерово, 2006. С. 8.
Одним из основных признаков составного преступления многие авторы называют «внутреннее единство» составляющих его деяний3. Составной характер деянию придает тесная взаимосвязь, единство правового и социального аспектов преступных поведений, в силу которого законодатель объединяет их в единое сложное преступление. Подобные сочетания становятся типизированной распространенной разновидностью преступного поведения.
Согласно внутреннему содержанию единичного составного преступления в его структуре можно выделить два посягательства: 1) основное, которое совпадает по своей направленности с видовым объектом преступления- 2) дополнительное, позволяющее отнести то или иное деяние к конкретному составу преступления. Посягательство на основной объект влечет наступление основного для данного состава последствия, а покушение на дополнительный объект приводит к наступлению дополнительного последствия.
Продолжаемое преступление — несколько иная разновидность единичного преступления, также состоящая из отдельных деяний. Продолжаемым преступлением следует признавать совершение нескольких тождественных деяний, объединенных единым умыслом и конкретизированной общей целью, которая заключается в том, что виновный заранее ставит для себя конечную цель, сознавая, что достигнуть ее можно только через сеть промежуточных целей, последовательно к ней приближаясь, и что конечная
«4
цель является синтезом промежуточных целей. В связи с этим совершение деяния (например, хищения) до тех пор, пока это возможно, т. е. с неконкретизированным умыслом, не позволяет говорить о продолжаемом преступлении. Так, кассационным определением был изменен приговор суда в отношении осужденных, действия которых квалифицированы по ч. 3 ст. 186 УК РФ как 11 самостоятельных преступлений. Из материалов дела было установлено, что группа лиц сначала изготовила 100 поддельных банковских билетов номиналом в 1 000 руб., а затем в течение нескольких месяцев сбывала их по одной банкноте в разных торговых точках. При таких
3 См.: Караев Т. Э. Повторность преступлений. М., 1983. С. 9 — Стручков Н. А. Назначение наказания при совокупности преступлений. М., 1957. С. 32.
4 См.: Козлов А. П., Севастьянов А. П. Единичные и множественные преступления. СПб., 2011. С. 68.
условиях судебная коллегия пришла к правильному выводу о том, что все эпизоды сбыта поддельных купюр охватывались единым умыслом и были направлены к единой цели — сбыту всех поддельных банковских билетов. Следовательно, действия виновных образуют единое продолжаемое преступление5.
В то же время, если субъективная сторона нескольких совершенных преступлений характеризуется единым конкретизированным умыслом и общей целью, а объективная сторона состоит из неоднородных и нетождественных действий, то о продолжаемом преступлении говорить нельзя. Если совершенные деяния являются тождественными, но у виновного не имеется определенного (конкретизированного) единого умысла и общей цели до начала совершения преступления, также будет неправильным называть эти деяния продолжаемыми. Так, в апелляционном определении жалобу обвиняемых о неправильной квалификации их действий как самостоятельных преступлений по 25 эпизодам мошенничества Судебная коллегия Алтайского краевого суда посчитала несостоятельной по следующим основаниям. Для квалификации деяния как единого продолжаемого преступления необходимы тождественные действия, охватываемые единым умыслом и направленные на достижение единой цели. Мошенническая схема по каждому эпизоду состояла из ряда этапов, которые были различны, для реализации преступного умысла в каждом случае привлекались разные лица, в том числе неосведомленные о преступных планах организованной преступной группы. Предмет посягательства представлял собой различные объекты недвижимости, на хищение которых и был направлен преступный умысел осужденных. При этом умысел на хищение новых объектов недвижимости возникал по мере их нахождения. С учетом приведенных данных и в соответствии со ст. 17 УК РФ суд обоснованно установил совокупность преступлений в действиях осужденных6.
Таким образом, с субъективной стороны только наличие конкретизированного умысла и четко определенной цели являются критериями разграничения продолжаемого преступ-
5 См.: Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан по делу № 22−895. URL: https: //rospravosudie. com/court-verxovnyj-sud-respubliki-tatarstan-respublika-tatarstan-s/act-103 750 148/
6 См.: Апелляционное определение Судебной коллегии Алтай-
ского краевого суда по делу № 22−173/2015. URL: https: // rospravo-
sudie. com/court-altajskij-kraevoj-sud-altajskij-kraj-s/act- 489 128 512/
ления и совокупности преступлений. Такое правило должно применяться не только при квалификации преступлений против собственности, но и против личности.
Вместе с тем единство умысла в преступлениях, совершаемых в отношении двух или более лиц, в последнее время стало считаться совсем необязательным. Это обосновывается исключением из уголовного законодательства неоднократности преступлений (ст. 16 УК РФ), что якобы дает основания для расширения трактовки преступлений, совершаемых в отношении двух или более лиц7.
Например, совершение преступления в отношении двух или более лиц указано в п. «а» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 107, п. «б» ч. 3 ст. 111, п. «а» ч. 2 ст. 112, п. «а» ч. 2 ст. 117, ч. 2 ст. 121, ч. 3 ст. 122, п. «ж» ч. 2 ст. 126, п. «ж» ч. 2 ст. 127, п. «а» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ и др.
Анализ судебной практики показывает, что суды вменяют данный признак, как правило, при одновременном, без разрыва во времени, причинении вреда нескольким лицам либо последовательном, одному потерпевшему вслед за другим. В качестве типичного примера такой квалификации можно привести следующие случаи. Ш. на почве личных неприязненных отношений нанес удары ножом в разные части тела потерпевшему Х1, причинив ему тяжкий вред здоровья, а затем, продолжая свои действия, нанес удар ножом в область живота второму потерпевшему Х2, который пытался пресечь преступное поведение Ш. В результате все содеянное было квалифицировано по п. «б» ч. 3 ст. 111 УК РФ8. Также поступил суд при вынесении решения по другому делу в отношении Б., осужденного по п. «а» ч. 2 ст. 117 УК РФ. Б. применял насилие в отношении двух потерпевших в одно и то же время, в одном и том же месте9.
Еще пример. Д. в драке совершил убийство двух человек и, осознавая, что Ж. является очевидцем этого преступления, решил убить и ее с целью скрыть предыдущие убийства.
7 См.: Савельева О. Ю. Ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по российскому и зарубежному уголовному законодательству: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 20.
8 См.: Приговор Уссурийского городского суда Приморского края. Дело № 1−962/ 2010. URL: https: //rospravosudie. com/ court-ussurijskij-rajonnyj-sud-primorskij-kraj-s/act-101 994 097/
9 См.: Приговор Нерехтского городского суда Костромской области. Дело № 1−11/2010. URL: https: //rospravosudie. com/ court-nerextskij-rajonnyj-sud-kostromskaya-oblast-s/act-105 581 373/
Его действия правильно квалифицированы по п. «а», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ10.
Давая юридическую оценку деяний с квалифицирующим признаком «в отношении двух или более лиц», суды поступают верно, когда вменяют его только при наличии единого умысла в отношении всех потерпевших. Например, гарнизонным военным судом Ч. осужден за совершение двух преступлений по п. «б» ч. 2 ст. 335 УК РФ и четырех преступлений по ч. 1 ст. 335 УК РФ. Тождественные действия Ч., выразившиеся в нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, связанном с унижением чести и достоинства, совершенные в отношении четырех потерпевших в разное время суд признал самостоятельными преступлениями и квалифицировал их по совокупности11. На наш взгляд, суд верно пришел к такому выводу, поскольку содеянное Ч. не объединено единым умыслом в отношении всех потерпевших.
Таким образом, квалифицирующий признак «в отношении двух или более лиц» в судебной практике понимается в основном единообразно. Исходным моментом для квалификации служит то обстоятельство, что действия виновного охватываются единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно.
Из общих правил выбивается квалификация преступлений, связанных с умышленным причинением смерти двум или более лицам. Так, Верховным судом Республики Татарстан был осужден А., обвиняемый в совершении ряда преступлений, в том числе и семи убийств, совершенных в разное время в составе вооруженной группы. Все семь эпизодов были квалифицированы по п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ12. Очевидно, что суд руководствовался разъяснениями высшего судебного органа страны по данной категории дел.
Пленум Верховного Суда Р Ф в своем постановлении от 3 апреля 2008 г. № 4 сформулировал следующее правило, внесенное в Постановление от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной
10 См.: Приговор Забайкальского краевого суда. Дело № 2−8-2011. URL: https: //rospravosudie. com/court-zabajkalskij-kraevoj-sud-za bajkalskij -kraj-s/act-100 601 569/
11 См.: Приговор Борзинского гарнизонного военного суда. Дело № 1−3/2012. URL: https: //rospravosudie. com/court-borzinskij-garnizonnyj-voennyj-sud-zabajkalskij-kraj-s/act-106 254 675/
12 См.: Приговор Верховного суда Республики Татарстан. Дело № 2−10/2015 г. URL: https: //rospravosudie. com/court-verxovnyj-sud-respubliki-tatarstan-respublika-tatarstan-s/act-465 748 925/
практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»: «В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту & quot-а"- ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части 2 данной статьи при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден"13. Обоснованность данного разъяснения вызывает немало сомнений.
Прежде всего, в подобных случаях совершенные убийства не обладают внутренней взаимосвязью, которая является обязательным признаком всех единичных преступлений. Кроме того, предложенное Верховным Судом Р Ф разъяснение вступает в противоречие с другими рекомендациями по квалификации убийств. Так, практическое применение указанного разъяснения способно привести к одновременному вменению виновному нескольких мотивов или целей, выступающих в качестве квалифицирующих признаков убийства. В частности, если убийство одного потерпевшего совершено из хулиганских побуждений, а второго потерпевшего — с целью скрыть другое преступление, то в соответствии с разъяснениями Верховного Суда Р Ф содеянное придется квалифицировать как единичное преступление, предусмотренное п. «а», «и», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Между тем, в том же постановлении, посвященном убийству, Пленум Верховного Суда Р Ф недвусмысленно указывает, что квалифицирующие признаки, относящиеся к субъективной стороне убийства, не подлежат одновременному вменению. Однако в практике судов такие случаи квалификации теперь не редкость. Иркутским областным судом осужден В. по п. «а», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ за умышленное причинение смерти, совершенное в отношении двух и более лиц, из корыстных побуждений, с целью скрыть другое преступление. Преступления были совершены в разное время и по разным мотивам14. Думается, что
13 См.: Сборник постановлений пленумов Верховного Суда Р Ф (РСФСР) и Верховного Суда СССР по уголовным делам. М., 2010. С. 141. Правильность этой позиции была еще раз подтверждена постановлением Президиума Верховного Суда Р Ф от 1 апреля 2009 г. по делу Д. (см.: Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2009. № 10).
14 См.: Приговор Иркутского областного суда. Дело № 2−57/2012 г. URL: https: //rospravosudie. com/court-irkutskij-
oblastnoj-sud-irkutskaya-oblast-s/act-107 031 086/
в этом случае подвергается сомнению принцип справедливости при квалификации деяний, в результате которых имеется несколько потерпевших, как одного преступления.
Кроме того, такими разъяснениями Пленум Верховного Суда Р Ф фактически поставил в привилегированное положение виновного, совершившего несколько убийств как самостоятельных преступлений, совершенных по разным мотивам и каждый раз с вновь возникшим умыслом, по отношению к лицу, совершившему убийство двух и более лиц с единым умыслом, направленное к единой цели, т. е. представляющее собой «продолжаемое» преступление. По существу происходит уравнивание множественности преступлений и единичного продолжаемого преступления.
Составные преступления, как было отмечено выше, посягают на два объекта. Однако ряд ученых в действующей редакции УК РФ выделяют составные преступления, посягающие на один и тот же объект, но на двух и более потерпевших15. Можно ли такие преступления относить к составным?
В каждом составе имеется только один основной объект охраны. Если при усмотрении в содеянном посягательстве на несколько объектов один объект является основным, а остальные — дополнительными, налицо единичное составное преступление, если же деяние посягает на два и более основных объекта, то речь должна идти об идеальной совокупности преступлений. При убийстве двух или более лиц нельзя выделить основной и дополнительный объект, здесь только два (или более) основных объекта. В то же время идеальная совокупность — это совершение одного действия (бездействия), содержащего признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК РФ (ч. 2 ст. 17 УК РФ). Следовательно, совершение преступления в отношении двух или более лиц, с одной стороны, нельзя относить к составным преступлениям, поскольку в них только основные объекты и нет дополнительных, а с другой стороны, также нельзя отнести и к идеальной совокупности, поскольку последняя предусматривает квалификацию как минимум по двум статьям.
15 См.: Малков В. П. Множественность преступлений: сущность, виды, правовое значение. С. 83.
Таким образом, в квалифицирующем признаке совершения преступления в отношении «двух или более лиц», на наш взгляд, подразумевается совершение одного продолжаемого преступления со всеми присущими ему признаками, в том числе единство умысла. Соответственно совершение нескольких тождественных деяний, объединенных единым умыслом, не может рассматриваться как составное преступление.
Анализ судебной практики показывает, что совершение тождественных действий, не объединенных единым умыслом виновного, даже в отношении одного и того же потерпевшего, квалифицируется по совокупности преступлений. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф указала, что как единое продолжаемое преступление, подлежащее квалификации по ст. 132 УК РФ, содеянное следует квалифицировать только в тех случаях, когда в течение непродолжительного времени виновным было совершено несколько насильственных действий сексуального характера и обстоятельства их совершения свидетельствовали о едином умысле виновного на совершение указанных тождественных действий. Преступные действия К. не охватывались единым умыслом, поскольку между преступными деяниями имеются значительные временные интервалы, свидетельствующие о том, что каждый раз у осужденного умысел на совершение действий сексуального характера возникал заново. Поэтому К. правильно осужден за каждое из трех преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ16.
Итак, Пленум Верховного Суда Р Ф отказался от верного положения, имевшегося ранее в указанном постановлении в соответствии с которым п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ следовало квалифицировать как убийство двух или более лиц только в том случае, если действия виновного охватывались единым умыслом.
При этом абз. 2 п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Р Ф «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» остался без изменений: «Убийство одного и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление —
убийство двух лиц». Казалось бы, из приведенного напрямую вытекает квалификация не по совокупности преступлений, а только по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ибо при упомянутых условиях ссылка на ст. 30 является достаточным свидетельством ненаступления смерти именно двух лиц, т. е. совершения неоконченного преступления. Однако Пленум Верховного Суда Р Ф в таких случаях, независимо от последовательности преступных действий, рекомендует содеянное квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
С таким подходом нельзя согласиться. Игнорирование направленности умысла виновного ведет к грубым нарушениям правил квалификации преступлений, а также противоречит учению о стадиях преступления. К единому сложному преступлению нельзя применять правила квалификации, относящиеся к множественности, и наоборот. Совокупность преступлений при изложенных обстоятельствах отсутствует, соответственно признак состава преступления «в отношении двух или более лиц» должен подразумевать единство умысла, характеризующего преступные намерения виновного, отсутствие же такого единого умысла свидетельствует о совокупности преступлений.
Основной вывод, который можно сделать по результатам проведенного исследования, заключается в том, что единство преступных намерений должно служить разграничителем единичных продолжаемых преступлений от множественности преступлений. В продолжаемом преступлении происходит поэтапное достижение преступного результата, изначально поставленной цели. Квалифицирующий признак «совершенное в отношении двух или более лиц» подразумевает под собой наличие единого умысла у виновного, т. е. когда речь идет о едином сложном продолжаемом преступлении. В противном случае происходит смешение понятий множественности преступлений и единичного продолжаемого преступления. Если умысел в отношении каждого потерпевшего возникает самостоятельно, налицо совокупность преступлений.
16 См.: Определение Верховного Суда Р Ф № 48-АПУ14−41 // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2015. № 3. URL: http: //www. vsrf. ru/vscourt_detale. php? id=9973
Библиографический список
1. Определение Верховного Суда Р Ф № 48-АПУ14−41 [Электронный ресурс] // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2015. — № 3. — Режим доступа: http: //www. vsrf. ru/vscourt_detale. php? id=9973
2. Апелляционное определение Судебной коллегии Алтайского краевого суда по делу № 22 173/2015 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https: //rospravosudie. com/court-altajskij-kraevoj-sud-altajskij-kraj-s/act-489 128 512/
3. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан по делу № 22−895 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https: //rospravosudie. com/court-verxovnyj-sud-respubliki-tatarstan-respublika-tatarstan-s/act-103 750 148/
4. Приговор Борзинского гарнизонного военного суда. Дело № 1−3/2012 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https: //rospravosudie. com/court-borzinskij-garnizonnyj-voennyj-sud-zabajkalskij-kraj-s/act-106 254 675/
5. Приговор Верховного суда Республики Татарстан. Дело № 2−10/2015 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https: //rospravosudie. com/court-verxovnyj-sud-respubliki-tatarstan-respublika-tatarstan-s/act-465 748 925/
6. Приговор Забайкальского краевого суда. Дело № 2−8-2011 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https: //rospravosudie. com/court-zabajkalskij-kraevoj-sud-zabajkalskij-kraj-s/act-100 601 569/
7. Приговор Иркутского областного суда. Дело № 2−57/2012 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https: //rospravosudie. com/court-irkutskij-oblastnoj-sud-irkutskaya-oblast-s/act-107 031 086/
8. Приговор Нерехтского городского суда Костромской области. Дело № 1−11/2010 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https: //rospravosudie. com/court-nerextskij-rajonnyj-sud-kostromskaya-oblast-s/act-105 581 373/
9. Приговор Уссурийского городского суда Приморского края. Дело № 1−962/ 2010 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https: //rospravosudie. com/court-ussurijskij-rajonnyj-sud-primorskij-kraj-s/act-101 994 097/
10. Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 2009. — № 10.
11. Гулиева, Н. Б. Составные преступления в российском уголовном праве: дис. … канд. юрид. наук. — Кемерово, 2006.
12. Караев, Т. Э. Повторность преступлений. — М., 1983.
13. Козлов, А. П. Единичные и множественные преступления / А. П. Козлов, А. П. Севастьянов. -СПб., 2011.
14. Коробеев, А. И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека. — М.: Юрлитин-форм, 2012.
15. Малков, В. П. Множественность преступлений: сущность, виды, правовое значение. — Казань: Изд-во «Таглимат» ИЭУиП, 2006.
16. Понятия и термины в уголовном праве России. Общая и Особенная части: учеб. пособие / отв. ред. А. И. Чучаев. — М.: Контракт, 2014.
17. Савельева, О. Ю. Ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по российскому и зарубежному уголовному законодательству: автореф. дис. … канд. юрид. наук. -М., 2004.
18. Сборник постановлений пленумов Верховного Суда Р Ф (РСФСР) и Верховного Суда СССР по уголовным делам. — М., 2010.
19. Стручков, Н. А. Назначение наказания при совокупности преступлений. — М., 1957.
20. Черненко, Т. Г. Множественность преступлений по российскому уголовному праву: дис. … д-ра юрид. наук. — Кемерово, 2001.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой