Проблемы обеспечения экологической безопасности региона

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

зывали существенного влияния на выживаемость и продолжительность жизни подопытных крыс (см.: табл. 4). Большая эффективность каптоприла по сравнению с липофильными ингибиторами АПФ-пролекарствами отчасти может объясняться его исходной активностью и отсутствием необходимости в метаболической трансформации в печени, функция которой при ХСН нарушается. Увеличение доли выживших крыс спустя 6 месяцев введения эналаприла на 30% по отношению к контролю носило характер тенденции (р=0,53, критерий Гехана). Достижению статистически значимой разницы в данном случае, как и при введении остальных ингибиторов АПФ, мешала высокая смертность животных в период первой и особенно второй декомпенсации ХСН. Ни один из применявшихся препаратов значимо не увеличил продолжительность жизни крыс с осложненным течением ХСН.
Выживанию крыс с ХСН способствовали липо-фильные ингибиторы АПФ, причем активное лекарство каптоприл в большей степени, чем пролекарства эналаприл, квинаприл и периндоприл в условиях осложнённого течения патологии. Влияние ингибиторов АПФ на выживаемость крыс со стабильной и осложненной ХСН не было связано с улучшением систолической функции миокарда. Гидрофильный ингибитор АПФ лизиноприл не повышал выживаемость крыс при обоих вариантах течения ХСН и не улучшал центральную гемодинамику при исследовании на осложнённой модели.
Библиографический список
1. Беленков Ю. Н., Мареев В. Ю., Агеев Ф. Т. Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента в лечении сердечно-сосудистых заболеваний
(квинаприл и эндотелиальная дисфункция). — М.: ООО «Инсайт полиграфик», 2002. — 86 с.
2. Гуськова Т. А. Оценка безопасности лекарственных средств на стадии доклинического изучения // Химико-фармацевтический журнал. -1990. — № 7. — С. 10−15.
3. Корзун А. И., Кириллова М. В. Сравнительная характеристика ингибиторов АПФ // Экология человека. — 2003. — № 2. — С. 16−22.
4. Мареев В. Ю., Агеев Ф. Т., Арутюнов Г. П. и др. Национальные рекомендации ВНОК и ОССН по диагностике и лечению ХСН (третий пересмотр) // Сердечная недостаточность. — 2010. — Т. 11. -№ 1(57). — C. 3−62.
5. Пятницкий Н. Н., Блинков Ю А. К вопросу о моделировании недостаточности правого сердца // Кардиология. — 1970. — № 1. — С. 143−144.
6. Румянцева Т. А., Фатеев М. М., Федоров В. Н. и др. Морфологические доказательства наличия хронической сердечной недостаточности, индуцированной у крыс методом дробного дозированного олеоторакса // Вестник Нижегородского университета им.
Н. И. Лобачевского. — 2009. — № 5. — С. 123−127.
7. Сидоренко Б. А., Преображенский Д. В., Ба-тыралиев Т. А. Ингибиторы ангиотензин-превраща-ющего фермента. Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Лит-терра, 2007. — 352 с.
8. Kennedy H.L., Rosenson R.S. Physicians'- interpretation of «class effects» // J Am Coll Cardiol. -2002. — № 40(1). — P. 19−26.
9. Roger V.L., Go A.S., Lloyd-Jones D.M. et al. on behalf of the American Heart Association Statistics Committee and Stroke Statistics Subcommittee. Heart disease and stroke statistics — 2012 update: a report from the American Heart Association // Circulation. -2012. — 125. — P. e2-e220.
УДК 502/504
Цховребов Эдуард Станиславович, Лебин Александр Николаевич, Белоусов Вячеслав Георгиевич
sofiamosina@yandex. ru
ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РЕГИОНА
В статье анализируются основные составляющие подсистемы экологической безопасности на уровне муниципального образования.
Ключевые слова: экологическая безопасность, охрана окружающей среды, муниципальное образование, экологический контроль.
Обеспечение экологической безопасности является одной из важнейших задач российского государства. Однако до настоящего времени решение вопросов создания единой системы обеспечения экологической безопасности как неотъемлемого элемента устойчивого развития российского государства продолжает оставаться на стадиях научных изысканий и обсуждений на различных уровнях.
В соответствии со статьей 72 Конституции Российской Федерации [1] обеспечение экологической безопасности относится к совместному ведению Российской Федерации и субъектов РФ. При этом каких-либо законодательных и иных нормативноправовых актов по обеспечению решения этой важнейшей государственной задачи до сих пор не выработано. На сегодня, как видно из сложившейся ситуации, отсутствует политическая воля по созда-
© Цховребов Э. С., Лебин А. Н., Белоусов В. Г, 2012
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ № 3, 2012
13
нию национальной системы экологической безопасности. Создание такой системы как на федеральном уровне, так и на уровне субъекта Российской Федерации требует принятия в скорейшем времени единого федерального закона об экологической безопасности, а также принимаемых, в соответствии с ним, законодательных и подзаконных актов федерального и регионального уровня по вопросам экологического страхования, экологических рисков, информационного обеспечения системы экологической безопасности, о делегируемых органами государственной власти субъектов РФ полномочий муниципальным образованиям в данной сфере и пр.
В условиях огромной территории России, разнообразных климатических условий, природно-ресурсного потенциала, различного уровня антропогенной нагрузки и экологической ситуации в регионах и даже в муниципальных образованиях одного региона, эффективная работа системы экологической безопасности возможна лишь в случае четкого разграничения обязанностей, полномочий и ответственности между федеральным центром, субъектами Российской Федерации и органами местного самоуправления. Учитывая вышеизложенные тенденции, можно констатировать, что вопросы, связанные с обеспечением экологической безопасности территории, следует рассматривать не обособленно, а как элемент более сложной многоуровневой комплексной системы. Очевидно, что, с точки зрения эффективного управления охраной окружающей среды и рациональным использованием природных ресурсов, система экологической безопасности территории должна иметь многоуровневый характер: Российская Федерация — субъект Российской Федерации (край или область) — муниципальное образование (городской округ или муниципальный район) — природопользователь (источник негативного воздействия на окружающую среду).
При этом понятно, что федеральный уровень подсистемы экологической безопасности будет иметь, в основном, координирующие функции. Главной на данном уровне станет деятельность по разработке концептуальных основ экологической безопасности, экологической политики, природоохранного законодательства, выработке мероприятий по реализации концепции устойчивого развития с учетом обеспечения экологической безопасности, сбор, анализ и обобщение экологической информации, подготовка предложений по повышению эффективности системы и решению других стратегических задач в данном направлении.
На уровне субъекта Российской Федерации все внимание будет уделено тактическим подходам к решению данных стратегических задач: реализации федеральной экологической политики на территории региона, организации системы экологического мониторинга, информационного обеспечения, взаимодействия с муниципальными образованиями, ведению учета объектов и источников негативного воздействия на окружающую среду и ряда других. Таким образом, на региональном уровне может создаваться единая комплексная организационно-управленческая система по решению какой-либо стратегической государственной задачи, в частности, обращению с отходами производства и потребления.
Однако при этом следует учесть, что организационно-регулятивные решения, принимаемые как на государственном уровне, так и на уровне субъектов РФ в рамках системы обеспечения экологической безопасности, как правило, не в полной мере будут касаться конкретного источника воздействия на окружающую среду, предупреждения и снижения антропогенного воздействия данного объекта.
Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что муниципальный уровень региональной системы экологической безопасности является базовым, поскольку именно на нем, в соответствии
Схема 1. Подсистема экологической безопасности на уровне территории муниципального образования (муниципального района или городского округа)
14
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ .№ 3, 2012
с федеральным законодательством, осуществляется управление в области окружающей среды, а также регулирование в сфере обращения с отходами: организация сбора, складирования, транспортировки, захоронения отходов производства и потребления.
Будет ли обеспечена экологическая безопасность на уровне муниципальных образований — зависит не только от усилий муниципальных властей, а прежде всего, от того, как будет проводиться государственная экологическая политика в отношении муниципальных образований.
Подсистема экологической безопасности на уровне территории муниципального образования (муниципального района или городского округа) должна базироваться на трех основных составляющих: комплексной системы экологического нормирования и контроля- комплексной экологической оценки состояния территории на основе системы мониторинга природной среды, экологического аудита, анализа степени и характера негативного воздействия хозяйствующих субъектов на окружающую среду с прогнозированием межпоселенчес-ких (городских и сельских поселений) мероприятий по предупреждению, снижению, ликвидации такого воздействия и, конечно, единой, целостной системы управления в области рационального использования природных ресурсов и охраны окружающей среды (см.: схема 1).
Однако поправки к российскому экологическому законодательству, введенные в действие с 2006 года, упразднили основную составляющую подсистемы экологической безопасности на уровне муниципального образования — муниципальный экологический контроль. В процессе бездумного законотворчества никто не учел, что только органы муниципального экологического контроля, проводящие ежедневную работу на местах по предупреждению, выявлению и пресечению нарушений экологического законодательства, могут отследить фактическую ситуацию на каждом источнике загрязнения окружающей среды, в том числе в части соблюдения экологических нормативов, стандартов, лимитов- непрерывно координировать осуществление производственного и общественного экологического контроля на территории муниципального образования. Только при условии использования объективных показателей результатов муниципального экологического контроля, в комплексе с производственным и общественным экологическим контролем, а также данных мониторинга природной среды в режиме «on-line», можно принимать обоснованные управленческие решения по снижению и ликвидации негативного воздействия на окружающую среду, прогнозированию природоохранных мероприятий, что является другой базовой составляющей подсистемы экологической безопасности на уровне муниципального образования. Замена муниципального экологического контроля организацией малочис-
ленных, слабо организованных контрольно-надзорных структур в экологических ведомствах субъектов Российской Федерации, а также деятельностью органов федерального экологического контроля в расчете функционирования одного инспектора на 3−5 муниципальных районов и городских округов, при отсутствии в стране налаженной системы экологического мониторинга в субъектах РФ, привела к невозможности организации подсистемы экологической безопасности как на уровне муниципального образования, так и в комплексе с региональным уровнем системы.
Рассмотрим эту проблему с другой позиции. В соответствии со статьей 10 Федерального закона «Об охране окружающей среды» [2] органами местного самоуправления осуществляется управление в области охраны окружающей среды. Немаловажная часть системы управления охраной окружающей среды на местном уровне — управление качеством окружающей среды. Оно в значительной степени сводится к планированию мероприятий по ограничительному регулированию (нормированию) величин воздействия на окружающую среду со стороны отдельных источников и суммарной нагрузки на территорию района (города). Однако о каком системном подходе к решению данного вопроса можно говорить, когда, во-первых, муниципальное образование функционально отделено от процесса экологического нормирования, а во-вторых, сам этот процесс за последнее десятилетие перестал соответствовать своему прямому назначению — ограничению нагрузок на компоненты природной среды. Постоянная передача этой важной государственной функции из одного ведомства в другое (Региональные комитеты — ГУПР — Ростехнадзор — Росприрод-надзор — природоохранные министерства субъектов РФ), а также юридическая непроработанность, за-бюрократированность процесса согласования экологических нормативов, выдачи разрешений на выброс, сброс, размещение отходов и, как следствие, высокая коррупционная составляющая данной функции, превратили экологическое нормирование в финансовую обузу, препятствие для полноценного, динамичного, экологически безопасного развития промышленности, предпринимательства в России.
Для эффективного управления качеством окружающей среды необходима информация о состоянии окружающей среды на территории муниципального образования, о наличии или отсутствии изменений в объеме и степени ее загрязнения продуктами хозяйственной и иной деятельности, а также о направленности этих изменений (уменьшении, увеличении). Такая информация может быть получена в процессе комплексной экологической оценки территории — единовременно или дискретно, а также в процессе экологического мониторинга и систематического контроля качества окружающей среды. Этого можно достигнуть путем создания
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ №" 3, 2012
15
целостной районной (городской) системы наблюдения за качеством поверхностных и подземных вод, атмосферы, почв, в том числе и с использованием сил и средств районных подразделений федеральных органов исполнительной власти: Роспотребнадзора, Росприроднадзора, МЧС, Росрыболов-ства, Бассейновых водных управлений и других. Важный вклад в этот процесс может и должна вложить правильно организованная, управляемая и координируемая органом местного самоуправления целостная система производственного экологического контроля, включающая сеть производственноаналитических лабораторий предприятий города (района). Отсюда следует вывод о том, что именно на уровне органов местного самоуправления в лице экологического органа, имеющего в том числе и контрольные функции, должна закладываться первичная аналитическая база системы управления качеством окружающей среды.
Это представляется важным и потому, что подсистема экологической безопасности на уровне муниципального образования играет двойную роль: важно не только вовремя отследить негативные процессы в природной среде, но и своевременно запланировать соответствующие управленческие решения по организации природоохранных мероприятий, независимо от их стоимости, источников финансирования и сроков внедрения — будь то строительство очистных сооружений, ограничение сбро-
сов (выбросов), рекультивация земель, сбор вторичного сырья и т. п. [3].
Именно с самого низшего уровня подсистемы экологической безопасности — муниципального -формируются как необходимые управленческие решения, так и инициируется разработка природоохранных нормативных актов, а также законодательных инициатив в представительный орган субъекта РФ в целях повышения эффективности экологического законодательства, в том числе и на федеральном уровне.
Исходя из вышеизложенного, можно сделать однозначный вывод: если в ближайшее время не будут предприняты меры по воссозданию природоохранной организационно-управленческой системы на уровне местного самоуправления, рассчитывать на улучшение и без того сложной экологической обстановки в России явно не придется.
Библиографический список
1. Конституция Российской Федерации. — М.: Маркетинг, 2001. — 39 с.
2. Российская Федерация. Законы. Об охране окружающей среды. — Собрание законодательства РФ, 2002, № 2, ст. 133- 2004, № 35, ст. 3607. — 34 с.
3. Гаврилов Е. В., Исаков В. М., Цховребов Э. С. Проблемы обеспечения экологической безопасности на территории муниципального образования // ЭКОС-Информ. — 2005. — № 1. — С. 17−21.
УДК 631. 461
Чимитдоржиева Эржена Очировна
Институт общей и экспериментальной биологии СО РАН
erzhena_ch@mail. ru
Чимитдоржиева Г алина Доржиевна
Институт общей и экспериментальной биологии СО РАН
galdoij@gmail. com
ДИНАМИКА УГЛЕРОДА МИКРОБНОЙ БИОМАССЫ ЦЕЛИННЫХ СТЕПНЫХ И СУХОСТЕПНЫХ ПОЧВ ЗАБАЙКАЛЬЯ
Выявлена достоверная связь между изменением температуры и количеством С-биомассы в почвах. Дефицит влаги в почвах лимитировал рост микроорганизмов в отдельные периоды вегетации. Влияние влажности проявлялось через изменение активности растений и обеспеченности микроорганизмов субстратом и биогенными элементами.
Ключевые слова: углерод, микробная биомасса, черноземы.
Микробный углерод почвы — важная функциональная часть почвенного органического углерода, обеспечивающая основную продукцию диоксида углерода почвами [1]. Знания о запасе микробного углерода различных типов почв важны для экологических исследований, в том числе и прогнозных сценариев. Особый интерес представляют ненарушенные степные и сухостепные биоценозы, запасы углерода в которых отражают их природный потенциал.
Цель работы — изучить сезонную динамику накопления С-биомассы и оценить запасы микроб-
ного углерода черноземов и каштановых почв Туг-нуйской котловины Забайкалья.
Работа выполнена в 2008—2010 гг. в Тугнуйс-кой котловине Западного Забайкалья. Объектами исследований являлись целинные черноземы и каштановые почвы.
Физико-химические свойства почв определяли общепринятыми методами [2- 3]. С-микробные биомассы исследовали регидратационным методом [4].
Для черноземов характерны: мощность гумусового профиля 25−33 см, содержание гумуса 4,15,3%, легкий гранулометрический состав, неболь-
16
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ N° 3, 2012
© Чимитдоржиева Э. О., Чимитдоржиева Г. Д., 2012

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой