Проблемы нормативного регулирования тендеров: английская практика

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

3'-2014
Пробелы в российском законодательстве
3.5. ПРОБЛЕМЫ НОРМАТИВНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ТЕНДЕРОВ: АНГЛИЙСКАЯ ПРАКТИКА
Баранникова Екатерина Сергеевна, соискатель. Место учебы: МГИМО (У) МИД России. Подразделение: кафедра международного частного и гражданского права. Должность: Руководитель направления. Место работы: ЗАО «Д Дистрибьюшен» (Diageo). E-mail: e. barannikova@yahoo. com
Аннотация:
Задача — устранение пробелов гражданскоправового регулирования тендеров с участием коммерческих юридических лиц в Российской Федерации путем внедрения положительного опыта английского права по регулированию тендеров.
Модель — установление основных норм регулирования тендеров, выведенных из прецедентов в английском праве, и анализ возможности их применения в российском праве.
Выводы — в статье проведен анализ основных гражданско-правовых норм регулирования тендеров в английском праве с целью последующего усовершенствования российского гражданского права в части регулирования закупочных отношений.
Рамки исследования — часть диссертационного исследования автора.
Практическое значение — рекомендации автора могут быть полезны для участников как российского бизнеса, так и иностранных контрагентов, участвующих в закупочных тендерах, организуемых российскими юридическими лицами иили СП, либо самостоятельно проводящих международные тендеры среди российских и иных юридических лиц. Также, рекомендации автора могут быть использованы для совершенствования действующего гражданского права РФ.
Социальные последствия — устранение злоупотреблений в закупочных тендерах, вследствие неопределенности их правового статуса в Российской Федерации.
Оригинальность/ценность для представителей законодательных органов, департаментов закупок ТНК и прочих коммерческих юридических лиц.
Ключевые слова: закупки, тендер, правоотношение, прецедент.
PROBLEMS OF LEGAL REGULATION OF COMMERCIAL TENDERS: ENGLISH CASE LAW
Barannikova Catherine Sergeevna, competitor. Place of study: Moscow state University of international relations of FAM Russia. Department: international private and civil law chair. Position: Head of branch. Place of employment: D. Distribution (Diageo) LLC. E-mail: e. barannikova@yahoo. com
Annotation:
Goal — elimination of gaps in Russian civil law for regulation of commercial tenders by implementing of English case law best practices.
Model — definition of key legal rules for tender regulation from leading cases in England.
Conclusion — the author carried out analysis of key legal rules and principles of tender regulation in England in order to implement respective changes in Russian law for increasing of rights protection of tender counterparties.
Scope of the article — part of the thesis of the author.
Practical application — recommendation of the author can be of interest for business & amp- legislation representatives.
Social impact — elimination of breaches in commercial tenders caused by their uncertain legal nature.
Value for purchasing professionals of multinational companies, as well as other legal entities, law-making bodies. Keywords: procurement, purchasing, sourcing, tender, precedent.
В усложняющемся деловом обороте периодически возникают споры о правоприменении в закупочных отношениях, особенно в строительной отрасли, где суммы сделок достаточно велики. Однако в английской практике, к сожалению, пока не сформировался еди-ноообразный подход к разрешению данных споров. Так, в деле R. in Right of Ontario v Ron Engineering and Construction Eastern Ltd., рассмотренном Английским Судом, была сформулирована норма о недопустимости отказа стороны от договора после подтверждения сделки в тендере, а также право на справедливую конкуренцию и равное отношение к участникам тендера в ходе его проведения организатором. Однако, данный прецедент не был принят во внимание Апелляционным Судом в деле Blackpool & amp- Fylde Aero Club v Blackpool Borough Council. А в деле Harmon CFEM Facades v House of Commons судья Хемфри Ллойд и вовсе высказал точку зрения о необходимости пересмотра нормы, выработанной в ходе решения дела R. in Right of Ontario v Ron Engineering and Construction Eastern Ltd. И затем применённой судом в ряде последующих дел. Однако вследствие длительных и сложных споров о фактическом составе доказательств и преобладающей силой норм права ЕС, позволяющих определенным образом разрешить рассматриваемый спор по делу Harmon CFEM Facades v House of Commons, предложение судьи Хемфри Ллойда не было поддержано, но развитие прецедентного права по регулированию закупочных отношений с участием коммерческих юридических лиц в Англии на некоторое время было приостановлено, т.к., акцент сместился на правовое регулирование закупок для государственных нужд, а также формирование норм регулирования закупочных отношений в рамках ЕС (директивы о закупках для нужд ЕС).
Рассмотрим, почему принципы, сформулированные в деле R. in Right of Ontario v Ron Engineering and Construction Eastern Ltd., не получили дальнейшего развития в английском праве. Во-первых, не определен момент возникновения закупочного правоотношения, а предоставление участниками тендера своих коммерческих предложений в ответ на недостаточно определенное приглашение организатора тендера к участию, не может определенно считаться акцептом оферты организатора тендера и в итоге, заключение «тендерного» договора является спорным. Понятие «тендерного» договора (tendering contract) было предложено профессором Перси в статье «Радикальные изменения в тендерном законодательстве: канадские реформы принципов общего права» [4].
Во-вторых, обязательство организатора тендера заключить договор с участником, предложившим в тендере наименьшую цену в качестве встречного представления (consideration), также спорно, т.к., организатор тендера может не подтвердить сделку участнику, предложившему наименьшую цену, если коммерческое предложение последнего не отвечает ряду необходимых дополнительных условий (сроки гарантийного покрытия, сроки реализации строительного проекта,
80
НОРМАТИВНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ТЕНДЕРОВ
Баранникова Е. С.
условия оплаты, ответственность и т. д.). Однако если дополнительные условия не были заранее указаны организатором тендера в качестве необходимых, права участников тендера могут быть нарушены. Решение дела Blackpool & amp- Fylde Aero Club v Blackpool Borough Council в порядке апелляции доказывает выше указанную позицию. Судья Л. Д Бингхэм определил, что право будет «дефективным» [1], если позволит организатору тендера, самостоятельно сформировавшему тендерное задание на своих условиях для участников, быть абсолютно свободных от каких-либо обязательств по отношению к участникам тендера, которые своевременно и в озвученном организатором тендера порядке предоставили свои коммерческие предложения, ожидая заключения договора в случае, если предложение участника тендера окажется лучшим для организатора по заявленным в тендере требованиям. Поэтому, по мнению судьи Л. Д. Бингхэма, в ходе проведения тендера стороны вступают в договорные отношения и на них распространяются нормы и принципы договорного права. Мы не можем с этим полностью согласиться, так как полагаем, что стороны заключают договор после проведения тендера, а не в его ходе, но поддерживаем распространение принципов и норм договорного права на закупочные отношения по аналогии. К тому же, в английской доктрине договорного права договор считается заключенным, если сторона предоставила встречное представление
(consideration). Так как, обещание организатора тендера заключить договор с участником, предложившим лучшие для организатора условия сделки по заранее озвученным критериям, является «бесплатным», оно не имеет исковой защиты (unenforceable). На это обратил внимание судья Л. Д. Рассел в деле «Williams v Roffey Bros & amp- Nicholls (Contractors) Ltd», однако определил, что наличие обязательств организатора тендера, совершающего действия, направленные на извлечение выгоды, благодаря действиям участников тендера, — получение наилучшего коммерческого
предложения, — не может быть отвергнуто под предлогом отсутствия встречного представления (consideration) [5].
Вернемся к ранее упомянутому делу Harmon CFEM Facades v House of Commons и рассмотрим основные принципы регулирования закупочных правоотношений, сформулированные в нем. Если опустить основания иска, опирающиеся на нормы права ЕС, интересно отметить, что истец также указал, что ответчик нарушил «обязательства по частному праву, возникающие из подразумеваемого тендерного договора» [2]. Таким образом, как и профессор Перси, ответчик полагает, что стороны заключают договор в ходе проведения тендера. Организатор тендера в рассматриваемом деле заявил при начале тендера, что договор строительного подряда будет заключен с тем участником тендера, сумма сделки с которым будет наименьшей и в рамках бюджета организатора тендера. Однако ни одно из полученных коммерческих предложений от участников тендера не оказалось в рамках бюджета, а следовательно, не соответствовало заявленным в тендере критериям. В английском праве, в таком случае «тендерный договор» не считается заключенным, и организатору тендера следует отказать всем участникам по причине несоответствия их предложений одному из основных критериев тендера. Но вместо закрытия тендера и проведения нового, с целью экономии времени на процедурных вопросах, организатор тендера продолжил переговоры с участниками тенде-
ра о возможной сделке. Такая практика часто применима и в России, где озвученный в тендере бюджет может быть заниженным, нереалистично низким, некорректным. Так как, в ходе переговоров после тендера организатор обеспечил участникам равные условия, можно полагать, что стороны продолжили участвовать в закупочном правоотношении на ранее озвученных условиях. Но так как это не было отражено в тендерной документации (отсутствие приглашения участников во второй этап тендера и подведение промежуточных итогов по первому этапу тендера), у субъектов правоотношения возникло разное понимание взаимных прав и обязательств. Так, истец, предложивший во втором этапе тендера наименьшую цену ожидал, что переговоры будут продолжены только с ним, тогда как ответчик (организатор тендера) решил уточнить рыночные цены, запросив их у новых, не участвовавших в первом этапе тендера, участников. С целью дальнейшего понижения цены, организатор тендера также упростил критерии качества в техническом задании для запроса цен у новых участников. Данные действия ответчика, по мнению судьи, нарушили обязательства организатора по первому «тендерному» договору и сформировали второй «тендерный» договор с новыми участниками. К сожалению, такие случаи часто встречаются на практике. Так, в ходе проведения тендера российской компанией на выбор промо-материалов ранее заявленный бюджет оказался существенно заниженным на рынке, а переговоры с некоторыми участниками тендера в итоге свелись к упрощению спецификации вне ведения остальных участников тендера. Договор был заключен по цене выше бюджета и с упрощенной спецификацией, что нарушает критерии тендера, и, к сожалению, у «пострадавших» участников данного тендера нет средств правовой защиты, так как закупочные отношения не урегулированы в достаточной мере российским гражданским правом.
В дальнейшем развитии фактического состава по делу Harmon CFEM Facades v House of Commons организатор тендера выбирал между предложением истца (первый тендерный договор) и нового участника (второй тендерный договор), что согласно позиции суда, сформировало третий тендерный договор. На третьем этапе тендера организатор попросил истца и нового участника из второго этапа тендера далее снизить цены по своим предложениям. Однако второй участник уже разработал техническое решение, оптимизирующее затраты, которое было принято организатором тендера за основу обновленного технического задания. Так как, данное решение является интеллектуальной собственностью второго участника, оно было неизвестно истцу, который снизил цену для технического задания из первого этапа тендера. Суд определил действия ответчика как виновные: «введение в умышленное заблуждение» истца, на основании прецедента Richardson v Silvester.
Так как ответчик сравнивал на третьем этапе тендера несравнимые предложения участников (разные технические решения), он добавил новый критерий выбора победителя в тендере: «управленческие способности», мотивировав это ограничением по времени и необходимостью реализации строительного проекта в запланированный срок, точка отсчета по которому была уже смещена из-за длительного тендерного процесса. Данное изменение тендерных условий не было официально заявлено организатором всем участникам тендера.
81
3'-2014
Пробелы в российском законодательстве
Итак, в ходе тендера несколько раз менялись существенные условия присуждения договора, техническое задание, участники тендера в той или иной мере не соответствовали полностью всем критериям присуждения договора, сравнение предложений участников происходило по разным спецификациям (техническим решениям) и критерии выбора «ретушировались» под предложение победившего в тендере участника с более совершенным техническим решением, но более высокой ценой, чем у истца. При этом истец был проинформирован о результатах тендера не в день подписания протокола о намерениях с победившим участником, но спустя месяц после подписания договора строительного подряда между победившим участником и организатором тендера.
По мнению суда, двусторонний тендерный договор был заключен между истцом и ответчиком путем обмена офертой (приглашение в тендер) и акцептом (коммерческое предложение участника). Судья Ллойд определил, что обязательствами сторон по такому договору являются, в частности, неизменность существенных критериев тендера и равное положение участников тендера. На основании нарушения данных обязательств ответчиком по тендерному договору между истцом и ответчиком, суд разрешил дело в пользу истца.
В деле Blackpool and Fylde Aero Club v Blackpool BC истец — участник тендера, подавший свое коммерческое предложение в последний день приема заявок, указанный в тендерном задании организатора, который в лице клерка по закупкам не успел данное полученное предложение передать вместе с предложениями других участников тендера в тендерный комитет и, следовательно, предложение истца не было рассмотрено в тендере. На основании тендерного договора, подразумеваемого между организатором тендера и его участниками, суд признал нарушенным право истца на равные с другими участниками тендера условия, несмотря на то, что цена победившего в тендере другого участника была ниже, чем предложенная истцом. Как определил судья Бингхэм, организатор обязан рассмотреть все полученные предложения участников тендера, обосновав это тем, что в сложных тендерах участник может потратить время и деньги на подготовку коммерческого предложения и вправе рассчитывать, что его предложение по крайней мере будет рассмотрено в тендере. В то же время, организатор тендера также может потратить время и деньги на подготовку тендерного задания, и поэтому в случае отмены тендерного проекта, выбора определенного предложения участника тендера не с наименьшей ценой, отказа другим участникам тендера в заключении договора, согласно английскому прецедентному праву, организатор не должен информировать участников о причинах принятия тех или иных решений. На наш взгляд однако, участники тендера в случае отказа имеют право на информацию о причине отказа, особенно если критерии выбора участника тендера были недостаточно четко обозначены в тендерном задании иили изменялись организатором после начала тендера. В противном случае, возникает риск злоупотреблений со стороны организатора тендера, в частности, «адаптация» критериев тендера под определенного участника, не отвечающего изначально обозначенным параметрам выбора победителя в тендере.
Следует отметить, что предложение участника тендера может быть отклонено без рассмотрения при наличии достаточных объективных причин — в частно-
сти, конфликта интересов. Так, в деле Fairclough Building иск участника тендера, предложение которого было отклонено без рассмотрения, был решен в пользу ответчика, т.к., при получении ответчиком коммерческого предложения истца выяснилась связь между женой главного проектировщика и генеральным директором истца.
Организатор тендера освобождается от обязательств тендерного договора в случае появления непредвиденных обстоятельств, объективно препятствующих заключению тендерного договора. В деле Glenview Corp v Canada организатор тендера (ответчик) отказался от заключения договора с победившим в тендере участником (истец), так как организатор обнаружил ошибку в своем техническом задании, на которое участники давали цены. Действительно, принудить ответчика заключить договор на заведомо некорректных условиях было бы несправедливо. Поэтому суд решил дело в пользу ответчика. Тем более учитывая факт, что ответчик провел повторный тендер с корректным техническим заданием, в котором истец не выиграл, действуя в равных конкурентных условиях с другими участниками повторного тендера.
Одно из обязательств, сформулированное нормами прецедентного права — безотзывность предложения участника. Это одно из существенных обязательств, так необходимое в российском деловом обороте, где коммерческие предложения участников могут самовольно изменяться до момента подписания сторонами договора, к сожалению, порой отличающегося от условий, ранее согласованных сторонами в тендере.
Интересно, что в деле Northern Construction v Gloge Heating & amp- Plumbing был сложный фактический состав, и спор касался предполагаемого отзыва коммерческого предложения субподрядчика, участвовавшего в тендере, проводимом подрядчиком, с целью подготовки своего коммерческого предложения по генеральному подряду для клиента. Цепочка неисполнения обязательства закупочного правоотношения субподрядчиком поставило в затруднительное положение организатора тендера, рассчитывавшего заключить договор с субподрядчиком в случае своей победы в тендере на генподряд. Является ли предложение субподрядчика безотзывным, если заключение договора с организатором может не произойти, если он в свою очередь проиграет тендер на генподряд? Ответ суда был положительным, т.к. субподрядчик был надлежащим образом информирован о проведении тендера на генподряд и условности сделки на субподряд.
Обеспечение равных условий участникам в тендере оценивается судом, исходя из принципа разумности. Так, в деле Best Cleaners & amp- Contractors Ltd v R. in Right of Canada в ходе тендера ответчик инициировал переговоры с одним из участников о заключении договора на более длительный срок, чем было указано в тендерном задании. Т.к., в итоге с данным участником был заключен договор на срок, указанный изначально в тендере, суд отклонил иск другого участника тендера, посчитавшего действия организатора тендера нарушающими его право на равное отношение. В то же время, в деле Chinook Aggregates Ltd v Abbotsford (Municipal Districts) Британский апелляционный окружной суд признал нарушенным право истца на равное с другими участниками отношение организатора. Так, у ответчика был принят внутренний нормативный акт -регламент по закупкам, согласно которому в случае если в тендере участвует поставщик из рассматриваемого муниципального округа, цена которого пре-
82
НОРМАТИВНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ТЕНДЕРОВ
Баранникова Е. С.
вышает самую низкую в тендере цену не более, чем на 10 процентов, договор заключается с таким муниципальным поставщиком. Истцу был не известен данный регламент по закупкам, он предложил самую низкую цену в тендере, что являлось критерием выбора победителя в тендере, озвученным в тендерном задании, и поэтому был вправе рассчитывать на заключение договора.
Так как в Канаде применяется прецедентное право и канадская правовая система построена на основе британской (кроме французской части Канады), рассмотрим некоторые примеры правоприменения в регулировании закупочных отношений из канадской практики. В приглашении к тендеру в крупных проектах иногда предусматривается освобождающее условие для организатора: предложение с самой низкой ценой или иное предложение в тендере не обязательно будут приняты организатором с целью заключения договора. Имеет ли данное положение преимущественную силу перед положением о приеме организатором в тендере только тех предложений, которые соответствуют озвученным в тендерном задании условиям? Нет, т.к. освобождающее условие совместимо с обязательством организатора принимать только соответствующие критериям предложения участников, но не создает у организатора обязательства принять только предложение с самой низкой ценой. Это проистекает из природы тендера, который путем стимулирования конкуренции участников позволят организатору заключить договор на самых выгодных для него условиях. Так как низкая цена, что мы указывали ранее в исследовании, не гарантирует надлежащего качества, а порой и просто нереалистично предложена участником тендера и, в итоге, может привести к невыполнению данным участником условий договора (например, у участника оказалось недостаточно оборотных средств, чтобы осуществить строительные работы в требуемый срок), что повлечет негативный экономический эффект для организатора. Другими словами, «получение самой низкой цены любой ценой» не отвечает сущности закупочных отношений в настоящее время усложняющегося делового оборота, где акцент направлен как на цену, так и качество сервис, защиту рисков и многие другие факторы. К тому же, понятие «самая низкая цена в тендере» может толковаться расширительно. В деле Acme Building & amp- Construction Ltd v Newcastle (Town) в цену участников тендере была включена денежная оценка рисков организатора тендера. Так, согласившись на «самую низкую цену» участника тендера и заключив с ним договор, организатор фактически может потратить больше денег, чем планировал. В деле Acme Building & amp- Construction Ltd v Newcastle (Town) организатор заключил договор с участником, который предложил самый короткий срок реализации строительного проекта, но за большую цену, чем иные участники, т.к. организатор за счет этого смог раньше начать эксплуатировать объект, и быстрее начиналась окупаемость инвестиций.
При этом в ряде дел, рассмотренных английскими судами низших инстанций (например, Kenkor Holdings Ltd v Saskatchewan, Fred Welsh Ltd v BGM Construction Ltd) освобождающее условие было признано ничтожным в тех случаях, когда организатор тендера не представил участникам достаточно информации о предмете будущего договора, заключаемого по итогам тендера. К сожалению, в российском деловом обороте достаточно часто встречаются тендеры с неполным иили нечетким тендерным заданием, особенно в мар-
кетинговых закупках. В брифе тендера на разработку и производство подарочной упаковки одной из крупных компаний пищевой отрасли было озвучено: «разработать и произвести инновационную упаковку». По итогам тендера было выбрано предложение участника со стандартным конструктивом упаковки из гофрокартона. Маловероятно, что данный тип упаковки является «инновационным», однако участники тендера оказались фактически в неравных условиях, так как одни разрабатывали инновационные модели, тогда как победивший в тендере участник предложил классическое решение упаковки. В настоящее время в российской практике проблематично предъявить иск по выше приведенному примеру нарушения прав субъектов закупочного отношения, так как отсутствуют гражданскоправовые нормы их регулирующие. Тогда как в английском праве участнику тендера в подобном примере компенсируются фактически понесенные затраты (оплата персонала, разработавшего инновационную модель упаковки, затраты на производство эталонного образца и т. д.). В ряде крупных судебных дел суд присуждал возмещение участнику тендера и упущенной выгоды — прибыли, которую бы получил участник тендера в случае заключения с ним договора по итогам тендера [3].
Также следует отметить, что английские суды считают «поиск удобного предложения» (bid shopping) недобросовестной практикой, когда организатор проводит тендер «для галочки», сбора коммерческой информации с рынка, но не с целью последующего заключения договора по итогам тендера. При этом в деловом обороте периодически применяется запрос котировок для анализа рынка, или так называемый «бенчмаркинг"[6]. Организатор тендера в таких случаях не нарушает тендерный договор, если заявляет участникам тендера в тендерном задании условия его проведения и прогнозируемый результат (анализ рынка для принятия дальнейших действий: повторный тендер, переговоры с действующими поставщиками и т. д.). В противном случае, права участников могут быть нарушены, так как, предоставляя свои предложения в тендере, они рассчитывают на заключение договора по итогам тендера.
Согласно позиции Верховного Суда Канады, сформулированной при решении дела „MJB Enterprises Ltd v Defense Construction (1951) Ltd et al“, договор может быть заключен сторонами в ходе тендера на условиях, указанных в тендерном приглашении и ответе на него- при этом эти условия носят иной характер, нежели чем условия договора строительного подряда, заключаемого сторонами впоследствии.
При решении споров, возникающих у сторон закупочных отношений, в общем праве основными нормами, на которые ссылаются суды, являются нормы, сформулированные в английском прецеденте, рассмотренном нами выше, Ron Engineering (например, в делах Hughes Aircraft Systems International v Airservices Australia и Pratt Contractors Ltd v Palmerston North CC). Однако суды по-разному интерпретируют понятие „тендерный договор“ — как двусторонний, создающий права и обязанности для организатора и участника тендера, так и односторонний — создающий обязательство организатора заключить договор с победившим в тендере участником. Мы придерживаемся первой точки зрения, т.к. организатор также вправе рассчитывать на определенные действия победившего участника тендера (например, заключение договора на условиях и в сроки, озвученных участником в тендере).
83
3'-2014
Пробелы в российском законодательстве
Следует отметить точку зрения английских судей о допустимости закупочных тендеров, не имеющих цели последующего заключения договора (анализ рыночных цен, подготовительный этап перед основным тендером, др.). В таком случае мы бы рекомендовали организаторам тендера указывать в приглашении к тендеру данное условие, иначе возникает риск
злоупотребления правами участников, рассчитывающих по итогам тендера заключить договор и инвестирующих время своего персонала на расчет цен и предоставление технических или иных требуемых в тендере решений, которые к тому же могут быть
использованы организатором после тендера в своих целях и могут считаться неосновательным обогащением.
Итак, как показывают рассмотренные нами английские прецеденты, нормативное регулирование тендеров с участием коммерческих лиц необходимо в российском праве, особенно если стороны вступают в сложные сделки по строительным проектам, где велики риски и затраты, а нарушение одной из сторон своих обязательств, проистекающих из закупочного правоотношения (до заключения основного договора по итогам тендера), может повлечь существенные убытки для другой стороны, которая в свою очередь столкнется со сложностями правоприменения в РФ, т.к. в настоящее время закупочные отношения в России нормативно урегулированы для закупок для государственных нужд, но не для коммерческих юридических лиц.
Список литературы:
1. Blackpool & amp- Fylde Aero Club v Blackpool Borough Council, 1990, 1 W.L.R. 1195 at 1202 D-H
2. Harmon CFEM Facades v House of Commons, 1999, 67 Con. L.R. 1. Technology and Construction Court, England
3. MJB Enterprises Ltd v Defense Construction (1951) Ltd et al», 1999, 1 S.C.R. 619
4. Percy, Radical Developments in the Law of Tenders: a Canadian Reformation of Common Law Principles, 1988
5. Williams v Roffey Bros & amp- Nicholls (Contractors) Ltd, 1991, 1 Q.B. 1
6. Применение бенчмаркинга в инжинирингопромышленном комплексе малой энергетики/Шакиров Р.С., Бизнес в законе. 2011. № 1. С. 196−204
7. Баранникова Е. С. Понятие, сущность и содержание гражданско-правового регулирования закупочных отношений в Англии, США и Российской Федерации // Бизнес в законе. — 2014. — №№ 2,3.
Рецензия
на научную статью Баранниковой Е. С. «Проблемы нормативного регулирования тендеров: английская практика».
Сведения об авторе: Баранникова Екатерина Сергеевна. Опыт работы: 10 лет управления закупками в крупных международных компаниях по разным категориям (CAPEX, сырье, ATLBTL, др.) и договорном праве Англии и РФ (EPC, FIDIC и прочие комплексные договоры).
Образование: высшее экономическое (Мировая Экономика, СГСЭУ), высшее юридическое (Международное Право и Право Е С, МГИМО) — аспирантура МгИмО (наст. время).
Описание проблемы и вопросов, которым посвящена статья:
В статье проведен анализ английских прецедентов по регулированию закупочных тендеров с участием коммерческих лиц. Анализ автора будет актуален для устранения пробелов в действующих гражданскоправовых нормах Российской Федерации и усовершенствования российского гражданского права в части регулирования закупочных отношений.
Актуальность рецензируемой статьи:
С возрастающей сложностью проводимых коммерческими юридическими лицами тендеров, в том числе осложненных иностранным элементом (консолидация в одном тендере крупномасштабных потребностей юридических лиц, зарегистрированных в разных странах, но относящихся к одной транснациональной компании), важность правового регулирования закупочных отношений с целью обеспечения надлежащей защиты прав участников и организаторов тендеров, а также недостаточная исследованность данной проблемы, подтверждают актуальность статьи.
Особенностью исследования автора является использование сравнительно-правового метода для анализа закупочных правоотношений коммерческих юридических лиц в Российской Федерации.
Выводы и заключение о возможности публикации статьи:
Научная статья Баранниковой Е. С. «Проблемы нормативного регулирования тендеров: английская практика» соответствует необходимым требованиям и может быть рекомендована к публикации в научном юридическом журнале «Пробелы в российском законодательстве».
Доктор юридических наук, профессор Московского Государственного Института Международных Отношений (Университет) МИД России,
Власов Анатолий Александрович
84

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой