Эпидемиология эпилепсии в Восточной Сибири

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Литература
1. Аристовская Т. В., Чугунова М. В. Экспресс-метод определения биохимической активности почв // Почвоведение. — 1989. -№ 11.- С. 142−147.
2. Зайцева Т. А. Территориальное размещение мест кратковременного самодеятельного отдыха жителей Иркутска в летний период // Рекреационная география Азиатской России: современное состояние и перспективы развития. — Иркутск, 2000. -С. 49−50.
3. Зайцева Т. А. Рекреационные проблемы Иркутска // Экологические проблемы города и пути их решения. Мат. научно-практ. конф. Иркутск, 2001. -С. 102−108.
4. Коченкова М. Н. Платонова Т.А. Черник Б. А. и др. Микологическая характеристика воздушной среды и грибковая сенсибилизация в г. Иркутске // Биоразнообразие микроорганизмов Восточно-Сибирского региона и их научно-практическое использо-
вание. Тез. докл. per. научно-практ. конф. — Иркутск, 2001. — С. 44−45.
5. Крысанова В. П., Тен Хак Мун Оценка разнообразия микробоценозов почве // Почвоведение. -
1978. -№ 10. -С. 65−70.
6. Марфенина O.E., Мирчинк Т. Г. Микроскопические грибы при антропогенном воздействии на почву // Почвоведение. — 1988. — № 9. — С. 107−112.
7. Мирчинк Т. Г. Почвенная микология. — М., МГУ.
1976. -206 с.
8. Мишустин Е. Н., Перцовская М. И. Горбов В.А. Санитарная микробиология почвы. — М.: Наука.
1979.- 301 с.
9. Руководство по санитарной охране почв // Под общ. ред. Д. И. Лоранского. — М., 1972. — 142 с.
10. Самбурова Е. В. Микрофлора почв предгорий Западного Саяна. — Автореф. дис. … канд. биол. наук. -Л. 1977. -22 с.
© КАБАКОВ P.A., ШПРАХ В.В., АНГАНАЕВ А.Ю., ШУМИЛОВА Е.Г. -УДК 616. 853−036. 2(571. 5)
ЭПИДЕМИОЛОГИЯ ЭПИЛЕПСИИ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ
P.A. Кабаков, В. В. Шпрах, А. Ю. Анганаев, Е. Г. Шумилова.
(Иркутский государственный институт усовершенствования врачей, ректор — член-корр. РАМН, проф. А. А. Дзизинский- кафедра неврологии и нейрохирургии, зав. — проф. В.В. Шпрах)
Резюме. Впервые на трёх различных социально-географических территориях Восточной Сибири (областной центр, промышленный город и сельский район) проведено эпидемиологическое исследование эпилепсии с использованием популяционного метода и современной классификации. Изучены заболеваемость эпилепсией и её распространённость у взрослого населения (старше 14-ти лет) данных территорий, проведена сравнительная оценка социального статуса больных, проанализированы параметры медико-социальной помощи. Результаты сопоставимы с данными подобных исследований в других регионах мира, полученные показатели мало зависели от характера популяции и значительно — от метода сбора материала. Выявлено несоответствие противоэпилептического лечения в изучаемом регионе мировым стандартам.
По данным ВОЗ, эпилепсия является одним из самых распространённых неврологических заболеваний. Всего в мире насчитывается до 40 млн. больных эпилепсией, что составляет 0,68% населения- ежегодно вновь заболевают 2 млн. человек- число случаев длительной инвалидизации достигает 10 млн. Более 80% больных с впервые установленным диагнозом эпилепсии можно успешно лечить противоэпилептическими препаратами, в остальных случаях последние эффективны у 50% больных. Отсутствие должной информации об эпидемиологических характеристиках эпилепсии во многих странах обусловливает существенные недостатки в организации медицинской помощи. Так, более 75% из 40 млн. больных эпилепсией в мире не получают адекватного лечения [4].
Изучение эпидемиологии эпилепсии проводится в различных географических регионах мира, включая США, развитые страны Европы, развивающиеся регионы Азии и Африки, Россию и страны СНГ. Разнообразие методологических подходов вызывает значительные затруднения
при сравнительном анализе полученных данных [12].
Представляемая работа проводится совместно с кафедрой неврологии и нейрохирургии № 1 лечебного факультета РГМУ (зав. кафедрой — академик РАМН проф. Е. И. Гусев, координатор программы — проф. А. Б. Гехт) в соответствии с Глобальной Компанией ВОЗ & quot-Эпилепсия — из сумерек& quot-. нацеленной на привлечение внимания правительств и неправительственных организаций всех стран к медицинским и социальным проблемам больных эпилепсией.
Целью настоящего исследования явилось определение эпидемиологических характеристик эпилепсии в Иркутской области — заболеваемости, распространённости, демографической структуры, социального статуса больных и факторов, влияющих на эти показатели. Очень важной представляется оценка адекватности противоэпилептического лечения, применяемого на обследованных территориях. На основе полученных результатов предполагается разработка мероприятий по улуч-
шению медико-социальной реабилитации больных эпилепсией.
Материалы и методы
В работе использованы два основных метода исследования: сплошного наблюдения («подворный обход») с изучением всех единиц наблюдения объекта исследования и репрезентативной — выборки с использованием медицинской документации (амбулаторные карты, истории болезни, отчёты ЛПУ и др.) и последующим распределением результатов на всю совокупность.
В качестве объекта исследования было взято взрослое население (старше 14-ти лет) следующих территорий: Октябрьского округа города Иркутска, Центрального округа города Братска и Эхи-рит-Булагатского района Усть-Ордынского автономного округа (АО). В Иркутске обследованы популяции численностью 70 542 человека (район обслуживания городской поликлиники № 1, далее — популяция-1) и 28 030 человек (район обслуживания городской поликлиники № 12, далее -популяция-2). В Братске использовалась популяция численностью 25 000 человек, проживающая на территории обслуживания городской поликлиники № 5 (далее — популяция-3). Также в исследование было включено всё взрослое население Эхирит-Булагатского района Усть-Ордынского АО в количестве 21 634 человек (далее — популяция-4). В двух группах — в Эхирит-Булагатском районе и в меньшей популяции Иркутска — нами применялся метод сплошного наблюдения с поквартирными, и подворными обходами при участии участковых врачей этих территорий. В других популяциях использовался метод репрезентативной выборки с работой на приёме в территориальной поликлинике и в психиатрическом диспансере, во всех регионах анализировалась медицинская документация этих учреждений, и карты вызова городской станции скорой медицинской помощи.
Всего в исследование включено 573 больных эпилепсией: 277 — из популяции-1, 119 — из попу-ляции-2, 87 — из популяции-3 и 90 — из популяции-4. Выявление больных осуществлялось в соответствии с определением эпилепсии ВОЗ и классификацией эпилепсии и эпилептических синдромов (Нью-Дели, 1989). Единичные и фебрильные припадки в исследование не включались. Для сбора первичных данных нами использовалась специально разработанная стандартизированная карта-анкета, объединяющая 44 параметра, включая социальный статус больного, клиникостатистические характеристики заболевания и характер противоэпилептического лечения. Группировка данных и получение показателей осуществлялись по состоянию на 2001 год. Также в работе использованы статистические данные департамента здравоохранения администрации Иркутска и информация Иркутского областного комитета статистики.
Результаты и обсуждение
Основными эпидемиологическими показателями, подлежавшими оценке в нашем исследова-
нии, стали заболеваемость эпилепсией, и её распространённость на обследованных территориях.
Заболеваемость повторными эпилептическими припадками среди взрослого населения в Иркутске в популяции-1 составила 41,16 на 100 000 населения, в популяции-2 — 46,38 на 100 000 населения. Заболеваемость в суммарной популяции Октябрьского округа Иркутска численностью 98 482 человека оказалась равной 42,65 на 100 000 взрослого населения. Аналогичные показатели для Братска и Эхирит-Булагатского района были соответственно 32,00 и 46,22 на 100 000 населения. На наш взгляд, более высокая заболеваемость в популяциях 2 и 4 обусловлена методологическим подходом, а не особенностями этих групп. Этот факт подтверждается и при сравнительном анализе других эпидемиологических исследований эпилепсии [12]. Значительно меньший показатель заболеваемости в Братске, вероятно, обусловлен меньшей эффективностью системы учёта в этом городе, что определяется особенностями популяции крупного промышленного центра, большая часть населения которого работает на двух предприятиях-гигантах (БрАЗ и БЛПК). Значительное ограничение возможности трудоустройства на этих предприятиях ввиду специфики производства или риск потерять работу заставляет большее, чем, например, в Иркутске, количество больных эпилепсией как можно дольше скрывать факт наличия припадков, и не обращаться за медицинской помощью.
Подобный разброс интенсивных показателей при сравнении обследованных популяций обнаружен нами и при исследовании распространённости эпилепсии. Более высокие цифры получены методом сплошного наблюдения: 4,25 на 1000 населения в популяции-2 и 4,16 на 1000 населения в популяции-4. Методом анализа медицинской документации, то есть по обращаемости, в Иркутске (популяция-1) выявлено 3,93 случаев заболевания на 1000 взрослого населения, в Братске (популяция-3) — 3,48 на 1000 населения. Различие двух последних показателей, вероятно, можно связать с теми же причинами, что и в случае заболеваемости, хотя эта разница не столь велика, так как эпилепсия чаще — прогредиентное заболевание, и рано или поздно большая часть больных всё же попадает в поле зрения врачей.
Полученные нами данные о заболеваемости эпилепсией и её распространённости сопоставимы с результатами исследований отечественных, и зарубежных авторов. Большинство работ, проводившихся на территории бывшего СССР, основаны на исследованиях по данным обращаемости в те или иные медицинские учреждения, и характеризуются более низкими показателями встречаемости эпилепсии в популяции — от 1,9 на 1000 среди взрослого населения [6] до 2,9−5,0 в общей популяции [1,5,11]. В развитых странах, по данным обзора W.A. Hauser [12], заболеваемость эпилепсией чаще находится в пределах 30−50 на 100 000 населения, а распространённость — в пределах 3−6 на 1000 населения, при этом, как отме-
Таблица 1.
Заболеваемость эпилепсией и её распространённость в зависимости от пола
Пол Заболеваемость (на 100 000 населения) Распространённость (на 1000 населения)
Популяция Популяция
1 2 3 4 1 2 3 4
Мужской 55,89 55,96 33,89 57,48 5,28 5,92 3,98 5,46
Женский 30,01 38,66 30,31 35,73 2,9 2,9 3,03 2,95
Всего (общий показатель) 41,16 46,38 32 46,22 3,93 4,25 3,48 4,16
чалось выше, наиболее низкие цифры получены в исследованиях по обращаемости, более высокие -в популяционных работах.
Заболеваемость эпилепсией и её распространённость во всех обследованных нами популяциях оказались выше среди мужчин, чем среди женщин (табл. 1), что совпадает с данными других авторов [1,5,6,11,12]. В разных работах выдвинуты различные предположения относительно причин данного феномена, в большинстве из них обсуждается большая подверженность мужчин травмам головы и хроническим интоксикациям [12]. В нашем исследовании отмечено подавляющее преобладание мужчин среди больных, этиологическим фактором эпилепсии у которых был хронический алкоголизм.
Общая тенденция возрастной динамики заболеваемости эпилепсией во всех обследованных нами группах характеризовалась высокими показателями на втором десятилетии жизни, некоторым спадом — на третьем и последующим подъёмом в средних возрастных группах (табл. 2). Это соответствует, исходя из обзора W.A. Hauser [12], данным большинства зарубежных исследователей. В работе Л .Л. Тойтмана [11], основанной на обращаемости в региональный эпилептологический центр Еврейской автономной области, напротив, обнаружено значительное падение заболеваемости с возрастом. Низкую заболеваемость в возрасте 14−19-ти лет в популяции-1 мы склонны связывать с «выпадением» данной категории больных из поля зрения участкового невролога ввиду обращения за медицинской помощью в лечебные учреждения по месту учёбы («студенческая» поликлиника). Отсутствие новых зарегистри-
рованных случаев заболевания среди лиц старше 60-ти лет в отчётном году в популяции-3 обусловлено, по нашему мнению, гиподиагностикой эпилепсии, и меньшей обращаемостью больных за специализированной помощью в этой возрастной группе.
Нарастание распространённости эпилепсии с возрастом с максимальными показателями на пятом десятилетии жизни, выявленное нами во всех исследованных популяциях, также соответствует данным обзора W.A. Hauser [12], и обусловлено, по его мнению, низкой смертностью непосредственно от эпилепсии, и нарастанием заболеваемости с возрастом. По нашим данным, имелось снижение частоты встречаемости эпилепсии после 60-ти лет, хотя в популяции-2 данный показатель был выше общей распространённости.
При оценке социального статуса выявленных нами больных обнаружена высокая инвалиди-зация: от 44,54% в популяции-2 (Иркутск) до 91,95% в Братске, с характерным преобладанием доли инвалидов 2-ой группы во всех выборках больных. Различия между показателями в группах, по нашему мнению, обусловлены как методом исследования, так и особенностями популяций. При этом полученные данные выше приводимых другими отечественными авторами [5,9, 10]. Занятость среди больных эпилепсией в нашей работе колебалась от 11,5% до 32,49% в разных регионах, что значительно ниже цифр, приводимых в отечественных публикациях [5,10], но вполне сопоставимо с общей занятостью населения на данных территориях (35,7−47,48%).
Идиопатические формы заболевания выявлены нами у 21,01 — 25,29% больных (0,88 — 0,99 на
Таблица 2.
Заболеваемость эпилепсией и её распространённость в зависимости от возраста
Возраст (лет) 14−19 20−29 30−39 40−49 50−59 60−69 70 и старше Всего (общий показатель)
к 1 13,79 27,58 13,79 44,38 35,41 39,14 18,1 41,16
Заболеваемость (на, а к 2 67,57 59,67 50,15 68 36,14 39,98 55,46 46,38
100 000 населения) & gt->- с п J 75,47 48,48 26,14 48,48 38,1 0 0 32
о с 4 49,78 25,14 52,18 47,71 108,93 40,63 0 46,22
о? S 1 2,2 2,73 3,77 4,36 6,73 4,57 3,26 3,93
Распространённость, а к [- 2 4,73 5,37 3,51 5,67 6,5 5,2 4,44 4,25
(на 1000 населения) 1 «& gt->- с 3 4,15 7,03 2,88 3,64 7,24 0,8 0 3,48
о с 4 3,73 3,02 6,52 2,86 7,08 4,47 0,93 4,16
1000 населения). Наибольший удельный вес во всех популяциях имела симптоматическая эпилепсия вследствие черепно-мозговой травмы — от 18,89% до 26,44% больных (от 0,79 до 1,01 на 1000 населения). По мнению W.A. Hauser [12], такие высокие показатели (более 5% среди всех форм) «посттравматической» эпилепсии могут быть обусловлены либо избирательным отбором больных, либо гипердиагностикой травмы, как причины эпилепсии. Первый фактор в нашем исследовании исключён, в отношении второго можно сказать, что в данной работе причинно-следственная связь этиологического фактора и заболевания устанавливалась только на основании достоверных анамнестических сведений и клинических данных. Это позволяет считать высокую распространённость симптоматической травматической эпилепсии особенностью изучаемого региона Восточной Сибири. Криптогенная эпилепсия (этиологический фактор на момент исследования не установлен) зафиксирована у 16,81 -22,22% больных (от 0,6 до 0,92 на 1000 населения).
Из клинико-электроэнцефалографических форм заболевания наибольшая распространенность в обследованных нами популяциях была характерна для височной эпилепсии — от 1,2 до 1,56 на 1000 взрослого населения, а её доля среди выявленных больных составляла 33,61 — 39,71%, что соответствует данным литературы [7].
По частоте эпилептических пароксизмов наибольший удельный вес (44,31 — 52,87%) среди больных трёх исследованных территорий имели больные с приступами, повторяющимися на момент обследования от 1-го до 4-х раз в месяц. Исключением явилась популяция-2, где большее количество болеющих эпилепсией (40,34%) имели припадки реже 1-го раза в месяц. Следует подчеркнуть, что в дебюте заболевания большинство больных во всех популяциях имели аналогичную частоту приступов. В эпидемиологическом исследовании эпилепсии в Еврейской А О обнаружено более благоприятное течение заболевания в популяции: у большинства больных (68,9%) припадки были редкими (реже 1-го раза в 2 месяца) или отсутствовали [11].
Нами проводилась оценка антиэпилептическо-го лечения в регионе. Наиболее яркой особенностью в сравнении с мировыми тенденциями явилось широкое применение в лечении эпилепсии в Иркутске такой прописи, как «люминал 0,1+дифе-нин 0,1+кофеин 0,03» (ЛДК), что в значительной степени обусловлено местной традицией. Доля назначения этого препарата в качестве «монотерапии» достигала на момент исследования 28,16%, а 26,35% больных получали ЛДК как второй препарат. Именно это определяло высокий удельный вес (63,65%) политерапии в назначениях антиэпи-лептических средств в Иркутске.
В Братске и Эхирит-Булагатском районе первое место по количеству получавших их больных, занимали на момент исследования барбитураты
(фенобарбитал, бензонал, гексамедин). Только в виде монотерапии их доля в лечении эпилепсии в этих регионах составила соответственно 62,07% и 56,32%. Ещё 16,1% больных в Братске и 16% - в Эхирит-Булагатском районе принимали эти препараты в составе политерапии.
Монотерапия антиэпилептическими средствами в Иркутске в большинстве случаев на момент исследования осуществлялась барбитуратами и карбамазепином: в популяции-1 — соответственно в 9,03% и 6,49% случаев, в популяции-2 — в 9,24% и 10,92%. Карбамазепин как монотерапия в Эхирит-Булагатском районе был назначен на момент исследования 14,94% больных, в Братске — 6,9%.
Доля назначений препаратов вальпроевой кислоты для лечения эпилепсии во всех регионах на момент проведения исследования была небольшой. Среди больных популяции-1 она составила 2,53% как монотерапия и 7,94% - в составе политерапии, в популяции-2 — соответственно 5,04% и 1,68%, в популяции-3 — 2,3% и 1,15%, в популя-ции-4 — 1,15% и 6,9%.
Таким образом, становится очевидным несоответствие современным международным стандартам [2,3,8] применяемого на сегодняшний день в нашем регионе антиэпилептического лечения. Об этом говорит высокий удельный вес политерапии в назначении антиконвульсантов, а также относительно низкая частота применения у наших больных современных антиэпилептических «препаратов выбора» — вальпроатов и карбамазепина. Здесь же уместно остановиться на результатах анализа эффективности лечения у выявленных нами больных. У 12 — 20% больных проводимая терапия не оказывала никакого влияния на частоту и характер эпилептических приступов: медикаментозной ремиссии удалось добиться лишь в 2,3 — 10% случаев.
В заключение необходимо отметить, что такие основные эпидемиологические характеристики эпилепсии, как заболеваемость и распространённость на всех обследованных нами территориях находились в диапазоне величин, полученных в других регионах мира [12]. Заболеваемость эпилепсией и её распространенность в Иркутской области были более высокими у мужчин и нарастали с возрастом. Обнаружено «выпадение» некоторых социально-возрастных и клинических категорий больных из поля зрения лечебной сети. Социальный статус больных эпилепсией в регионе характеризовался высокой степенью инвалидизации с преобладанием «нерабочих» групп инвалидности. При этом занятость лиц, страдающих эпилепсией, на большинстве обследованных территорий была сопоставима с таковой среди всего взрослого населения, что косвенно может свидетельствовать как о высокой социальной активности этих больных, так и о заниженной оценке трудоспособности. В этом ряду особо выделялась популяция крупного промышленного центра (Братск), социально-экономические условия которого снижали возможности социальной адаптации больных эпи-
лепсией. Наши исследования выявили несоответ- способствовало низкой эффективности проводи-
ствие антиэпилептического лечения в регионе ми- мой терапии,
ровым стандартам, что в значительной степени
EPIDEMIOLOGY OF EPILEPSY IN EASTERN SIBERIA
R.A. Kabakov, V.V. Shprach, A. Ju. Anganaev, E.G. Shumilova (Irkutsk Institute for Medical Advanced Studies)
For the first time, epidemiological research of the epilepsy with the use of population method and up-to-date classification has been carried out in three different geographical regions of Eastern Siberia (a regional center, an industrial city, and a rural district). Morbidity rate and spread of epilepsy among adult population (older 14 years old) of those regions have been studied- comparative analysis of patient’s social status has been done, and parameters of medical and social aid have been analyzed. The results of the research are consistent with those of similar researches in other regions of the world- the final indicators have very little dependency on the characteristics of the population while dependency on the method of data collection is substantial. The research showed that treatment of epilepsy in the region does not meet the world standards.
Литература
1. Громов C.A., Беги E., Михайлов В.A. и др. Эпидемиология эпилепсии и риск ухудшения качества жизни больных // Неврологический журнал. -
1977. — № 2. — С. 27−30.
2. Громов С. А., Хорошев С. К., Михайлов В. А. Оптимизация терапии эпилепсии финлепсином // Журн. неврол. и психиатр. — 2000. — № 9. — С. 32−35.
3. Карлов В. А. Эпилепсия как клиническая и нейрофизиологическая проблема // Журн. неврол. и психиатр. — 2000. — № 9. — С. 7−15.
4. Масштаб неврологических и психиатрических проблем в последнем десятилетии XX века и тенденции их будущего развития в свете статистическо-эпидемиологических данных ВОЗ // Журн. неврол. и психиатр. — 1999. — № 9. — С. 46−47.
5. Меграбян A.A., Оганесян В. О., Мелик-Пашаян М.А. и др. // Материалы I съезда невропатологов, психиатров и нейрохирургов Армении. — Ереван, 1980. -С. 34−37.
6. Морозов В. И., Керимов А. Г. // Восьмой Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и нарколо
гов: Тезисы докладов. — М., 1988. — Т.З. — С. 407−408.
7. Мухин К. Ю. Височная эпилепсия // Журн. неврол. и психиатр. — 2000. — № 9. — С. 48−57.
8. Мухин К. Ю., Петрухин A.C. Идиопатические формы эпилепсии: систематика, диагностика, терапия. — М.: Арт-Бизнес-Центр, 2000. — 319 с.
9. Сбруева С. Р. // Клинические и биологические проблемы общей и судебной психиатрии: (Сб. науч. тр.). -М., 1988. -С. 60−65.
10. Стародумов A.A., Багаев В. И., Злоказова М. В. Социальный статус больных эпилепсией в г. Кирове // Обозр. психиатр, и мед. психологии им. В. М. Бехтерева. — 1996. -№ 3−4. — С. 134−137.
11. Тойтман Л. Л., Тойтман О. Л. Клинико-эпидемиоло-гическая характеристика эпилепсии в Еврейской автономной области // Журн. неврол. и психиатр. -2000. — № 9. — С. 45−47.
12. Hauser W.A. Epidemiologi of Epilepsi // Advances in Neurologi. — 1978. — Vol. 19. — P. 313−339.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой