Энтропия и негэнтропия в коммуникации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 2/2016 ISSN 2410−700Х
3. Уцелеет ли Путин? URL: http: //inosmi. ru/russia/20 150 318/226940320. html
4. Алексеева И. С. Профессиональное обучение переводчика: Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей. — СПб.: Издательство «Союз», 2001. — с. 194−203
5. Д. Э. Розенталь, М. А. Теленкова. Словарь-справочник лингвистических терминов. Пособие для учителя. — 3-е издание, исправленное и дополненное. — М: Просвещение, 1985 — с. 99
© Бондарь А. С., Каширина Н. А., 2016
УДК 80
Воронцова Юлия Александровна
канд. пед. наук, доцент БГТУ, г. Брянск, РФ Е-mail: Voroncova. yuliya@mail. ru
ЭНТРОПИЯ И НЕГЭНТРОПИЯ В КОММУНИКАЦИИ
Аннотация
В статье рассматриваются модели коммуникации в лингвистике, понятия энтропии, негэнтропии и избыточности- описаны случаи негэнтропия на примерах фонетической и орфографической систем языка, литературы и культуры- представлены примеры семантической и речевой избыточности, семантической экономии и речевой недостаточности, взятые из письменной и устной речи.
Ключевые слова
Коммуникация, энтропия, негэнтропия, шум, семантическая избыточность, речевая недостаточность.
Коммуникация — механизм, посредством которого обеспечивается существование и развитие человеческих отношений, включающий все мыслительные символы, средства их передачи в пространстве и сохранения во времени [7, с. 17].
Термин «коммуникация» подразумевает, что информация отправляется в таком виде, что она будет понятна как отправителю, так и получателю. Достаточно долгое время в лингвистике пользовались слегка расширенной моделью коммуникации, предложенной американским математиком К. Шенноном [8]. Эта модель сыграла значительную роль в развитии многих наук, связанных с обменом информацией, хотя сейчас ее уже можно считать ограниченной. Модель включает пять элементов: 1) источник информации, 2) передатчик, 3) канал передачи, 4) приемник и 5) конечную цель, расположенные в линейной последовательности (линейная модель).
В дальнейшем модель пересматривалась с тем, чтобы удовлетворить потребности других областей исследования, связанных с другими видами коммуникации. Пересмотренная модель включала шесть компонентов: 1) источник, 2) кодирующее устройство, 3) сообщение, 4) канал, 5) декодирующее устройство и 6) приемник. Помимо этих терминов, Шеннон ввел еще понятия шума, в дальнейшем это стали связывать с понятием энтропии и, наоборот, негэнтропии и избыточности.
Энтропия (шум, коммуникативная неудача) — в теории коммуникации связана с теми внешними факторами, которые искажают сообщение, нарушают его целостность и возможность восприятия приемником. Негэнтропия (отрицательная энтропия) связана с теми случаями, когда неполное или искаженное сообщение все же получено приемником благодаря его способности распознать сообщение, несмотря на искажения и недостающую информацию.
Понятие же избыточности, повторения элементов сообщения для предотвращения коммуникативной неудачи, то есть, средства против энтропии, чаще всего демонстрируют именно на примере естественных человеческих языков. Считается, что все языки приблизительно наполовину избыточны: можно замазать некоторые буквы в тексте или стереть половину слов в радиовыступлении, но при этом все же сохранится
_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 2/2016 ISSN 2410−700Х_
возможность понять их. Поэтому, возможно прочитать следующее сообщение на русском языке, часть которого стерта:
Нащ iep, он рас зывг т, как л/" цы ухо (~ -, от возни-& gt-щихск ов. Приме льно, чт авсехуров• они стре-ч избегать кат '- ических ждений, ctn^ ются не про сить слов & quot-да"-, — & quot-против"-. F правило,
у тники дискуссии не изла п целиком свое лние и уж mt более не предлагают чт& lt- ибо конкретное. ынно они вне выска '- вают неболы -, наиболее бесспорг, часть moi что дум п по данн у просу. Они как делают осте) жный шо:: вред и т. п. же оглядываются осталь-н х.
Рисунок 1 — Пример свойства избыточности языка [2]
Избыточность — необходимое условие передачи и приема сообщения. Она не только способствует надежности коммуникации, но и создает условия порождения и восприятия речи. Без существующей избыточности языка человек не смог бы перерабатывать всю поступающую или передаваемую информацию. Так, возможно прочитать письмо на английском языке от руководства компании служащим, часть которого зашифрована:
Xmployxx Communication — Xvxzy Pxrson is Important & quot-Xvxn thoush^my typxwritir is an old modxl, it^
Рисунок 2 — Пример свойства избыточности языка [2]
Естественно, есть предел допустимого шума, за порогом которого возможность понимания резко снижается. В особенности трудно понимать в условиях энтропии сообщение, использующее малознакомый код. Поэтому, для изучения иностранного языка полезно слушать речь не только в стерильных условиях учебной аудитории, но и среди уличного или производственного шума, произносимую разными голосами и даже с другим акцентом, т.к. иностранный акцент — это тоже шум, препятствие для полноценного восприятия.
Понятие избыточности элементов сообщения можно продемонстрировать не только на примерах фонетической или орфографической системы языка, но также на примерах знания литературы и культуры. Для того, чтобы текст можно было читать, он и не может быть стопроцентно непредсказуемым, в нем должны соотноситься в определенной пропорции информация и энтропия. Для этого служит даже обычная грамматическая структура фразы с ее предсказуемостью формально соотнесенных членов. Более того, повторяющийся, ритмичный текст включает так называемый механизм автокоммуникации, заставляя читателя обращать внимание уже не на сообщение, а на код текста, который становится не пассивным передатчиком сообщения, а самостоятельным фактором выработки новой информации [1, с. 159]. Если
_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 2/2016 ISSN 2410−700Х_
человек образован, начитан, то легко справиться с заполнением пропусков в следующем тексте.
Александр Сергеевич_(26 мая (6 июня_, Москва — 29 января (10 февраля) 1837, Санкт-Петербург)
— русский_драматург и прозаик. Член Российской академии (1833).
Большинство биографов и библиографов Пушкина говорят о нём как_или величайшем русском
поэте, как о создателе новой русской литературы, в своем творчестве утвердившем нормы современного_
литературного языка. Его произведения признаются эталоном языка, подобно произведениям Данте в Италии или Гёте в_.
Примеры негэнтропии можно привести и в заполнении пропусков в названии поэм, драматических произведений и сказов великого русского поэта, драматурга и прозаика.
Руслан и_(1817−1820), Бахчисарайский_(1821−1823), Медный_(1833)-_Годунов (1825),
Пир во время_(1830) — Сказка о попе и о работнике его_(1830), Сказка о_и рыбке (1833), Сказка о
мёртвой царевне и_богатырях (1833).
Случаи негэнтропии можно увидеть и на примерах речевой избыточности, т. е. разного рода пропусков, опущений, эллипсисов, недосказанных предложений, неполных оборотов, появляющиеся конструкции, обусловленных конкретной речевой ситуацией.
Очень часто избыточность, предполагающая повторение элементов сообщения для предотвращения коммуникативной неудачи, бывает не совсем корректной. Так в примере из Интернет-сайтов: «Фестивали невест и женихов проводятся ежегодно и очень популярны». Из-за пропущенного слова «встреч» немного искажается название мероприятия, но смысл не теряется.
Примером семантической избыточности в разговорной речи может служить следующее предложение: «Покойник был совершенно мертв». Смысл предложения абсурден, ведь итак совершенно ясно, что покойник всегда мертвый. Нельзя сказать: «Покойник был немного (чуть-чуть, очень, полностью, и т. п.) мертв». Подобная ситуация прослеживается в следующем примере: «Наш командир еще за 25 минут до своей смерти был жив».
Примером семантической избыточности в литературном произведении может стать следующее предложение: «…вы сначала анамнез мне расскажите. — Чего? Ход болезни, с чего начинается, краткий анализ анализов…» [5, с. 15]. Повторение однокоренных слов «анализ анализов» применяется автором, чтобы передать ироническое отношение персонажа к собеседнику. Его многословие — это способ объяснения незнакомого термина с помощью нескольких фраз, т. е. анамнез — это «ход болезни», «краткий анализ анализов».
Примерами семантической избыточности являются плеоназмы — словосочетания, в которых одно из двух слов является лишним, потому что его значение совпадает со значением другого, рядом стоящего слова
— VIР-nерсоны, памятные сувениры, мемориальный памятник, первый дебют, ребенок-вундеркинд. В каждом примере оба слова имеют одно значение, но слова «памятник», «памятные», «первый», «ребенок» являются русскими, а «сувениры», «дебют», «мемориальный», «вундеркинд» — иноязычными.
Речевую избыточность или многословие порождает и соединение иноязычного слова с русским, дублирующим его значение (необычный феномен, движущий лейтмотив, биография жизни, в конечном итоге, ведущий лидер, ответная контратака, народный фольклор). В таких случаях говорят о скрытой тавтологии, так как русское слово повторяет значение заимствованного.
Яркими примерами избыточности в речи как ошибки является употребление «сорных», лишних слов «как-бы», «на самом деле», «значит», «ну», «вот», «то есть» — они лишние не потому, что свойственное им лексическое значение выражено другими словами, а потому, что они просто не нужны в данном тексте.
Семантическая экономия наблюдается тогда, когда в поверхностной структуре высказываний нет прямого указания на какой-либо элемент глубинной структуры, т. е. при имплицировании информации [4, с. 78]. Следующий пример семантической экономии взят из письменной речи: Конечно, — говорю, — Она по Мещеряковой не отчиталась [5, с. 35]. Разговор ведется между профессионалами, хорошо понимающими друг друга, поэтому слово «дело» здесь пропущено ввиду своей ненужности.
Считается, что речевая недостаточность — пропуск в предложении необходимого слова — это особенность разговорной речи. Действительно, это явление можно услышать повсюду: в разговоре
_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 2/2016 ISSN 2410−700Х_
школьников, в беседе сослуживцев, в обращении к слушателям, коллегам, в интервью и т. д.
Семантическую экономию в разговорной речи можно проследить в следующих примерах: «Больше всего ему удаются черепно-мозговые». Возможно, в разговоре коллег опущенное слово «операции» не является необходимым, но для непосвященных слушателей смысл предложения неясен. Само предложение при этом несвязное, составлено неверно с точки зрения грамматики и лексики.
В следующем примере: «На собрании у моих родителей возникло много вопросов по поводу выпускного» можно увидеть, что, так как слово «учеников» пропущено, возникает мнение, что речь идет о родителях самого руководителя. Также пропущено слово «вечера», что создает неясность: по поводу выпускного собрания, экзамена, бала, тестирования и т. п.
В результате речевой недостаточности происходит и подмена понятия, что в свою очередь порождает комизм и абсурдность высказывания. В следующем примере, взятом из разговора между соседями: «Когда вы, наконец, будете гулять в наморднике?» понятно, что имеется в виду намордник для собаки, но говорящий объединяет собаку и ее хозяина в одно целое, и это производит комический эффект. Из-за пропуска слова фраза становится недостаточно информативной, сумбурной.
В другом примере, взятом из ответа на экзамене: «Суффиксы важны потому, что они позволяют переходить из одной части в другую» видно, что информация, передаваемая экзаменующимся, является неполной, а смысл предложения — абсурдным. Непонятно кому суффиксы позволяют переходить в какие-то части. После правки предложение становится и логичным и несущим понятную информацию: «Суффиксы важны потому, что они позволяют переходить словам из одной части речи в другую».
В следующем примере из газетной статьи: «Наш канал совместно с Олимпийским комитетом России отправляет в кругосветное одиночное автономное плавание авиации 60-ти лет» пропущенные слова делают текст абсолютно бессмысленным, т.к. соединение двух полярных понятий «авиация» и «плавание» в одном предложении требует связующего звена — словосочетания «генерал-лейтенанта». Отредактированный материал звучит полно и понятно каждому: «Наш канал совместно с Олимпийским комитетом России отправляет в кругосветное одиночное автономное плавание генерал-лейтенанта авиации 60-ти лет».
Речевую недостаточность не следует путать с эллипсом — пропуском подразумеваемого слова для создания наибольшей выразительности. С помощью эллипса можно добиться эффекта лаконизма, небрежности, разговорного просторечия, телеграфной точности, взволнованности. При эллипсе не нужно восстанавливать пропущенные члены предложения, т.к. смысл не потерян, а экспрессивность конструкции может нарушиться. Это можно проследить в примере А. Т. Твардовского: «Ввели и — чарку — стук ему! И не дыши — до дна! /"Гуляй на свадьбе, потому — /Последняя она …» [6].
Например, если бы мы дополнили недостающими глаголами русскую народную сказку «Репка», то получилось бы скучное, многословное высказывание: «Дедка схватился за репку, бабка тянет дедку, внучка уцепилась за бабку. Тянут потянут — вытянуть не могут. Позвала внучка Жучку. Дедка схватился за репку, бабка тянет дедку, внучка уцепилась за бабку, Жучка тащит зубами внучку за платье. Тянут-потянут -вытянуть не могут … ««Дедка за репку, бабка за дедку, тучка за бабку. Жучка за внучку… Тянут-потянут — вытянули репку!» такое высказывание теряет художественную ценность.
Стилистический подход к изучению лексики выдвигает в качестве важнейшей проблему выбора слова для наиболее точного выражения мысли. Правильное употребление слов автором представляет собой не только достоинство стиля, но и необходимое условие информативной ценности произведения, действенности его содержания. Неправильный выбор слова искажает смысл высказывания, порождая не только лексические, но и логические ошибки в речи.
При четком изложении мысли используемые авторами слова полностью соответствуют своему предметно-логическому значению. В. Г. Белинский писал: «Каждое слово в поэтическом произведении должно до того исчерпывать все значение требуемого мыслию целого произведения, чтоб видно было, что нет в языке другого слова, которое тут могло бы заменить его» [3, с. 123].
Список использованной литературы: 1. Автокоммуникация: «Я» и «Другой» как адресаты (О двух моделях коммуникации в системе культуры) //
_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 2/2016 ISSN 2410−700Х_
Лотман Ю. М. Семиосфера. — С. -Петербург: Искусство-СПБ, 2000. — С. 159−165.
2. Беликов И. В., Крысин Л. П. Социолингвистика. — М.: Изд-во Юрайт, 2016. — 337 с.
3. Белинский В. Г. М. Ю. Лермонтов: Статьи и рецензии. — Л.: ОГИЗ: Гос. изд-во. худож. лит., 1941. — С. 123−132. URL: http: //gisap. eu/ru/node/16 946
4. Гизатулин С. Л. Семантическая экономия и избыточность в речи// Филологические науки. — 2001. — № 2. -C. 78−93.
5. Незнанский Ф. Е. Девочка для шпиона. — М.: ACT- Дрофа- Лирус — 432 с.
6. Квятковский А. П. Эллипс // Поэтический словарь. URL: http: //feb-web. ru/feb/kps/kps-abc/kps/kps-3513. htm
7. Cooley Ch.N. Human nature and the Social order. — New York: Scribner'-s, 2011. — 465 р.
8. Shannon K., Weaver W. The Mathematical Theory of Communication. URL: http: //www. mast. queensu. ca/~math474/shannon 1948. pdf
© Воронцова Ю. А., 2016
УДК: 82−91
Гелекчи Сейфеттин
Соискатель кафедры кыргызской и мировой литературы филологического факультета ЖАГУ (Жалал-Абадский государственный университет), г. Жалал-Абад, Кыргызкая Республика
E-Mail: seyfettingelekci@hotmail. com
ИЗОБРАЖЕНИЕ ДОЖДЯ В СТИХАХ ИМПРОВИЗАТОРОВ КЫРГЫЗСТАНА И ТУРЦИИ
Аннотация
Тождество и различие в изображении дождя в произведениях импровизаторов-поэтов из Кыргызстана: Женижока, Барпы и Осмонкула, из Турции: Рухсати, Шенлика и Вейселя.
Ключевые слова Кыргызстан, Турция, импровизаторство, природа, дождь, сравнение.
В турецкой мифологии рассказывается, что у каждой природной явлении имеется дух-покровитель. Слово дождь (жамгыр-ямгыр) и в турецком и в кыргызском языках состоит из одного корня (жаа-/). И у обоих народов семантически обозначает одно и тоже дождь. Пользуется одной целью: например: в общем смысле жамгыр-ямгыр (дождь) является причиной (источником) изобилия и богатства. Благодаря ее пустыня и степь оживают, расцветают. Растение растет и зеленеет. Животное продолжают свою жизнь с ней. С помощью дождя атмосфера станет чистым. Радуга появляется после дождя. Вода умножается и вследстие чего дает жизнь всем на земле. Вот почему дождь становится сильным мотиватором во многих произведениях поэтов-импровизаторов. И, природное явление дождь (жамгыр-ямгыр) в стиках очень широко используются не только в прямом, но и в косвенном смысле. Например, в любовных стихах. Среди кыргызских импровизаторов в этом направлении непревзойденным мастером является поэт Барпы апыз («апыз» — так величают на Юге Кыргызстана очень одаренного импровизатора), у него встречаются очень много оригинальных строк, в которых используются слово «дождь» в очень богатых оттенках и нюансах. Например, в следующих строках поэт реалистично рассказывает, своебразным, похожими только на себя самого особым стилем: как и откуда появляется дождь, как она оживает растения (Дождь и вода появляются// от света Солнца. //Корни растений, берут свое начало // от воды и солнца) (1, с. 23). Еще один кыргызский импровизатор Осмонкул тоже как и Барпы апыз, считает, дождь является источником жизни на земле. Из его стихов нам слышно шум весеннего дождя: & quot-В весенние дни / Поток дождя нам слышен как приятный шепот / Животные спящие в своих берлогах/ Поднимая голову, начинают оживатся& quot- (2, с. 96). «Жамгыр» как

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой