Проблемы российского образования в свете задач национальной безопасности государства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВОПРОСЫ ВЫСШЕГО ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
HIGHER HISTORICAL EDUCATION: PROBLEMS AND PERSPECTIVES
УДК 37 (470)
Т. В. Воробьева
ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В СВЕТЕ ЗАДАЧ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА
Статья посвящена актуальным проблемам развития современного российского образования. Рассматриваются угрозы национальной безопасности, возникающие в связи с отсутствием серьезного анализа потребностей российской экономики и задач образования постиндустриального общества.
Ключевые слова: национальная безопасность, конкурентоспособное образование, «человеческий потенциал», инновационный прорыв, социализация, педагог, государство, общественно-гуманитарные дисциплины, гражданская позиция, экономика
T. V. Vorobyova
RUSSIAN EDUCATION PROBLEMS: GOALS OF NATIONAL SECURITY
The article is devoted to the crucial problems of contemporary Russian education development. It studies the threats to national security arising from the absence of serious analysis of Russian economics demands and goals of education in post-industrial society.
Key words: national security, competitive education, «human potential», innovation breakthrough, socialization, educator, state, social and humanitarian disciplines, citizenship, economics
Завершается первое десятилетие России в XXI в. Но, несмотря на то, что за истекшие годы многое сделано для преодоления имевшегося в стране тяжелого кризиса, по-прежнему остается много нерешенных проблем. Россия все еще не вышла из периода переломного развития общества. Важнейшим документом, определяющим основы устойчивого развития страны в ближайшие годы и долгосрочную перспективу ее национальной безопасности, является «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.» [10]. Выделим лишь несколько аспектов данного документа, актуальных для нашего исследования. Во избежание неточностей обратимся к источнику:
• «Для обеспечения национальной безопасности Российская Федерация, наряду с достижением основных приоритетов национальной безопасности, сосредоточивает свои усилия и
ресурсы на следующих приоритетах устойчивого развития: повышение качества жизни российских граждан путем гарантирования личной безопасности, а также высоких стандартов жизнеобеспечения- экономический рост, который достигается, прежде всего, путем развития национальной инновационной системы и инвестиций в человеческий капитал- наука, технологии, образование, здравоохранение и культура, которые развиваются путем укрепления роли государства и совершенствования государственно-частного партнерства…» [10, п. 24].
• «Обеспечение национальной безопасности за счет экономического роста достигается путем развития национальной инновационной системы, повышения производительности труда, освоения новых ресурсных источников, модернизации приоритетных секторов национальной экономики.» [10, п. 54].
• «Стратегическими целями обеспечения национальной безопасности в сфере науки, технологий и образования являются: развитие государственных научных и научно-технологических организаций, способных обеспечить конкурентные преимущества национальной экономики и потребности национальной обороны за счет эффективной координации научных исследований и развития национальной инновационной системы- повышение социальной мобильности, уровня общего и профессионального образования населения, профессиональных качеств кадров высшей квалификации за счет доступности конкурентоспособного образования» [10, п. 66].
• «Прямое негативное воздействие на обеспечение национальной безопасности в сфере науки, технологий и образования оказывают отставание в переходе в последующий технологический уклад. слабая мотивация в сфере инновационной и промышленной политики, низкие уровень социальной защищенности инженерно-технического, профессорско-преподавательского и педагогического состава и качество общего среднего образования, профессионального начального, среднего и высшего образования» [10, п. 67].
Таким образом, сегодня уже достаточно очевидно, что от того, как используются человеческие ресурсы в той или иной стране, каким уровнем подготовки к социально-полезной деятельности они обладают, и зависят, в конечном счете, результаты социально-экономического развития государства, уровень жизни его населения, а также место государства на мировой арене. Еще в Послании Федеральному Собранию (2003) Президент Р Ф В. В. Путин говорил о том, что для достижения стратегических целей государства «Россия должна быть и будет страной с развитым гражданским обществом и устойчивой демократией. В ней в полной мере будут обеспечены права человека, гражданские и политические свободы. Россия должна быть и будет страной с конкурентоспособной рыночной экономикой» [7]. Для этого есть природные и человеческие ресурсы, но, чтобы превратить этот потенциал в новую энергию развития, сформировать активное и зрелое общество, недостаточно деклараций. Для правительств развитых стран давно стало очевидным, что в современном обществе возрастает роль каждого человека, его способ-
ностей и возможностей. В Европе эта тенденция нашла отражение в появлении таких понятий, как «человеческий капитал», «общество, основанное на знаниях». Жизнь показывает, что вкладывать деньги в образование молодежи гораздо выгоднее, чем в разработку новых месторождений, ведь в странах, где богатейшие залежи полезных ископаемых, процент нищих преобладает. Современному российскому обществу, если принимать во внимание влияние мировых глобальных процессов, необходима научно выверенная стратегия развития и использования «человеческого потенциала», уход от сырьевой основы экономики, которая уже для многих стран стала «сырьевым проклятием», полностью остановившим их развитие.
Именно этим обстоятельством и можно объяснить то внимание, которое в настоящее время в ряде стран уделяется повышению роли системы образования в решении стратегических задач развития как самих этих стран, так и всего мирового сообщества. Полным ходом идет беспрецедентная по своим масштабам модернизация системы образования в США, осуществляется реформа образования в Японии, продолжается процесс модернизации образования в Европе. Мировая практика последних десятилетий свидетельствует о неуклонном возрастании внимания государства и крупного бизнеса к образованию. Это связано с тем, что темпы развития технологий и смены экономических приоритетов, движение к экономике знаний и растущий уровень конкуренции не позволяют полагаться на сравнительно медленный путь адаптации образовательных ресурсов посредством рыночных механизмов.
Наиболее зримо необходимость государственного вмешательства в образование представлена в национальной политике Японии. Интересно, что государство видит свое присутствие в декларировании тех способностей и компетенций, которые максимально корреспондируются с принципами и приоритетами его экономики и культуры [5, с. 31]. Такой подход позволяет сориентировать образовательные ресурсы страны на формировании актуальных человеческих способностей, которые позволяют максимально быстро и полно «встроиться» в быстро меняющиеся социально-экономические контексты. Следует отметить, что Евро-
пейский Союз, Минтруда США, Совет по структуре экономики Японии и правительственные структуры ряда других стран периодически обновляют перечни актуальных человеческих способностей как личного и общественного ресурса. Это позволяет гражданам этих стран быстро адаптироваться к новым условиям жизнедеятельности, не растрачивая самый дорогой ресурс — время на длительный процесс адаптации, перенеся его значительную долю в программы получения образования. Такой подход существенно повышает коэффициент полезного действия человеческого ресурса страны, поддерживает профессиональную актуальность граждан, ускоряет рост их доходов и доходов государственной казны [5, с. 32].
России еще далеко до этого уровня. По мнению ряда российских ученых, кадровое обеспечение инновационного прорыва России может встретить серьезные трудности. В 2003 г. в США разрабатывали и внедряли инновации свыше 120 тыс. промышленных предприятий, в России — всего 2282 организации- доля России в мировой торговле гражданской наукоемкой продукцией оценивалась в 0,3−0,5%, а доля США — в 36%, Японии — в 30%, Германии — в 17%, Китая — в 6%. Не прекращается процесс «утечки умов» в другие страны… Возрастает дефицит квалифицированных, особенно молодых, рабочих кадров: в России их удельный вес составляет 5%, в США — 43%, в Германии — 56%. В России наука до сих пор финансируется недостаточно, хотя и увеличивается объем бюджетных ассигнований. По свидетельству известного американиста академика Г. Рогова, США, имея менее 5% населения планеты, производят 20% мирового ВВП. Из общего объема всех научно-исследовательских работ, ведущихся в мире, более 40% приходится на США. К тому же к началу 2004 г. около 60% рабочей силы в этой стране имели высшее или незаконченное высшее образование (заметим, в России такое образование имели лишь
25,2% занятого населения). В США стоит задача довести уровень высшего образования населения до 90% [11, с. 10−11].
Мы живем в интересное, но и сложное время, «эпоха перемен» наступила не только в стране, но и во всем мире. Это выражается в беспрецедентно высоких темпах накопления
научной информации (со временем удвоения 11−15 лет). Возникают новые и новейшие наукоемкие технологии. Совершенствуются методы научных исследований, позволяющих в начале XXI в. получать в единицу времени в 2−3 тыс. раз больше информации, чем в середине XX в. Идет процесс интернационализации науки, для которой характерна исключительно высокая «профессиональная мобильность» кадров: в течение карьеры человек неоднократно меняет направления научной работы и даже области деятельности ученого. Создаются крупные научные коллективы, объединяющие специалистов разных профилей, в том числе «виртуальных, незримых» научных коллективов. От современного человека требуется широкая научная эрудиция в смежных дисциплинах, способность самостоятельно и быстро осваивать новые области науки, умение пользоваться современными источниками научной информации, отсутствие языкового барьера, умение работать в коллективе. Но фундамент для всего этого создает школа. При этом возрастает роль как средней общеобразовательной школы, так и школы высшей.
Система образования по своему смыслу не принадлежит к социальным системам в полном смысле этого слова. Последние определяются как системы общественного потребления, поддерживающие основы социальной цивилизации (общество финансирует издержки собственных обязательств). Образование, в отличие от этих сфер, готовит поколения к эффективной деятельности, то есть фактически общество инвестирует в собственное будущее, и это вложения с отсроченными дивидендами [5, с. 31]. Обучая и воспитывая, учитель приобщает школьников к материальным и духовным ценностям прошлых и современных поколений — как посредник между ребенком и этими ценностями. Через учителя дети познают мир, людей, формируют свое мировоззрение. Учительство как социальнопрофессиональная группа и сообщество, обладающее определенными корпоративными интересами, является элементом социальной структуры общества в целом. Учительство не является автономным, независимым образованием, его деятельность детерминирована влиянием более сложной и вместительной макросистемы — общества. Статус и роль учителя обусловлены культурными традициями
и ориентирами общества, идеологическими и экономическими приоритетами государственной политики. Школа выступает в качестве не только социокультурного института, но и инструмента структурного и бесструктурного управления. Реализуя систематическое, регулярное обучение и воспитание, школа в значительной степени определяет будущее состояние культуры, общества в целом. Неполноценная социализация, ведущая к неспособности ребенка, а затем и взрослого войти в социум, найти в нем место, — одна из причин дестабилизации и разрушения последнего. В то же время социализация, протекающая в согласии с общепринятыми ценностями, выполняет функцию сплочения социума [9, с. 11].
Государство через учителя может осуществлять, направлять и корректировать процесс социализации. Это означает, что учитель помимо поддержания социокультурной преемственности выполняет задачи, связанные с формированием политической и идеологической лояльности. Эта функция педагогической профессии выполняется на протяжении истории в самых разных конкретно-исторических условиях и в обществах разных типов. Показательно в этом отношении высказывание первого министра просвещения Японии Мори Аринори (1886): «Каждый учитель должен помнить, что все, что ни делается в сфере народного просвещения, делается не ради учеников, а в интересах государства» [9, с. 13]. Его российский коллега Д. Н. Толстой в 1872 г. выразился в том же смысле: «Всякая разумно управляемая школа стремится к воспитанию детей в истинно патриотическом духе, в духе полнейшей преданности государю, отечеству, своему народу, в духе хранения заветов его истории» [9, с. 13].
В связи с этим можно говорить, что государственная идеология становится господствующей, по сути, через систему образования. Однако на выполнение этих функций, как считают американские социологи, накладывает отпечаток социальная принадлежность самих педагогов. При общении с учащимися учителя сознательно или бессознательно склонны подчеркивать ценности, установки, мнения своей социальной группы. Это означает, что знания, нравственные нормы не доходят до детей в «стерилизованном» виде, они несут в себе личностные черты учителя, его оценки, осо-
бенности мировоззрения. Говоря иначе, они опосредованы социальной принадлежностью учителя. Известно, что неадекватное вознаграждение может привести к серьезным социальным последствиям: оно деморализует, пробуждает чувство глубокого недовольства условиями жизни, разрушает профессиональную этику. Учитывая значимость педагогической профессии, отметим: неблагополучие учителей как профессиональной группы ведет к неблагополучию общества [9, с. 12].
С другой стороны, для того чтобы успешно справляться с поставленными государством задачами, и школьный учитель, и преподаватель вуза должен не только в совершенстве владеть преподаваемой дисциплиной, но и иметь представление об особенностях познавательных, психологических и социальных процессов, происходящих в образовательной среде. Преподавателям вузов важно понять, во-первых, сколь существенно изменилось само студенчество, а во-вторых — в связи со становлением рыночных отношений — те социокультурные требования, которые предъявляются к современному специалисту. Официальные источники отмечают, что с 1992 г. в России началась депопуляция, поэтому социальнодемографическая группа молодежи становится все меньше как по абсолютной величине, так и в процентном отношении. Между тем, численность студентов в стране за последние годы не сокращается, а возрастает, что неминуемо отражается на интеллектуальном потенциале обучающихся, их эвристических интересах и творческих потребностях в самореализации. Это обстоятельство существенно осложняет стоящую перед системой образования задачу: в условиях негативной демографической ситуации поддерживать воспроизводство главного богатства общества — его человеческого капитала [3, с. 37]. Коммерциализация системы образования в условиях дефицита бюджетных финансовых средств вузов привела к определенной девальвации критериев оценок знаний студентов на зачетах, экзаменах, при защите курсовых и дипломных работ. Вузы оказались заложниками сохранения контингента студентов, поэтому неудовлетворительные оценки, отчисление студентов за неуспеваемость в педагогической и административной практике стали большой редкостью [3, с. 38].
Между тем, в экономике, основанной на знаниях, востребовано массовое творчество. А творчество — это сложный, отнюдь не биологический, а социальный процесс, связанный с психологическими и интеллектуальными умениями преодолевать энергию сопротивления, консерватизм, косность, традиционализм, с умениями создавать новое, несмотря на трудности и сложности в его утверждении… А такому творчеству надо учить, склонность к нему нужно воспитывать, поддерживать, стимулировать, и притом не в индивидуальном, а в массовом масштабе. В этом заключается суть проблемы — то звено, уцепившись за которое можно вытащить всю цепь инноваций.
Действительной силой и главной фигурой, призванной создавать инновационный кадровый потенциал России, должен стать учитель [8, с. 30]. Тенденция к усилению роли педагога-профессионала особенно просматривается в условиях информационного общества, характеризующегося высокой степенью неопределенности происходящих общественных процессов… Современный педагог стоит перед задачей создания условий для становления подрастающего поколения в культуре, которая им самим в значительной степени не осмыслена. Важным фактором становится понимание и принятие к сведению трансформаций, произошедших в сфере педагогического труда, связанных с расширением спектра педагогических ролей [1, с. 24].
С другой стороны, опыт многих поколений свидетельствует, что почвой для развития творческого потенциала являются гуманитарные дисциплины, расширяющие кругозор, дающие простор мысли, обогащающие духовность человека. Еще в 1961 г., когда в СССР Ю. Гагарин проложил человечеству дорогу в космос, президент Кеннеди собрал своих советников и попросил разобраться, в чем дело. В результате появилась книга Трейса «Что знает Ваня, и не знает Джонни» (What Ivan Knows That Johnny Doesnt) [13], в которой он сравнивает учебники России и США по гуманитарным предметам. Профессор высказал мнение, что этими дисциплинами в американских школах преступным образом пренебрегают, в то время как русские дети получают гораздо более глубокие знания в этих областях. Ученик советской школы заканчивает 4-й класс со словарным запасом в 10 000 слов, и он готов к систематическому изучению русской литературы,
истории, географии и иностранных языков. Для сравнения, в США четвероклассник все еще занимается по базовому учебнику со словарным запасом менее 1 800 слов: в нем дается идеальный образ среднего класса со схематичными мамами и папами, живущими в гипотетическом и стерильном мире, пресные истории, написанные тремя никому не известными женщинами [13]. В результате в США была проведена реформа в сфере образования и повышена зарплата профессорам колледжей и учителям школ.
Особую тревогу вызывает современная ситуация в России с преподаванием истории на всех уровнях. Формирование исторического сознания молодежи — задача преподавателей истории во всех странах и во все времена. Правящие круги всегда это осознавали и уделяли пристальное внимание содержанию учебников истории. Первый российский учебник истории («Синопсис», 1674) более 100 лет был основным в российском государстве. Это объяснялось тем, что его идейно-политическое содержание устраивало власть. В нем красной нитью проходила мысль, что единство и сохранение государственности славян может обеспечить только российское самодержавие [12, с. 29]. Из менее далекого прошлого тридцатилетней давности можно привести отрывок из речи тогдашнего президента Западной Германии профессора истории Вальтера Шеелья. Выступая с речью на съезде историков ФРГ в городе Мангейме, он говорил, что задача преподавания истории должна быть тесно связана с вопросами формирования мировоззрения будущих граждан ФРГ в соответствии с основами ее политического и общественного строя. Он даже высказал мысль, что общественнополитическая история немецкого народа могла сложиться счастливее (имея в виду период фашизма), если бы в свое время школьные учебники писали такие ученые, как Леопольд фон Ранке [12, с. 32−33].
Российская власть прилагает серьезные усилия для формирования национальной идентичности в условиях глобализации, что способствует формированию политических запросов ко всей сфере истории. Так, в июне 2007 г. состоялась всероссийская конференция «Актуальные вопросы преподавания новейшей истории и обществознания в общеобразовательных учреждениях и разработки государственного стандарта общего образования второго поколе-
ния», где представители политической элиты страны предлагали перестроить содержание исторического образования в общем контексте политического развития страны [6, с. 11]. В результате преподавание истории подвергается существенным изменениям в соответствии с растущими современными потребностями общественного развития.
Власть возлагает на историка задачу воспитания чувства патриотизма и гражданственности, правосознания и национальной гордости. Политики, решая стоящие перед государством задачи, в первую очередь, опираются на преподавателей истории, привлекая их, как в былые советские времена, к организации круглых столов, поддержке избирательных кампаний, к «внедрению в массы» идей правящей партии. При этом власти забывают, что ценностные приоритеты современных преподавателей истории могут не соотноситься с интересами власти, а некоторые ее решения — вызвать критические оценки. Государство стремится оставить за собой контроль над содержанием преподаваемых общественно-гуманитарных дисциплин. Но любые попытки навязать официальную трактовку событий наталкиваются на личностное понимание историками своей гражданской позиции, не всегда совпадающее с официальной. Таким образом, правительственные лозунги построения нового общества вовсе не обязательно будут транслироваться в школьных классах и университетских аудиториях. Современный преподаватель не должен быть проповедником или агитатором. Ориентирами в историческом образовании является профессионализм, воспитание гражданственности и патриотизма через объективный неконъюнктурный анализ событий и фактов, на основе общегуманитарной культуры и междисциплинарности. При отсутствии глубокой внутренней культуры растет подражательность чужим культурам, что неизбежно обрекает нас на отставание [4]. Привлечь ученика или студента к анализу вызовов современной политики и экономики, сформировать граждан страны с активной жизненной позицией, противостоять негативному влиянию внешней среды может тот преподаватель, который не только отдает всю свою душу учащимся, постоянно обновляя свои знания, но и уважение к которому со стороны государства ощущают все его граждане.
Однако помимо важнейшей проблемы, чему и как обучают, необходимо отметить финансовые проблемы российской сферы образования. За последние годы как среднее общее, так и особенно профессиональное образование стало в значительной степени платным. Наибольшая доля тех, кто учится на полностью бесплатной основе — среди учащихся системы НПО (87,7% в 2006 г., 88,1% в 2008 г.). Среди школьников учатся полностью бесплатно примерно %, а среди студентов системы СПО — 57−59%. Меньше всего тех, кто учится бесплатно, среди студентов вузов —
57,2% в 2006 г. и 56,8% в 2008 г. Если бюджетные назначения учитывают и инфляционные процессы, то никаких разрушительных явлений в системе не произойдет даже в период экономических потрясений. Дело в том, что ассигнований, законодательно выделяемых из бюджета, достаточно, чтобы обеспечить деятельность системы, ее субъектов, объектов, структур и организаций. Можно полагать, что деятельность системы, как и всех ее физических или юридических лиц, может быть обеспечена без дополнительного вмешательства, а только на основе бюджетной поддержки. Тогда ни мировой, ни национальный кризис не должны сказываться на функционировании системы. Но это при условии, что ни мировой, ни национальный кризис не затрагивают менталитет или социально-экономический статус участников образовательного процесса. Конечно, если учащиеся или преподаватели из-за возникших внешних обстоятельств (отсутствия средств на питание, жилье, проезд, одежду, вынужденного переезда) лишены возможности участвовать в образовательном процессе, то система приостановит функционирование [2, с. 14]. Глава Минобрнауки России А. А. Фурсенко еще недавно был уверен в следующем: «Если в стране ухудшается экономическая ситуация, сокращают сотрудников — это неминуемо бьет по всем. Но напрямую сферы образования и науки, по крайней мере, на федеральном уровне, это не коснется. Уверен, что и регионы сделают все возможное» [2, с. 15] Однако жизнь показывает, что режим экономии и надежда на региональные бюджеты не оправдали ожиданий. В результате, школы и вузы решают проблему выживания, сокращая финансирование материальной базы и материальной поддержки преподавателей.
Таким образом, XXI век предложил новые вызовы российскому обществу и его институтам. Важнейший из них коснулся сферы образования. От того, кто и как, на какой материальной базе, будет обучать не будущие, а нынешние поколения, формировать их духовнонравственные ориентиры, профессиональные компетентности, зависит ближайшее «завтра» страны. В соответствии со стратегией национальной безопасности основой инновационного прорыва должна стать новая модель образования. Для осуществления перехода от образовательной системы индустриального образца к образовательной системе постиндустриального общества, необходимы:
— переориентация целей образования на удовлетворение запросов потребителей-
— современная материальная база, включающая максимальные возможности использования информационных ресурсов-
— школьные учителя и преподаватели вузов — высоко мотивированные проводники и инструменты реализации государственных задач модернизации всех сфер российского общества-
— переориентация организационных форм образования на индивидуальное обучение с более высоким уровнем самостоятельности обучающихся.
Однако анализ современной ситуации свидетельствует о том, что, с одной стороны, общество возлагает на педагогов сложнейшие практические и теоретические задачи, требует от них высоких моральных качеств. С другой стороны, социальный и материальный статус российских педагогов, их неудовлетворенность отношением общества к себе, где на фоне деклараций просматривается пренебрежение к педагогическому труду, не способствует формированию профессиональной ментальности педагогов, необходимых обществу. Необходимо осознать, что надежды на то, что учитель — это человек, живущий лишь духовными заботами, в условиях рыночной экономики и информатизации общества лишены всяческих оснований. При сохранении существующей тенденции основная масса педагогов не только не позволит реализовать стратегию национальной безопасности, но и станет угрозой для нее. Стремление государства решить проблему «точечным методом» по примеру Сколково — это тупиковый путь, его итог
можно предсказать по опыту участия России в олимпиаде в Ванкувере, когда многочисленные бесплатные спортивные секции сменили платные, доступные в каждом дворе спортивные площадки уступили место ларькам- рухнула система отбора из огромного количества юных спортсменов по принципу «лучших из лучших». Точно так же выборочное финансирование образования не позволит решить задачу обновления материальной базы, и современные «Ломоносовы» рискуют даже не узнать о своих потенциальных возможностях. Сохранение преобладания платного обучения над бюджетным, с одной стороны, ограничит доступ в вузы молодых людей, доход семей которых не позволяет продолжить образование- с другой стороны, борьба вузов за выживание будет по-прежнему вынуждать их сохранять для контингента студентов с низкой мотивацией и посредственной подготовкой. Таким образом, уровень компетентности выпускников не позволит им решать сложнейшие задачи переходного периода и участвовать в модернизации приоритетных секторов российской экономики. А «доступность конкурентно-способного образования» пока остается лишь строкой из документа.
Для переориентации организационных форм образования на индивидуальное обучение с более высоким уровнем самостоятельности обучающихся необходим не только высокий уровень мотивации студентов, но и люди, готовые и способные решать эти задачи сегодня. Для этого необходима принципиально новая система повышения квалификации кадров, которая пока еще не выработана. Европейская стратегия интеграции образовательных ресурсов реализуется через Болонский процесс. Переход на новые стандарты (ФГОС ВПО 3-го поколения) предполагает международный обмен преподавателями и студентами вузов, что в свою очередь предполагает свободное владение хотя бы одним их иностранных языков. В этом плане практически по всей стране ситуация плачевна. Наконец, резкий крен в сторону поддержки естественных дисциплин, в ущерб гуманитарным (о чем свидетельствует анализ финансирования грантов различных уровней), «вымоет» плодородную почву для творчества и страна окончательно потеряет возможность осуществить инновационный прорыв.
Западная экономика, развивающаяся в рыночных отношениях сотни лет, выработала адекватные образовательные ресурсы для подготовки граждан к эффективной деятельности в подобных условиях. Россия не имеет такого
опыта, ее задача более сложная. Предстоит объединить цели и решить единую задачу создания системы профессионального образования, поддерживающей потребности экономики, включая экономику знаний [5, с. 33].
Библиографический список
1. Адоль В. А., Степанова И. Ю. Обновление про-
фессиональной подготовки педагогов — необходимая утопия? // Высшее образование в России. — 2010. — № 7.
2. Бердашкевич А. Российская система образова-
ния на фоне мирового кризиса экономики // Нар. образование. — 2009. — № 6.
3. Добрынина В. И. О совершенствовании учебно-
гуманитарных программ социально-гуманитарного цикла в контексте современности // Высшее образование в России. — 2010. — № 8−9.
4. Карпов С. П. Историческая наука и историчес-
кое образование в современном информационном пространстве: тупики и перспективы [Электронный ресурс] // Ист. факультет МГУ [сайт]. — URL: http: //www. hist. msu. ru/Science/ History/karpov20092. htm (дата обращения: 23. 04. 2012).
5. Коган Е. Я., Посталюк Н. Ю. Организация обра-
зовательных ресурсов высшей школы: ответ на вызовы современной экономики // Ректор вуза. — 2008. — № 1.
6. Никитин Э. М. Историческое воспитание школь-
ников и система повышения квалификации работников образования // Вестн. образования [темат. прил.]. — 2009. — № 1.
7. Послание Президента Р Ф В. В. Путина Феде-
ральному Собранию Р Ф, 16 мая 2003 г. [Электронный ресурс] // Объединенные партнерства: сайт Общественного центра ана-
лиза правительственной политики — URL: http: //www. up. mos. ru/prez2003. htm (дата обращения: 28. 04 2012).
8. Рябов В. В., Ракитов А. И. Модернизация Рос-
сии и базовые центры подготовки учителей // Высшее образование в России. — 2010. — № 8−9.
9. Солодова Г. С. О социальной роли учительст-
ва // История и обществознания в школе. — 2003. — № 1.
10. Стратегия национальной безопасности Рос-
сийской Федерации до 2020 г. (принята Указом Президента Р Ф от 12 мая 2009 г. № 537) [Электронный ресурс] // Президент России: офиц. сайт. — URL: http: //archive. kremlin. ru/ text/docs/2009/05/216 229. shtml (дата обращения: 26. 14. 2012)
11. Сулемов В. А. Государственная кадровая поли-
тика в современной России: теория, история, новые реалии: моногр. — 2-е изд. — М.: РАГС, 2006. — 344 с.
12. Фукс А. Н. Школьные учебники по отечествен-
ной истории, как историографическое явление // Преподавание истории в школе. — 2007. — № 7.
13. Что читает Иван? = [Электронный ресурс] //
STRATEGiUM: междунар. сообщество полит. экспертов. — URL: http: //strateger. net/Chto_ chitaet_Ivan (дата обращения: 11. 14. 2012).
14. What Ivan Knows That Johnny Doesnt // Time. -
1961. — 17 November.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой