Электронная демократия: теоретические основы исследования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 321. 7
Лаврик Наталья Владимировна Natalia Lavrik
ЭЛЕКТРОННАЯ ДЕМОКРАТИЯ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
E-DEMOCRACY: THEORETICAL BASIS FOR THE RESEARCH
Анализируются современные концептуальные подходы к рассмотрению понятия электронной демократии. Отмечается, что использование информационных технологий для развития демократических институтов и расширения участия граждан в общественной, а также в политической деятельности составляет суть электронной демократии. Дается понимание электронной демократии в узком и широком смыслах. Так, в узком понимании электронная демократия заключается в использовании электронной поддержки для обеспечения соответствующих конституционных прав, требующих тех или иных формальных решений. В широком смысле понятие «электронная демократия» означает учет мнений и вовлечение граждан и организаций в политические отношения и процессы. Излагается краткий обзор эволюции понятия «электронная демократия». Отмечается несколько ключевых моментов: появление кабельного телевидения, которое дало уверенность сторонникам идеи использования технических средств в организации демократических процедур (например, Айтл де Сола Пул, Кристоферу Артерто-ну (писал о «теледемократии»), Л. Виннеру и др.), что наконец-то для организации дистанционных социальных взаимодействий появилось необходимое техническое средство. В те годы многие исследователи (Криста Дэрил Слэтон, Амитай Этциони и другие) проводили эксперименты с практическими приложениями электронной демократии. Однако в 80-х гг. XX в. уже стало понятно, что эксперименты с использованием кабельного телевидения не привели ни к новым формам демократии, ни к активизации политической активности граждан. Изменений в этой сфере ждать долго не пришлось. Современный мир стали завоевывать новые информационные технологии, в первую очередь, такие как Интернет,
The article analyzes the contemporary conceptual approaches to the notion of e-democracy. It is noted that the use of information technology for the development of democratic institutions and citizen participation in public and political activity is the essence of e-democ-racy. An understanding of e-democracy in the narrow and broad sense is given. Thus, in the narrow sense e-democracy means the use of electronic support for the relevant constitutional rights providing, which require one or other formal solutions. In the broad sense, the term «e-democracy» means taking into account the views and involvement of citizens and organizations in political relations and processes. The evolution overview of the notion «e-democracy» is presented. A few key aspects are pointed out: the appearance of cable television, which gave confidence to followers of the idea of technical devices use in organizing democratic procedures (e.g. Aytl de Sola Pul, Christopher Arterton (he wrote about «teledemocracy»), L. Winner, etc.). Finally the necessary technical means for the remote social interactions organization has appeared. In those years, many researchers (Christa Daryl Sleton, Amitay Etziony and others) have experimented with practical applications of e-democracy. However, in the 80-ies of the XX century it has become clear that the experiments with the use of cable television did not lead to new forms of democracy, or to increased political activity of citizens. Changes in this area did not have to wait long. The modern world began to gain new information technologies first of all such as the Internet, which directly affect the processes of democratization in society, and are a point of contact between government and citizens, whose aim is to improve the life of the community
которые напрямую влияют на процессы демократизации в обществе и являются точкой соприкосновения органов власти и гражданина, цель которой — улучшение жизни общества
Ключевые слова: демократия, информационные технологии, электронная демократия, электронное правительство, информационное общество, электронное государство, теледемократия, цифровые города, информационно-коммуникационные технологии, сетевое сообщество
Key words: democracy, information technologies, e-democracy, e-government, information society, estate, teledemocracy, digital cities, information and communication technologies, online community
Развитие информационных технологий, в первую очередь, таких как сеть Интернет, послужило поводом для изучения виртуального пространства, в котором могут проявиться зачатки более свободной, демократической модели политического устройства социума. Некоторые современные исследователи отмечают, что в рамках сети Интернет происходит модернизация демократического режима. Следует согласиться с утверждением Дж. П. Барлоу о том, что виртуальное пространство сети Интернет является основой качественно иного общества, в котором восторжествует действительная свобода и прямая демократия [1].
Сегодня сеть Интернет позволяет миллионам рядовых граждан высказывать свою точку зрения по важным политическим вопросам, тем самым реализовывая в новых формах свои основные гражданские права и свободы. Следует отметить, что в рамках виртуального пространства не накладываются какие-либо существенные цензурные ограничения на свободу высказывания своего мнения, а наоборот, в нем формируются условия для оглашения различных подходов и точек зрения, что создает условия для появления единой точки соприкосновения власти и гражданина в целях улучшения жизни общества. [2, С. 1278]
Использование информационной инфраструктуры и информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) для развития и усиления демократических институтов и расширения участия граждан в
политической и общественной деятельности представляет собой суть электронной демократии (е-ёешосгасу).
Кроме того, сутью электронной демократии является электронное управление, другими словами, система взаимоотношений между властью, гражданами и организациями на основе информационно-коммуникационных связей по поводу реализации электронной демократии. Электронное управление, в свою очередь, является содержанием электронного правительства и электронного голосования.
На настоящее время существует общеизвестное понятие «электронная демократия», согласно которому последняя представляет форму демократии, характеризующуюся использованием информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) как основного средства для коллективных мыслительных (краудсорсинг) и административных процессов (информирования, принятия совместных решений — электронное голосование, контролирование исполнения решений и так далее) на всех уровнях — начиная с уровня местного самоуправления и заканчивая международным.
Следует отметить, что некоторые исследователи вместо термина «электронная демократия» употребляют термин «виртуальная демократия», «интернет-демократия», «сетевая демократия» (например, российский социолог И. В. Эйдман и др.), «облачная демократия» (российские исследователи Л. Волков, Ф. Крашенинников и др.).
В 2011 г. в свет вышла одноименная книга Л. Волкова и Ф. Крашенинникова
«Облачная демократия», авторы которой предлагают создать инновационную интернет-систему, в которой каждый гражданин сможет принимать участие в политических процессах страны. Каждый политически активный гражданин, благодаря индивидуальной электронной подписи, получит возможность не только голосовать за законопроекты, но и предлагать их самому. Также этот гражданин будет иметь право делегировать свой голос по той или иной проблеме более компетентному человеку — эксперту. Таким образом, творцом и держателем власти и закона, в определенном смысле, станет народ.
Электронную демократию понимают двояко. В узком понимании «электронная демократия» состоит в использовании электронной поддержки для обеспечения соответствующих конституционных прав и свобод, требующих тех или иных формальных решений. В широком смысле, понятие «электронная демократия» представляет собой учет мнений и вовлечение граждан и организаций в политические отношения и процессы.
Понятие «электронная демократия» условно состоит из двух частей:
1) подготовка к изъявлению воли или подготовка гражданина к электронному участию-
2) изъявление воли гражданином посредством использования информационно-коммуникационных технологий или электронное участие гражданина посредством применения информационно-коммуникационных технологий.
Ряд исследователей, занимающихся вопросами электронной демократии, имеют иную точку зрения. Так, один из зарубежных сайтов специализирующийся на вопросах электронной демократии [3], предлагает разделить электронную демократию на две составные части: электронное голосование и электронное участие.
Электронная демократия, по их мнению, полностью сосредоточена на использовании новых информационных технологий с целью укрепления механизмов демократического принятия решений, электронно-
го голосования, а также электронного участия.
Электронное участие гражданина в каком-либо политическом процессе может привести к созданию двух отличных друг от друга отношений между гражданами и политиками. К первому виду относят вертикальные отношения, в которых политики используют скорость и непосредственность информационных сетей с целью консультации граждан по различным вопросам политики. Второй вид более сложный, представляет горизонтальные отношения и разнонаправленную интерактивность, в которых граждане и группы смогут воспользоваться имеющейся информацией из нескольких источников в сети Интернет, чтобы оказать давление на Правительство для принятия общественно важных решений. Последнее может также принимать форму электронной активности или использования информационно-коммуникационных технологий организациями гражданского общества в целях пропаганды своих точек зрения и влияния на политику или политический процесс.
Следует отметить, что в основу электронной демократии входит такое фундаментальное понятие, как электронное управление.
Электронное управление одни исследователи представляют как использование информационно-коммуникационных технологий на различных уровнях государственной власти, в государственном секторе и за его пределами, с целью повышения эффективности управления. Другие определяют его как совокупность процессов и институтов, при этом как официальных, так и неофициальных. В свою очередь, понятие «электронное управление» включает, в том числе, и такое понятие, как «электронное участие граждан и организаций».
При рассмотрении эволюции понятия «электронная демократия» следует выделить несколько ключевых аспектов. Появление в США и Японии в начале 70-х гг. ХХ в. кабельного телевидения с расширенными возможностями (разнообразным содержание, каналом обратной связи со
зрителями, представлением подписчикам локально значимой информации) вселило уверенность сторонникам идеи широкого использования технических средств в организации демократических процедур, что наконец для организации дистанционных социальных взаимодействий появилось необходимое техническое средство [4].
Так, еще в 1983 г. Айтл де Сола Пул утверждал, что новые технологии связи — это технологии свободы, которые «обеспечат возможность реализации на практике принципов свободы слова в такой мере, в которой их еще никогда не знало человечество» [5]. Другой исследователь, Кристофер Артертон, писал о теледемократии, при которой повсеместно проложенные сети связи позволят перевести демократию на новый уровень и одновременно использование современных технологий сможет «гарантировать представительные процессы и плюрализм в политике» [6].
Л. Виннер отмечал, что абсолютно все используемые в общественных взаимодействиях электронные технологии критически важны для организации социальной жизни
[7].
В те годы именитые политологи и известные социологи (Криста Дэрил Слэтон
[8], Амитай Этциони [9] и др.) проводили эксперименты с практическими приложениями электронной демократии.
Вдохновленный работами названных исследователей Элвин Тоффлер отмечал, что речь идет о более активном участии граждан в принятии политических решений [10]. Новые медиа и средства телекоммуникаций должны привести к близкому взаимодействию государства с гражданами, предоставив технические средства для осуществления прямой демократии.
Однако в середине 80-х гг. ХХ в. уже стало известно, что эксперименты с использованием кабельного телевидения не привели ни к активизации политической активности граждан, ни к новым формам демократии. Данные факты были отражены в работах американских исследователей (Джин Элстайн [11] и Дорис Грэбер [12]). В свою очередь политолог Роберт
Даль рекомендовал своим коллегам дожидаться нового поколения «теледемократических технических устройств» [13].
Ждать инноваций на практике долго не пришлось. В начале 90-х гг. ХХ в. в Америке дискуссия о теледемократии начала расти с новой силой. Так, кандидат в Президенты США Росс Перо, используя в своей предвыборной агитации прямые телевизионные трансляции собраний жителей городов, стал «отцом» внедрения в жизнь американского общества технологий теле демократии. Это было частью его предвыборной платформы, носившей явно популистский характер. Сегодня подобная форма политического пиара может показаться весьма банальной, однако для своего времени это был весьма революционный шаг [14, С. 205].
Впоследствии теледемократия начала переплетаться с принципиально новыми технологическими решениями, например, с возникновением технологий кабельного телевидения, которые позволяли транслировать до нескольких сотен телевизионных каналов. Лоуренс К. Гроссман в те годы писал о том, что «во многих проявлениях телевидение закладывает фундамент будущей электронной республики» [15].
Фундамент этот базировался на теоретическом каркасе возможных направлений реформирования сферы общественной жизни, разработанном в конце 80-х гг. ХХ в. Юргеном Хабермасом [16]. С точки зрения Хабермаса киберпространство — это полная «общественная сфера», которая должна представлять пространство свободных обсуждений по актуальным общественным проблемам, сфера, в которой каждый гражданин может не только высказаться, но и быть услышанным [17].
Отталкиваясь от разработок Ю. Хабермаса, научное сообщество стало развивать исследования, направленные на изучение взаимосвязи новых технологий и процессов формирования структур гражданского общества [18].
Так, например, американские политологи С. Сун и Г. Барнетт в своем труде, изучив взаимодействие между структурой
телефонных сетей и процессами демократизации в обществе, пришли к однозначному выводу о важной роли развития телекоммуникационной инфраструктуры в вопросах функционирования демократии [19].
После телефонов революцию в сфере взаимодействия общества и государства произвели персональные компьютеры.
Джорж Гилдер в своих исследованиях говорил, что объединенные сети коммуникаций и компьютеры не только предоставят технологическую платформу для роста коммуникативных взаимодействий, но и будут «обогащать и усиливать демократию» [20]. Социолог Герберт Бухстайн утверждал: «Электронные средства коммуникации помогут решить многие проблемы, которые до настоящего времени делали модель прямой демократии непрактичной» [21].
Ученые, исследуя перспективы развития информационных технологий, говорили о возможности оживления всех сторон жизни социума [22], неизбежности большей осведомленности населения о делах общества и активном участии электората в выработке политических решений [23].
Российские исследователи А.В. Воло-китин и И. Н. Курносов отмечали, что «реализация программ улучшения доступа населения к сети на местном и региональном уровнях могла бы значительно разрешить проблемы с занятостью и соответственно снизить социальную напряженность в регионах [24].
Однако не все исследователи придерживались мнения о том, что компьютерные технологии должны будут неизбежно привести к положительным изменениям в социальной жизни общества.
В начале 90-х гг. ХХ в. в западных странах теория «электронной демократии» стала переходить на практику путем использования общественных телекоммуникационных сетей и персональных компьютеров. Впоследствии полученные эмпирическим путем данные помогли многим исследователям переосмыслить абстрактные теоретические модели.
Новые концепции электронной демократии основывались на использовании
социальных технологий общественных компьютерных сетей. Общественные сети, без сомнения (после телевидения и радио), можно отнести к наиболее значимому артефакту в сфере использования электронных технологий в вопросах развития демократических институтов [25].
Первые такие сети появились в Америке (у них использовались технологии «электронных досок объявлений»), которые позволили обеспечить доступ общества к инновационным формам социальных взаимодействий. Возникновение указанных технологий привело к усилению обращения внимания со стороны общественности на проблему совершенствования демократических институтов.
Впоследствии проблемы функционирования общественных сетей нашли отражение в работах социологов, которые занимались изучением перспектив развития локальных сообществ. Марио Морино отмечал, что «независимо от того, в какой форме будут в дальнейшем существовать общественные сети, их основной задачей продолжит оставаться обслуживание интересов локальных географических сообществ. Организация деятельности граждан в решении общественных проблем, — говорил Морино, — не новое социальное понятие, но, применяя компьютерные технологии, можно использовать электронные коммуникации для расширения смысла, вкладываемого в термин «общественная деятельность» [26].
В начале 90-х гг. проекты общественных сетей стали реализовываться не только на территории Америки, но и в странах Европы, где они получили название так называемых «цифровых городов». Например, Германии — «Международный город Берлин», в Нидерландах — «Цифровой город Амстердам». Опыт существования указанных «цифровых городов» показывает, что отсутствие своевременного теоретического осмысления у общества может привести к гибели функционирования в киберпро-странстве даже проектов, имеющих огромный общественный резонанс. Существует мнение, что если бы указанные проекты
имели поддержку со стороны коммерческих вложений, то их жизнь была бы намного длиннее. Однако практика «цифровых городов» показывает, что сетевой социум отвергает попытки коммерческих вложений в проекты, предназначенные для удовлетворения общественных интересов, ввиду того, что они не всегда учитывали многообразные информативные интересы факторов.
В свою очередь проекты электронной демократии, которые проводились для эксперимента с целью повышения общественной активности граждан, за счет государственных денежных средств, не нашли свою эффективность на практике по причине того, что интересы организаторов не всегда совпадали с интересами участников сетевых сообществ. Кроме того, не решались проблемы «цифрового неравенства».
На настоящее время становится понятно, что в условиях нарастающего кризиса демократических институтов со стороны государства, искренне желающего повысить социальную активность общества, в первую очередь необходимо было изменить методы работы с общественностью. Чего на тот период не было сделано. Главный акцент организаторами проекта «цифровых городов» сделан на самодостаточность проекта, что и явилось одной из причин просчета организаторов. В другом случае «цифровые города» могли бы стать одним из звеньев реформирования отношений власти и общества.
Неверно утверждать, что опыт функционирования сетевых сообществ вообще не был востребован западным обществом. Эти проекты способствовали материализации идей информационного общества, ибо на рубеже 1980−1990-х гг. многие развитые в экономическом отношении страны приступили к разработке государственной политики, конечным результатом которой должно стать построение информационного общества [27].
В 1994 г., после доклада члена Комиссии европейских сообществ Мартина Бан-геманна, в котором говорилось об активном вовлечении органов власти, граждан и субъектов рынка в создание информацион-
ного сообщества, Европейские государства начали говорить о развитии информационного общества.
На практике государство как социальный институт киберпространства в первую очередь заинтересовано в том, чтобы создать и обеспечить бесперебойное функционирование сетевой телекоммуникационной инфраструктуры, которая будет поддерживать процессы выполнения органами власти своих функций (например, электронное правительство). Следует отметить, что в данном случае будет заблуждением рассматривать электронную демократию в качестве составной части электронного правительства.
Подчеркнем, что понятия «электронная демократия» и «электронное правительство» — это понятия, отличные друг от друга. Так, понятие «электронная демократия» представляет собой демократию, основанную на непосредственном изъявлении воли каждого гражданина с помощью широкого применения информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), «электронное правительство» означает быстрый способ оказания государственных услуг и предоставления информации физическим лицам, юридическим лицам, другим ветвям власти с помощью использования современных информационных технологий, при которых личное взаимодействие между заявителем и государством сводится к минимуму. Тот факт, что социальные технологии электронной демократии и электронного правительства имеют общую точку соприкосновения, которая заключается в улучшении жизни общества, не должен затемнять различие путей достижения поставленных целей и возможных концептуальных противоречий.
Противоречия, о которых идет речь, нашли свое отражение в результатах исследования, проведенного в швейцарском университете Гетеборга — Агнетой Ранеруп, которые показали, что при разработке по государственному заказу проектов электронной демократии мнение будущих участников сообществ на стадии проектирования вообще не учитывается, а если это и
делается, то весьма формально [28]. Полученные же эмпирические данные однозначно свидетельствуют: если граждане уже на ранних этапах привлекаются к процессу воплощения в жизнь проектов, то шансы на создание устойчивых и эффективно функционирующих виртуальных сетевых сообществ неизмеримо возрастают [29].
В том случае, если у государства будет отсутствовать желание создать альтернативную площадку для социального взаимодействия, внедряемые ими технологии электронной демократии никогда не станут эффективным механизмом улучшения жизни общества. Реализация проектов компьютеризации различных сторон жизни общества должна осуществляться не в форме внедрения самодостаточных техно-
логических решений, а в качестве ответа со стороны государства на информационные потребности граждан.
Таким образом, становление и распространение информационно-коммуникационных технологий, которые стремительно проникают во все сферы общественной жизни, создают базу для развития гражданского общества и основу построения, правового, социально-ориентированного, электронного государства с многоукладной экономикой и гарантированной реализацией гражданских прав и свобод, граждане которого максимально вовлечены в общественно-политическую жизнь с помощью современных коммуникационных технологий.
Литература_
1. Барлоу Дж.П. Декларация независимости Киберпространства. Режим доступа: http: //www. zhurnal. ru/1/deklare. htm.
2. Пашинская В. В. Формирование электронной демократии в Российской Федерации // Фундаментальные исследования, 2013, № 11, С. 1278−1281.
3. Электронная демократия. [Электронный ресурс] // Элдис [Офиц. сайт]. URL: http: //www. eldis. org/go/topics/resource-guides/governance/key-issues/e-government/e-democracy (дата обращения: 15. 12. 2014).
4. Gisler M. Einfuhrung in die Begriffswelt des e-Govemment e-Govemment // Fine Standorthestimmung.
5. Smith R.L. The Wired Nation. Cable TV: the electronic communications highway. N.Y.: Harper & amp-Row. 1972.
6. Pool I. d. S. Technologies of freedom. Cambridge. MA: Belknap Press, 1983. P. 251.
7. Arterton F.C. Teledemocracy: Can technology protect democracy? Newbury Park. CA: Sage, 1987. P. 204.
8. Winner L. Autonomous Technology. Technics-Out-of-Control as a Theme in Political Thought.- in Poltical Thought. Cambridge: MIT Press, 1977. P. 19.
_References
1. Barlou Dzh.P. Deklaratsiya nezavisimosti Kiberprostranstv (The Declaration of Cyberspace Independence a) Available at: http: //www. zhurnal. ru/!/ deklare. htm
2. Pashinskaya V.V. Basic Research (Fundamental research), 2013, no. 11, pp. 1278−1281.
3. Elektronnaya demokratiya (E-democracy) Available at: http: //www. eldis. org/go/topics/re-source-guides/governance/key-issues/e-government/ e-democracy (accessed 15. 12. 2014).
4. Gisler M. Einfuhrung in die Begriffswelt des e-Govemment e-Govemment (Einfuhrung in die Begriffswelt des e-Govemment e-Govemment): Fine Standorthestimmung.
5. Smith R.L. The Wired Nation. Cable TV (The Wired Nation. Cable TV): the electronic communications highway. N.Y.: Harper & amp-Row, 1972.
6. Pool I. d. S. Technologies of freedom [Technologies of freedom]. Cambridge. MA: Belknap Press, 1983. P. 251.
7. Arterton F.C. Teledemocracy: Can technology protect democracy? [Teledemocracy: Can technology protect democracy?] Newbury Park. CA: Sage, 1987. P. 204.
8. Winner L. Autonomous Technology. Technics-Out-of-Control as a Theme in Political Thought. — in Poltical Thought [Autonomous Technology. Technics-Out-of-Control as a Theme in Political Thought.- in Poltical Thought]. Cambridge: MIT Press, 1977. P. 19.
9. Slaton C.D. Televote: expanding citizen participation in the quantum age. -N.Y. Praeger, 1992.
10. Etzioni A. Teledemocracy. The Electronic Town Meeting // Current, 1993. Pp. 26−29.
11. Toffler A. The Third Wave. N.Y.: Bantam, 1980. P. 429.
12. Elshtain J. Democracy and the QUBE Tube // The Nation, 1982. Р. 108−110.
13. Craber D.A. Potholes Along Americas Public Information Superhighway // Research in Political Sociology, 1995, vol. 7. Pp. 299−324.
14. Dahl R.A. Democracy and its Critics. -New Haven. London. Yale University Press, 1989.
15. Бондаренко С. В. Социальные технологии «электронной демократии» // Политическая коммуникация в постсоветской России: проблемы становления и парадигмы развития. М., 2003. С. 205.
16. Grossman L.K. The Electronic Republic Democracy in the information Agt. N.Y. Viking (20h Century Fund). 1995. P. 92.
17. Habermas J. The structural transformation of the public sphere: An inquiry into a category of bourgeois society (Tomas Burger. Trans.). Cambridge. MA: MIT Press, 1989.
18. Habermas J. The Emergence of the Public Sphere / In: The Polity Reader in Cultural Theory. L.: Polity, 1994.
19. Boyte H.C. Nancy N.K. Building America The Democratic Promise of Public Work. Philadelphia Temple University Press, 1996.
20. Sun S. Barnett G. A An analysis of the international telephone network and democratization // Journal of the American Society for Information Science. 1994. 45. Pp. 411−421.
21. Gilder G. Life after television: The coming transformation of media and American life. Knoxville. TN: Whittle, 1990. P. 18.
22. Buchstein H. Bytes that Bite: The Internet and Deliberative Democracy // Constellations, 1997. vol. 4, pp. 248−263.
23. Dahlgren P. Sparks C. Communication and Citizenship. Journalism and The Public Sphere. L.: Routledge, 1991.
24. Lenk. K. Electronic support of citizen participation in planning processes / In: Hague B. Loader B. (eds) Digital Democracy. Discourse and Decision Making in Information Age. L.: Routledge, 1999.
9. Slaton C.D. Televote: expanding citizen participation in the quantum age [Televote: expanding citizen participation in the quantum age]. N.Y. Praeger, 1992.
10. Etzioni A. Teledemocracy. Current (Current), 1993. Pr. 26−29.
11. Toffler A. The Third Wave [The Third Wave]. N.Y.: Bantam, 1980. P. 429.
12. Elshtain J. The Nation (The Nation), 1982. P. 108−110.
13. Craber D.A. Research in Political Sociology (Research in Political Sociology), 1995, vol. 7. Pp. 299−324.
14. Dahl R.A. Democracy and its Critics. -New Haven [Democracy and its Critics. -New Haven]. London. Yale University Press, 1989.
15. Bondarenko S.V. Sotsialnye tehnologii «elektronnoy demokratii» (Social technologies of «electronic democracy»): Political Communication in Post-Soviet Russia: problems of formation and development paradigm. Moscow, 2003. P. 205.
16. Grossman L.K. The Electronic Republic Democracy in the information Agt. [The Electronic Republic Democracy in the information Agt. ] N.Y. Viking (20h Century Fund). 1995. P. 92.
17. Habermas J. The structural transformation of the public sphere: An inquiry into a category of bourgeois society [The structural transformation of the public sphere: An inquiry into a category of bourgeois society (Tomas Burger. Trans.)]. Cambridge. MA: MIT Press, 1989.
18. Habermas J. The Emergence of the Public Sphere (The Emergence of the Public Sphere): the Polity Rcader in Cultural Theory. L.: Polity, 1994.
19. Boyte H.C. Nancy N.K. Building America The Democratic Promise of Public Work [Building America The Democratic Promise of Public Work]. Philadelphia Temple University Press, 1996.
20. Sun S. Barnett G.A. Journal of the American Society for Information Science (Journal of the American Society for Information Science), 1994, 45, pp. 411−421.
21. Gilder G. Life after television: The coming transformation of media and American life [Life after television: The coming transformation of media and American life. Knoxville]. TN: Whittle, 1990. P. 18.
22. Buchstein H. Constellations (Constellations), 1997. vol. 4, pp. 248−263.
23. Dahlgren P. Sparks C. Communication and Citizenship. Journalism and The Public Sphere [Communication and Citizenship. Journalism and The Public Sphere]. L.: Routledge, 1991.
24. Hague B. Loader B. (eds) Digital Democracy. Discourse and Decision Making in Information Age [Digital Democracy. Discourse and Decision Making in Information Age]. L.: Routledge, 1999.
25. Волокитин А. В., Курносов И. Н. Роль государства в развитии информационного общества // Информационное общество, 2000, с. 8−11.
26. Lamouline C. Poullet Y From Information Superhighways to «Electronic Democracy». The Impact of New Information and Communication Technologies on the Fundamental Freedoms. Strasbourg: Council of Europa. 1995. P. 5.
27. Morio M. Assessment and Evolution of Community Networking / Paper presented at Ties That Bing, at Apple Computer. Cupertino CA, 1994.
28. Henderson-Chalfield R., Kuhn S. Muller M. (eds). Proceedings of the Participatory Design Conference, November 1998. Seartle: CPSR/ACM, 1998.
29. In papers for EACN Workshop on Community Networking and the information Society: The key Issues fur New Millennium. Paris: Charles Mayer Leopold Koudation, 1999.
25. Volokitin A.V., Kurnosov I.N. Rol gosudarst-va v razvitii informatsionnogo obshhestva [The state'-s role in the development of the information society]: Information Society, 2000, pp. 8−11.
26. Lamouline C. Poullet Y. From Information Superhighways to «Electronic Democracy». The Impact of New Information and Communication Technologies on the Fundamental Freedoms [From Information Superhighways to «Electronic Democracy». The Impact of New Information and Communication Technologies on the Fundamental Freedoms]. Strasbourg: Council of Europe. 1995. P. 5.
27. Morio M. Assessment and Evolution of Community Networking (Assessment and Evolution of Community Networking): Paper presented at Ties That Bing, at Apple Computer. Cupertino CA, 1994.
28. Henderson-Chalfield R., Kuhn S. Muller M. (eds). Proceedings of the Participatory Design Conference (Proceedings of the Participatory Design Conference), November 1998. Seartle: CPSR/ACM, 1998.
29. In papers for EACN Workshop on Community Networking and the information Society (In papers for EACN Workshop on Community Networking and the information Society): the key Issues fur New Millennium. Paris: Charles Mayer Leopold Koudation, 1999.
Коротко об авторе
Briefly about the author
Лаврик Н. В., аспирант, Забайкальский государс- N. Lavrik, postgraduate, Transbaikal State University,
твенный университет, г. Чита, Россия Chita, Russia
Lavrik.n. v@yandex. ru
Научные интересы: электронная демократия, Scientific interests: e-democracy, political science политические науки

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой