Проблемы развития гуманитарного и социально-научного направления культурологического знания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 008
О. Ю. Астахов
ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ГУМАНИТАРНОГО И СОЦИАЛЬНО-НАУЧНОГО НАПРАВЛЕНИЯ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
Статья посвящена рассмотрению проблем интеграции гуманитарного и социально-научного направления культурологического знания, связанных с согласованием интегративного и диверсифицированного векторов развития современных наук.
Ключевые слова: культурология, антропология, гуманитарные и социально-научные исследования.
O. Y. Astakhov
PROBLEMS OF THE HUMANITARIAN AND SOCIO-SCIENTIFIC RESEARCH DIRECTION OF THE CULTUROLOGIC KNOWLEDGE
The article deals with the problems of integration of humanitarian and socio-scientific field of the culturologic knowledge relating to the harmonization of integrative and diversified vectors of modern sciences' development.
Keywords: culturology, anthropology, humanitarian and socio-scientific research.
Становлению культурологии как самостоятельной науки предшествовал сложный и длительный процесс осмысления сущности культуры в рамках гуманитаристики, ориентированной на выявление ее сущностных характеристик, способствующих выстраиванию смыслового контекста предельных универсалий, что во многом определило ее интегративный характер.
В современных исследованиях представлены различные подходы к проблеме интерпретации научного статуса культурологии. Ряд ученых считает культурологию вполне оформившейся наукой. Не менее значительное число тех, кто, занимая прямо противоположную позицию, не склонен рассматривать ее в качестве таковой. Некоторые исследователи придерживаются в этом отношении более осторожной позиции, считая, что культурология — это уже не «не-наука», но пока еще и не «наука», а некая область знания, становление которой в качестве научной дисциплины только начинается.
Неоднозначность интерпретации статуса науки создает полярность направлений определения предмета культурологии, с одной стороны, как суммы социальногуманитарных знаний о культуре (В. М. Ме-жуев, Э. А. Орлова и др.), с другой стороны, как особой интегративно-дисциплинарной научной области (С. Н. Иконникова, Ю. М. Резник, А. Я. Флиер и др.). Интегративное направление рассматривается как наиболее перспективное, ориентированное на изучение специфики, механизмов, тенденций развития культуры как целостности, что и определяет предмет культурологии, ее методологию, значение и место в системе социально-гуманитарных наук [3].
Установка на интегративность структурировала культурологическое знание, включающее в себя гуманитарное и социальнонаучное направления, которые существуют пока изолированно, автономно, поэтому основная задача, которая должна быть решена, связана с их предполагаемым согласо-
ванием [1, 3]. Однако на сегодняшний день возможности согласования различных векторов развития культурологического знания не установлены.
Как отмечает А. Я. Флиер, гуманитарное направление имеет многовековую традицию исследования литературоведческих, фоль-клористских, мифологических, историкофилософских, искусствоведческих, а также иных аспектов проблем, относящихся к области гуманитарной, духовно-творческой и просветительской деятельности в жизни общества [8]. Основная цель гуманитарной культурологии, которая основывается на изучении наследия и текстах высокой культуры, — рефлексия над смыслами бытия и собственной жизнью, что особенно важно для молодого поколения. Данное направление активно развивалось в традиции отечественных исследований культуры, для которых характерно особое внимание к текстам как источнику смыслов и значений, определяющих ценностные ориентиры личности. Особенность гуманитарного знания в том, что оно не существует без субъекта — носителя этого знания — в поисках ответов на смысложизненные вопросы.
Одновременно в российских условиях культурология обращается к социальнонаучному знанию, что определяет ее практическое содержание. И в этом отношении культурология сближается с антропологическим знанием. Культурная антропология исходит из необходимости рассмотрения человека во всем комплексе и многообразии его социокультурных практик.
Дисциплина под названием «культурная антропология» лишь недавно вошла в научный обиход и в учебные программы философских, социологических и культурологических факультетов российских университетов.
В России, в отличие от других стран, еще не сложились общепринятые представления о том, что следует понимать под «культурной антропологией»: придерживаться американской традиции, в рамках которой появился этот термин, или следовать британским традициям, или актуализировать новые направления исследований?
После введения в учебные программы российских вузов новых антропологических дисциплин ситуация, связанная с использованием новой терминологии оказалась еще более запутанной. Дело в том, что в России стали использовать не только американский термин «культурная», но и английский -«социальная» антропология. Об этом свидетельствуют опубликованные программы курсов столичных институтов и университетов в сборнике научно-методических материалов. Наука, изучающая социокультурные сходства и различия, была названа «социальной», «социально-исторической», «социокультурной» антропологией [7].
В обзоре отечественных программ и курсов «антропологического» знания, предпринятом Ю. М. Резником, выделяется четыре похода, интерпретирующих предметную область науки. Ряд исследователей (К. С. Пирогов, В. Т. Пуляев, Ю. М. Резник и др.) рассматривает ее как философскую дисциплину, изучающую человека под особым углом зрения. Они обозначают ее «социальной антропологией». Вторая группа исследователей видит в ней науку о культуре, поэтому предпочитает называть «культурной» (С. Н. Иконникова, Л. П. Воронкова и др.) или «культуральной» антропологией (Ю. Н. Емельянов,
Н. Г. Скворцов). Третья группа исследователей фактически отождествляет «социальную/ культурную антропологию» с «этнологией/ этнографией» (Ю. М. Бромлей, Ю. П. Авер-
киева, Л. Г. Ионин). Четвертая группа ученых считает культурную антропологию самостоятельной дисциплиной, отличной от других антропологических и социальных наук (Н. Н. Козлова, Ф. Н. Минюшев). При этом наука обращается к изучению более широкого социально-культурного контекста, в результате чего «социально-историческая антропология» получает черты сходства с исторической социологией [5].
Полярность изучения культуры нарушает целостность методологии науки. Средством исправления этой ситуации становится признание того, что методы исследования культурных фактов могут быть отделены друг от друга, а сделать это будет легче всего, если считать, что они относятся к разным дисциплинам, имеющим разные названия. Эта позиция разделяется большинством американских ученых и постепенно обретает поддержку в научных кругах Великобритании [6]. В культурной антропологии утверждается, что нет культуры вообще, но каждый раз мы имеем дело с конкретной уникальной культурой.
Ориентированность на решение практических задач социально-научного направления культурологического знания, связанного с развитием культурной антропологии, актуализирует его востребованность в современных условиях, когда прикладной аспект исследований выступает критерием значимости и результативности научных разработок. Подобное положение дел приводит к кризисному состоянию фундаментальных наук, требующих реализации долгосрочных проектов, что вызывает раздражение в управленческих кругах, ориентированных на решение проблем «здесь и сейчас». В создавшейся ситуации развитие культурологии возможно в прикладном аспекте, что сближает ее
с антропологией, характеризующейся установкой на социокультурные практики.
В свою очередь, сохранение гуманитарной культурологии возможно в случае ее интеграции с социально-научным направлением, однако сложность решения этих задач определяется противоположностью векторов развития этих направлений, что связано с традициями отечественных и западных наук.
Так, например, развитие знания о культуре в США и Великобритании — это путь диверсификации направлений научных исследований, развитие специализаций. В свою очередь, диверсифицированный путь развития знания о культуре позволяет системе образования отвечать требованиям современного общества и удовлетворять потребности актуального рынка труда.
В России традиционно развитие наук о культуре осуществлялось по пути интеграции, который рассматривался как процесс взаимовлияния и взаимопроникновения относительно самостоятельных областей системы научного знания при ориентированности на построение фундаментального знания в традициях отечественной гуманитаристики.
Процесс интернационализации наук, общность тех вызовов, с которыми приходится сталкиваться российской и зарубежной науке, создают предпосылки и возможности для заимствования наиболее успешного зарубежного опыта, однако требуется осознание различий методологических установок, не позволяющих механически адаптировать существующие направления прикладных исследований к социально-научному направлению культурологического знания, требующего поддержания связей с отечественной гуманитаристикой, традиционно формирующей базовые принципы исследований культуры.
Литература
1. Двуреченская А. С. Сочетание социального и гуманитарного подходов в исследовании массовой культуры // Культура как предмет комплексного исследования: сб. науч. трудов / КемГАКИ. -Кемерово: Полиграф, 2003. — Вып. V. — С. 63−68.
2. Астахов О. Ю., Гончарова Н. В. Институциализация культурологического знания в современной российской гуманитаристике // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств: журнал теоретических и прикладных исследований. — 2011. — № 17−2. — С. 10−14.
3. Кондратьева И. В. Онто-гносеологические и методологические основания культурологии: автореф. дис. … канд. филос. наук: 09. 00. 13. — Томск, 2010. — 25 с.
4. Миненко Г. Н. О взаимодействии научно-фундаментальной и прикладной культурологии // Культурология и культуроведение: концептуальные подходы, образовательная практика: материалы науч. -практ. семинара. — М., 1998. — С. 43−53.
5. Резник Ю. М. Социальная антропология в системе гуманитарного образования (обзор отечественных учебных программ и курсов) // Социальная антропология в вузе: сб. учеб. -метод. материалов / МГУ им. М. В. Ломоносова- Моск. гос. соц. ун-т. — М.: Союз, 1997. — С. 11−19.
6. Рэдклифф-Браун А. Р. Методы этнологии и социальной антропологии // Антология исследований культуры. Интерпретации культуры / пер. с англ. В. Г. Николаева. — СПб.: Университетская книга, 1997. — Т. 1. — С. 602−630.
7. Социальная антропология в вузе: сб. учеб. -метод. материалов / МГУ им М. В. Ломоносова- Москов. гос. соц. ун-т. — М.: Союз, 1997. — 299 с.
8. Флиер А. Я. Культурология для культурологов: учеб. пособие для магистрантов и аспирантов, докторантов и соискателей, а также преподавателей культурологии. — М.: Академический Проект, 2000. — 496 с.
Literatura
1. Dvurechenskaja A. S. Sochetanie social'-nogo i gumanitarnogo podhodov v issledovanii massovoj kul'-tury // Kul'-tura kak predmet kompleksnogo issledovanija: sb. nauchn. trudov / KemGAKI. -Kemerovo: Poligraf, 2003. — Vyp. V. — S. 63−68.
2. Astahov O. Ju., Goncharova N. V. Institucializacija kul’turologicheskogo znanija v sovremennoj rossijskoj // Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta kul’tury i iskusstv: zhurnal teoreticheskih i prikladnyh issledovanij. — 2011. — № 17−2. — S. 10−14.
3. Kondrat'-eva I. V. Onto-gnoseologicheskie i metodologicheskie osnovanija kul'-turologii: avtoref. dis. … kand. filos. nauk: 09. 00. 13. — Tomsk, 2010. — 25 s.
4. Minenko G. N. O vzaimodejstvii nauchno-fundamental'-noj i prikladnoj kul'-turologii // Kul'-turologija i kul'-turovedenie: konceptual'-nye podhody, obrazovatel'-naja praktika: materialy nauch. -prakt. seminara. -M., 1998. — S. 43−53.
5. Reznik Ju. M. Social'-naja antropologija v sisteme gumanitarnogo obrazovanija (obzor otechestvennyh uchebnyh programm i kursov) // Social'-naja antropologija v vuze: sb. ucheb. -metod. materialov / MGU im. M. V. Lomonosova- Moskov. gos. soc. un-t. — M.: Sojuz, 1997. — S. 11−19.
6. Rjedkliff-Braun A. R. Metody jetnologii i social'-noj antropologii // Antologija issledovanij kul'-tury. Inter-pretacii kul'-tury / per. s angl. V. G. Nikolaeva. — SPb.: Universitetskaja kniga, 1997. — T 1. — S. 602−630.
7. Social'-naja antropologija v vuze: sb. ucheb. -metod. materialov / MGU im M. V. Lomonosova- Mosk. gos. soc. un-t. — M.: Sojuz, 1997. — 299 s.
8. Flier A. Ja. Kul'-turologija dlja kul'-turologov: ucheb. posobie dlja magistrantov i aspirantov, doktorantov i soiskatelej, a takzhe prepodavatelej kul'-turologii. — M.: Akademicheskij Proekt, 2000. — 496 s.
УДК 008
А. С. Двуреченская
ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ КУЛЬТУРОЛОГА В КОНТЕКСТЕ ПРИКЛАДНОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ
Данная статья посвящена проблеме профессиональной компетентности и самоопределения современных культурологов. Она обусловлена их широкой общегуманитарной подготовкой без нацеленности на конкретные технологии и методики, с одной стороны, и непониманием самих работодателей сферы культуры специфики и актуальности культурологического образования как профессиональной области. Автор предлагает свой вариант формирования профессиональной компетентности культуролога посредством обучения последнего технологии социокультурного проектирования.
Ключевые слова: прикладная культурология, социокультурные практики, ФГОС ВПО, бакалавр культурологии, профессиональная компетентность, профессиональные компетенции, социокультурное проектирование.
А. S. Dvurechenskaya
PROFESSIONAL COMPETENCE OF A CULTUROLOGIST IN THE CONTEXT OF THE APPLIED CULTUROLOGY
This article deals with the problem of competence and self-determination of contemporary culturologists. It is due to their extensive general humanitarian education without a specific focus on the technologies and techniques, on the one hand, and the employers' misunderstanding the specificity of culture and relevance of cultural education as a professional field. The author offers her own version of the formation of professional competence of a culturologist through socio-cultural technology design training.
Keywords: Applied Culturology, socio-cultural practices, FSES HPE, Bachelor of Culturology, professional competence, professional competencies, socio-cultural design.
Понятие прикладной культурологии до сегодняшнего дня является предметом множества дискуссий для отечественных культурологов. Среди известных ученых, занимающихся вопросами определения структуры культурологии как научного знания и выявления ее прикладной специфики, можно отметить И. М. Быховскую, Б. С. Ерасова,
Э. А. Орлову, В. М. Розина, В. В. Савельева, А. Я. Флиера и др. Данная статья не преследует цель обращения ко всем точкам зрения по вопросу определения объекта и предмета прикладной культурологии. Ее цель — предложить возможный вариант профессиональной занятости культурологов-бакалавров, исходя из содержательных аспектов прикладной культурологии. Автору наиболее близка по-
зиция петербургского культуролога, доктора И. М. Быховской.
Быховская считает, что «научнокультурологическая составляющая прикладного исследования обеспечивается… логикой исследовательского движения: от исходного выявления собственно культурологического аспекта, „среза“ изучаемого явления или процесса, через анализ культурных факторов возникновения и развития изучаемой проблемы к построению научно-(= культурологически) фундированной модели деятельности, содержащей оценку и обоснование возможности „работы“ с данными факторами — их усиления, деструкции и т. п. — для разрешения этой проблемы» [4, с. 10]. Другими словами, это не только

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой