Проблемы развития личности в условиях социально-культурной деятельности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
А. А. Жаркова
Московский государственный университет культуры и искусств
В статье рассматриваются проблемы развития личности в условиях социально-культурной деятельности. Автор статьи понимает «сущность личности» как «общеисторическую», определяемую совокупностью всех общественных отношений во всей истории нашей страны. Показателями динамики развития социально-культурной деятельности являются: демографическая ситуация в регионе и социуме, уровень материальной и духовной жизни населения, культурные запросы, интересы, потребности.
Ключевые слова: развитие личности, сущность личности, социально-культурная деятельность.
In article problems of development of the person in the conditions of welfare activity are considered. The author of article understands & quot-essence of the person& quot- as & quot-general historical& quot-, all public relations defined by set in all history of our country. Indicators of dynamics of development of welfare activity are: a demographic situation in region and society, level of material and spiritual life of the population, cultural requirements, interests, requirements.
Key words: development of the person, essence of the person, welfare activity.
В педагогической науке при разработке проблемы развития личности в условиях социально-культурной деятельности до сих пор не рассматривались методология, теории, парадигмы, подходы, научные концепции.
Чтобы осуществить логически непротиворечивый концептуальный синтез всего исторического культурного наследия, адекватный современному процессу развития социально-культурной деятельности на современном этапе, необходимо выработать методологический подход, адекватный состоянию процессам развития личности и условий социально-культурной деятельности.
Мы понимаем сущность личности как «общеисторическую», определяемую совокупностью всех общественных отношений во всей истории нашей страны, что позволяет рассматривать условия социально-культурной деятельно-
1997−0803 ВЕСТНИК МГУКИ 2 (40) март-апрель 2011 98−105
сти как совокупность материально-технических, финансовых и людских ресурсов, функционирующих в границах своей инфраструктуры, но оказывающих свое влияние на духовную жизнь всего общества. Поэтому развитие личности в условиях социально-культурной деятельности выступает как история их индивидуального развития и развитие условий социально-культурной деятельность в нашей стране.
Гипотетически воспринимая историю развития личности адекватно истории развития социально-культурной деятельности, из всего общеисторического выделяем её основные элементы: ценности, нормы, стереотипы, общественное содержание которых переориентировано на формирование микрокосма индивидов, их нравственных основ. Этим и определяется место и значение унаследованных традиций, обычаев, форм, методов бытия для развития
Социально-культурная деятельность 99
личности в условиях социально-культурнои деятельности. Здесь важно подчеркнуть, что за последние два десятилетия произошли огромные изменения систем ценностей и ценностных ориентации населения России, их значения в жизни россиян и оценок с позиций социально-культурной деятельности.
В связи с этим, руководствуясь логикой научного познания, следует отметить, что многие положения педагогических наук утрачивают свою ценность, устаревают и угасают, другие, сохраняясь, наполняются новыми идеями. Новые идеи пополняют понятийные ряды методологии педагогической науки. И все-таки «в науке принципиальное значение имеет культурно-исторический подход, призванный на основе комплексного изучения духовной жизни общества осуществить важную аналитическую экспертизу. Во-первых, он позволяет объективно оценивать любую оригинальность в культуре. Во-вторых, культурно-исторический подход позволяет сохранять и восстанавливать объективную преемственность культурных связей, духовную общность людей, динамику непрерывного культурного прогресса, предотвращая постоянную опасность разрыва и разъединения культурной преемственности. В-третьих, он способствует выявлению тенденций развития уже обнаружившихся культурно-исторических линий» (1, с. 87).
Следовательно, рассмотрение исторического пути развития личности и особенностей развития социально-культурной деятельности в нашей стране приобретает с позиций культурно-исторического подхода не только методологический характер, теоретический и практический интерес, но и обогащает современные педагогические изыскания, наполняя их смыслом, предохраняя от разрушения и внутренней деградации, от разрыва преемственности поколений.
Одним из важнейших преимуществ в развитии личности на современном историческом этапе среди научных подходов имеет парадиг-мальный подход, который позволяет рассматривать процесс развития социально-культурной деятельности как целостность, состоящую
из ряда ступеней.
Парадигмальный подход к развитию личности в условиях социально-культурной деятельности ценен еще и тем, что связан еще и с практикой его применения в конкретном исследовании, в частности, при изучении взаимодействия различного рода ценностных ориента-ций. Обращает внимание специфический аспект парадигмального подхода к теории, методике и организации социально-культурной деятельности, который предполагает комплексное, взаимосвязанное рассмотрение общественных, гносеологических личностных факторов, обусловливающих ценностное понимание развития личности.
Все это обогащает теорию развития личности в условиях социально-культурной деятельности, ибо этот «процесс реализуется через формационно-стадиальные типы культуры, любой из которых представляет собой систему, отвечающую определенному уровню материального и духовного производства» (критический анализ зарубежной и советской историографии по данной теме см.: 4). Форма-ционно-стадиальная характеристика развития личности в условиях социально-культурной деятельности нашего общества дополняется этническими и локальными (региональными) признаками. Формационно-стадиальные характеристики развития личности в условиях социально-культурной деятельности располагаются по исторической горизонтали (диахрония), тогда как этнические региональные особенности составляют вертикаль (синхрония), которые реализуются в виде совокупности устойчивых норм, ценностей, традиций и специфических инноваций.
На пересечении обеих линий и происходит синтез формационно-стадиального развития личности в условиях социально-культурной деятельности, который придает историко-культурному процессу черты неповторимости, благодаря бесконечно разнообразным эмпирическим обстоятельствам, естественным условиям, состоянию национальных отношений, действующих международных влияний и т. д.
Современная эпоха, отмеченная интенсив-
ными поисками новых путей, играет в истории культуры особо важную роль.
На наш взгляд, прав М. С. Каган, что зачастую «содержательное богатство культуры переходных эпох оказывается большим, чем в & quot-чистых культурах& quot-» (3, с. 42). Поэтому социально-культурная деятельность в России в настоящее время развивается как самостоятельная ценность не только в виде формацион-но-стадиального типа и их этнических и локальных разновидностей, но и ее отдельные компоненты также обладают относительной автономией. Основные типы социально-культурной деятельности, в отличие от транзитивных, развиваются на собственной почве. Исторические типы социально-культурной деятельности можно рассматривать в качестве моделей, синтезирующих главные черты соответствующих эпох, несмотря на то, что у разных народов они не всегда совпадали во времени.
Поэтому исторический процесс развития личности в условиях социально-культурной деятельности оказывается непрерывным, постоянно обогащающимся идеями феноменом.
Отсюда развитие личности в условиях социально-культурной деятельности определяется ее потребностью, мотивами, интересами, психологическими установками. В этом процессе участвуют живые люди, занимающие то или иное общественное положение, обладающие теми или иными личными качествами, одаренные сознанием, поступающие обдуманно или под влиянием страсти, стремящиеся к конкретным целям согласно своим потребностям, интересам, мотивам, психологическим установкам.
Именно это является характеристикой типа личности, которая становится и объектом и субъектом социально-культурной деятельности, находясь в постоянно взаимодействии субъектов и объектов, результатом которого будет появление новых, интегральных качеств, не свойственных отдельно взятому человеку. Хотя сама социально-культурная деятельность имеет свою четкую структуру, совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, зафиксированных на какой-либо опре-
деленный момент.
По предмету и объекту социально-культурная деятельность отличается пространством-временем от культурно-досуговой, ибо в инфраструктуру последней входит и подсистема домашнего досуга. На наш взгляд, всякая культурно-досуговая деятельность имеет социальный аспект. Провести различия между социальным и культурным очень непросто, все дело в акцентах, дозировке.
Определяющем как в социально-культурном, так и культурно-досуговой деятельности является содержание идей теорий, норм, ценностей, символов, образцов, примеров, то есть всего того, что входит в понятие науки.
Теория, методика и организация социально-культурной деятельности как самостоятельной отрасли педагогической науки развивается на основе определенных принципов. Это:
— иерархичность: когда потребности, цели, ценности всегда выстраиваются (или могут быть выстроены) в процессе развития личности, имеют устойчивый (пусть в определенных пространственно-временных границах) порядок предпочтений-
— последовательность: на смену удовлетворенной потребности или достигнутой цели личностью с помощью социально-культурной деятельностью приходит другая- более «высокие» потребности возникают на базе удовлетворения более «низких» и т. п. -
— дискретность: когда можно объективно зафиксировать границы этапов развития личности в процессе удовлетворения потребностей или достижения целей-
— логичность: предыдущий этап удовлетворения духовных потребностей или достижения целей, что логически не противоречит ин-тегративной характеристике развития динамических свойств личности-
— сравнимость: всегда можно определить уровень личностного совершенства и соответствия личностных качеств профессии, служения своему делу, отечеству, обществу.
Цель социально-культурной деятельности задается как некоторый набор «естественных»,
Социально-культурная деятельность 101
«минимальных» или «основных» потребностей («выживание», «удовлетворительные условия жизни»).
В отечественной науке первой попыткой поиска развития личности в условиях учреждения культуры стала докторская диссертация В. Е. Триодина, где он сделал вывод о том, что «методология, исследующая клуб как социально-педагогическую систему, представляет собой конкретную отрасль педагогики, специальной методологией которой является теория коммунистического воспитания» (8, с. 15−16).
Этот тезис, столь характерный для теории культурно-просветительной деятельности середины 1980-х годов, конкретизирует отношение исследователей клубной работы к общей педагогике. Педагогика воспринималась тогда как теория более высокого уровня, относительно которой деятельность учреждений культуры — это теория среднего уровня. Поэтому у клубной теории как теории среднего уровня отсутствует собственная, характерная только для нее методология. Именно поэтому, на наш взгляд, В. Е. Триодин обращается к термину «специальная методология», тогда почему на более высокий уровень поднимается «теория коммунистического воспитания», хотя, как известно, теория коммунистического воспитания в этот период признавалась методологией и для общей педагогики?
Размышляя о том, в чем проявлялся специальный характер этой методологии применительно к теории культурно-просветительной деятельности, В. Е. Триодин, указывает на специфику предметной области науки о культурно-просветительной работе.
Поскольку на всех этапах развития клубо-ведческой науки существовали такие представления о специфике методологии клубоведения, согласно которым общепринятыми признавались два момента:
— структура, методология клубной педагогики не отличается от структуры методологии какой-либо иной обществоведческой научной дисциплины-
— линии их различий выявляются на уровне содержательной характеристики предмета и
условий его функционирования (8, с. 38).
Однако специфика методологии социально-культурной деятельности определяется не только указанными структурой, содержательной характеристикой предмета и условий их функционирования, но целым рядом других факторов.
На наш взгляд, наряду с функциональной спецификой методологического подхода, необходимы поиски смысло-содержательного пространства личности переживаний.
Вопрос о методологическом подходе к развитию личности в условиях социально-культурной деятельности достаточно тесно связан с вопросом о самой возможности существования специальной методологии, то есть методологии, предназначенной для решения исследовательских задач в рамках определенной научной теории.
В XXI веке стало очевидным: будущее человечества связано с развитием информационной цивилизации, опирающейся на рыночные отношения, а значит, на экономические знания.
Глобальная информационная цивилизация и экономические знания продвигают человечество в новое измерение развития общества, производства, науки и культуры. Ускоряются темпы исторического времени, сокращаются расстояния, формируется всемирная информационно-коммуникационная среда. Происходит смена источников экономического роста, ведущее место занимают интеллектуальные ресурсы производства, формируется его новая технологическая база, на порядок повышается производительность труда. Возрастает роль культурных ценностей, потребностей и интересов. Трансформируются и сами устои человеческого бытия, понимание смысла жизни. Уменьшается нагрузка технологической деятельности человека на природную среду. Благодаря этому появляются реальные шансы для расширения естественных границ экономического и демографического роста человечества. Открываются новые пути к достижению благосостояния личности.
В мифологизированном мире можно жить до тех пор, пока человек не знает, что живет в
таком мире. Как только это становится ясно, мир перестает быть жизненным укладом. Просвещение всегда было и остается частью жизненного уклада, поскольку оно охватывает не всего субъекта во всех его жизненных проявлениях, а только намерение мыслящего субъекта быть разумным и воздействовать на мир разумным путем. Разум сводит воедино мыслящего и действующего субъекта и вместе с тем отделяет мыслящего от этого понимания. Существует различие между разумными и неразумными отношениями, которое мы привносим в мир. Без этого различия, в большинстве случаев направленного навстречу отношениям, самопониманию и пониманию ситуаций, сами отношения девальвируются, пропадает острота просвещающей себя культуры, она слабеет памятью и восприятием и больше не знает, чем должна стать.
Поэтому методологический подход к развитию личности в условиях социально-культурной деятельности зачастую рассматривает субъекта как окончательно сформировавшегося. В жизни личность не есть, а личностью становятся. Методологический подход, который требует от субъекта ясности о самом себе и о его мире, — сущность социально-культурной деятельности, которая заключается в том, чтобы вновь наполнить значением старую философскую веру в устремляющую силу самопросвещающего разума. В этом смысле будущий мир мог бы стать произведением разума, его действительностью и его требованием.
Э. Д. Телегина пишет: «Мышление функционирует как деятельность мотивирования, целенаправленная, отвечающая потребностям и установкам личности, включенная в общую систему других разнообразных видов деятельности, создающих фон, контекст для ее развертывания…» (7). Информация, полученная извне, будет продуктивно перерабатываться и усваиваться лишь в том случае, когда у конкретного ребенка возникает в этом необходимость, то есть появится генерализованная потребность в приобщении к ней. Ещё более точно, на наш взгляд, эту мысль выразил С. Л. Рубинштейн, который считал, что «мыслить человек начина-
ет тогда, когда у него возникает потребность что-то понять. Мышление обычно начинается с проблемы или вопроса, с удивления или недоумения, с противоречия…» (6, с. 369). В регуляции мышления важное место принадлежит совокупности и соотношению, иерархии мотивов, которые определяют смысл деятельности субъекта и отражают все многообразие ситуации, в которой протекает процесс.
Существенные сдвиги, произошедшие буквально во всех областях общественной жизнедеятельности, повлияли на функционирование социально-культурной деятельности как положительно, так и отрицательно. Стремление оторваться от тоталитарного прошлого выдвигает на первый план приоритет личности, актуальность в создавшихся общественно-политических и экономических условиях задач индивидуально неповторимого развития личности, раскрытия ее дарований и потенциалов. Интеллектуально и физически развитая, духовно обогащенная, компетентная, инициативная, способная нестандартно действовать в тех или иных ситуациях личность становится сегодня ведущей фигурой в бизнесе, политике, культуре.
В шкале жизненных ценностей все более лидирующее положение «отвоевывают» общечеловеческие ценности, связанные со здоровьем, семьей, материальной обеспеченностью и интеллектуальным развитием личности. Наблюдается переориентация ценностных установок от абстрактно государственных к ценностям индивидуальной жизни личности. В этой ситуации социально-культурная деятельность рассматривается нами не просто как часть свободного от профессиональной деятельности времени, а как поле для максимально полного проявления и утверждения личности во всем многообразии ее свойств и способностей, как самоценная общественная сфера, направленная на динамичное развитие, дальнейшее развитие физических, психоэмоциональных, интеллектуальных сил личности, на самореализацию творческого потенциала, на рефлексивное сознание, на удовлетворение многообразных духовных потребностей.
Социально-культурная деятельность 103
Это тем более существенно в ситуации, когда для многих людей, особенно молодежи, труд утратил общественную значимость, равно как общественное признание труда и трудовых достижений потеряло смысл для личности молодого человека. Труд также потерял смысл для значительных групп населения и как средство самоутверждения и самореализации личности.
С другой стороны, характер производства в новых хозяйственно-экономических условиях, прогрессирующая специализация труда, сопровождаемая повышенным интеллектуальным и эмоциональным напряжением, все более возрастающий темп жизни, особенно в крупном городе, чреватый стрессами, приводят к выдвижению на первый план потребности в полноценном отдыхе и развлечениях, что влечет за собой изменение значимости и характера досуга, его ориентированность прежде всего на те виды социально-культурной деятельности, которые способствуют психофизиологической, интеллектуальной и иной разрядке личности.
Все более актуализируется потребность людей по-новому подойти к организации и наполнению своего досуга, оценить его как личное богатство и значительную часть своего образа жизни.
Социально-культурная деятельность как сфера проявления свободной активности личности, направленной на удовлетворение многообразных духовных потребностей, выступает сегодня как открытая, индивидуализированная, многовариантная, ориентированная преимущественно не на продукт или результат, а на условия, в которых протекает этот процесс, деятельность. Это ведет к возрастанию подвижности, избирательности в выборе форм социально-культурной деятельности, места, времени участия в оптимальных условиях. И с этого надо начинать определение критериев эффективности социально-культурной деятельности.
На наш взгляд, сегодня критериями, или показателями динамики развития социально-культурной деятельности, являются: демогра-
фическая ситуация в регионе и социуме, уровень материальной и духовной жизни населения, культурные запросы, интересы, потребности. Более конкретными характеристиками этой динамики выступают такие показатели, как число и состояние объектов культуры, численность кадров по отношению к объектам культуры, материально-техническое оснащение учреждений культуры, информированность населения, влияние учреждения культуры на свою аудиторию, рост престижа, посещаемости и возрастание активности аудитории. Оценка деятельности учреждения культуры требует комплексного подхода и решения.
Социально-культурная инфраструктура тесным образом соединяется с сектором российской экономики. По данным Госкомстата России, число занятых в учреждениях социально-культурного типа составляет около 14% от общей численности работающих.
Проблемы государственного финансирования социально-культурной инфраструктуры «по остаточному принципу» и существовавшей государственной системы предоставления социально-культурных услуг населению стали вполне очевидны.
Происходящий в России процесс трансформации и общественного переустройства, сопровождающийся ухудшением экономического положения в стране, привел к неожиданному для существовавшей системы учреждений и организаций социально-культурной инфраструктуры сокращению государственного финансирования, необходимости поиска любых способов выживания, в том числе и за счет разрешенной предпринимательской деятельности.
В то же время восприятие населением социально-культурных услуг не как общественных, а как имеющих стоимость, цену способствовало выживанию учреждений социально-культурного типа, успешному переходу их на рыночные условия деятельности, перелому тенденций общего ухудшения социально-экономического положения (2, с. 35).
Благодаря этим совместным усилиям сеть бюджетных учреждений социально-культурной инфраструктуры в основном была сохра-
нена. На начало 2001 года в Российской Федерации насчитывалось 547 профессиональных театров, 264 концертные организации и самостоятельных филармонических коллектива, 62 цирка, 2047 музеев, 51,2 тыс. общедоступных библиотек, 54,8 тыс. учреждений культурно-досугового типа (дворцы культуры, клубы, центры досуга и т. п.), 542 парка культуры и отдыха. Количество недвижимых памятников истории и культуры, охраняемых государством, составило 84,9 тыс. (4, с. 189). При этом, если общее число массовых библиотек сократилось за период 1992—1996 годов на 9%, клубных учреждений — на 17%, то сеть театров и музеев, наоборот, расширилась. Однако показатели посещаемости всех видов учреждений культуры тем не менее снизились (9, с. 189).
Определенную роль в сокращении числа государственных учреждений социально-культурного типа сыграла принятая программа приватизации государственных предприятий в 1994 году. Другими формами легальной приватизации социально-культурных объектов стали передача религиозным организациям культовых зданий, национализированных после Октября 1917 года и являющихся памятниками культуры, а также некоммерческая приватизация — преобразование государственных и муниципальных учреждений в некоммерческие организации иных форм (5, с. 66).
В то же время численность занятых в отраслях социально-культурной сферы за период 1992—1996 годов не только не сократилась, но выросла на 6,2%. Объяснить это можно тем, что, несмотря на низкий уровень доходов по сравнению с другими отраслями хозяйства, они оставались стабильными.
Недостаточность финансирования отраслей социально-культурной инфраструктуры привела к «размыванию» системы бесплатного социально-культурного обслуживания. Обозначилась тенденция к поляризации секторов, обслуживающих массового и высокодоходного потребителя.
Описанные процессы были характерны
для всех отраслей социально-культурной инфраструктуры, включая культурный комплекс. Но сферу культуры в рассматриваемый период отличала разнонаправленность эволюции различных ее секторов.
В условиях, когда реформирование отраслей социально-культурной инфраструктуры оказалось на периферии внимания правительства и парламента, озабоченных другими проблемами переходного периода, главную роль в институциональных преобразованиях в этой сфере стали играть группы специальных интересов.
Этому в основном способствовал закон «Основные законодательства РФ о культуре», в котором говорилось, что финансирование культуры должно составлять не менее 2% средств федерального бюджета и не менее 6% средств местных бюджетов. Но эта норма никогда не соблюдалась и позже была исключена в новой редакции этого закона от 23 февраля 2003 года.
Конечно, проблема выживания социально-культурной инфраструктуры остается острой и опора на собственные силы и ресурсный потенциал себя не оправдывает. Необходима повседневная забота государства о создании возможностей для развития личности в условиях социально-культурной деятельности. Для этого необходимо прежде всего сформировать нормативно-правовую базу развития социально-культурной инфраструктуры, определить приоритетные направления содержания деятельности всех структурных институтов, обеспечить поиск инновационных проектов и изучение реальных духовных потребностей населения и интересов социума.
На наш взгляд, сочетание реальной государственной культурной политики и активного встречного стремления к участию в процессе развития социально-культурной инфраструктуры региональных и местных органов управления и специалистов конкретных организаций можно считать важнейшим фактором сохранения и дальнейшего развития личности, ее культурного потенциала.
^^¦тш 4 i i i ¦ ш i i i
^ Социально-культурная деятельность 105
Примечания
1. Арнольдов, А. И. Цивилизация грядущего столетия / А. И. Арнольдов // Культурологические размышления. — М.: Грааль, 1997.
2. Зубова, А. Г. Общественное мнение о социальных гарантиях. Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения / А. Г. Зубова // Информационный бюллетень № 3/23. — М.: ВЦИОМ, 1996.
3. Каган, М. С. Принципы построения историко-культурной типологии / М. С. Каган // Известия СевероКавказского научного центра высшей школы. Общественные науки. — 1996. — № 3.
4. Мыльников, А. О понятии «культурно-исторический тип»: вопросы историографии / А. Мыльников // Методологические проблемы исследования истории культуры. — Л.: ЛГИК, 1982.
5. Российский статистический ежегодник. — М.: Госкомстат, 2006.
6. Рубинштейн, С. Л. Основы общей психологии: в 2 т. / С. Л. Рубинштейн. — М., 1989. — Т. I.
7. Телегина, Э. Д. Роль мотивов в управлении мыслительной деятельностью / Э. Д. Телегина // Теоретические проблемы управления познавательной деятельностью учащихся: [доклады Всесоюзной конференции]. — М., 1975.
8. Триодин, В. Е. Теоретические основы воспитательной деятельности советского клуба: дис. … док-ра. пед. наук / В. Е. Триодин. — М., 1985.
9. Шишкин, С. В. Экономика социальной сферы / С. В. Шишкин. — М.: ВШЭ, 2003.
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СУБЪЕКТОВ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ФАКТОР ПРОФИЛАКТИКИ ЭКСТРЕМИЗМА
А. В. Кузьмин
Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина
В статье рассматривается проблема формирования системы взаимодействия субъектов социально-культурной деятельности, направленной на профилактику экстремизма в молодежной среде. Акцентируется необходимость целостного рассмотрения правовой базы профилактики экстремизма, особенностей организации этой работы в условиях местного самоуправления.
Ключевые слова: профилактика экстремизма, социально-культурная деятельность, местное самоуправление
In the article the problem of forming the system of interaction of subjects of socio-cultural activity is discussed. The interaction is viewed as preventive measures against extremism and aimed at young people of Russia. The special emphasis made at the necessity of consideration the whole legal base of prevention of extremism and specifics of preventive measures held in hands of the municipal government.
Key words: extremism prevention, socio-cultural activity, municipal government.
Происходящие в стране изменения экономического и политического характера, обусловившие обострение криминальной ситуации, выс-
ветили новые проблемы, одной из которых является экстремизм. Проблема распространения экстремизма в России становится одним из
1997−0803 ВЕСТНИК МГУКИ 2 (40) март-апрель 2011 105−111

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой