Элементы речевой агрессии в современном газетном тексте

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Мистюк Татьяна Леонидовна
ЭЛЕМЕНТЫ РЕЧЕВОЙ АГРЕССИИ В СОВРЕМЕННОМ ГАЗЕТНОМ ТЕКСТЕ
В предлагаемой статье рассматриваются содержание и функции актуального в настоящее время явления речевой агрессии, уточняются языковые средства, при помощи которых она реализуется в печатных СМИ, а также характеризуются конкретные лексические единицы, используемые в качестве элементов речевой агрессии в тексте статьи газеты & quot-Континент Сибирь& quot-, производится их краткий лексико-семантический и стилистический анализ.
Адрес статьи: www. gramota. net/materials/272 015/1 -2M2. html
Источник
Филологические науки. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2015. № 1 (43): в 2-х ч. Ч. II. C. 160−164. ISSN 1997−2911.
Адрес журнала: www. gramota. net/editions/2. html
Содержание данного номера журнала: www. gramota. net/mate rials/2/2015/1−2/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: phil@gramota. net
УДК 811
Филологические науки
В предлагаемой статье рассматриваются содержание и функции актуального в настоящее время явления речевой агрессии, уточняются языковые средства, при помощи которых она реализуется в печатных СМИ, а также характеризуются конкретные лексические единицы, используемые в качестве элементов речевой агрессии в тексте статьи газеты «Континент Сибирь», производится их краткий лексико-семантический и стилистический анализ.
Ключевые слова и фразы: речевая агрессия- инвективная лексика- косвенная речевая агрессия- колкость- насмешка- жаргонизмы- просторечие.
Мистюк Татьяна Леонидовна, к. филол. н.
Новосибирский государственный технический университет bakatuha@mail. ru
ЭЛЕМЕНТЫ РЕЧЕВОЙ АГРЕССИИ В СОВРЕМЕННОМ ГАЗЕТНОМ ТЕКСТЕ (c)
В настоящее время общественная жизнь практически невозможна без широкого использования в ней средств масс-медиа, к которым принято относить прессу, телевидение и кино- они рассматриваются сегодня в качестве не только информационных и развлекательных, но и формирующих общественное мнение источников. «Тенденция к международной глобализации, интеграции в более крупные социально-экономические и политические сообщества и объединения, с одной стороны, и стремление сохранить национальную идентичность и уникальность, с другой стороны, оказывают воздействие на людей, — пишет В. К. Сквиря. — В СМИ широко обсуждаются политические перевороты и дебаты, смены социально-экономических формаций, & lt-… >- природные явления и стихийные бедствия, спортивные достижения и т. п.» [7, с. 165]. В современных условиях становится возможной и обратная связь — влияние на СМИ со стороны их аудитории — читателей, слушателей, зрителей, выражение и аргументация их собственных мнений и позиций по ряду обсуждаемых вопросов и проблем.
Специфика речевого воздействия на общественную жизнь со стороны современных печатных и электронных СМИ в течение последних десятилетий является объектом научного исследования с учетом всех возможных факторов — как собственно языковых, так и экстралингвистических. Так, в частности, известный исследователь языка современных масс-медиа Т. В. Чернышова дифференцирует подобное речевое воздействие на некооперативное, т. е. направленное на срыв идеально прозрачного обмена информацией («коммуникативный саботаж»), манипулятивное (суггестивное) — скрыто воздействующее на сознание собеседника и игнорирующее его волю, и кооперативно-актуализаторское как высшую форму речевого воздействия, ведущую к эффективной коммуникации. Как отмечает автор, функция регулирования, контроля и манипулирования сознанием реципиента в данной ситуации обеспечивает создание особого аудиовизуального мира, который вольно или невольно воздействует на каждого человека, и это обусловливает особую ответственность СМИ перед обществом [9, с. 9]. Помимо этого, Т. В. Чернышова, отмечая особенности именно газетных СМИ, говорит об изменениях в их основной — информативной — функции, которые обусловлены тем, что в сравнении с «непечатными» СМИ, первыми информирующими об общественно значимых событиях, прессе сегодня отводится особая роль — интерпретировать произошедшие события с учетом соответствующих критериев и установок и давать им определенную оценку. Другая особенность современной газетной публицистики — активное влияние на формирование и эволюцию массового общественного сознания, что обусловливает его нормальное функционирование и осуществляет регулирование общественного мнения [Там же].
Язык газет на современном этапе характеризуется сочетанием контрастных стилистических элементов, смешением стилистических пропорций, стремлением выработать новые средства образности [3, с. 82]. В связи с этим в текстах публикаций печатных СМИ периодически используются элементы речевой агрессии. Степень ее активности зависит от ряда объективных и чаще, на наш взгляд, субъективных факторов. «Современный человек погружен не только в информационную, но и в эмоциональную среду, во многом формируемую средствами массовой коммуникации, — пишет в этой связи Е. В. Власова. — Наше настроение в значительной степени определяется как тематикой, так и стилистикой газетных, журнальных, теле- и радиоматериалов. Понимание законов деструктивного воздействия текстов средств массовой коммуникации необходимо для очищения коммуникативного пространства, окружающего нас, от враждебности и непонимания» [1, с. 5].
Цель предлагаемой работы — показать, как элементы речевой агрессии в современном газетном тексте помогают автору выразить собственную позицию: интерпретировать информацию с учетом соответствующих критериев, дать им определенную оценку, реализовать функцию воздействия не только на сознание, но и на эмоциональную сферу массового читателя как одну из основных в публицистике. Это обусловило постановку следующих задач: а) уточнить современную интерпретацию понятия речевой агрессии- б) показать, какими языковыми средствами и с какой целью она может быть реализована на страницах современной газетной публицистики- в) показать на материале языка конкретной газетной статьи, как используемые в ней элементы косвенной речевой агрессии позволяют автору публикации дать оценку изложенной информации и оказать определенное эмоциональное воздействие на читательскую аудиторию.
© Мистюк Т. Л., 2015
Дефиниции термина «речевая агрессия» в современной лингвистической литературе по своему содержанию различаются несущественно. Так, например, в учебнике для вузов «Русский язык и культура речи» читаем: «Речевая агрессия в современной газетной прессе понимается как форма речевого поведения, нацеленного на оскорбление или преднамеренное причинение вреда человеку, группе людей, организации или обществу в целом» [5, с. 132]. К. Ф. Седов, глубоко исследовавший феномен речевой агрессии, определяет ее как «целенаправленное коммуникативное действие, ориентированное на то, чтобы вызвать негативное эмоционально-психологическое состояние (страх, фрустрацию и т. п.) у объекта речевого воздействия» [6, с. 200]. Таким образом, если обобщить ряд дефинитивных формулировок рассматриваемого термина, то можно трактовать его как особую форму речевого воздействия на адресата, используемую для нанесения ему оскорбления, вреда и т. п., с целью вызвать у него негативное психологическое состояние и вследствие этого принудить к каким-либо действиям.
К феномену речевой агрессии в современной лингвистической литературе осуществляется подход с позиций разных научных направлений: его исследуют филологи, психологи, психолингвисты, философы и другие специалисты, что обусловливает создание ряда ее типологий- так, в частности, это явление языка классифицируют по таким основаниям, как интенсивность проявления, степень осознанности субъекта, характер выраженности либо направленности агрессии, количество участников ситуации общения и др. Например, Ю. В. Щербинина рассматривает виды речевой агрессии по интенсивности в форме бинарных оппозиций: а) слабые, стертые- б) сильные. К сильным формам агрессии она относит брань, ругань, порицание, грубое требование, крик. Сюда же она включает враждебные замечания, язвительные насмешки, веские угрозы, а также очень грубый отказ, непрямое оскорбление, косвенное осуждение [10, с. 103]. По характеру и способу выраженности автор выделяет явную (открытую) и скрытую (неявную) агрессии: первая соответствует плану выражения в пределах одного агрессивного высказывания, к которому относятся явная угроза, намеренное оскорбление, грубое требование, отказ, замечание-порицание, а вторая реализуется во враждебных намеках, иронических замечаниях, скрытых угрозах, либо в виде сплетен или доносов [Там же, с. 106−108]. По отношению к объекту автор говорит о переходной и непереходной речевой агрессии- переходная направлена на одного реального участника речевой ситуации, а непереходная проявляется в тех случаях, когда человек бездоказательно осуждает «жизнь вообще», давая негативную оценку как бы всему окружающему миру [Там же, с. 109]. К. Ф. Седов выделяет ряд бинарных оппозиций в соответствии с проявлением речевой агрессии: вербальную и невербальную, прямую и косвенную, инструментальную и неинструментальную, инициативную и неинициативную, активную и пассивную, непосредственную и опосредованную, спонтанную и подготовленную, эмоциональную и рациональную, сильную и слабую, враждебную и невраждебную. По его утверждению, в реальных дискурсах речевая агрессия проявляется в виде речевых тактик, среди которых он выделяет: оскорбление (инвективу), угрозу, обвинение, проклятье, злопожелание, констатацию некомпетентности, возмущение, насмешку, колкость, упрек, демонстрацию обиды, грубое прекращение коммуникативного контакта, отсыл и угрожающее молчание [6, с. 209]. Можно привести примеры и других подобных классификаций, что только подтвердит многообразие оснований для их создания.
По мнению Е. В. Власовой, главным коммуникативным пространством, в котором реализуется речевая агрессия, являются именно печатные СМИ. Эта сфера не является исключительной для использования элементов речевой агрессии, однако, «по количеству единовременных реципиентов определенного речевого воздействия она существенно опережает другие области функционирования информации» [1, с. 27].
Если говорить о средствах языка, выполняющих функцию речевой агрессии и реализуемых в газетных текстах, прежде всего следует назвать инвективную лексику. Понятие инвективы трактуется как «резкое выступление против кого-либо или чего-либо, обличение- оскорбительная речь» [8, с. 233]. В данной функции, как правило, выступают: а) слова, именующие социально осуждаемую деятельность (жулик) — б) пейоративная лексика (двурушник) — в) наименования профессий в метафорической функции (мясник) — г) наименования животных в метафорической функции (свинья) — д) глаголы с «осуждающей» семантикой (хапнуть) — е) эвфемизмы для слов с семантикой антиобщественной деятельности (женщина легкого поведения) — ж) каламбуры с оскорбляющей функцией (прихватизация), а также очевидная клевета и сплетни о ком-либо [5, с. 132−133]. К наиболее сниженным элементам языка, также используемым в подобной функции, можно отнести жаргонизмы, просторечие, литературную лексику, выражающую негативную оценку, а также вульгаризмы и даже единицы русского мата, представляющие собой такую лексику, публичное употребление которой, согласно нравственно-этическим нормам конкретного языкового коллектива, требует либо запрета, либо существенного ограничения.
В современной газете, учитывая ее широкую аудиторию и в связи с этим установку на доходчивость и преимущественно книжный характер изложения, авторы публикаций используют в первую очередь такие средства речевой агрессии, которые создают ироничные образы. Как правило, ирония реализуется в тактиках именно косвенной речевой агрессии. «Прямая речевая агрессия — результат коммуникативного акта, иллокуция которого содержит открытую, очевидную враждебность, — пишет Е. В. Власова. — Это такие проявления речевой агрессии как оскорбления, угрозы, злопожелания» [4, с. 22]. Косвенная речевая агрессия связана с непрямой коммуникацией как содержательно осложненной, в которой понимание высказывания включает смыслы, не содержащиеся в собственно высказывании, при этом требуются дополнительные ин-терпретативные усилия со стороны адресата [Там же]. Этот же автор рассматривает в качестве наиболее частотных тактик косвенной речевой агрессии насмешку, колкость, возмущение и некоторые другие. Колкость толкуется как «колкая насмешка, язвительное замечание» [Там же, с. 230], основная функция которой — оказать негативное психологическое воздействие на оппонента. По своей семантике она сближается с насмешкой
(что и отражено в толковании), реализация которой предполагает язвительные, резкие сравнения, а также характеристики, содержащие непрямое оскорбление и элементы злорадства [1]. Тактика возмущения, как правило, преобладает при оценке либо характеристике каких-либо общественных или политических реалий. Конкретные элементы косвенной речевой агрессии реализуются в текстах печатных СМИ для достижения определенной иллокутивной цели, которая предполагает, как правило, негативное психологическое воздействие (вплоть до речевой манипуляции) на сознание и поведение адресата.
Нашей задачей в практическом аспекте данной работы стала фиксация словесных единиц, употребляемых в современном газетном тексте в качестве средств речевой агрессии, и их краткий контекстуальный лексико-семантический и стилистический анализ. Нами избраны языковые единицы в данной функции, зафиксированные в статье И. Аристова, озаглавленной «Рогозин снова увидел Чубайса», опубликованной в газете «Континент Сибирь» № 45 за ноябрь 2013 года (далее «КС») в рубрике «Авторская колонка» [2]. Следует заметить, что именно в ней периодически публикуются материалы, отражающие различные авторские (в том числе достаточно субъективные) точки зрения и аргументы, что говорит об определенной степени «раскрепощенности» языка подобных публикаций. В избранной нами статье речь идет о посещении автором пленарного заседания научно-технического форума «Технопром», проведенного в г. Новосибирске в связи с реформой РАН, которая вызвала, как известно, огромный общественный резонанс и получила негативную в целом оценку со стороны как самих российских ученых, так и тех, кто не имеет прямого отношения к научной деятельности, но кому небезразлична дальнейшая судьба отечественной науки. В своей публикации И. Аристов с помощью отдельных элементов речевой агрессии имплицитно и эксплицитно выражает именно такую оценку как самого мероприятия в целом, так и его организаторов и некоторых отдельных участников.
Ниже нами приводится краткий лексико-семантический и стилистический анализ соответствующих языковых единиц, которые, как мы полагаем, представляют собой элементы речевой агрессии. Представленные формулировки лексических значений анализируемых слов и словосочетаний либо цитируются по толковому словарю, что отражено в соответствующих ссылках, либо даются нами самостоятельно на основе макро- и микроконтекстов. В качестве базовой (рабочей) нами использована типология средств речевой агрессии К. Ф. Седова и Е. В. Власовой.
1. «Понятно, что мы отчасти «прикалываемся» [Там же]. Глагол «прикалываться» в значении «шутить» — это современный жаргонизм, который по своей стилистической окраске является просторечным и, следовательно, не характерным для книжной речи. Однако уместность его реализации в данном публицистическом тексте обусловлена тем, что этот глагол используется в качестве элемента косвенной речевой агрессии, проявляющейся в тактике насмешки по отношению к сообщаемому факту: речь в данном фрагменте идет о том, что цели форума «Технопром», пафосно декларируемые его организаторами как весьма важные, на деле, по мнению И. Аристова, совершенно не достигнуты, и это стало очевидным для всех присутствующих, что и вызвало у них соответствующую эмоциональную реакцию.
2. «Послушай, говорю, но тогда должен быть составлен какой-то перечень & quot-инновационных продуктов& quot-, иначе под это дело будут впаривать всякую…» [Там же]. Глагол «впаривать» в значении «навязывать, заставлять принять что-либо против желания» также является просторечным по стилистической окраске и реализует в газетной речи тактику возмущения в рамках косвенной речевой агрессии. Его можно квалифицировать и как экспрессивный глагол с «осуждающей» семантикой: здесь очевидно неодобрительное отношение к действию, выражаемому данным глаголом, и это позволяет часто использовать его в качестве элемента речевой агрессии как в разговорной, так и в книжной речи.
3. «Слушай, говорю, а каким вообще ветром задуло эту & quot-торгово-закупочную"- тематику под крышу & quot-Шестого технологического уклада& quot- как якобы устремления России и всего прогрессивного человечества? Не бред ли это?» [Там же]. Бред (разг.) — «нечто бессмысленное, вздорное, несвязное» [4, с. 50]. Автор выражает при помощи такого насмешливо-риторического вопроса свое возмущение и в связи с этим оценивает информацию как абсурдную, лишенную здравого смысла. Слово «бред» в пределах данной фразы можно квалифицировать как слабую инвективу, реализующую одновременно тактики и насмешки, и возмущения опять же в качестве элемента косвенной речевой агрессии. Фраза «каким ветром задуло» (откуда взялось?) также выражает неодобрительную оценку соответствующей информации и является элементом косвенной речевой агрессии, представленной тактикой колкости.
4. «Только щеки надуть, чтобы всеядные журналисты растиражировали две-три малопонятные фразы» [2]. Надуть щеки — исходя из контекста — «внешне изобразить важность, величие" — данное словосочетание можно квалифицировать как насмешливое со сниженной образностью- всеядный — «могущий есть всякую пищу» [4, с. 86]. Данная ироничная метафора реализована по отношению именно к таким журналистам, которые, по мнению автора, всегда готовы любую информацию выставить под любым, нужным кому-либо углом зрения- это пример пейоративной лексической единицы. Представленные выражения реализуют тактики колкости и насмешки в рамках косвенной речевой агрессии.
5. «Можно было бы по итогам обсуждения и в скобках добавить: & quot-О привлечении заказчиков и разработчиков & quot-реформы РАН& quot- к уголовной ответственности& quot-» [2]. Автор уверен в противоправности действий разработчиков реформы РАН и считает их преступными. Соответствующая формулировка, на наш взгляд, есть элемент прямой речевой агрессии, «смягченной» за счет формы условного наклонения.
6. «Множество персон местного политического калибра, первого и второго разрядов, а также закулисные мастера» [Там же]. Закулисный — «тайный, скрываемый» [4, с. 170]. Закулисные мастера — люди,
которые втайне от других, скрыто от посторонних глаз, вершат какие-либо нечистоплотные, однако выгодные кому-либо дела. Калибр (перен.) — так говорят «о форме, размере, качестве кого- чего-либо» (разг.) — например, «люди разного калибра» [Там же, с. 213], разряд — это «то же, что и категория» [Там же, с. 533]. Данные высказывания выполняют в тексте функцию газетных метафор и представляют собой элементы пейоративной общественно-политической лексики, которые реализуют в данном фрагменте тактику колкости в рамках косвенной речевой агрессии.
7. «Главное — в коротком общении не сказать ничего существенного, здесь это моветон». «Вообще если начать говорить какую-то правду по сути данного сборища, это будет страшный моветон для гостей и участников форума» [2]. Моветон — «дурной тон, невоспитанность» [8, с. 388]. Иноязычное слово используется в качестве яркого средства, выражающего иронию, и реализует тактику насмешки в рамках косвенной речевой агрессии. Сборище (разг., неодобр.) — «собрание людей, толпа» [4, с. 570]. Слово имеет в своем содержании негативный оценочный компонент, что отражено в соответствующей стилистической помете- с его помощью автором выражена негативная оценка мероприятия в целом и реализуются частично тактики насмешки и возмущения в рамках косвенной речевой агрессии.
Итак, в тексте газетной статьи И. Аристова «Рогозин снова увидел Чубайса» используются элементы косвенной речевой агрессии. Ее можно квалифицировать как несколько смягченную, при сопоставлении с прямой, и вследствие этого более приемлемую с точки зрения морали и этики в публицистическом тексте. Употребление соответствующих языковых элементов в данной публикации определяется: а) общей тематикой текста: тема — освещение и оценка мероприятия общественно-политического характера — форума, посвященного общественно значимому событию — реформе РАН- б) авторской позицией: И. Аристов дает негативную оценку соответствующему мероприятию, а также его организаторам и участникам- в) агитационной направленностью: с помощью ряда аргументов автор пытается привлечь внимание общественности к реформе РАН и убедить читателей согласиться с его резкой оценкой. Статья написана в ключе традиционного публицистического стиля, который, как известно, несмотря на свой книжный характер, имеет возможность в определенной степени сочетать книжные и разговорные (иногда и просторечные) элементы языка. В функции средств речевой агрессии данной статьи выступают, в основном, слабые инвективы: просторечные и жаргонные слова и выражения, а также единицы пейоративной лексики (газетные метафоры), реализующие преимущественно тактики колкости, насмешки и возмущения, тесно связанные с выражением ироничного отношения автора к сообщаемой информации. Следует учесть, что высказывания, содержащие в себе ироничный смысл, практически всегда обладают некоторым агрессивным потенциалом, хотя ирония помогает в определенной степени имплицировать негатив. На наш взгляд, автору публикации удалось достичь поставленной цели — выразить отрицательную оценку представленных событий, аргументировать ее и практически убедить в ней адресата, и в этом определенную помощь ему оказали именно элементы косвенной речевой агрессии. Можно добавить, что в данной статье функция воздействия (прежде всего, эмоционально-психологического

Статистика по статье
  • 48
    читатели
  • 5
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц. сети

Ключевые слова
  • РЕЧЕВАЯ АГРЕССИЯ,
  • VERBAL AGGRESSION,
  • ИНВЕКТИВНАЯ ЛЕКСИКА,
  • INVECTIVE VOCABULARY,
  • КОСВЕННАЯ РЕЧЕВАЯ АГРЕССИЯ,
  • INDIRECT VERBAL AGGRESSION,
  • КОЛКОСТЬ,
  • НАСМЕШКА,
  • ЖАРГОНИЗМЫ,
  • ПРОСТОРЕЧИЕ,
  • STINGING REMARK,
  • MOCKERY,
  • SLANG WORDS,
  • COLLOQUIAL LANGUAGE

Аннотация
научной статьи
по языкознанию, автор научной работы & mdash- МИСТЮК ТАТЬЯНА ЛЕОНИДОВНА

В предлагаемой статье рассматриваются содержание и функции актуального в настоящее время явления речевой агрессии, уточняются языковые средства, при помощи которых она реализуется в печатных СМИ, а также характеризуются конкретные лексические единицы, используемые в качестве элементов речевой агрессии в тексте статьи газеты «Континент Сибирь», производится их краткий лексико-семантический и стилистический анализ.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой