Опыт гендерного подхода в системе социального воспитания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

№ 5 — 2012 г. 13. 00. 00 педагогические науки
УДК 371. 217−055
ОПЫТ ГЕНДЕРНОГО ПОДХОДА В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ
И.А. Федосеева
ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет»
(г. Новосибирск)
В статье обозначена актуальность гендерного подхода в системе социального воспитания. Представлена эволюция системы воспитания в контексте социального пола. Рассмотрены роли мужчины и женщины в соответствии с гендерными отношениями.
Проанализированы изменения института семьи в контексте социального воспитания.
Ключевые слова: гендер, социальное воспитание, семья.
Федосеева Ирина Александровна — кандидат педагогических наук, доцент, заместитель декана факультета психологии ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет», e-mail: fedoseeva60@freemail. ru
Актуальность гендерного подхода в системе социального воспитания является общепризнанной проблемой, предполагающей наличие различных точек зрения, иногда очень противоречивых. Результаты эмпирических данных, гендерных исследований свидетельствуют о том, что рассматриваемая тематика расширяет границы предметного поля, вовлекая знания таких наук, как психология, педагогика, философия, социология, антропология, физиология, являясь сферой обсуждения как отечественных, так и зарубежных ученых-исследователей. Это означает включение различных теоретикометодологических подходов, являющихся взаимодополняющими к проблеме изучения гендера как сложной конструкции в системе социального воспитания. Вопросы гендерного подхода привлекают таких ученых как И. Жеребкина, Г. И. Климантова, Е. А. Здравомыслова, А. А. Темкина, И. С. Клецина, И. С. Кон, А. А. Денисова, Т. А. Репина, Н. Л. Пушкарева, О. А. Воронина, Н. Г. Малышева, Дж. Скотт, Р. Коннел, М. Гариен и др. Гендерный подход, как социальная категория, имеет непосредственное отношение к тем крайне неблагоприятным тенденциям в системе воспитания, которые мы наблюдаем в начале XXI века.
Подробно не анализируя данную ситуацию, укажем, что поиски концептуального инструментария, позволяющего не только объяснить, прогнозировать, но и по-новому нетрадиционно взглянуть на изменения, протекающие в обществе, в том числе в воспитании, привели ученых к мысли о возможности продуктивного применения идей синергетики. В современном естествознании доказано, что эволюционный процесс в любой системе, в том числе и воспитании, функционирует лишь при их открытости,
поскольку закрытая система приводит к деградации. Воспитание как открытая система осуществляет практическую связь со всеми социальными институтами общества (семья, дошкольные и учебные заведения, СМИ, учреждения дополнительного образования и др.), проникая в социокультурную ткань человеческой цивилизации.
Проследим эволюцию системы воспитания в контексте социального пола при условии, что гендерный подход существует в рамках открытости системы. В середине XIX века тема пола активно обсуждалась в русле идей русской философии (В.С. Соловьев, Л. Н. Толстой, В. В. Розанов, П. А. Флоренский, Ф. М. Достоевский, А. С. Хомяков, Н. А. Бердяев и др.). Так, А. С. Хомяков рассматривал семью как союз полов, где «сердце женщины» облагораживает «ум мужчины». Л. Н. Толстой фокусирует внимание на чувственности, интерпретируемой им как прихоть и месть порабощенной женщины. Для Н. Г. Чернышевского гендерный подход означал доминирование сильного мужчины над слабой женщиной. Такого же мнения придерживается В. С. Соловьев, утверждающий мужское начало (Бог) как первостепенное, а женское начало (Мудрость, душа мира) второстепенное. Таким образом, представленная полоролевая картина русского общества характеризуется строгой иерархией полов, отражающей патриархальность взглядов российского менталитета. Существующий подход обеспечивал приоритет мужчины во всех сферах жизнедеятельности, включая институт семьи, процесс воспитания детей. Главенствующая роль мужчины формировалась исторически под влиянием геополитических, социально-экономических условий, этнических характеристик, особенностей менталитета. Такая социокультурная ситуация обеспечивалась при соблюдении общечеловеческих ценностей, основанных на духовно-нравственных началах, на прочности семейно-брачных отношений, авторитете отца и матери, привнося устойчивость в развитие общества. Важным российским документом в этой области явился Домострой, свод правил общественного, религиозного укладов, семейно-бытовых отношений. М. Е. Николаев пишет: «Вера в Бога, верность государю и отечеству, почитание родителей, трезвость, забота о близких, гостеприимство, взаимовыручка — это краткий перечень качеств, которыми в „Домострое“ наделены идеальные хозяева дома — государь и государыня» [6. С. 18]. Предложенная традиционная модель семьи поддерживалась идеологией государства, церковью, соответствовала требованиям патриархального общества. Православная церковь рассматривала брак как священнодействие, а развод как тяжкий грех.
В большевистский период женщина мобилизуется в систему общественного коммунистического строительства, превращаясь в женщину-работницу. Одним из показателей ее трудового раскрепощения является экономическая независимость от мужчины — главы патриархальной семьи. Изменения наблюдаются и в сфере семейнобрачных отношений, продиктованных декретом 1918 года, облегчающих процедуру развода. Модель традиционной дореволюционной российской семьи начинает разрушаться, вытесняясь моделью советской семьи с новыми гендерными отношениями. В 30−50 годы развивается официальная идеология советской суперженщины — работающей матери, которая с одной стороны, являлась репродуктивной единицей, а с другой, рабочей силой на службе государству и партии. Анализируя данную ситуацию, американский исследователь Алекс Даллин пишет, что «отношение советского государства к женщине в этот период представляло собой нечто среднее между отношением к генератору и корове: с одной стороны, она должна быть на производстве, а с другой, должна была рожать как корова» [5. С. 67]. Советское государство поддерживало контракт «работающей матери», обеспечивая для женщины условия совмещения двух ролей, а мужчина был в некоторой степени отдален от роли отцовства.
Заметим, что разделение труда по признаку пола было свойственно не только России. В каждом обществе в зависимости от социально-экономических, социокультурных условий существуют определенные способы разделения труда по признаку пола в публичной и приватной сферах. Так, в середине XX века в США гендерный контракт «домохозяйки» имел черты сходства с традиционной моделью дореволюционной России, характеризующейся жестким разделением ролей по признаку пола — муж-добытчик, жена-домохозяйка. Аналогичная ситуация наблюдалась в Германии, Великобритании, Скандинавии.
Анализируя постсоветский период с либерально-рыночными отношениями, отметим, что потребительский взгляд на жизнь привел к прагматизму и науку, и образование, и систему человеческих отношений. А. М. Егорычев пишет, что «технократически сориентированные научные дисциплины вместе с технологическим мышлением (мировоззрением) педагогов создают образовательное пространство, где ценности духовного порядка игнорируются» [3. С. 159]. Добавим к этому, что нивелируются ценности не только образования, но и воспитания, являющиеся основой образовательного процесса, обеспечивающие духовно-нравственное становление личности. В лихие 90-е в России обострились не только такие социальные болезни как наркомания, проституция, алкоголизм, бродяжничество, безработица, обусловленные социально-экономическими, политическими катастрофами, новой системой жизнеустройства, но и обнажилась другая сторона государства. По мнению А. М. Егорычева, четко обозначилась тенденция «социальной и духовной разобщенности общества, его деградация» [2. С. 60]. В этом смысле трудно не согласиться с высказыванием Сибирских ученых А. Д. Лопуха, А. П. Жигадло, что «одной из причин глубокой социальной деградации общества, влекущей за собой упадок в экономике, распад систем общественной безопасности, является уход государства из сферы воспитания» [4. С. 9].
90-е годы, демонстрирующие спад, переходящий в стагнацию в области экономики, характеризуются еще более коварными изменениями в области духовной жизни общества. В этот период свободы и демократии Запад начинает навязывать свой цивилизационный прагматичный путь, вектор которого направлен на человеко-потребление, технологизацию, индивидуализацию, растрачивая мощную социокультурную духовную энергию людей. Это находит выражение в расшатывании основного фундамента общества — семьи, которая, сохраняя ценности этнической культуры, транслирует их от поколения к поколению, позволяя не только выживать ее народу, но и успешно развиваться. Трансформация института семьи заключается в составлении брачных контрактов, гражданских браков, появлении гостевых и экстерриториальных союзов, следствием которых является снижение мотивации к созданию семейно-брачных отношений на законных основаниях.
Обратимся к данным социологических исследований. Сегодня мы можем констатировать, что семья по-прежнему остается значимой для молодых людей. Но этот процент (19%), увы, не радует. На втором месте оказалась карьера — 15,9%, на третьем месте в иерархии ценностей оказалась любовь — 15,1%. Далее были обозначены образование, деньги. Большинство респондентов согласились с мнением, что все люди стремятся к созданию семьи. Причем, женщин, согласившихся с данным утверждением, на 9,4% больше, чем мужчин [7. С. 58−60]. Такое высказывание подтверждает мысль о наличие детородной функции представительницы женского пола, что на бессознательном уровне каждая девочка, девушка, женщина мечтает иметь счастливую семью, стать прекрасной матерью своих детей. Однако грустно осознавать, что в иерархии ценностей позиция «дети» заняли лишь 6-е место. Надо признать тот факт, что для большинства молодых людей XXI века
семья представляет собой сожительство двух людей, объединенных общими интересами, профессиональными взглядами, территорией проживания, совместным хозяйством.
Изменения отношений в семье вносят корректировку и в супружеские отношения. Наблюдается тенденция роста бракоразводных процессов. Так, по данным статистики, в крупных городах России распадается свыше 50% браков (в некоторых местах уровень разводов достигает 70%). Причем, более чем у трети распадающихся семей совместная жизнь продолжалась от нескольких недель до четырех лет, что свидетельствует об ее непродолжительности. Далее, общий коэффициент заключения брака на 1000 жителей в 2000 году составил 6,2 по сравнению с 8,9 в 1990 году, 12,5 в 1960 году. Общий коэффициент разводов на 1000 жителей составил в 2003 году 5,53 по сравнению с 3,79 в 1990 году [1]. Детально не анализируя причины разводов, можно сказать, что одной из них выступает не подготовленность молодых людей, элементарное отсутствие знаний в вопросах семейно-брачных отношений, порождая конфликт, который может привести к расторжению брака.
В социальном плане здесь все ясно. С точки зрения биологических процессов — много вопросов. Дело в том, что для каждой возрастной периодизации существует своя характеристика. Детство заканчивается половым созреванием, подростковый возраст — периодом формирования чувств, юность — лучшее время для поиска партнера и создания семьи. Природе непонятны материальные условия, которые создают молодые люди для современной семьи, социально-экономические преобразования, происходящие в обществе. Но природа понимает, что чем гармоничнее сочетание биологических требований с социальными условиями, тем больше будет шансов у женщины родить здорового малыша, а ребенку развиваться в полноценной и счастливой семье, тем прогрессивнее будет общество.
Можно заключить, что опыт гендерного подхода становится необходимым условием для развития нации, всего мирового сообщества. Эффективность социального воспитания на основе гендерного подхода зависит не только от экономических, социальных, политических, но и исторических предпосылок, особенностей менталитета. С нашей точки зрения, гендерный подход в контексте социального воспитания есть ведущий фактор изучения человека, проникновение в его природу, для включения индивида в сферу личностного развития и саморазвития, для будущего процветания государства, формирования социальной ткани общества.
Список литературы
1. Демоскопweekly (электронная версия бюллетеня «Население и общество», http: // demoscope. ru / weekly / app/ app4019. php
2. Егорычев А. М. Социальная эволюция и национально-государственная специфика в построении российской образовательной системы / А. М. Егорычев // Вестн. УМО вузов России по образованию в области социальной работы. — 2010. — № 1.
— С. 60.
3. Егорычев А. М. Теоретические основания интеграции этнокультурных традиций в системе образования / А. М. Егорычев. — Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2006.
— 315 с.
4. Жигадло А. П. Теория и практика построения систем воспитания / А. П. Жигадло, А. Д. Лопуха. — М.: Интеграция, 2007. — 233 с.
5. Здравомыслова Е. А. История и современность: гендерный порядок в России. Гендер для «чайников» / Е. А. Здравомыслова, А. А. Темкина. — СПб.: Питер, 2006. — 260 с.
6. Николаев М. Е. Вечная ценность семьи / М. Е. Николаев. — М.: Антиква, 2006. -
184 с.
7. Петрова Л. Н. Социальные традиции как фактор развития семейной политики России. Социология демографии, семьи и гендерных отношений / Л. Н. Петрова // Всероссийский социологический конгресс «Социология в XXI веке»: сборник статей. — М.: Изд-во «Спутник+», 2008. — 159 с.
GENDER APPROACH IN OF SOCIAL EDUCATIONAL SYSTEM
I.A. Fedoseyeva
FSEIHPE «Novosibirsk State Pedagogical University» (Novosibirsk c.)
The urgency of gender approach in social educational system is emphasized in article. Educational system evolution is presented in context of social gender. Roles of man and woman are considered according to the gender relations. Changes of family institute are analyzed in context of social education.
Keywords: gender, social education, family.
About authors:
Fedoseyeva Irina Aleksandrovna — candidate of pedagogical sciences, assistant professor, deputy dean of psychology faculty at FSEI HPE «Novosibirsk State Pedagogical University», email: fedoseeva60@freemail. ru
List of the Literature:
1. Demoscope weekly (electronic version of bulletin «Population and society», http: //demoscope. ru / weekly/app/app4019. php
2. Egorychev A. M. Social evolution and national and state specifics in creation of the Russian educational system / A. M. Egorychev // Bul. SME of Russian higher education institutions of on social work training. — 2010. — № 1. — P. 60.
3. Egorychev A. M. Theoretical bases of integration of ethnocultural traditions in educational system / A. M. Egorychev. — Novosibirsk: Publishing house of the Siberian Branch of the Russian Academy of Science, 2006. — 315 P.
4. Zhigadlo A. P. Theory and practice of creation of educational systems / A. P. Zhigadlo, A. D. Lopukha. — M: Integration, 2007. — 233 P.
5. Zdravomyslova E. A. History and modernity: gender order in Russia. A gender for «klutz» / E. A. Zdravomyslova, A. A. Temkina. — SPb.: St. Petersburg, 2006. — 260 P.
6. Nikolaev M. E. Eternal value of family / M. E. Nikolaev. — M: Antikva, 2006. — 184 P.
7. Petrov L. N. Social traditions as factor of development of family policy of Russia. Sociology of demography, family and gender relations / L. N. Petrov // the All-Russia sociological congress «Sociology in the XXI century»: collection of articles. — M: Publishing house «Satellite +», 2008. — 159 P.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой