Комбинаторная лексикология: структура и содержание

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'367.4 ББК 81
Влавацкая Марина Витальевна
кандидат филологических наук, доцент г. Новосибирск Vlavatskaya Marina Vitalyevna
Candidate of Philology,
Associate Professor Novosibirsk
Комбинаторная лексикология: структура и содержание Combinatorial Lexicology: Structure and Content
Статья посвящена комбинаторной лексикологии, в основе которой лежит принцип линейности речи. Разделы комбинаторной лексикологии представлены рассмотрением истории изучения сочетаемости слов, синтагматики языкового знака и системы языка, соотношением сочетаемости и семантики слова, функций сочетаемости слов в языке и речи, проблем комбинаторной лексикографии.
The article is devoted to Combinatorial Lexicology, the basic principle of which is syntagmatic relations of language units. The main parts of Combinatorial Lexicology are represented by the history of collocability studying, syntagmatics of a language sign and the language system, the correlation of collocability and semantics, functions of collocability and Combinatorial Lexicography.
Ключевые слова: комбинаторная лингвистика, комбинаторная лексикология, синтагматика, синтагматические отношения, комбинаторные свойства, сочетаемость.
Key words: Сombinatorial Linguistics, Combinatorial Lexicology, syntagmatics, syntagmatic relations, combinatory properties, collocability.
Комбинаторная лингвистика — сравнительно новое направление в языкознании, которое занимается изучением синтагматических последовательностей языковых единиц. В рамках комбинаторной лингвистики формируется несколько направлений: комбинаторная фонетика, комбинаторная морфемика и комбинаторная лексикология. Комбинаторная лексикология — раздел лексикологии, содержанием которой являются вопросы соотношения семантики слова и сочетаемости, соотношения синтагматики языкового знака и системы языка, функций сочетаемости и т. п. Фундамент этой области составляют несколько теорий: синтагм, валентности, сочетаемости и лексического значения. Кроме того, комбинаторная лексикология тесно связана с комбинаторной лексикографией — практическим воплощением первой.
Изыскания в области комбинаторной лингвистики показывают, что проблема синтагматических отношений слов волнует языковедов на протяжении
многих столетий. Это можно объяснить тем, что именно человеку дана способность выражать свои мысли с помощью языка, т. е. используя определённую систему знаков. В свою очередь любой естественный язык в речи характеризуется свойством линейной протяженности.
Изучение синтагматических отношений слов как в русской, так и в зарубежной лингвистических традициях начинается с синтаксиса, что обусловлено доступностью наблюдения связей синтаксических зависимостей и порядка элементов. Однако уже во времена М. В. Ломоносова внимание стало обращаться и на семантический аспект языковых единиц, вследствие чего синтаксис и значение постепенно стали рассматриваться во взаимосвязи.
На практике открытие синтагматических и парадигматических отношений лексических единиц принадлежит русским языковедам И. А. Бодуэну де Куртенэ и Н. В. Крушевскому, которые ещё в XIX в. описали принципы взаимоотношений единиц языка. Тем не менее, пальма первенства отдаётся швейцарскому лингвисту Фердинанду де Соссюру, т.к. его труд под названием «Курс общей лингвистики» (1916) был признан выдающимся всеми лингвистическими сообществами мира. Выход в свет Соссюровской концепции обусловил появление структурализма — самого влиятельного лингвистического направления прошлого века. Этот период характеризуется большим количеством работ по синтагматике и парадигматике, главным принципом которых стала формализация языковых фактов и явлений.
Несмотря на общую приверженность структурализму на протяжении всего XX в., в разных странах это направление понималось по-разному, что сказалось и на появлении различных синтагматических теорий в языкознании. Во французской лингвистике синтагматикой назывался функциональный синтаксис, где основное внимание уделялось формальной стороне языка. В немецком языкознании учение о синтагматических связях называлось теорией валентности. В Лондонской лингвистической школе предметом изучения стал «контекст ситуации», где рассматривались не чисто лингвистические явления, а их взаимообусловленность с социокультурным аспектом языка. Характерной особенно-
стью российского языкознания были исследования собственно языковых синтагматических процессов, которые отличались исключительной разноплановостью (см. ранние работы Ю. Д. Апресяна, В. Г. Гака, Р. С. Гинзбург, П. Н. Денисова, Н. З. Котеловой, И. А. Мельчука, М. М. Морковкина, С.Г. Тер-Минасовой, С. С. Хидекель и др.). Такое положение не могло не повлиять на создание общей теории сочетаемости. Другой причиной стала чрезвычайная сложность формализации линейных отношений лексических единиц, прежде всего, это было связано с проблемами структурирования широкого лингвистического контекста, который способен расширяться до развёрнутого текста.
Большую трудность составляла и терминологическая база теории сочетаемости, изобилующая многочисленными синонимичными терминами и понятиями. Однако к 80-м годам XX в. инструментарий теории полностью сформировался и стал выражать вполне конкретные значения. На настоящий момент фундамент комбинаторной лексикологии составляют понятия: «валентность» -потенциальная сочетаемость языковых единиц, имеющая место на уровне языка- «сочетаемость» — реализованная валентность, или реальная сочетаемость в речи- «дистрибуция» — совокупность всех окружений языковой единицы и «контекст» — одно из всех окружений слова. Инвариантом этих понятий является синтагматика, или синтагматический план языка и речи.
Большинство исследователей в качестве основных типов сочетаемости выделяют синтаксическую, семантическую и лексическую, которые являются взаимообусловленными и рассматриваются в неразрывной связи (Ю.Д. Апресян, В. Г. Гак, Н. З. Котелова, В. В. Морковкин и др.). Тем не менее, существуют и другие типы — предметно-ситуативная, логико-смысловая, семантикосинтаксическая, лексико-грамматическая, экспрессивно-стилистическая, собственная и несобственная [1], а также ряд других.
Сочетаемость слова неразделима с его семантикой, поэтому вопрос соотношения этих сущностей оставался всегда дискуссионным. Из имевшихся точек зрения в работе признается та, согласно которой сочетаемость является важнейшим собственно языковым показателем значения, но не самим значением [12, с. 72−73].
В ранних работах по семантике лексическое значение представлялось как устоявшееся отображение предмета или явления в сознании людей (см. работы В. В. Виноградова, А. И. Смирницкого, А. А. Уфимцевой, В. М. Никитина, Л. А. Новикова и др.). Работы последних лет выполняются в рамках когнитивной лингвистики и рассматривают уже не лексическое значение как таковое, а как весьма сложное образование, или концепт, не имеющее чётких границ и соотнесённое как с коллективным, так и с индивидуальным сознанием носителя языка (см. работы З. Д. Поповой и И. А. Стернина, А. П. Бабушкина и др.). В лин-гвокультурологии концепт изучается в тесной связи с культурой и представлениями определённого этноса (см. работы С.Г. Тер-Минасовой, С. Г. Воркачёва, В. В. Красных, В. И. Карасика и др.). Психолингвистическое направление характеризуется проведением ассоциативных экспериментов в целях описания ассоциативно-вербальной сети представителя конкретного народа (см. работы А. А. Залевской, Е. Ф. Тарасова, Н. В. Уфимцевой, Р. М. Фрумкиной и др.).
Концепт — это весь потенциал значения слова, включающий в себя помимо основного смысла комплекс ассоциативных приращений, реализующихся в речи при определённом наборе слов в контексте. Концепт — глобальная мыслительная единица, представляющая собой квант структурированного знания [10, с. 4]. Таким образом, наряду с комбинаторной лингвистикой, областями изучения лексического значения являются когнитивная лингвистика, психолингвистика, лингвокультурология и некоторые другие.
Традиционно в структуре лексического значения выделяют денотативный, сигнификативный, коннотативный и структурный компоненты. Однако на практике исследователи описывают гораздо больше. В рамках комбинаторной лексикологии целесообразным признаётся выделение денотативного, коннота-тивного и синтагматического аспектов значения. Первые два аспекта исследованы достаточно хорошо, последний, хотя и отмечался большинством языковедов, его механизм оставался недостаточно изученным.
Следуя аспектному направлению семантической теории, в значении слова правомерно выделение синтагматического аспекта, отвечающего за связь лек-
сических единиц в речевой цепи. Данный аспект имеет достаточно сложную структуру, т.к. включает селективный и рестриктивный компоненты. Первый указывает на содержащееся в значении правило употребления данного слова в речевой цепи, второй представляет собой «ограничение в ограничении сочетаемости» и регламентирует дальнейшую конкретизацию в рамках семантического класса лексем.
Деление селективного компонента на субкомпоненты обусловлено различным характером ограничений на сочетаемость того или иного слова. Функция денотативно-селективного субкомпонента — отражать привычные представления об объектах и явлениях реальной действительности. Ограничения в денотативном компоненте значения хорошо наблюдаемы в следующих синтагмах: шелест листвы, ловить рыбу, поливать огород, сажать семена, запах дыма, сияние солнца, жарить мясо (рыбу, овощи), петь песню (романс, частушку) и т. п.
Коннотативно-селективный субкомпонент выполняет требования коннотации, например, использование определённого стиля речи в высказывании. Предложение * Химико-фармацевтическое предприятие делает лекарственные препараты и удобрение кажется не совсем безупречным, т.к. слова предприятие и делать относятся к разным стилям: если первое относится к официально-деловому, то второе скорее к нейтральному. Употребление глагола производить вместо делать в данном случае было бы более уместным: Химикофармацевтическое предприятие производит лекарственные препараты и удобрение. В данном случае селективный компонент слова предприятие блокирует использование слова делает.
Обусловленность выделения национально-культурного селективного субкомпонента определяется наличием неразрывной связи лексического значения с культурой народа и спецификой его социальной жизни. С логической точки зрения вряд ли можно объяснить принцип сочетания таких коллокаций, как разбить парк, рубить избу, поднять вопрос, стрельнуть сигарету, лелеять надежду, рассеивать иллюзии и т. п. Эти сочетания обусловлены национальнокультурной спецификой семантики.
Собственно селективный субкомпонент отвечает за лексическую и синтаксическую сочетаемость слова и разрешает или запрещает его использование в определенных конструкциях. Собственно селективный субкомпонент прилагательных в синтагмах круглый дурак, полный невежа, кромешный мрак, отъявленный негодяй, заклятый враг, закадычный друг, буланая лошадь, гнедая кобыла и т. д. жёстко блокируют сочетаемость и строго предписывают нормативную. В данном случае селективный компонент отражает узус вне связи с денотативным или коннотативным компонентами значения.
Рестриктивный компонент представляет собой «ограничение в ограничении сочетаемости», или дальнейшую конкретизацию в рамках семантического класса лексем. Рестриктивная сема может значительно ограничивать класс «чувства»: питать надежду, нежность, уважение, доверие, сомнение, ненависть, отвращение, страх, но не *радость, *любовь, *презрение, *злость, *боязнь и т. п. Как представляется, наличие рестриктивного компонента в лексическом значении слова подтверждается фактами, которые нельзя отрицать.
Следовательно, выделение синтагматического аспекта как полноправного компонента структуры лексического значения обусловлено факторами, связанными с различного рода ограничениями как экстралингвистического, так и сугубо языкового характера.
Проблематичным остаётся вопрос о типах сочетаемости слов. Наличие и взаимосвязь синтаксической, семантической и лексической сочетаемости доказана многими языковедами. Проблема разграничения лексической и фразеологической сочетаемости пока остаётся дискуссионной. Тем не менее, в комбинаторной лексикологии предлагается решение этого вопроса, взяв за основу теорию общей фразеологии М. М. Копыленко и З. Д. Поповой, которые разделили все фразеосочетания в языке по типам семем — денотативных и коннотативных [6- 7- 8]. Словосочетания, в лексемах которых содержатся только денотативные семемы, отражающие реальную действительность, следует отнести к лексической сочетаемости, например, старый человек, новое здание, большой город, широкая улица, талантливый художник, громко говорить, великолепно петь и
т.п. Лексемы, включающие в свой состав коннотативные семемы, и характеризующиеся устойчивостью и идиоматичностью, предлагается отнести к фразеологической сочетаемости, например, тернистый путь, путеводная звезда, трескучий мороз, валять дурака, остаться на бобах, не все дома, дать стрекоча, у чёрта на куличках и т. п.
Другой критерий разграничения сочетаемости — по количеству соотносимых слов, предполагает выделение свободной, широкой, групповой, единичной и серийной сочетаемости [7- 8]. Свободная сочетаемость лексем даёт возможность определённой лексеме образовывать максимальное количество сочетаний с другими лексемами, обусловленными экстралингвистическими факторами. Например, свободной сочетаемостью в русском языке обладает глагол разрушения уничтожать, т.к. имеет лексические связи с любыми существительными, обозначающими какой-либо объект, подлежащий уничтожению: уничтожить неприятеля, врага, войска, армию, полк, роту, авиацию, флот, пехоту, группу, объект, штаб, лагерь, город, село, здание, деревню, мост, танк, самолёт, поезд, судно, лодку, предателя, диверсанта, преступника и т. д. Все перечисленные сочетания содержат в себе сему Д1Д1 [2].
Широкая сочетаемость — возможность лексемы сочетаться с лексемами нескольких лексико-семантических групп и при этом реализовать разные семемы. В рамках широкой (полигрупповой) сочетаемости О. Н. Анищева рассматривает такие глаголы созидания, как создавать, творить, изобрести, писать, рисовать, придумать, произвести, устроить, изготовить, заготовить, конструировать, организовать, разработать, учинить, вить, кроить, месить, печатать, формировать. Анализ показывает, что чем больше сем в семеме глагола, тем больше ограничений на его сочетаемость [2].
Групповая сочетаемость характеризуется способностью лексемы сочетаться с рядом лексем, принадлежащих к одной-двум лексико-семантическим группам, с которыми реализуется одна и та же семема этой лексемы. Примером может служить прилагательное глубокий с денотативной семемой Д1: 1) объект, имеющий значительную глубину (яма, ров, скважина, траншея, колодец, под-
вал, и т. д.) — 2) предмет, имеющий большую глубину, чем другие (тарелка, кресло, след, ниша, отпечаток и т. д.) — прилагательное глубокий в значении Д2 «много знающий, хорошо информированный»: натура, знаток, личность, мыслитель, теоретик, писатель и т. д.
Единичная сочетаемость — ограниченная лексическая сочетаемость, т. е. обусловленная нормой способность моносемантического слова или лексикосемантического варианта полисемичного слова сочетаться только с определённой частью семантически совместимых с ним слов. Единичную сочетаемость имеют следующие глаголы бурить скважину, пахать пашню (землю), боронить землю (поле), забивать шайбу (мяч, гол), завивать волосы (кудри) и др.
Под серийной сочетаемостью понимается устойчивая сочетаемость нескольких серий лексем друг с другом, при которой внутри серий конкретные лексемы могут варьироваться. Например, ударно трудиться, качественно строить, эффективно возводить, качественно возводить, ударно возводить, эффективно строить и т. д.
Сочетаемость по локализации соотносимых слов может соотноситься с понятиями контекста и широкого контекста, или контекста ситуации. Контекст -это окружение, в которое попадает слово, придающее последнему определённое значение. Если соотносимые слова расположены в непосредственной близости друг от друга, их сочетаемость называется контактной. Например, в предложении Голова колонны уже спускалась с горы и направлялась к селу контактная сочетаемость представлена словосочетаниями голова колонны, спускаться с горы, направляться к селу.
Разъединённая сочетаемость слов представляет собой синтагматическое явление, при котором соотносимые смыслом слова расположены не рядом, а на расстоянии друг от друга в пределах одного или нескольких предложений. В высказывании Вода в озере обычно чёрная и прозрачная, зимой превращалась в серебристо-белую слова вода, черная, прозрачная, серебристо-белая занимают отдалённые друг от друга позиции, однако легко соединяются в синтагмы: чёрная вода, прозрачная вода, серебристо-белая вода.
Дистантная сочетаемость — это синтагматическое явление, при котором соотносимые смыслом слова возникают только в сознании человека, но не вербализуются словами. Ярким примером может послужить фрагмент из теленовостей, в котором демонстрируют новую методику удаления злокачественной опухоли. На экране появляется врач и говорит: Операция прошла успешно. Данный контекст без визуального восприятия ситуации понять не представляется возможным, т.к. не ясно о какой операции идёт речь. Ведь эту фразу помимо хирурга мог произнести и генерал армии, и научный сотрудник исследовательской лаборатории.
В языке и речи сочетаемость выполняет различные функции. Во-первых, она является разграничителем значений многозначных слов. Как известно, синтаксическая сочетаемость не всегда является критерием выделения лексикосемантических вариантов слова. Тогда им становится лексическая сочетаемость, в зависимости от которой можно определить конкретный лексикосемантический вариант полисемичной лексической единицы. В переносном значении сочетаемость определяется характером образного переосмысления семантики соответствующего слова: золотое кольцо, золотые слова, золотые руки, золотое сердце и т. п. Поэтому ярким свидетельством появления у слова нового переносного значения является сочетаемость данной лексемы [9, с. 36].
Эти же критерии распространяются и на омонимы. Например, В открытом океане судно болтало почти трое суток и Весь вечер они болтали о какой-то чепухе. В первом предложении болтать означает «качать- делать движения из стороны в сторону, взад и вперед», во втором — «вести легкий, непринужденный разговор- много говорить о пустяках».
Сочетаемость является важным основанием для разграничения значений не только в обычной (повседневной) речи, но и в профессиональном языке. Например, в предложении Ещё секунд двадцать на передаче потеряли, я вбегаю в коридор, а он стоит как столб (И.А. Стернин). Не посвящённому в данную область человеку, будет достаточно трудно понять, о какой передаче и о каком коридоре идёт речь. Однако спринтерам в эстафетном беге данный контекст
предельно ясен: передача — процесс передачи эстафетной палочки, коридор -часть беговой дорожки для передачи эстафетной палочки, стоять как столб -не начать бега. Таким образом, необходимо учитывать роль сочетаемости в разделении значений в профессиональной речи.
Во-вторых, сочетаемость является способом актуализации семантических признаков значения, под которой понимают соотнесение потенциального (виртуального) знака с действительностью, состоящее в приспособлении виртуальных элементов языка к требованиям данной речевой ситуации посредством ак-туализаторов [3, с. 37]. Актуализация распространяется не только на денотативный компонент значения слова, но и на потенциальные наглядно-чувственные и эмоционально-оценочные элементы значения. Так, например, в предложении К концу квартала на столах сотрудников отдела скапливались горы документации. В слове горы актуализирована сема «много деловых бумаг, документов», в то время как сема «возвышенность, поднимающаяся над окружающей местностью» устранена из смысла этого слова. Актуализация — сложное явление, реализующееся обычно в развёрнутом высказывании, или тексте.
В-третьих, особое значение имеет сочетаемость для говорящего и слушающего, они подходят к тексту совершенно по-разному: говорящий идёт от значения к контексту, а слушающий — от контекста к значению. При этом слово используется в речи в том значении, которое оно имеет в языке. Говорящий, сообщающий информацию, выбирает определённые языковые средства. Слушающий в процессе коммуникации воспринимает языковую форму, декодирует её и таким образом получает информацию, передаваемую собеседником. В предложении You should be ashamed of yourself, crawling to the director like that смысл слова crawling означает «заискивая, пресмыкаясь», хотя значение выражает понятие «ползать на коленях». Ещё один пример He only married her for her dough, в котором смыслом слова dough является «состояние, деньги», когда как значение данного слова «сдобное тесто». Сочетаемость слов способствует отграничению в нашем сознании услышанного или прочитанного словосочетания от множества других сочетаний.
В-четвёртых, сочетаемость является одним из основных приёмов создания комического эффекта, например, когда специально устраняется сочетаемость, которая отграничивает прямое и переносное значения, а также намеренно используются омонимы, паронимы или созвучные неродственные слова. В этих случаях имеет место каламбур, — фигура речи, состоящая в юмористическом (пародийном) использовании разных значений одного и того же слова или двух сходно звучащих слов [3, с. 188]. Например, в знаменитой фразе И. Ильфа и Е. Петров о невесте Остапа Бендера Молодая была уже не молода происходит столкновение разных значений слова, что порождает комизм ситуации. Из этого высказывания легко понять, что первое значение слова молодая — это «вступающая в брак», а второе, которое употребляется с частицей не означает «уже не юная, и достигшая достаточно зрелого возраста».
Для создания комизма часто используют оксюморон — преднамеренное соединение противоположных по значению слов: смех сквозь слёзы, сладкие слезы, живой труп, обыкновенное чудо, горькая радость и т. д., а также лексический повтор многозначного слова, употребленного в разных значениях, а также столкновение разных стилей в одном предложении или тексте.
Следовательно, сочетаемость — это одно из самых важных языковых явлений, имеющее множество значимых функций, способствующих как демаркации значений многозначных слов, так и сталкиванию значений полисемичного слова в достижение цели сделать высказывание комичным.
Проблемы, рассматриваемые в рамках комбинаторной лексикологии, тесно соотносятся с комбинаторной лексикографией, являющейся прикладным аспектом первой. Комбинаторная лексикография представляет собой отдельное направление лексикографии, содержанием которой являются теоретические и практические вопросы создания словарей комбинаторного типа, а также других относящихся к этому проблем. С одной стороны, данная область содержит проблемы, связанные с описанием сочетаемости и относится к комбинаторной лексикологии, с другой — подчинятся общим лексикографическим принципам. Как и любая теоретическая дисциплина, комбинаторная лексикография включает в
себя теоретическую и практическую части, которые имеют чётко сформированную структуру [5].
Терминологической базой данной области являются понятия, относящиеся к комбинаторной лексикологии, и понятия общей лексикографии. Практическим продуктом комбинаторной лексикографии являются словари комбинаторного типа, предназначение которых — описывать синтагматические связи слов, т. е. давать списки распространителей, включённых в них слов [4]. Основная масса словарей комбинаторного типа в настоящий момент являются учебными, в то время как существует крайняя необходимость в создании словарей для профессионалов в области журналистики, редактирования, печати, а также для изучающих иностранные языки, которые испытывают потребность в комбинаторных словарях переводных эквивалентов, отражающих сочетаемость слов в сопоставляемых языках и принадлежащих к разным отраслям знаний.
В лексикографировании сложилась определённая традиция в отражении сочетаемости. Это касалось выделения, во-первых, синтаксической, семантической и лексической сочетаемости, во-вторых, способов описания этих типов сочетаемости, и в-третьих, определённых словарных функций отражения сочетаемости. Также определилась и тенденция к системному представлению разных типов и способов сочетаемости в зависимости от цели и назначения словаря.
По типу описания сочетаемости выявлено три основных категории словарей (синтаксической, лексико-семантической и лексико-синтаксической сочетаемости слов).
По функциям описание сочетаемости включает 1) демонстрацию семантических признаков слова- 2) разграничение значений многозначных слов и омонимов- 3) включение слова в широкий лингвистический контекст.
Лексикографическая интерпретация сочетаемости может быть представлена семью способами, а именно с помощью 1) лексических рядов (перечней слов) сочетающихся с заглавным словом- 2) предложений- 3) словосочетаний и предложений- 4) формульных записей- 5) блоков слов- 6) тематических групп с заглавным словом- 7) лексических функций.
Основными критериями словарей сочетаемости можно считать следующие: 1) целевую установку- 2) назначение- 3) тип отражения сочетаемости- 4) принципы описания сочетаемости- 5) способ представления лексического значения слова- 6) характер расположения языковых единиц.
Выработанные критерии по решению проблемы классификации словарей комбинаторного типа в рамках комбинаторной лексикографии способствуют выделению последней в качестве отдельного направления, проводящего исследования в рамках лексикографической интерпретации сочетаемости слов. Представление системного описания комбинаторных словарей отражает современные тенденции в лексикографии и является необходимым в достижении научных, учебных и прагматических целей.
В современной лингвистике интерес к комбинаторной лексикологии начинает возрастать, что подтверждается новыми теоретическими работами в этом направлении. Лингвокультурология, психолингвистика, когнитивная лингвистика, теория межкультурной коммуникации хотя и затрагивают проблемы комбинаторной лексикологии, но весьма косвенно и фрагментарно. Вместе с тем актуальность теоретической разработки комбинаторной лексикологии и практики описания сочетаемости слов в комбинаторных словарях представляется нам несомненной.
Библиографический список
1. Архипова Н. Г. Сочетаемость слова в лексикографическом описании: диссертация… кандидата филол. наук [Текст] / Н. Г. Архипова. — Москва, 2000. — 215 с.
2. Анищева О. Н. Типология объектной лексической сочетаемости глаголов созидания и разрушения в русском языке [Текст] / О. Н. Анищева: Автореферат диссертации. кандидата филол. наук. — Воронеж, 1981. — 20 с.
3. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов [Текст] / О. С. Ахманова. — Москва: УРСС, 2004. — 576 с.
4. Влавацкая М. В. К определению словаря комбинаторного типа [Текст] / М.В. Вла-вацкая // Сборник научных трудов НГТУ. Новосибирск: НГТУ. — 2007.- № 4 (50). — С. 119 124.
5. Влавацкая М. В. Комбинаторная лексикография (к постановке проблемы) [Текст] / М. В. Влавацкая // ИЗВЕСТИЯ Международной академии наук высшей школы (МАН ВШ). -
2006. — № 1. (35). — С. 167−176.
6. Копыленко М. М., Попова З. Д. Очерки по общей фразеологии [Текст] / М.М. Копы-ленко, З. Д. Попова. — Воронеж: изд-во Воронежского университета, 1972. — 123 с.
7. Копыленко М. М., Попова З. Д. Очерки по общей фразеологии [Текст] / М. М. Копыленко, З. Д. Попова. — Воронеж: изд-во Воронежского университета, 1978. — 143 с.
8. Копыленко М. М., Попова З. Д. Очерки по общей фразеологии [Текст] / М. М. Копыленко, З. Д. Попова. — Воронеж: изд-во Воронежского университета, 1989. — 190 с.
9. Кубэйра А. К. Сочетаемость как объект рассмотрения в курсе лексикологии [Текст] / А. К. Кубэйра // Сочетаемость слов и вопросы обучения русскому языку иностранцев. — Москва: изд-во «Русский язык», 1984. — С. 35−42.
10. Попова З. Д. Стернин И.А. Понятие «концепт» в лингвистических исследованиях / З. Д. Попова, И. А. Стернин. — Воронеж, 1999.
11. Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики / Ф. де Соссюр. — Москва: изд-во УРСС, 2004. — 256 с.
12. Шмелёв Д. Н. Синтаксическая сочетаемость слов в русском языке / Д. Н. Шмелёв // Русский язык в национальной школе, 1961. — № 4. — С. 72−73.
Bibliography
1. Arkhipova N.G. Collocability of a Word in Lexicographical Description [Text] / N.G. Arhkipova: Dissertation… Candidate of Philology: 10. 02. 01. — Moscow, 2000. — 215 p.
2. Akhmanova O.S. Dictionary of Linguistic Terms [Text] / O.S. Ahmanova. — Moscow: URSS, 2004. — 576 p.
3. Anishcheva O.N. Typology of Objective Lexical Collocability of the Verbs of Creation and Destruction [Text] / O.N. Anishcheva: Dissertation.. Candidate of Philology: 10. 02. 01. — Voronezh, 1981. — 20 p.
4. Vlavatskaya M.V. To the Determination of the Combinatory Dictionary [Text] / M.V. Vlavatskaya. // Collected articles of Novosibirsk State Technical University. Novosibirsk: NSTU. -
2007.- № 4 (50). — Pp. 119−124.
5. Vlavatskaya M.V. Combinatory Lexicography (to Raising the Problem) [Text] / M.V. Vlavatskaya. — Proceedings of the International Higher Education Academy of Sciences. — 2006. -№ 1 (35). — Pp. 167−176.
6. Konylenko M.M., Popova Z.D. Studies on General Phraseology [Text] / M.M. Kopylenko, Z.D. Popova. — Voronezh: VSU. — 1972. — 123 p.
7. Konylenko M.M., Popova Z.D. Studies on General Phraseology [Text] / M.M. Kopylenko, Z.D. Popova. — Voronezh: VSU. — 1978. — 143 p.
8. Konylenko M.M., Popova Z.D. Studies on General Phraseology [Text] / M.M. Kopylenko, Z.D. Popova. — Voronezh: VSU. — 1989. — 190 p.
9. Kubeyra A.K. Collocability as an Object of Consideration in the Course of Lecicology [Text] / A.K. Kubeyra // Word Collocability and the Issues of Teaching Russian as a Foreign Language. — M.: «Russian Language», 1984. — Pp. 35−42.
10. Popova Z.D., Sternin I. A The Notion «concept» in Linguistic Study [Text] / Z.D. Popova, I.A. Sternin. — Voronezh, 1999.
11. Saussure F., de. The Course of General Linguistics [Text] / F. de Saussure. — Moscow: URSS, 2004. — 256 p.
12. Shmelyov D.N. Collication of Words in the Russian Language [Text] / D.N. Shmelyov // The Russian Language in a National School. — 1961. — № 4. — Pp. 72−73.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой