Коммуникативные личностные свойства врачей различных специальностей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АЕ САХАРОВА УДК 159 923: 653. 071. 61
Казанский государственный медицинский университет
Коммуникативные личностные свойства врачей различных специальностей
I Сахарова Анна Евгеньевна
аспирант кафедры медицинской и общей психологии Казанского государственного медицинского университета г. Казань, ул. Бутлерова, д. 49, тел.: (843) 236−96−69
Проведено изучение коммуникативных качеств у врачей разных специальностей — психотерапевтов, педиатров и хирургов. Показано, что стаж работы не оказывает существенного влияния на коммуникативную компетентность. Гоуппа психотерапевтов отличается большей способностью к интеграции и сложностью системы коммуникации, включающей коммуникативную толерантность, эмпатию и аффилиацию. Наиболее высокой выраженностью параметра «силы стремления к людям» отличается группа педиатров. Гоуппа хирургов отличается наименее выраженной структурированностью коммуникативной системы, плохо терпит индивидуальные особенности пациента, плохо приспосабливаясь к характеру, привычкам, установкам или притязаниям больного.
Ключевые слова: коммуникативные свойства, врачи.
A.E. SAKHAROVA
Communicative personal properties of doctors various specialities
Studying communicative qualities at doctors of different specialities — psychotherapists, pediatrists and surgeons is lead. It is shown that the experience of work does not render essential influence on communicative competence. The group of psychotherapists differs greater by ability to integration and complexity of system of the communications including communicative tolerance, empathy and affiliation. The highest expressiveness of parameter «forces of aspiration to people» the group of pediatrists differs. The group of surgeons differs the least expressed structure of communicative system, badly suffers specific features of the patient, badly adapting to character, habits, installations or claims of the patient.
Keywords: communicative properties, doctors.
На современном этапе развития медицинской психологии крайне значимой представляется проблема недостаточной эффективности медицинской помощи вследствие неблагополучия в сфере общения врача и пациента. Очевидно, что важно не только развивать новые технологии, иметь возможность использовать необходимые диагностические и лекарственные средства, но и добиваться того, чтобы пациенты следовали рекомендациям врача. ВОЗ в 1994 г. рассматривала проблему отношений врача и больного, и было в частности отмечено, что только 20−25% пациентов, обращающихся к врачам общей практики, применяют те лекарства и именно так, как они были назначены [1]. По другим данным, более 50% амбулаторного и больничного контингента больных не принимают
назначенных медикаментов и не выполняют предписанных рекомендаций [2].
Специфику медицинской деятельности можно выразить словами Карла Ясперса, который полагал, что врачевание опирается на два основания: одним из них являются естественно-научные познания и их практическое применение, другим — этика человечности [3].
В настоящее время в ряде зарубежных стран наметилась тенденция к сотрудничеству между врачом и пациентом [4, 5]. Согласно представлениям Жака Лакана, больной — это не просто «носитель симптомов», а врач не просто «манипулятор симптомами», но, зачастую они представители различных культур, и игнорирование этого факта приводит к резкому
снижению продуктивности коммуникации, а иногда и к полному взаимному непониманию [6].
Для медицины сегодняшнего дня характерны ситуация большого выбора лечебных тактик и отсутствие одного общепризнанного средства, кардинально решающего проблему заболевания. В свою очередь эта тенденция способствует чувству растерянности, тревожности, неопределенности у пациентов. «В этих случаях все большее значение приобретает взаимодействие в диаде врач — больной» [7].
Для того чтобы медицинский работник перешел с патерналистской модели взаимоотношений к модели сотрудничества, врачу-клиницисту необходимо преобразиться в интерпретирующего слушателя. Если раньше пациент должен был следовать медико-диагностической схеме и не мог приблизиться к своим переживаниям по поводу страдания, то теперь врач и пациент должны стремиться вместе понять историю жизни пациента. В настоящий момент практической медицине необходимо расширять свое поле зрения: больной больше не должен пониматься как носитель какого-то заболевшего органа, а должен рассматриваться и лечиться как человек в целом [8]. Поэтому необходим взгляд на пациента как на субъекта в медицине.
В свете новой парадигмы в медицине больше внимания привлекается к правам личности, в том числе и к правам пациента, что привело к новому пониманию сути взаимоотношений между врачом и пациентом [4]. Решению данного вопроса могут помочь достижения психологической науки. Не будет большой методической ошибкой, если исследователи отойдут от глобальных проблем, обязательно требующих системного подхода, а займутся детальной проработкой той или иной стороны жизнедеятельности конкретного объединения людей, конкретной, научной, творческой или какой-либо другой организации. В таком случае большое значение имеют исследования человека как субъекта познания и коммуникации. На основании учета человеческого фактора, как пишет Б. Г Ананьев, достигаются научная организация труда, повышение эффективности лечения и профилактики заболеваний, особенно нервно-психических и сердечно-сосудистых, в наибольшей мере зависящих от взаимоотношений [9].
В основном, резервом повышения эффективности медицинской помощи считается профессиональная подготовка медиков [10, 11]. Однако, как отмечают чешские психологи Р Конечный и М. Боухал, квалификация является только инструментом, больший или меньший эффект применения которого зависит от других сторон личности врача [10, 12].
При такой постановке вопроса медицинская психология открывает новую область ресурсов медицинской деятельности, а именно сферу общения врача и пациента, которая остается малоизученной как в медицинской науке, так и в психологической. В практической медицине недостаточно используются достижения психологической науки, которые позволили бы повысить качество оказываемой медицинской помощи при имеющихся материальных средствах. «Эффективность общения, которое тесно вплетено в контекст профессиональной деятельности врача, не может не сказаться и на результатах этой деятельности» [8].
В то же время изучение области взаимоотношений врача-клинициста и пациента позволит использовать в терапевтическом процессе не только биологические средства лечения, но и психологические способы воздействия. В последние годы проведено значительное количество исследований, касающихся психологических аспектов медицинской деятельности [2, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20]. Однако эти работы непосредственно не касались проблемы детального изучения коммуникативной компетентности медицинского персонала.
Одним из первых научных исследований, посвященных изучению коммуникативной компетентности практикующих врачей, была работа Л. А. Цветковой [8]. Врачебная деятельность имеет ряд специфических особенностей, таких как влияние и взаимодействие многочисленных меняющихся факторов, которые нередко невозможно формализовать, алгоритмизировать для анализа, внести в жестко структурированные схемы, а эффективность врачебной деятельности трудно оценить однозначно. В работе Л. А. Цветковой основное внимание сосредоточено на изучении интерактивной составляющей общения. Данная работа продолжает направление отечественных исследователей. Делается акцент не на общественные отношения между врачом и пациентом, а на межличностные, складывающиеся на эмоциональной основе, то есть на основе определенных чувств, возникающих у людей друг к другу. Особое внимание обращено на то, что врач является для пациента источником информации о ходе лечения. В то же время врач играет значительную роль в терапевтическом процессе, так как наиболее часто употребляемое и эффективное лекарство — сам доктор [21].
В свою очередь, оптимизация взаимоотношений врача и пациента позволит улучшить качество медицинской помощи. Поэтому чрезвычайно важно знать, почему происходят «сбои» во взаимоотношениях пациента с врачом и каким образом можно влиять на этот процесс. Также чрезвычайно важным представляется исследование коммуникативной компетентности врача с учетом его узкой специализации, накладывающей порой существенные ограничения на эффективность взаимодействия врача и пациента.
Таким образом, с учетом вышеизложенного, данное исследование представляется весьма актуальным как в теоретическом, так и в практическом отношениях.
Дизайн, материалы и методы исследования. Целью работы явилось изучение и описание коммуникативных качеств у врачей разных специальностей, в ходе исследования были поставлены следующие задачи:
— изучение и анализ научной литературы по теме исследования-
— определение уровня коммуникативной толерантности-
— определение эмпатических способностей-
— определение потребности аффилиации-
— изучение связей между вышеперечисленными показателями.
В качестве основного метода исследования выступал психодиагностический подход с последующей интерпретацией полученных результатов.
Для решения задач были использованы следующие психодиагностические методики:
— методика изучения коммуникативной толерантности по В.В. Бойко-
— методика диагностики уровня эмпатических способностей по В.В. Бойко-
— использование опросника «Аффилиация».
Обработка данных с помощью методов математической статистики (короткие статистики, статистическое сравнение покритерию Стьюдента, полный корреляционный анализ).
Выборку составили врачи-педиатры Детской республиканской клинической больницы МЗ РТ (29 человек), психотерапевты Республиканской клинической психиатрической больницы им. Акад. Бехтерева М З РТ (24 человека) и хирурги Республиканской клинической больницы (18 человек). Общее количество испытуемых составило 71 человек. Изначально в исследовании приняли участие 86 человек. Однако из-за большого разброса данных по возрасту и стажу профессиональной деятельности
Таблица 1.
Средние значения показателей при использовании методики «Уровень коммуникативной толерантности» (в баллах)
с целью объективизации исследования было принято решение исключить респондентов стажем менее 7 лет и возрастом менее 30, тем самым уровняв группы по данным критериям. Средний возраст педиатров и психотерапевтов составлял 36 лет, хирургов — 35 лет. Стаж профессиональной деятельности исследуемых врачей был от 5 до 36 лет. Для объективности результатов психологического исследования учитывались особенности работы врачей в стационарных и амбулаторных условиях.
Признаком деления на три группы выступала специфика профессии и гипотеза о существовании коммуникативных особенностей врачей различных специальностей.
Учитывая значимость возрастных особенностей в становлении коммуникативных способностей, был проведен анализ для выяснения характера зависимости коммуникативной компетентности от возраста. Перемена специальности во врачебной среде встречается не часто, поэтому можно говорить, что возраст является оптимальной аппроксимацией стажа работы. Однако полученные данные свидетельствовали, что корреляций между возрастом и показателями коммуникативной толерантности обнаружено не было. Дополнительно врачи были разделены на две возрастные группы — старше и моложе 40 лет: различия средних результатов при использовании методики «Коммуникативная толерантность» в группе от 23 до 39 лет против группы от 40 до 60 лет были недостоверны (р=0,92). Общий средний балл в «молодой» группе составил 39,5, в «пожилой» — 39,9. Как видно из вышеприведенных данных, возраст и стаж работы не оказывали влияние на показатели коммуникативной толерантности.
Результаты и их обсуждение. По данным средних значений, в группе психотерапевтов нами выявлены: средний уровень аффилиации (124, 117), заниженный уровень эмпатии (20), средний суммарный балл по коммуникативной толерантности (31). Также следует отметить хорошее развитие навыков терпимости к физическому и психическому дискомфорту партнера (2,25) и умение приспосабливаться к характеру, привычкам, установкам и притязаниям партнера (3,3).
В группе педиатров обнаружены: средний уровень аффилиации (135,118), заниженный уровень эмпатии (18,3), средний суммарный балл по коммуникативной толерантности (32,7). Достаточно необычным представляется низкий показатель по нетерпимости к физическому и психическому дискомфорту партнера (2,07).
При изучении коммуникативных свойств личности у хирургов были получены следующие результаты: выявлены завышенные данные по «нетерпимости», на фоне низких уровней эмпатии (16,2) и аффилиации (122,2- 110).
Сравнительные данные уровня коммуникативной толерантности представлены в таблице 1.
Таким образом статистически достоверными в группе хирургов оказались такие особенности: неумение скрывать или сглаживать неприятные чувства при столкновении с некоммуникабельными качествами партнера и нетерпимость к физическому или психическому дискомфорту партнера- неприятие или непонимание индивидуальности человека- стремление переделать, перевоспитать партнера.
В таблице 2 представлены средние значения показателей, полученных по методике «Аффилиация»
Таблица 2.
Средние значения показателей при использовании методики «Аффилиация» (в баллах)
Показатели Психотерапевты (п=24) Педиатры (п=29) Хирурги (п=18)
Сила стремления к людям 124,8 135,1 122,2
Боязнь быть отвергнутым 117 118.3 110
Исходя из вышеизложенного, такой аффиляционный показатель как «стремление к людям» на уровне значимости
Показатели Психоте- рапевты (п=24) Педиатры (п=29) (N=29) Хирурги (п=18) (N=18)
Неприятие или непонимание индивидуальности человека 3,5 3,67 4,9
Использование себя в качестве эталона при оценке других 3,5 3,5 3,83
Категоричность или консерватизм в оценке других 4 4,1 5,67
Неумение скрывать или сглаживать неприятные чувства при столкновении с некоммуникабельными качествами партнера 3,79 3,3 5,1
Стремление переделать, перевоспитать партнера. 3,29 4,6 6,3
Стремление подогнать партнеров под себя, сделать его удобным 4 4,3 4,3
Неумение прощать другому ошибки, неловкость, непреднамеренно причиненные вам неприятности 3,79 3,5 4,2
Нетерпимость к физическому или психическому дискомфорту партнера 2,25 2,07 4,1
Неумение приспосабливаться к партнерам 3,3 3,7 3,9
В сумме: 31,4 32,7 42,2
Таблица 3.
Средние значения показателей при использовании методики «Эмпатические способности» (в баллах)
Показатели Психотерапевты (п=24) Педиатры (п=29) Хирурги (п=18)
Рациональный канал З З 2,44
Эмоциональный канал З, З З З, 4
Интуитивный канал З З 2,61
Установки, способствующие эмпатии 4 З 2,44**
Проникающая способность в эмпатии 4 4 2,67***
Идентификация З З 2,56
Суммарный балл 20 18, З 16,2
Р=0. 01(**) проявляется у педиатров выше, чем у психотерапевтов и хирургов.
Обобщающие показатели, полученные в результате изучение эмпатических свойств личности врачей, представлены в таблице 3.
Таким образом, в результате анализа суммарных баллов можно констатировать следующие закономерности:
Р=0. 001(***): хирурги обладают меньшей проникающей способностью в эмпатии, нежели педиатры. Проникающая способность в эмпатии на уровне значимости Р=0,001 (***) значительно выше у психотерапевтов.
Р=0,01(**): наиболее низкий суммарный балл по эмпатии у хирургов- установки, способствующие эмпатии выше у психотерапевтов-
Р=0,05(*): рациональный канал эмпатии, идентификация в эмпатии выше у психотерапевтов
По результатам подсчета значений t-критерия Стьюдента были выявлены показатели, по которым обнаружены значимые отличия между группами. Во-первых, группы педиатров и психотерапевтов различаются по показателю аффилиации (степень стремления к людям), на уровне значимости р=0. 01(**) проявляется у педиатров выше. Имеются три тенденции на уровне значимости Р=0. 05(*). Первая по показателю коммуникативной толерантности (стремление переделать, перевоспитать партнеров) больше выражена у педиатров. Вторая и третья по методике эмпатии имеют отрицательную корреляцию, то есть результаты по методике выше у психотерапевтов — установки, способствующие эмпатии, и идентификация в эмпатии.
Во-вторых, группы педиатров и хирургов различаются на уровне значимости Р=0. 001(***) тем, что хирурги обладают меньшей проникающей способностью в эмпатии, нежели педиатры. На уровне р=0,01(**) обнаружены различия в коммуникативной толерантности по шкалам: неумение скрывать или сглаживать неприятные чувства при столкновении с некоммуникабельными качествами партнера и нетерпимость к физическому или психическому дискомфорту партнера, где более нетерпимыми, соответственно менее толерантными, проявляют себя хирурги. Далее нами были отмечены три тенденции р=0,05(*). Две по коммуникативной толерантности: неприятие или непонимание индивидуальности человека выше у хирургов и стремление переделать, перевоспитать партнера также выше у хирургов. Тенденция по суммарному баллу эмпатии сложилась в пользу педиатров, то есть выявилась тенденция того, что хирурги хуже эмпатируют.
В-третьих, показатели различий по t-критерию Стьюдента в группах хирургов и психотерапевтов показали схожие резуль-
таты. Тенденция низкой эмпатии суммарного балла у хирургов сохраняется и здесь, но уже на более высоком уровне значимости — Р=0,01(**). Отдельные показатели эмпатии, такие как рациональный канал, идентификация в эмпатии дают тенденцию (Р=0,5*) большего развития у психотерапевтов. Установки, способствующие эмпатии, выше у психотерапевтов (р=0,01 **). Можно считать проникающую способность в эмпатии на уровне значимости р=0,001 (***), значительно выше у психотерапевтов. Далее обнаружены тенденции коммуникативной толерантности (р=0,5*): неприятие или непонимание индивидуальности человека и неумение скрывать или сглаживать неприятные чувства при столкновении с некоммуникабельными качествами партнера выше у хирургов. Стремление переделать, перевоспитать партнера на уровне значимости — р=0,01(**) также выше у хирургов.
По остальным показателям во всех трех группах существенных различий не обнаружено.
В результате полученных корреляционных данных, во всех группах обнаружены плотные связи внутри методик, что свидетельствует о том, что методики «работают» на данной выборке. Вследствие этого мы считаем нецелесообразным описывать связи внутри методик. В результате подсчета коэффициента линейной корреляции были обнаружена закономерность р=0,01(**) по проявлениям коммуникативной компетентности в группах. Например, установки, способствующие или препятствующие эмпатии, никак не отражались в корреляционных связях группы психотерапевтов, данный показатель выпадает, соответственно никак не отражаясь на процессе коммуникации. В отличие от других двух групп, где есть и тенденции, и закономерности связи установок с различными показателями коммуникативной толерантности.
И у педиатров, и у психотерапевтов наблюдалась положительная связь между «боязнью быть отвергнутым» и «эмоциональным каналом эмпатии». Только для психотерапевтов эта связь базировалась на повышении одного и другого параметра, у педиатров же, наоборот, на понижении, при отрицательном связывании «боязни…» с более высоким показателем «стремления подогнать, сделать удобным партнера под себя», а у психотерапевтов отрицательная корреляция с более низким суммарным баллом «нетерпимости». У хирургов данная связь отсутствовала вообще и показатель «боязни» выпадает.
Показатель «силы стремления к людям» имел одинаковую отрицательную корреляцию практически со всеми параметрами «нетерпимости», как у хирургов, так и психотерапевтов. Но опять же «нетерпимость» у хирургов выявлена выше, нежели у группы психотерапевтов, соответственно, связи между эти-
ми показателями в разных группах интерпретировались по-разному.
Обнаружены достоверные различия и в следующих показателях: суммарный балл по шкале «коммуникативной толерантности», а также «использование себя в качестве эталона при оценке других» и «сила стремления к людям» (Р=0,001***).
Различия на уровне Р=0,01(**) отмечены по показателям: «неприятие или непонимание индивидуальности человека», «стремление переделать, перевоспитать партнера», «неумение приспосабливаться к партнерам», рациональный канал эмпатии и эмоциональный канал эмпатии.
Важно отметить то, что практически во всех группах показатель стажа не имеет связей, лишь в группе психотерапевтов он имеет тенденцию на уровне значимости 0,05(*).
Наиболее интегрированным показателем для всех трех групп является коммуникативная толерантность. Группа психотерапевтов отличается большей интегрированностью и сложностью системы коммуникации, включающей коммуникативную толерантность, эмпатию и аффилиацию. В группе педиатров коммуникативная система представляет собой два отдельных блока — эмпатия и коммуникативная толерантность, которые мало связаны между собой. В группах психотерапевтов и хирургов также системообразующим фактором является аф-филиация.
Выводы
1. Стаж работы в той или иной врачебной специализации не оказывает существенного влияния на коммуникативную компетентность, в отличие от самого профиля специализации.
2. Чем больше в профессиональной деятельности востребованы коммуникативные способности, тем более они развиты и интегрированы между собой, как по уровню, так и по структуре.
3. Группа психотерапевтов отличается большей интегрированностью и сложностью системы коммуникации, включающей коммуникативную толерантность, эмпатию и аффилиацию.
4. Группа психотерапевтов отличается тем, что психотерапевт не использует себя в качестве эталона при оценке других и не боится быть отвергнутым (готов к тому, что клиенту он может не подходить). Выявлена способность вхождения в эмоциональный резонанс с окружающими — умение сопереживать, соучаствовать.
5. Группа педиатров характеризуется наличием отдельных, практически не связанных друг с другом структур эмпатии и коммуникативной толерантности в своей коммуникативной системе.
6. Наиболее высокой выраженностью параметра «силы стремления к людям» отличается группа педиатров
7. В группе педиатров показатели «использование себя в качестве эталона при оценке других», «стремление переделать, перевоспитать партнера» и заниженной коммуникативной толерантности связаны с наличием установок, препятствующих эмпатии.
8. Группа хирургов отличается наименее выраженной структурированностью коммуникативной системы, то есть развитие отдельных компонентов коммуникативной системы практически не применяется в профессиональной деятельности.
9. Врачи-хирурги плохо терпят индивидуальные особенности пациента, переделывают его под себя, плохо приспосабливаясь к характеру, привычкам, установкам или притязаниям больного, при этом мало испытывая потребность аффилиации (стремления к людям), что в целом проявляется как субъект-объектное отношение к пациентам.
ЛИТЕРАТУРА
1. Семинар ВОЗ по проблеме «контакт врач — больной». Здравоохранение Беларуси 1994- 6: 73−74.
2. Чугунова Э. С., Портнов Ф. Н. Характеристика общения в эталоне медицинского работника. Психологический журнал 1987- 5: 84−93.
3. Гуго Глязер. Арабские врачи. Под ред. Шилиниса Ю. А. М., 1969. с: 56−62.
4. Donna С. Crisis intervention. Theory and methodology. Agulera Ph.D., F.A.A.N. Janice M. Lupton D. Perspectives on power, communication and the medical encounter: implications for nursing theory and practice. Nursing Inquiry, 2(3) 1995: 157−63, Sep.
5. Messick., M. S F.A.A.N. The С V. Mosby Company. St. Louis Toron-to-London, 1982.
6. Менделевич В. Д. Клиническая и медицинская психология. Практическое руководство. М., 2005, 432 с.
7. Коршунов Н. И., Яльцева Н. В. Ревматоидный артрит: оценка эффективности лечения и некоторые аспекты в диаде врач-больной. Терапевтический архив 1997- 5: 33−35.
8.. Цветкова Л. А. Коммуникативная компетентность врачей педиатров: автореф. дисс. … канд. псих. наук. СПб. 1994. 23 с.
9. Бойко В. В. Субъектные отношения во взаимодействии стоматолога с пациентом. СПб., 2000. с. 23−27.
10. Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине. Прага, 1983. с. 43−51
11. Микиртичан Г. Л. Биоэтика: Основные проблемы. Материалы научно-методической конференции. Проблемы человека: гуманитарные аспекты человека. Под редакцией Г. Л. Микиртичан, Г. Г. Ершова. СПб., 1995. С. 6−8.
12. Соловьева С. Л. Личность врача: учебно-методическое пособие. СПб.: Издательство, 2004. с. 15−18.
13. Аверин В. А., Бухарина Т. Л. Психология медицинского образования. СПб., 1995. с. 47−52.
14. Аверин В. А. Психология в структуре высшего медицинского образования: автореф. дисс. … канд. псих. наук. СПбГУ, 1997. 23 с.
15. Андронов В. П. Психологические основы формирование профессионального мышления врача. Вопросы психологии 1991- 5: 88−95.
16. Василькова А. П. Эмпатия как один из специфических критериев профессиональной пригодности будущих специалистов медиков: авто-реф. дисс. канд. псих. наук. СПб., 1998. 21 с.
17. Васильева Т. П., Парейшвили В. В. и др. Уровень профессиональной подготовленности врачей акушеров-гинекологов по профилактике отдельных форм злокачественного новообразования у женщин. Проблемы городского здравоохранения. Сборник научных трудов. Под ред. Вишнякова Н. И. Вып.З. СПб., 1998. С. 238−241.
18. Гурвич И. Н. Социально-психологические факторы эффективности врачебной деятельности: автореф. дисс. … канд. псих, наук. Л., 1981. 25 с.
19. Меновщиков В. Ю. Социально — психологические аспекты подготовки среднего медицинского персонала: автореф. дисс. … канд. псих. наук. СПб., 1995. 22 с.
20. Ташлыков В. А. Психология лечебного процесса. Л., 1984. C. 51−58
21. Кассирский И. А. О врачевании. Проблема и раздумья. МЛ, 1970. C. 73- 79.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой