Комитеты бедноты юга России в системе продовольственной политики Советской власти в годы гражданской войны (1918-1920 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(47) «1917/1922»: 338. 43
КОМИТЕТЫ БЕДНОТЫ ЮГА РОССИИ В СИСТЕМЕ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
(1918−1920 ГГ.)
В.И. Борисов
В центральных районах России комитеты бедноты просуществовали недолгое время (1918г.). Но в южнороссийских губерниях их формирование началось позже, и они действовали вплоть до НЭПа. В статье анализируются деятельность комитетов бедноты юга России в продовольственной сфере и их сложные отношения с Советской властью.
Ключевые слова: заготовки хлеба, комитет бедноты, крестьяне, продовольственные комитеты,
продовольственная политика.
Для проведения продовольственной политики в деревне, Советской власти нужен был союзник. Им мог стать только беднейший крестьянин, и на него власть решила сделать ставку. Продовольственной работе на селе придавался классовый характер, как своеобразная форма идеологической борьбы. Слабое поступление хлеба в руки государства Советская власть рассматривала, как враждебную политику кулаков и городской буржуазии.
В продовольственном декрете от 9 мая 1918 г. было выдвинуто новое теоретическое положение о расслоении деревни с призывом до «всех трудящихся и имущих крестьян к немедленному объединению для беспощадной борьбы с кулаками». Декрет объявлял врагами народа всех, имеющих излишек хлеба и не заявивших о нем в 2 недельных срок. Нарушившие этот декрет предавались революционному суду, с угрозой конфискации хлеба, тюремным заключением, не менее 10 лет и т. п. Декрет санкционировал передачу половины реквизированного хлеба доносителям [1, с. 9−10]. Поощряя классовое разложение деревни, Советская власть будила в массах крестьянства низменные чувства розни, доносительства, тайной слежки.
Логическим продолжением этого декрета стал декрет от 11 июня «Об организации деревенской бедноты». Одной из задач комбедов было оказание содействия местным продовольственным органам в изъятии хлебных излишков из рук кулаков и богатеев. Декрет устанавливал поощрение для комитетов бедноты — определенное количество хлеба изъятого у кулаков будет распределено среди бедных крестьян или бесплатно, или по половинной цене, но с одним условием — чем раньше будет взят хлеб, тем дешевле он обойдется [1, вып. V, с. 57−39]. Таким образом, дело хлебозаготовок объявлялось главной задачей классовой борьбы в деревне. Началась кровавая борьба за хлеб и об этом неустанно твердила пресса, проводились агитационнопропагандистские мероприятия, раздувавшие огонь ненависти человека к человеку.
Создание комбедов представляло собой политическую меру, направленную на раскол крестьянства. Существовал еще один существенный аспект этой проблемы. Посылаемые властью в деревню представители из города, не были знакомы с сельской жизнью, поэтому не могли квалифицированно провести учет хлеба, обнаружить его в тайниках и отсюда вытекало много ошибок в оценке запасов хлеба. Создаваемые комбеды выполняли политическую функцию -предоставляли информаторов. На беднейших крестьян можно было положиться в том, что они донесут о наличии хлеба у кулаков, обнаружат тайники, проведут учет и организуют хранение реквизированного хлеба. В результате враждебность крестьян друг к другу должна была еще шире раздуть пламя классовой борьбы в деревне. Так считали руководители Советской власти.
Но на практике вышло совсем по-другому. Комбеды стали бороться с местными советами за власть в деревне. Вопрос встал о передаче им всей полноты власти в сельской местности. В селе создалось двоевластие. Советская власть, конечно, не могла нарушить свою государственную структуру и в декабре 1918 г. ВЦИК принял решение о перевыборах в деревне, передачи всей власти советам, а комбеды должны были распуститься [2], как выполнившие на данном этапе свое предназначение.
Ликвидация комбедов означала своевременное признание поражения политики партии в деревне. Это решение было связано с тем, что крестьяне получившие землю, мечтали о возрождении своего крепкого хозяйства, становились середняками, и уже не старались заниматься разрушением деревни путем ее классового расслоения. Поэтому комбеды рано или поздно должны были выступить против некоторых мероприятий, проводимых в деревне и бедняки, в данном случае, оказались бы в меньшинстве. Но неудачный опыт с комбедами в центре не помешал повторению этого эксперимента на юге.
После освобождения южных губерний от австро-немецких захватчиков и установлением
Советской власти, там стали создаваться комитеты бедноты. Как раз в это время происходила их ликвидация в центральных районах России. Массовое создание комитетов бедноты на юге (комитетов незаможних (бедных) крестьян — комнезаможей, комнезамов) началось в начале 1919 г. Их созданию способствовало историческое развитие южнороссийской деревни. Здесь более ярко проявлялась поляризация богатых и бедных крестьян, поэтому комбеды оказались наиболее жизнестойкими в условиях советского и белогвардейского режимов. Именно здесь с помощью комнезаможей внедрялись в жизнь и проходили проверку многие социалистические эксперименты в аграрной и продовольственной политике (создание коллективных хозяйств, введение «пятихатников» для сбора хлеба и т. д.).
29 ноября 1918 г. рабоче-крестьянское правительство Украины опубликовало «Временное положение о рабоче-крестьянской власти на местах», согласно которому до создания сельских Советов организовывались комитеты бедноты, наделенные правами государственной власти. А 17 января 1919 г. правительство Украины утвердило положение «Об образовании волостных и сельских комитетов бедноты». Сельские комитеты бедноты избирались на сельском сходе из числа бедных крестьян в составе трех человек, а волостной комбед на съезде представителей, в количестве 5−7 человек. Главными задачами комбедов было: проведение в жизнь всех постановлений Советской власти, организация борьбы беднейшего крестьянства с кулачеством за хлеб. Комбеды по административной линии подчинялись ревкомам, а по продовольственным вопросам -продовольственным органам [3].
Роль комбедов четко обрисовывал в своем выступлении на заседании ВУЦИК комиссар по продовольствию А. Г. Шлихтер: «Добиться извлечения хлебных излишков декретом о
принудительной разверстке невозможно без помощи самого крестьянина, особенно без помощи крестьянина-бедняка… Только благодаря комитетам бедноты мы можем рассчитывать, что дело извлечения хлебных излишков действительно будет доведено до конца» [4]. Комбедам юга предоставлялась, таким образом, право проведения продовольственной политики Советской власти на селе.
Первое время комбеды являлись единственной властью на селе. По мере создания советов, комбеды должны были входить в их подчинение, что было закреплено 12 мая 1919 г. в постоянном «Положении о сельских комитетах бедноты». Комбеды становились исполнительными органами сельских Советов, но им давались большие полномочия во всех сферах жизни села. В продовольственной сфере комбеды выполняли контролирующие, организаторские и карательные функции, связанные с проведением продразверстки [5, с. 132−133].
Чтобы нацелить комбеды на выполнение задач, которые на них возлагались, были проведены ряд съездов на уездном и волостном уровнях. Активно прошли такие съезды в Полтавской губернии: Полтавском, Гадячском, Лохвицком и др. уездах. Принимались решения об учете хлеба, находящегося в крестьянских хозяйствах, о формах проведения продразверстки, о наделении конфискованным хлебом беднейшего крестьянства, а также политические решения об объединении бедноты для борьбы с кулачеством и даже расслоения деревни по классовому признаку. Также были отчеты о проведенной работе и о количестве реквизированного хлеба [6]. На губернском съезде Советов Харьковской губернии 146 делегатов сообщили о завершении учета хлеба, 101 делегат о том, что учет у них проводится, но еще не завершен до конца, и только 26 делегатов известили, что у них учет не производился [7, с. 145.].
Весной 1919 г. в Старобельском уезде Харьковской губернии, в связи с направлением в села продотрядов, многие комбеды самостоятельно провели реквизицию хлеба. Так, в Богодуховской волости комбеды реквизировали 100 пуд. хлеба у зажиточных крестьян и весь распределили между бедняками за плату. Червленовский комбед реквизировал около 100 пуд. хлеба у кулаков и мешочников и распродал его, а деньги получили остронуждающиеся крестьяне. В Мурафе комбед по твердым ценам распределил хлеб между местными бедняками и солдатками (197 пуд. ярового и 300 пуд. озимого хлеба). Только 61 пуд. был отправлен местному продкомитету и то с условием, что этот хлеб был направлен красноармейцам, а не в города [8]. Из этих примеров видно, что комбеды реквизируя хлеб у местных богатеев, старались этим же хлебом удовлетворить внутренние нужды деревни, а не запросы Советской власти.
Но в состав многих комбедов вошли кулаки, что противоречило политике расслоения деревни. Так, из села Николаевка, Волчанского уезда Харьковской губернии корреспондент советской газеты сообщал: «…общество избрало в комбед гражданина-бедняка. А у этого бедняка есть два собственных дома, которые стоят теперь не менее 100 тыс. руб., отрубной участок в несколько десятин, он бывший лавочник и шкуродер, причем вчерашний эсер… «[9]. И такие проникновения кулачества в комбеды были массовым явлением. Видимо, это связано с тем, что все
крестьяне, в том числе и бедные, старались спасти сообща разрушающееся сельское хозяйство, и политика расслоения деревни была чужда большей части крестьянства. Те же комбеды, которые принимали жесткие меры к своим односельчанам, по видимому, возглавлялись бескомпромиссными большевиками, которые не знали специфики внутренней жизни деревни. Поэтому комбеды, в своей основной массе, бойкотировали решения Советской власти и сопротивлялись продразверстке. Этому также способствовали сложная военно-политическая обстановка, связанная с наступлением Деникина, оккупация части Причерноморья интервентами, крестьянские восстания. Поэтому в 1919 г. деятельность комбедов продовольственной сферы оказалось не столь эффективной, как бы хотелось Советской власти.
Только в 1920 г. комитеты бедноты начинают играть активную роль на селе, в частности, в продовольственной деятельности, в реквизициях хлеба и скота у своих односельчан. Так, 24 июня 1920 г. комитет незаможных крестьян Курисово-Покровской волости на Одессщине принял решение о реквизиции хлеба, скота и других продуктов у восьми местных кулаков [10]. Активное участие в продразверстке принимали комбеды Луганского района в Донбассе и это было отмечено в резолюции съездов, проходившего в Луганске 5−6 сентября 1920 года [11]. Для организации общественного питания в городах Донбасса, осенью 1920 г. местные комитеты незаможных крестьян заготавливали и поставляли городам ненормированные продукты, в основном овощи для засолки, переработки, сушки, консервирования[12].
С середины 1920 г. между комбедами Юга России и Советской властью начали углубляться противоречия по вопросам аграрной и продовольственной политики, т. е. повторился процесс, который прошел в центре России 1918 г. Появились статьи в газетах, записки в вышестоящие органы о несоответствии деятельности комбедов с политикой Советской власти.
Так, орган Донецкого губкомпарта «Всероссийская кочегарка» в статье «Экзамен комнезаможам» писал, что кулаков в деревне поддерживает середняк, а они потянут за собой и бедняков и делался вывод: «Опыт прошлой продкомпании и борьбы с бандитизмом предостерегает от надежд на классовую выдержанность незаможей» [13]. В циркулярном письме Одесского губкома в уездные парткомитеты, в конце ноября 1920 г. говорилось: «Комитеты незаможних крестьян … стали большой силой и стараются отсепарироваться от рабочего влияния… Не давать устраивать сельские и волостные республики со своими заградительными отрядами и административными распоряжениями. Идейно и политически комитеты незаможных крестьян должны понять и почувствовать, что судьбой революции руководит городской пролетариат» [14]. В этом письме отмечается отрицательное отношение деревни к городу. Город не мог предложить достаточного количества товара крестьянам в виде компенсации за хлеб. Поэтому крестьянство смотрело на город, как на нахлебника, старающегося выжать хлеб из деревни.
Комбеды, были вынуждены защищать не только бедняков, но и все село. Рушившиеся мелкотоварные хозяйства деревни заставляли крестьянство бороться за остатки крепких хозяйств, а также за свои. Это приводило к объединению всего крестьянства: кулаков, середняков, бедняков против продразверстки. Поэтому комбеды занижали количество излишков хлеба в деревне, часто просили снизить размер обязательных поставок. В конечном счете, комбеды в продовольственном деле пытались решить проблемы, возникающие в селе, самостоятельно, не допуская к этому представителей Советской власти.
Комбеды на Юге России за два года существования стали значительной силой, в отличие от центра и Советская власть не могла их долго ликвидировать и только с введением новой экономической политики, они сами по себе, ввиду изменившихся условий, прекратили свою деятельность. Количество хлеба, представленного комбедами государству, незначительно. Но деятельность комбедов показала, что крестьянству в своей основной массе оказались чужды социалистические идеи. Их сознание выросло из многовекового существования деревенской общины, с присущим ей не просто чувством коллективного мышления и круговой поруки, но и чувством причастности к единой социально-экономической общности, внутренней борьбы и естественного взаимопонимания. Поэтому надежды Советской власти на поддержку их политики беднейшими массами и организациями их в комбеды, не подтвердились, как не отвечающие интересам деревни.
In the central regions of Russia committees of the poor existed for a short period (1918). But the southern parts their formation began later and they operated until the NEP. This article analyzes the work of committees of the poor of the South of Russia in the food sector and their complex relationship with Soviet power.
The key words: bread supplies, committees of the poor, peasantry, food- committees, food policy.
Список литературы
1. Сборник постановлений и распоряжений общих и местных, регулирующих
продовольственное дело в Москве. М.: 1918. Вып. ГУ. С. 9−10.
2. Собрание узаконений РСФСР. 1917−1918. № 86. Ст. 901.
3. Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства Украины. 1919.
№ 3.
4. Центральный государственный архив высших органов государственной власти Украины (далее — ЦГАВОГВУ). Ф. 340. Оп. 1. Д. 568. Л. 239−239 об.
5. Радянське будівництво на Україні в роки громадянської війни (листопад 1918 — серпень 1919 рр.). Київ: Наукова думка. 1962. 566 с.
6. ЦГАВОГВУ. Ф. 393. Оп. 13. Д. 577. Л. 12−13.
7. Работа Харьковского губернского съезда Советов рабочих и крестьянских депутатов от 16 февраля 1919 г. Харьков: Губиздат. 1919. 204с.
8. Госархив Луганской области. Ф. р — 1169. Оп.1. Д. 2. Л. 99,102,108.
9. Известия (Волчанск). 1919. 4 апреля.
10 Госархив Одесской области. Ф. р — 2106. Оп.3. Д. 415. Л. 23.
11. Госархив Луганской области. Ф. р — 242. Оп. 1. Д. 9. Л. 1.
12. Там же. Ф. р — 2253. Оп.1. Д. 95. Л. 19.
13. Всероссийская кочегарка. 1920. 10 октября.
14. Госархив Одесской области. Ф. п — 3. Оп.1. Д. 29. Л. 37.
Об авторе
Борисов В. И.- профессор кафедры истории России Смоленского государственного университета, ValerijBorisov@vandex. ru- тел. (4812) 32−80−36.
Borisov V. I.
COMMITTEES OF THE POOR IN THE SOUTH OF RUSSIA IN THE SYSTEM OF THE FOOD POLICY OF SOVIET POWER DURING THE CIVIL WAR (1918−1920)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой