Проблемы осуществления пропускного и внутриобъектового режима в деятельности хозяйствующего субъекта на территории России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Юридические науки
УДК 346. 3
Ракитянский Олег Владимирович Oleg Rakityansky
Дондоков Цырен Сономович Tsyren Dondokov
ПРОБЛЕМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРОПУСКНОГО И ВНУТРИОБЪЕКТОВОГО РЕЖИМА В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ХОЗЯЙСТВУЮЩЕГО СУБЪЕКТА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ
THE PROBLEMS OF ACCESS AND INTER-OBJECT REGIME IN THE ACTIVITY OF MANAGING SUBJECT ON THE TERRITORY OF RUSSIA
Статья посвящена вопросам перераспределения полномочий по охранной деятельности в России между частной охранной организацией (ЧОО) и структурным подразделением фирмы, выполняющей схожие по своему значению задачи. К ним можно отнести т.н. службы контроля, администрации, внутреннего режима и т. д.
Ключевые слова: хозяйствующий субъект, частное охранное предприятие, частная охранная организация, охранная деятельность, безопасность субъекта
The article is devoted to the questions of powers'- redistribution on security activity in Russia between private security organization and structural division of firm carrying out similar by the meaning tasks. It is possible to carry the following services to them: control, administration, inner regime, etc
Key words: managing subject, private security organization, private security enterprise, security activity, subject security
Хозяйствующий субъект (далее — субъект, компания), а в данном случае мы рассматриваем коммерческую организацию ритейловской направленности, осуществляет работу с целью получения прибыли от результатов своей деятельности и функционирует в условиях, регулируемых российским законодательством.
Существующие правовые нормы российского законодательства предназначены должным образом обеспечивать эффективную возможность регулирования деловых отношений «субъекта» в конкретной области бизнеса. Создаваемый им внутренний
механизм управления организации (предприятия) предусматривает решение поставленных задач в условиях оптимизации затрат на производство или оказание услуг, минимизацию рисков собственной хозяйственной деятельности.
Достижению поставленных целей способствует организованная и отлаженная система взаимодействия всех управленческих и исполнительских структур «субъекта», составляющих его единое целое или корпоративность (т.е. объединение всех вокруг «одного» для решения поставленных задач).
В корпоративной системе функционирования «субъекта» в условиях формирования рыночных механизмов на «постсоветском» пространстве наряду с такими структурами управления, как коммерческими, финансовыми, юридическими, бухгалтерией со временем явственней проступает необходимость создания и обеспечения безопасных условий хозяйствующей деятельности предприятия. Выделения обособленного звена в корпоративном процессе «производства», некоего независимого, объективного, контролирующего органа со своим, специфичным «инструментарием», напрямую подчинённого руководству хозяйствующего субъекта. Речь идёт о подразделении безопасности «субъекта».
Решение вопросов безопасности «субъекта», его персонала, производственных активов, физической защиты объектов, финансов, материальных ценностей и т. д. от внутренних и внешних угроз (рисков) осуществляется специализированными подразделениями, а также правоохранительными органами и иными государственными структурами.
Правовое регулирование всех сегментов корпоративной безопасности «субъекта» происходит путём регламентации их деятельности внутренними локальными актами предприятия, определяющими задачи и функции в рамках принятой концепции безопасности.
В то же время, принимая во внимание правотворческие процессы, происходящие в последние годы в России, в области регулирования вопросов безопасности бизнеса, одна из позиций корпоративной безопасности «субъекта» «перешла» в ведение иного хозяйствующего субъекта, что может повлечь за собой риск нарушения функционирования существующих систем безопасности коммерческих структур.
Речь идёт об охране хозяйствующего субъекта.
Поводом для выдвижения такого обоснованного беспокойства послужил Федеральный закон РФ от 22. 12. 2008 [1], существенным образом скорректировавший понятие охраны «субъекта». Внесение из-
менений в Закон Р Ф «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» [2 ] (далее по тексту — Закон) вызвано тем, что законодатель пытается создать правовые возможности более полного регулирования отношений, а также установить правовые гарантии для всех сторон данных отношений.
В то же время, любые изменения в законодательной сфере предполагают совершенствование существующих норм применительно к реалиям и потребностям сегодняшнего дня. Однако считать, что нормы рассматриваемого Закона об охранной деятельности преследуют целью его повсеместного и правильного исполнения, нам представляется преждевременным.
Согласно новой редакции ч. 1 ст. 1.1. Закона введены дополнения в раннее существующие понятия охраны (внесены Федеральным законом от 15. 11. 2010 № 301-ФЗ) [3]: внутриобъектовый режим и пропускной режим. В ч. 6 ст. 3 Закона прямо указывается, что «…В целях охраны разрешается предоставление следующих видов услуг:. обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах.».
Таким образом, законодатель ввёл понятие внутриобъектового и пропускного режима «субъекта» как прерогативу деятельности, осуществляемой частными охранными организациями (далее ЧОО) бывшими частными охранными предприятиями (ЧОП) и закрепил эту функцию за ними при наличии у них лицензии на право предоставления услуг, а также наличия у каждого работника ЧОО удостоверения частного охранника. Об этом указанно в ч. 7 ст. 3 Закона: «…Физическим и юридическим лицам, не имеющим правового статуса частного детектива, частного охранника или частной охранной организации, запрещается оказывать услуги, предусмотренные настоящей статьей.» [4]. Применительно к реалиям сегодняшней повседневной деятельности подразделений безопасности «субъекта» ситуация с исполнением предписаний Закона может выглядеть следующим образом.
В структуре некоего хозяйствующего
субъекта, занимающегося реализацией на рынке продуктов питания через сеть торговых магазинов (например, «Пятёрочка») имеется подразделение безопасности, включающее управление охраны (для предметной ясности будем называть «собственная охрана»). Следует обратить внимание на то, что т.н. работники охраны таковыми в действительности не являются, т.к. не состоят в штате ЧОО. По этой причине зачастую указанная категория работников именуется как администратор торгового зала, контролёр, сотрудник службы внутреннего контроля, консультант и т. д. «Охранники» распределены по объектам компании и в порядке суточной смены занимаются вопросами пропускного и внут-риобъектового режима, т. е. в рамках пропускных требований осуществляют проход и выход покупателей, занимаются организацией, в части, касаемой контроля за приёмкой товаров (регистрация автотранспорта поставщика, сверяют накладные, устанавливают соответствие и наличие указанных в них товаров), пресекают попытки «нерадивых» работников магазина вынести с объекта товарные, материальные и финансовые ценности. В соответствии с требованиями внутриобъектового режима эти же «охранники» осуществляют контроль за перемещением товарно-материальных ценностей внутри магазина, в том числе выявляют и пресекают (на первичном этапе в пределах объекта) попытки хищения имущества «субъекта» покупателями, порчи или индивидуального употребления того же имущества работниками магазина. При этом задействуют средства инженерно-технической защиты и видеоконтроля объекта.
По этой причине крупные торговые «субъекты» вынуждены идти на существенные затраты по включению в компанию и содержанию многочисленного штата такого рода «охранников» (иногда насчитывающего несколько тысяч человек) с одной лишь целью — в рамках единой системы безопасности гарантированно осуществлять защиту и безопасность своего имущества, товара и других ценностей. Для этого «субъектом» разрабатываются и принимаются
соответствующие локальные нормативные акты, регулирующие положение указанной структуры в компании, определяются их обязанности и права, а также до персонала «субъекта» доводятся необходимые к исполнению правовые нормы, что помогает консолидировать работников для выполнения целей деятельности компании. В то же время разрабатываются и вводятся внутренние нормативы по заработной плате «охранников», а также их мотивационные составляющие. Данная практика позволяет руководству «субъекта» рассматривать категорию указанных «охранников» в качестве неотъемлемой части персонала компании с соответствующими требованиями к нему.
В свою очередь, нормы принятого Закона № 272-ФЗ [5] кардинально изменяют статус подразделения «собственной охраны» «субъекта» и предусматривают его замену на работников частной охранной организации (в практике функционирования ЧОО и «субъектов» часто используется обозначение работника как «сотрудника» компании, фирмы, частной охранной организации. Использование такого понятия как «сотрудник» является ошибочным и неприемлемым для обозначения указанной категории персонала по причине отсутствия соответствующего понятия в Трудовом кодексе РФ).
Таким образом, руководствуясь принципом буквального толкования закона, можно сделать следующий вывод. Осуществление пропускного и внутриобъек-тового режима на территории «субъекта» в настоящее время закреплено исключительно за ЧОО, т. е. компания обязана заключить договор с ЧОО на предмет охраны своих товарных, материальных и финансовых ценностей, при этом предоставить весь комплект документов, подтверждающих законность происхождения недвижимого имущества, оборудования, товара (продуктов, перечень которых может доходить до тысячи наименований и более и т. д.).
Принимая во внимание перечисленные ранее обстоятельства, возникает за-
кономерный вопрос, пожелает ли ЧОО заниматься проверкой представляемых документов на имущество компании, которое ей придётся охранять, а значит нести ответственность в случае нанесения ущерба?! Будет ли располагать ЧОО специалистами в специфической для себя области деятельности (продовольственные товары) для вынесения и принятия ответственности за их сохранность?! На эти и другие вопросы, к сожалению, действующее законодательство ответов пока не предоставило.
К этому следует добавить и проблему сохранности сведений, составляющих коммерческую тайну «субъекта». Готова ли компания пойти на разглашение перед «третьими лицами» (в данном случае ЧОО) сведений о своих поставщиках, контрагентах, ценах на продукцию, арендодателях и т. д. Гарантирует ли ЧОО сохранность этих сведений от рисков их «утечки» к конкурентам?!
В свою очередь, можно допустить, что в реальности передать всю номенклатуру товаров магазина «Пятёрочка» под охрану ЧОО представляет почти невыполнимую задачу. Тогда остаётся открытой проблема его сохранности и соответственно увеличивается риск ущерба «субъекту», чьё имущество останется без охраны. При таких обстоятельствах компании ничего не остаётся, как нарушать Закон и возложить функции защиты своего имущества на «собственную охрану», которая, имея достаточный опыт и являясь штатным подразделением «субъекта», будет исполнять свои прямые функциональные обязанности с меньшими производственными рисками не в пример сторонней ЧОО.
На основании изложенного мы также вправе задать вопрос, а согласится ли ЧОО нести ответственность за имущество конкретно магазина «Пятёрочка», т. е. по итогам инвентаризации, которая проходит как минимум 4 раза в год, не считая внеплановой, компенсировать сумму недостающего товара? Данное положение должно быть прописано в заключаемом договоре, как и условия надлежащего его исполнения со стороны ЧОО, что, в свою очередь, пов-
лечёт необходимость предложить заказчику перед сдачей объекта под охрану со всеми материальными ценностями, осуществить инженерно-техническое дооборудование магазина, установить или усовершенствовать систему видеонаблюдения, сигнализации, охрану периметра, пожарной сигнализации и т. д. Это потребует дополнительных и немалых расходов для «субъекта», и при этом отказаться от сохранности (охраны) непосредственно предметов торговли, учёт, контроль и передвижение которых по территории магазина для ЧОО, по понятным причинам, является не осуществимым по причине отсутствия достаточно подготовленных и обученных работников.
В случае же подготовки таких специалистов, стоимость предоставляемых услуг со стороны ЧОО будет на порядок выше ныне существующих на рынке. Например, один нормо-час частного не вооружённого охранника составляет около 120 руб. без НДС (для Москвы). В то же время нормо-час «собственной охраны» обходится «субъекту» порядка 85 руб., без НДС. В таких условиях говорить об эффективном хозяйствовании и получении достаточной для развития и существования компании прибыли не приходится.
В этом нас убеждают реальности, существующие на рынке охранных услуг в России. Хозяйствующие субъекты за исключением банковского, нефтегазового, производственного сектора, частным охранным организациям предпочитают собственные «контролируемые» структуры безопасности в силу изложенных причин. К этому необходимо добавить т.н. «государственные риски», когда контролирующие ЧОО госструктуры, прежде всего МВД России, несмотря на распространяемые после проведённой аттестации заявления о «чистоте своих рядов», располагает значительным «арсеналом» средств по лишению лицензии ЧОО, о чём прямо говорится в ст. 11.5. Закона: «Приостановление действия лицензии и аннулирование лицензии».
Имеющийся в органах внутренних дел «арсенал» средств с таким же успехом может быть использован и в отношении хозяйству-
ющего субъекта в части исполнения нормативных положений Закона, регулирующих вопросы пропускного и внутриобъектового режима. Исходя из требований ст.: 1, 3, 11 и 12 Закона, органы внутренних дел (а именно лицензионно-разрешительные подразделения) вправе осуществить проверку указанных режимов «субъекта» и не только по причинам ужесточения требований к противотеррористической защищённости объектов массового скопления людей. В такой ситуации компании трудно будет доказать пришедшему с проверкой контролирующему органу, что «собственная охрана» в действительности таковой не является, поскольку её обязанности осуществлять пропускной и внутриобъектовый контроль (режим) прямо предписаны Правилами внутреннего распорядка «субъекта», что в свою очередь противоречит требованиям Закона № 272, т. е. деятельность «собственной охраны» является не законной.
С учётом изложенного приходится констатировать, что рассматриваемый Закон своего конкретного применения не достиг. И, как нам представляется, в силу изначально не чётко поставленной цели, которая оказалась несовместима с реалиями российского рынка охранных услуг, или же по причине чрезмерного желания неких «нормотворческих сил» и тех, кто лоббировал Закон, изменить соотношение частных охранных организаций и «собственных охранных структур» в пользу ЧОО. По неточным данным, на год принятия Закона доля охранных услуг на рынке России составляла 80% к 20% не в пользу ЧОПов.
Данная ситуация неизбежно потребует дополнительных разъяснений, в том числе и законодательных со стороны уполномоченного государственного органа, призванного осуществлять контроль в сфере частной охранной деятельности.
Литература
1. ФЗ от 22. 12. 2008 г. № 272-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного контроля в сфере частной охранной и детективной деятельности».
2. Закон Российской Федерации № 2487−1 от 11. 03. 1992 г. «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».
3. ФЗ № 301-Ф3 от 15. 11. 2010 г. «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».
4. Ст. 3 ч. 7 ФЗ № 301-ФЗ от 15. 11. 2010 г. «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».
5. ФЗ РФ № 272 от 22. 12. 2008 г. «О внесении в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного контроля в сфере частной детективной и охранной деятельности».
Коротко об авторах_Briefly about the authors
Ракитянский О. В., доцент кафедры анализа рисков и экономической безопасности, Финансовый университет при Правительстве Р Ф Тел.: 8−916−177−88−64
Научные интересы: управление народным хозяйством, государственное управление, правовое регулирование государственного управления
O. Rakityansky, assistant professor of risks'- analyses and economic security department, Financial University under the Russian Federation Government
Scientific interests: national economy government, state government, law regulation of state government
Дондоков Ц. С., канд. юрид. наук, доцент, профессор кафедры административного права и таможенного дела юридического факультета, Забайкальский государственный университет (ЗабГУ) Тел.: 8- 924−501−94−71
Научные интересы: правоохранительные органы, административное право, государственное управление
Ts. Dondokov, candidate of law sciences, associate professor, professor of administrative law and custom affairs department, law faculty, Zabaikalsky State University
Scientific interests: security body, administrative law, state government

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой