Проблемы расследования мнимого посредничества во взяточничестве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

(2)^®"ЙФЖ^Ш"Й^о^ЙТФ, г± ^ЩШ?о
айжшйт. шт^тттъщжш®.
т^^т^шттж
т^твк& amp-тт,
ж, Ш?"-^ше^& gt-?'-ачк^, шф#^
Й& gt-?$|Щ", Б?$ 7Ш±М^-йет&-й
Ш?1,& amp-?У7ЙМ>-?$|ЩМ@Йо
(3)тъ"шш, шъ, тг$Шо"" ?"?Л?Ф?1т^Ф?1ЖФ?ШЙШ'-№)Я
шть, ж^шштм, ?жжшвгм й? й № 1Фй"?"^л (тшм. тммк & amp-&-Щ), т^тт, ,& amp-&-&-&-,
штк о
ш^ттт**, ^штттш^^ш,
?Ш,?Ж"?ЛШРШ^М?ЛЙ^& gt-?
Лян Минь Янь, доктор юридических наук, доцент Чанчуньского политехнического университета КНР. E-mail: ieec@cust. edu. en
Lyan Ming Yan, Doctor of Legal Science, Associate professor at Changchun University of Science and Technology, China. E-mail: ieec@cust. edu. en
УДК 343. 352 © Р.А. Степаненко
ПРОБЛЕМЫ РАССЛЕДОВАНИЯ МНИМОГО ПОСРЕДНИЧЕСТВА
ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ
В статье отмечается, что правоохранительные органы и научные криминалистические исследования пока явно недостаточно внимания уделяют весьма опасному и широко распространенному криминально-коррупционному феномену -мнимому посредничеству во взяточничестве. В типичных следственных ситуациях первоначального этапа расследования уголовного дела с признаками посредничества необходимо выдвигать и проверять, как минимум, две типовые версии: 1) лицо совершает мошенничество, намереваясь присвоить предмет взятки- 2) лицо действительно является посредником во взяточничестве.
Ключевые слова: коррупция, коррупционные преступления, мнимое посредничество, взяточничество, взятка, версии.
R.A. Stepanenko
PROBLEMS OF INVESTIGATION OF ALLEGED MEDIATION IN BRIBERY
The article notes that the law enforcement agencies and forensic scientific research pay insufficient attention to a highly dangerous and widespread criminal-corruption phenomenon — an alleged mediation in bribery. In typical investigative situations, at initial phase of the investigation of a criminal case with the signs of mediation at least two standard leads must be set out and checked: 1) a person commits fraud, intending to appropriate the bribe, and 2) the person de facto is a mediator in bribery.
Keywords: corruption, corruption offenses, alleged mediation, bribery, bribe, lead.
В нашей стране продолжается реализация активных мер по борьбе с коррупцией в целом, и с коррупционными преступлениями в частности, как с наиболее опасными проявлениями коррупционного поведения. В одном из своих выступлений председатель Следственного Комитета Р Ф А. И. Бастрыкин сделал вывод о том, что на
фоне общего снижения преступности на 6%. число выявленных преступлений коррупционной направленности в 2012 г. существенно выросло. Так, за восемь месяцев 2012 г. было выявлено более 40 тыс. коррупционных преступлений, причем около 8 тыс. из них — взяточничество. При этом А. И. Бастрыкин особо подчерк-
нул: «Считаю, что наиболее важным направлением на современном этапе является борьба с коррупцией в органах государственной власти, где ее проявления наиболее опасны» [1]. С этими выводами нельзя не согласиться. Однако официальная статистика и научные исследования пока явно недостаточно внимания уделяют весьма опасному и широко распространенному криминально- коррупционному феномену —
мнимому посредничеству во взяточничестве. Эту проблему хорошо иллюстрирует пример из судебной практики, подобных которому в России достаточно много.
Собранные следственным управлением СКР по Волгоградской области доказательства признаны судом достаточными для вынесения приговора адвокату Волгоградской областной коллегии адвокатов гражданке С. Она признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, ч.3 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в крупном размере). Следствием и судом установлено, что в середине июня 2012 г. к заведующему филиалом одной из межрайонных коллегий адвокатов обратился мужчина, с 2001 г. находящийся в розыске за совершение кражи, с просьбой оказать содействие в прекращении в отношении него разыскных мероприятий. Женщина согласилась помочь и передала его просьбу адвокату С., которая ранее работала в органах МВД в связи с чем обладала определенными связями в правоохранительных органах. Осужденная пояснила, что сможет содействовать в решении указанного вопроса, но для этого ей необходимо передать 500 тыс. р., предназначенные якобы для дачи взяток должностным лицам органа внутренних дел. В действительности каких-либо мер по выполнению своего обещания она предпринимать не собиралась. Преступная деятельность адвоката была пресечена оперативными сотрудниками регионального управления ФСБ России. Восьмого августа 2012 г. она была задержана при получении через посредника части требуемой суммы. Приговором суда виновной назначено наказание в виде трех лет лишения свободы условно с испытательным сроком на три года [2].
Посредничество во взяточничестве и связанные с ним преступления, прежде всего, мошенничество — это высоколатентные общественно опасные посягательства, которые наносят колоссальный вред интересам государственной власти, интересам государственной службы и службы в органах местного самоуправления, в том числе, интересам правоохранительных органов и органов правосудия, а также чести, дос-
тоинству, деловой репутации конкретных должностных лиц, руководителей и работников различных организаций. Коэффициент латентности таких преступлений чрезвычайно высок. Во многом, хотя далеко не во всем, широко распространенные слухи о «повальном взяточничестве», «круговой поруке» в госорганах, например, среди руководства администраций областей, городов, районов, а также среди следователей, прокуроров, судей — это результат работы разнообразных мошенников, предлагающих услуги посредников во взяточничестве. Слухи о том, что в конкретных регионах существуют «расценки» на взятки, «пирамида взяточников», где каждое звено делится частью поборов с вышестоящим и т. п., очень часто формируются именно такими мошенниками [3, с. 184]. В результате в обществе возникает во многом гипертрофированное впечатление о тотальной коррумпированности власти, буквально каждого ее носителя. Полагаем, что с точки зрения уголовноправовой характеристики, действия злоумышленников — мнимых коррупционеров, в типичных способах совершения преступлений, помимо мошенничества и посредничества во взяточничестве (ст. 159 и 291−1 УК РФ) могут быть квалифицированы по совокупности с ч. 3 ст. 298 или ч. 3 ст. 128−1 УК РФ (клевета при отягчающих обстоятельствах) в зависимости от того, на кого направлены заведомо ложные сведения. В то же время в литературе отмечается, что очень часто мошенники и посредники действительно образуют с коррумпированными должностными лицами преступные группы и сообщества, систематически вымогающие взятки.
Приведем пример, когда в преступной цепочке от взяткодателя к взяткополучателю действительно участвует посредник. В 2010 г. при передаче 45 млн р. были задержаны заместитель главы администрации района, а в дальнейшем и глава Конаковского района Тверской области. Судом установлено, что взятку чиновники вымогали у представителей ООО, арендовавших землю в районе у предпринимательницы, являвшейся собственником участка. Администрация Конаковского района в суде оспорила ее право собственности на участок. За отказ от дальнейших действий по изъятию земли чиновники и потребовали 45 млн р. Предприниматели обратились в ГУ МВД по Центральному Федеральному округу. Оперативники пометили купюры и при передаче денег задержали заместителя главы администрации района гражданина О., который вел всю черновую работу и выступил посредником, а потом и самого главу — гра-205
жданина К. Все, начиная с обсуждения условий передачи денег, было заснято на видео-, аудио аппаратуру. Дело К. и О. было рассмотрено коллегией присяжных, которые признали обоих подсудимых виновными. Сторона обвинения просила признать бывших чиновников виновными по ч. 3 ст. 30, п. «а», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ — покушение на получение взятки, группой лиц по предварительному сговору в крупном размере, и назначить наказание гражданину К в виде 8 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием срока в исправительной колонии строгого режима, а гражданину О. — 8 лет 6 месяцев. Гражданин К. свою вину не признал, гражданин О. признал частично, он и его защитники просили суд классифицировать действия последнего по ч. 1 ст. 285 УК РФ — злоупотребление должностными полномочиями. 18 декабря 2012 г. был оглашен приговор. Судом Гражданину К. назначено наказание в виде 8 лет 9 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Гражданин О. проведет в колонии на 3 месяца меньше. Кроме того, по приговору бывшие чиновники должны заплатить 1 950 000 р. штрафа соответственно и в течение 3 лет не смогут занимать должности в государственных органах и органах местного самоуправления [4].
Отметим, что приведенные довольно типичные для практики примеры способов совершения преступлений, а также иные данные из криминалистической характеристики взяточничества указывают на необходимость в типичных следственных ситуациях первоначального этапа расследования по подобным делам всегда выдвигать как минимум две типовые версии: 1) лицо совершает мошенничество, намереваясь присвоить предмет взятки- 2) лицо действительно является посредником во взяточничестве. Это лишний раз указывает на повышенную сложность расследования дел данной категории. Ведь если не выдвинуть эти версии, то сторона обвинения может допустить одну из двух опаснейших следственных ошибок: не выявить преступника — реального взяткополучателя, ограничив-
шись лишь уголовным преследованием посредника, который «все возьмет на себя" — привлечь к ответственности, опорочить репутацию невиновного должностного лица, под которого планировалось получить взятку. Мы согласны с И. В. Посохиной в ее достаточно широком понимании следственной ошибки как недостоверном установлении либо неустановлении при наличии объективной и субъективной возможности следователем, прокурором или судом обстоятельств, входящих в предмет доказывания, вследствие избрания неадекватных форм деятельности при восприятии информации и ее переработке, оценке следственной ситуации, принятии и реализации решений, повлекшие негативные последствия для дела [5, с. 11].
Таким образом, посредничество во взяточничестве и связанные с ним преступления, прежде всего, мнимое посредничество, имеют особую специфику. Криминалистическое обеспечение борьбы с этими посягательствами вряд ли может быть должным образом обеспечено имеющимися методиками расследования. Необходимо разрабатывать и внедрять соответствующую частную криминалистическую методику.
Литература
1. «Кривая роста»: коррупционных преступлений в России стало больше // Российская газета. — Федеральный выпуск № 5897 (224).
2. Уличенная в мошенничестве адвокат приговорена к лишению свободы условно // Официальный сайт Следственного управления Следственного Комитета Р Ф по Волгоградской области. Режим доступа: http: //www. skprokvolga. ru/mdex. php? module=news&-task =show& amp-search=1&-id=1638. Дата обращения 10. 12. 2012.
3. Гармаев Ю. П. Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве. Средства предупреждения и нейтрализации: монография. — М.: Юрлитин-форм, 2010.
4. Присяжные: глава Конаковского района получил «взятку года» в РФ. Сайт Информационного агентства «Рус-прес». Режим доступа: http: //www. rospres. com: 8090/ сопирйоп/11 462/ Дата обращения: 11. 01. 2013.
5. Посохина И. В. Криминалистические аспекты поддержания государственного обвинения по делам о взяточничестве: автореф. дис. … канд. юр. наук. — СПб., 2007.
Степаненко Роман Алексеевич, помощник судьи 4-го судебного состава Федерального арбитражного суда Восточносибирского округа, Советник юстиции 3-го класса. E-mail: ordoman1@gmail. com.
Stepanenko Roman Alekseevich, Assistant Judge of 4th Court of the Federal Arbitration Court of East Siberian District, Justice Advisor third class. E-mail: ordoman1@gmail. com.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой