Эпидемиолого-экологические и гендерные особенности смертности от лейкозов населения республики Дагестан

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 616. 155. 392−006. 446−036. 8:574. 24(240. 76)
ЭПИДЕМИОЛОГО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ И ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СМЕРТНОСТИ ОТ ЛЕЙКОЗОВ НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН
© 2012 Хачиров Д. Г., Джалилова Н. А., Казиева Х. Э. *, Атаев М. Г.
Дагестанская государственная медицинская академия * Центр медицины высоких технологий имени И. Ш. Исмаилова
В статье приведены результаты оценки особенностей смертности от лейкозов населения городов, экологических зон сельской местности Республики Дагестан. Колебания среднемноголетних (за 1996−2010 гг.) интенсивных показателей смертности по городам, экологическим зонам, особенно по сельским районам кратные. Наиболее неблагополучные и относительно благополучные территории по смертности от лейкозов мужского и женского населения не совпадают. Тенденция смертности характеризуется разнонаправленностью — приростом смертности мужчин и незначительным снижением смертности женщин, по всей сельской местности смертность мужчин имеет тенденцию к росту, женщин — тенденцию к снижению. Проблемы смертности от лейкозов мужского и женского населения имеют столь существенные особенности, что оценивать их надо раздельно. При разработке мероприятий по снижению смертности необходимо учитывать эти особенности, что позволит обеспечить мероприятиям адресность и повышение их эффективности. Фундаментальным элементом смертности от лейкозов следует признать более выраженный прирост по территориям с относительно низкими показателями смертности и, наоборот, отрицательная тенденция преимущественно по территориям с высоким уровнем смертности.
The authors of the article represent the results of the assessment features of the leukaemia death-rate among the population of cities, ecological zones of the rural areas in the Republic of Dagestan. Fluctuations in the medium-long-term (during 1996−2010) intense death-rate in cities, ecological zones, especially in rural areas are multiple. The most disadvantaged and relatively prosperous for the leukaemia death-rate among males and females do not coincide. The trend of mortality is characterized by differing vectors- increase in males ' death-rate and a slight decrease in women’s death-rate, in all rural areas males ' death-rate tends to rise, womens' one tends to decline. The problems of the leukaemia death-rate among the male and female populations are so essential features that they need to be evaluated separately. In developing the programs to reduce the mortality one should take into account these features, which allow us to provide measures of targeting and improving their efficiency. The fundamental element of the leukaemia death-rate should be admitted more evident increase for the areas with relatively low mortality rates, and on the contrary, a negative trend is mainly on the areas with high mortality.
Ключевые слова: лейкозы, смертность, сельская местность, города, пол, Республика Дагестан.
Keywords: leukaemia, mortality, rural area, city, sex, the Republic of Dagestan.
Введение
Смертность — один из самых объективных показателей состояния
здоровья населения. Такое утверждение, разумеется, справедливо и в отношении смертности от лейкозов. Смертность от лейкозов существенно колеблется по различным субъектам и федеральным округам Российской Федерация (РФ). Так, в 2008 году в РФ для мужчин стандартизованный показатель
смертности от лейкозов колебался от 2,33 в Республике Саха (Якутия) до 6,22 по Липецкой области, для женщин — от 0,29 по Ингушской республике до 4,55 на 100 000 населения по Магаданской области. При этом следует отметить, что субъекты РФ с максимальными и минимальными показателями смертности для мужчин и женщин не совпадают [16]. Такие колебания смертности согласуются с мнением А. В. Чаклина [7] о важности регионального элемента в эпидемиологии злокачественных
новообразований (ЗНО).
Среднемноголетний показатель
летальности больных лейкозами в структуре летальности от ЗНО занимает 4-е ранговое место. По Р Ф за 1999−2010 годы базовый показатель (отношение показателей смертности 2010 г. к 1999 г.) смертности от лейкозов составил 81% для обоих полов, 82,9% - для мужчин, 79,1% - для женщин, по Республике Дагестан (РД) базовые показатели составили соответственно 65,9%, 107,9%, 49,3%. По Р Д смертность от лейкозов
всего населения меньше, чем по РФ. Если сравнить среднепятилетние показатели за 1999−2004 и 2006−2010 годы, то отмечается закономерное снижение показателя, причем снижение по РФ более заметное, чем по РД [1−6].
Доля абсолютного числа умерших от лейкозов в структуре всех умерших от ЗНО в РФ составила 2,6%, в РД — 3,8% на фоне более низкой заболеваемости в РД (3,8% из всех заболевших ЗНО) по сравнению с РФ (2,2% из всех заболевших ЗНО) [1−6].
Таким образом, при меньшей доле заболевших лейкозами в РД доля умерших превышает аналогичный показатель по РФ, что может рассматриваться как элемент мотивации актуальности исследования смертности от лейкозов в РД.
Цель исследования: оценить
особенности смертности от лейкозов населения Дагестана в зависимости от возраста, пола, этноса и местности проживания.
Материал и методы
В исследование вошли 974 случая смерти от лейкозов, зарегистрированных за период с 1996 по 2010 год. Из них мужчин было 522 (53,6%) и женщин -452 человека (46,3%). Сведения о случаях смерти получены из базы данных Минздрава Дагестана.
Таблица 1
Абсолютное число умерших (оба пола) от лейкозов (с 1996 по 2010 гг.) по экологическим зонам сельской местности и городам Республики Дагестан
Экологические зоны сельской местности и города Республики Дагестан Периоды, годы
1996−2000 2001−2005 2006−2010 1996−2010
Равнина (север) 35 66 62 163
Горы 80 63 87 230
Север гор 54 46 56 156
Юг гор 26 17 31 74
Предгорье 52 60 68 180
Север предгорья 20 30 37 87
Юг предгорья 32 30 31 93
Сельская местность 167 189 217 573
Для нивелирования значительных колебаний годовых показателей рассчитывались усредненные
интенсивные показатели смертности (ИПС) на 100 000 населения по
пятилетним периодам и за 15 лет.
Показатели за 5 лет назвали среднегодовыми, а за 15 лет -среднемноголетними. Для сравнения показателей использовали 95%-е доверительные интервалы (95%ДИ), динамика ИПС оценивалась по
среднегодовому темпу прироста (снижения) (СТП) и тренду за 15 лет. По сельским районам и городам итоговые значения приведены в виде средней арифметической величины.
В таблице 1 приведена структура умерших от лейкозов по экологическим зонам сельской местности (СМ) и городам РД. Сравнение доли численности населения СМ (59,8%) и городов (40,2%) РД и доли умерших от
лейкозов в СМ (58,8%) и городах (41,2%) свидетельствует об отсутствии сколько-нибудь значимой разницы между удельным весом численности населения и умерших от лейкозов.
Абсолютное число умерших от лейкозов женщин по южным экологическим зонам СМ незначительно больше, чем мужчин, тогда как по всей РД и остальным территориям умерших мужчин больше, чем женщин (табл. 2).
Таблица 2
Абсолютное число умерших от лейкозов мужчин и женщин (с 1996 по 2010 гг.) по экологическим зонам сельской местности и городов Республики Дагестан
Экологические зоны и города Мужчины Женщины
1996−2000 2001−2005 2006−2010 1996−2010 1996−2000 2001−2005 2006−2010 1996−2010
Равнина (север) 18 36 39 93 17 30 23 70
Горы 38 38 52 128 42 25 35 102
Север гор 29 31 32 92 25 15 24 64
Юг гор 9 7 20 36 17 10 11 38
Предгорье 32 27 35 94 20 33 33 86
Север предгорья 15 14 20 49 5 16 17 38
Юг предгорья 17 13 15 45 15 17 16 48
Сельская местность 88 101 126 315 79 88 91 258
Г орода 69 70 68 207 64 60 70 194
Республика Дагестан 157 171 194 522 143 148 161 452
Таблица 3
Структура смертности от лейкозов населения Дагестана за 2002−2011 годы
Лейкозы Код МКБ-10 Женщины Мужчины Оба пола
Умершие % от С91-С95 Умершие % от С91-С95 Умершие % от С91-С95
Лимфоидный лейкоз С91 147 48,2 214 56,9 361 53,0
Миелоидный лейкоз С92 139 45,6 138 36,7 277 40,7
Моноцитарный лейкоз С93 3 1,0 2 0,5 5 0,7
Другой лейкоз уточненного клеточного типа С94 5 1,6 7 1,9 12 1,8
Лейкоз неуточненного клеточного типа С95 11 3,6 15 4,0 26 3,8
Итого С91-С95 305 100,0 376 100,0 681 100,0
Таблица 4
Соотношение долей, умерших от лейкозов, и численности населения городов Дагестана
Г орода Дагестана Женщины Мужчины Оба пола
1996- 2010 Умерши е, % от О П Населен ие, % от ОП 1996- 2010 Умерши е, % от О П Населен ие, % от ОП 1996- 2010 Умершие, % от городов Население, % от городов %У/%Н
Дербент 30 53,6 52,1 26 46,4 47,9 56 14,0 10,4 1,34
Буйнакск 17 51,5 51,3 16 48,5 48,7 33 8,2 6,2 1,33
Махачкала 100 49,0 52,0 104 51,0 48,0 204 50,9 47,0 1,08
Кизляр 10 47,6 53,3 11 52,4 46,7 21 5,2 5,1 1,03
Избербаш 4 25,0 53,5 12 75,0 46,5 16 4,0 4,3 0,92
Кизилюрт 4 28,6 53,5 10 71,4 46,5 14 3,5 4,3 0,81
Дагестанские Огни 3 37,5 51,9 5 62,5 4B, 1 B 2,0 2,7 0,73
Хасавюрт 15 51,7 52,1 14 4B, 3 47,9 29 7,2 10,9 0,66
Каспийск 9 50,0 50,7 9 50,0 49,3 1B 4,5 7,9 0,57
Южно-Сухокумск 2 100 54, B 0 0,0 45,2 2 0,5 1,1 0,45
Г орода 194 48,4 52,1 207 51,6 47,9 401 100,0 100,0
Республика Дагестан 452 46,4 52,0 522 53,6 4B, 0 974
ОП — оба пола- %У/%Н — соотношение удельного веса умерших и удельного веса населения из суммы по всем городам
Как видно из таблицы 3, лимфолейкозы на 8,7% случаев чаще служили причиной смерти у мужчин по сравнению с женщинами. Частота миелолейкоза наоборот — на 8,9% чаще как причина смерти женщин. Остальные формы лейкозов у мужчин составили 6,4%, у женщин — 6,2%. Таким образом,
определяющими смертность от лейкозов клиническими формами являются лимфо- и миелолейкозы.
Результаты исследования
Сочли информативным рассчитать по каждому городу удельный вес населения и числа мужчин и женщин, умерших от лейкозов. Как видно из таблицы 4, только по городам Дербент, Буйнакск и Махачкала удельный вес умерших превышает удельный вес населения, что можно рассматривать как свидетельство большей отягощенности по смертности от лейкозов. В этих трех городах проживает 63,6% городского населения РД, на них приходится 73,1% умерших от лейкозов в городах республики.
Рис. Соотношение удельного веса умерших от лейкозов и численности населения мужчин и женщин городов Дагестана
Из данных, приведенных в рисунке, очевидно, что наиболее неблагополучны по соотношению числа умерших от лейкозов и численности мужского населения гг. Дагестанские Огни, Избербаш и Кизилюрт, в меньшей степени — г. Кизляр- для женского населения — г. Южно-Сухокумск.
Такое заключение представляется достаточно обоснованным, однако необходимо использовать для более объективной оценки ситуации со смертностью от лейкозов ИПС (число
случаев на 100 000 населения). В таблице 5 приведены соответствующие среднегодовые и среднемноголетние ИПС по городам РД, а также показатели тенденций ИПС за 15-летний период. Приведенные среднегодовые и среднемноголетние ИПС
свидетельствуют о том, что максимальный ИПС по г. Буйнакску в 3,7 раза превышает минимальный показатель по г. Южно-Сухокумску.
В гг. Дагестанские Огни, Каспийск и Кизляр СТП составляет 3 случая в год на
100 000 населения. Среднегодовой темп снижения в гг. Хасавюрт, Южно-Сухокумск и Махачкала составил более 2 случаев в год. Разнонаправленность динамики смертности от лейкозов по городам следует рассматривать как основание для более глубокого изучения проблем эффективности диспансеризации и выживаемости больных лейкозами.
Среднемноголетний ИПС по всем городам за 15 лет незначимо выше аналогичного показателя по республике. Для среднегодовых ИПС по городам РД характерны существенные колебания за один и тот же пятилетний период и по каждому городу за три пятилетних периода. Следует признать, что среднегодовой показатель по всем городам в 2006—2010 гг. составляет 74,4% от аналогичного
показателя за 1996−2000 годы, по г. Махачкале — 77,9%, по г. Буйнакску -135,3%. Из всех городов незначительный положительный тренд отмечен по гг. Дербенту, Кизляру и Дагестанским Огням. По всем городам, как и по РД, отмечается слабая тенденция к снижению ИПС (табл.
5).
Смертность мужского населения городов имеет некоторое отличие от показателя для обоих полов. Максимальный среднемноголетний ИПС по г. Избербашу в 2,5 раза превышает показатель по г. Каспийску и на 34,7% превышает показатель смертности мужского населения всех городов, на 35,6% - общереспубликанский
показатель.
Таблица 5
Среднегодовые и среднемноголетние интенсивные показатели смертности от лейкозов населения (оба пола) городов Республики Дагестан (на 100 000 населения)
Период ы, годы 95%ДИ Тренд СТП, %
Города Дагестана 1996- 2000 2001- 2005 2006- 2010 1996- 2010
от до
Буйнакск 2,41 5,65 3,26 3,77 2,09 5,46 -0,00 -0,50
Дербент 3,06 4,71 3,49 3,75 2,50 5,01 0,04 1,13
Махачкала 3,48 3,16 2,71 3,12 2,70 3,54 -0,10 -2,20
Кизляр 2,23 4,08 2,35 2,89 1,75 4,02 0,09 3,09
Избербаш 2,75 1,55 3,40 2,57 1,51 3,63 0,00 0,03
Кизилюрт 4,37 0,83 2,12 2,44 1,01 3,87 -0,10 -3,90
Хасавюрт 5,45 0,39 0,62 2,16 0,52 3,79 -0,40 -17,00
Дагестанские Огни 1,54 2,29 2,32 2,05 0,11 3,99 0,07 3,43
Каспийск 2,33 0,54 1,91 1,59 0,29 2,90 0,05 3,29
Южно-Сухокумск 2,12 0,99 0,00 1,03 -0,60 2,66 -0,10 -7,50
Итого по городам 3,32 2,79 2,47 2,86 2,53 3,19 -0,10 -2,00
Республика Дагестан 2,90 2,72 2,62 2,75 2,55 2,94 -0,00 -0,40
95%ДИ — 95%-й доверительный интервал- СТП — среднегодовой темп прироста (снижения)
Из 10 городов существенное снижение ИПС отмечено по г. Кизилюрту, Кизляру, особенно Хасавюрту, менее значимое снижение отмечено по г. Каспийску. Для динамики ИПС мужчин от лейкозов характерно по городам снижение темпа прироста, такой
же тренд — по республике. В гг. Кизляре, Дагестанских Огнях и Каспийске ИПС для обоего пола отмечался прирост, а для мужского населения — снижение ИПС. Из этого следует, что динамика ИПС более благоприятна для мужского населения (табл. 6).
Таблица 6
Среднегодовые и среднемноголетние интенсивные показатели смертности от лейкозов мужского населения городов Республики Дагестан (на 100 000
мужчин)
| Города Дагестана
Периоды, годы
95%ДИ
Тренд | СТП, %
1996- 2000 2001- 2005 2006- 2010 1996- 2010
от до
Избербаш 4,67 3,30 4,49 4,15 2,03 6,28 -0,10 -1,80
Кизилюрт 7,96 1,78 1,83 3,85 1,20 6,50 -0,40 -10,20
Буйнакск 2,10 5,13 4,03 3,75 1,84 5,67 0,05 1,20
Дербент 3,19 3,86 3,86 3,63 2,25 5,02 0,03 0,80
Махачкала 3,41 3,73 2,71 3,28 2,69 3,87 -0,10 -2,40
Кизляр 3,82 4,30 1,68 3,26 0,82 5,71 -0,10 -1,90
Дагестанские Огни 3,19 4,75 0,00 2,65 -0,90 6,23 -0,20 -6,40
Хасавюрт 4,96 0,00 1,30 2,09 0,22 3,96 -0,30 -12,40
Каспийск 2,36 1,09 1,46 1,64 0,31 2,96 -0,00 -0,50
Южно-Сухокумск 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00
Итого по городам 3,58 3,12 2,55 3,08 2,76 3,40 -0,10 -2,69
Республика Дагестан 3,15 3,05 2,99 3,06 2,79 3,34 -0,00 -0,20
95%ДИ — 95%-й доверительный интервал- СТП — среднегодовой темп прироста (снижения)
Ранговые места городов РД по среднемноголетним ИПС в убывающей последовательности для мужского и женского населения не совпадают: если для мужчин по смертности от лейкозов 1-е место занимает г. Избербаш, то по смертности женщин — 10-е последнее место. Махачкала по смертности мужчин
занимает 5-е ранговое место, а женщин -3-е место, что указывает на большую неблагополучность столицы республики по смертности женщин от лейкозов при условии, что среднемноголетний ИПС для мужчин на 10,8% незначимо превышает показатель для женского населения (табл. 7).
Таблица 7
Среднегодовые и среднемноголетние интенсивные показатели смертности от лейкозов женского населения городов Республики Дагестан (на 100 000 женщин)
Периоды, годы 95%ДИ Тренд СТП, %
Города Дагестана 1996- 2000 2001- 2005 2006- 2010 1996- 2010
от до
Дербент 2,94 5,49 3,16 3,86 2,08 5,65 0,05 1,39
Буйнакск 2,69 6,14 2,54 3,79 1,63 5,96 -0,08 -2,06
Махачкала 3,55 2,63 2,71 2,96 2,35 3,58 -0,06 -1,98
Кизляр 0,83 3,88 2,93 2,55 0,82 4,28 0,22 8,67
Хасавюрт 5,91 0,75 0,00 2,22 0,26 4,18 -0,45 -20,30
Южно-Сухокумск 4,10 1,31 0,00 1,80 -1,21 4,81 -0,17 -9,60
Каспийск 2,30 0,00 2,33 1,55 0,06 3,03 0,11 7,14
Дагестанские Огни 0,00 0,00 4,48 1,49 -0,83 3,81 0,29 19,60
Кизилюрт 1,23 0,00 2,37 1,20 0,02 2,38 0,17 13,80
Избербаш 1,04 0,00 2,52 1,19 0,05 2,33 0,08 6,52
Итого по городам 3,09 2,49 2,40 2,66 2,19 3,13 -0,04 -1,35
Итого по республике 2,67 2,42 2,27 2,45 2,13 2,77 -0,01 -0,56
95%ДИ — 95%-й доверительный интервал- СТП — среднегодовой темп прироста (снижения)
Ни один из городов, занимающих первые три ранговых места, по смертности мужского населения не совпал с первыми ранговыми местами для женского населения. Разница
среднемноголетного ИПС по всем городам и республике также незначительна как для мужского, так и для женского населения.
Наиболее неблагоприятными по динамике смертности от лейкозов
женского населения является гг. Дагестанские Огни, Кизилюрт, Кизляр и Каспийск. По этим городам смертность мужского населения характеризуется как отрицательная динамика по СТП. По-видимому, речь идет об особенностях смертности от лейкозов женского и мужского населения. Прикладной и познавательный интерес представляют особенности смертности населения экологических зон СМ. Такая постановка
вопроса актуальна с учетом большого разнообразия природно-антропогенно-
экологических факторов, характерных для различных климато-географических,
экологических зон по оси восток-запад и север-юг.
В таблице 8 приведены показатели смертности населения СМ обоего пола, из которых видно, что, во-первых,
разница среднемноголетних ИПС по экологическим зонам менее значимая по сравнению с городами, во-вторых, разница максимального
среднемноголетнего ИПС на севере предгорья по отношению к минимальному уровню по югу предгорья составляет 135% (Р& gt-0,05).
Таблица 8
Среднегодовые и среднемноголетние интенсивные показатели смертности от лейкозов (на 100 000 населения) населения (оба пола) городов и экологических зон сельской местности Дагестана, ранжированных по среднемноголетним показателям
Периоды, годы
Экологические зоны Дагестана 95%ДИ Тренд СТП, %
1996- 2000 2001- 2005 2006- 2010 1996- 2010
от до
Север предгорья 2,66 3,43 3,63 3,24 2,55 3,93 0,09 2,87
Равнина (север) 2,10 3,71 3,16 2,99 2,34 3,64 0,11 3,65
Предгорье 2,69 2,79 2,75 2,74 2,34 3,15 0,01 0,53
Север гор 3,00 2,28 2,33 2,54 1,95 3,12 -0,03 -1,30
Горы 2,93 2,06 2,50 2,49 2,07 2,92 -0,02 -1,00
Юг гор 2,78 1,63 2,84 2,42 1,58 3,25 0,00 -0,01
Юг предгорья 2,70 2,37 2,13 2,40 1,94 2,85 -0,00 -1,70
Сельская местность 2,64 2,69 2,72 2,68 2,47 2,90 0,02 0,75
Г орода 3,32 2,79 2,47 2,86 2,53 3,19 -0,10 -2,00
Республика Дагестан 2,90 2,72 2,62 2,75 2,55 2,94 -0,00 -0,40
95%ДИ — 95%-й доверительный интервал- СТП —
На севере предгорья и равнины по всей предгорной зоне, по городам республики среднемноголетние ИПС недостоверно превышают аналогичные показатели по СМ. Минимальные среднемноголетние ИПС по СМ отмечены к северу и югу гор и предгорья. Динамика по этим территориям СМ характеризуется отрицательным СТП, а по северу равнины и предгорья -положительными значениями тренда и СТП.
Данные позволяют заключить, что для всей СМ показатели смертности от лейкозов и по оси восток-запад и север-юг близки, разница между ними незначимая, однако разнонаправленность динамики на севере предгорья и равнины оказывает заметное влияние на показатели смертности.
среднегодовой темп прироста (снижения)
В таблицах 9 и 10 приведены среднегодовые и среднемноголетние ИПС от лейкозов мужского и женского
населения РД. По всей СМ
среднемноголетний ИПС мужчин на
31,8% недостоверно превышает
аналогичный показатель для женщин. Смертность мужчин на территории севера предгорья и равнины превышает показатель по всей СМ, городам и республике. Смертность мужчин на
территории предгорной и горной экологических зон меньше по сравнению со всей СМ. Относительно благополучным может считаться мужское население гор, предгорья, как и для обоих полов, СТП характеризуется
разнонаправленностью на севере равнины, в горах, юге гор положительный, по остальным
экологическим зонам — отрицательный.
Таблица 9
Среднегодовые и среднемноголетние интенсивные показатели смертности от лейкозов (на 100 000 населения) мужского населения городов и экологических зон сельской местности Дагестана, ранжированных по среднемноголетним
показателям
Периоды, годы
Экологические зоны Дагестана 95%ДИ Тренд СТП, %
1996- 2000 2001- 2005 2006- 2010 1996- 2010
от до
Север предгорья 4,14 3,38 4,06 3,86 2,81 4,91 -0,00 -0,48
Равнина (север) 2,25 4,21 4,15 3,54 2,42 4,65 0,20 5,54
Север гор 3,32 3,19 2,86 3,13 2,28 3,97 -0,00 -0,02
Предгорье 3,43 2,65 2,91 3,0 2,26 3,73 -0,10 -2,62
Горы 2,87 2,59 3,14 2,87 2,37 3,36 0,04 1,47
Юг гор 1,99 1,40 3,73 2,37 1,24 3,50 0,13 5,56
Юг предгорья 2,97 2,16 2,12 2,42 1,53 3,30 -0,10 -5,06
Сельская местность 2,88 3,01 3,31 3,07 2,66 3,48 0,04 1,42
Города 3,58 3,12 2,55 3,08 2,76 3,40 -0,10 -2,69
Республика Дагестан 3,15 3,05 2,99 3,06 2,79 3,34 -0,00 -0,22
95%ДИ — 95%-й доверительный интервал- СТП — среднегодовой темп прироста (снижения)
Таблица 10
Среднегодовые и среднемноголетние интенсивные показатели смертности от лейкозов (на 100 000 населения) женского населения городов и экологических зон сельской местности Дагестана, ранжированных по среднемноголетним
показателям
Экологические зоны Дагестана 1996- 2000 2001- 2005 2006- 2010 1996- 2010 95%ДИ Тренд СТП, %
от до
Север предгорья 1,28 3,49 3,23 2,66 1,61 3,71 0,20 7,41
Предгорье 1,99 2,88 2,59 2,49 1,89 3,08 0,10 4,05
Равнина (север) 1,97 3,24 2,25 2,48 1,73 3,24 0,03 1,15
Юг гор 3,54 1,85 1,98 2,45 1,47 3,44 -0,13 -5,21
Юг предгорья 2,45 2,47 2,14 2,35 1,57 3,14 0,04 1,51
Горы 2,98 1,56 1,91 2,15 1,55 2,76 -0,08 -3,89
Север гор 2,69 1,43 1,92 2,02 1,33 2,70 -0,06 -2,84
Сельская местность 2,42 2,39 2,18 2,33 1,93 2,72 -0,00 -0,04
Города 3,09 2,49 2,40 2,66 2,19 3,13 -0,04 -1,35
Республика Дагестан 2,67 2,42 2,27 2,45 2,13 2,77 -0,01 -0,56
95%ДИ — 95%-й доверительный интервал- СТП -Для женского населения
максимальный показатель на севере предгорья, где был максимум и для мужчин, минимальный на севере гор для женщин, а для мужчин эта экологическая зона занимала 3-е ранговое место. Разница между среднемноголетними ИПС по экологическим зонам не достоверна в популяции мужского и женского населения. Среднемноголетний ИПС мужского населения достоверно
среднегодовой темп прироста (снижения) выше (3,06 с 95%ДИ 2,79−3,34), чем для женского населения (2,45 с 95%ДИ 2,132,77).
Заслуживает внимание феномен, который непросто объяснить: по
территориям с отрицательным трендом смертности для мужчин отмечается отрицательной тренд для женщин. Если средний СТП для всей СМ 1,42% для мужчин, то для женщин составляет -0,04%.
Таблица 11
Среднегодовые и среднемноголетние интенсивные показатели смертности от лейкозов (на 100 000 населения) мужского населения сельских районов Дагестана, ранжированных по среднемноголетним показателям (1996−2010 гг.)
Ранги Периоды, годы 95%ДИ Тренд СТП, %
Районы Дагестана 1996- 2000 2001- 2005 2006- 2010 1996- 2010
от до
1 Шамильский 10,60 6,59 4,89 7,37 2,93 11,80 -0,40 -5,50
2 Чародинский 4,00 12,20 3,68 6,63 -0,20 13,50 -0,10 -1,40
3 Тарумовский 3,68 9,28 4,44 5,80 1,54 10,10 0,27 4,66
4 Тляратинский 3,99 11,70 0,00 5,22 0,70 9,74 -0,30 -6,20
5 Дербентский 2,13 9,57 2,72 4,81 0,38 9,23 0,22 4,48
6 Кизлярский 3,71 6,34 3,98 4,67 2,30 7,05 0,03 0,74
7 Буйнакский 5,76 4,39 3,56 4,57 2,88 6,26 -0,30 -6,40
8 Докузпаринский 10,50 2,74 0,00 4,42 -1,20 10,00 -1,20 -26,00
9 Цунтинский 4,97 4,51 3,68 4,39 0,30 8,47 0,02 0,37
10 Казбековский 2,81 7,77 2,05 4,21 1,04 7,38 0,05 1,17
11 Хивский 2,15 4,16 6,14 4,15 1,23 7,06 0,28 6,72
12 Кумторкалинский 2,30 4,10 5,30 3,90 0,58 7,21 0,33 8,53
13 Карабудахкентский 4,08 1,39 6,13 3,87 1,42 6,31 0,11 2,87
14 Акушинский 6,13 1,76 3,13 3,67 1,50 5,84 -0,30 -8,60
15 Кизилюртовский 3,18 4,52 2,78 3,49 2,12 4,87 0,01 0,28
16 Бабаюртовский 2,08 4,29 3,76 3,38 1,57 5,18 0,13 3,79
17 Курахский 9,47 0,00 0,00 3,16 -1,80 8,07 -1,10 -34,00
18 Хасавюртовский 1,11 2,69 5,22 3,01 1,63 4,38 0,38 12,60
19 Кайтагский 6,21 0,00 2,77 3,00 -0,10 6,12 -0,30 -9,60
20 Магарамкентский 4,59 2,94 0,66 2,73 0,34 5,12 -0,50 -19,00
21 Гумбетовский 2,99 2,87 2,31 2,72 -0,40 5,87 0,00 -1,80
22 Сергокалинский 3,37 3,34 1,34 2,68 -0,60 5,99 -0,20 -6,30
23 Кулинский 0,00 0,00 7,99 2,66 -1,20 6,55 0,78 29,50
24 Гунибский 6,15 0,00 1,61 2,59 -1,90 7,05 -0,20 -7,20
25 Дахадаевский 0,00 1,10 6,61 2,57 0,30 4,84 0,67 26,00
26 Лакский 0,00 4,18 3,49 2,56 -1,20 6,31 0,25 9,75
27 Левашинский 0,72 2,03 4,93 2,56 1,22 3,90 0,42 16,40
28 Гергебильский 0,00 5,38 2,13 2,50 -1,50 6,54 0,17 6,81
29 Агульский 0,00 0,00 7,25 2,42 -1,10 5,95 0,58 24,20
30 Хунзахский 3,17 0,00 4,09 2,42 0,45 4,40 0,19 7,86
31 Ботлихский 3,59 2,00 1,54 2,38 0,27 4,49 -0,10 -6,00
32 Ахтынский 0,00 1,58 5,05 2,21 0,00 4,44 0,48 22,00
33 Рутульский 2,20 2,20 1,79 2,06 -0,30 4,44 0,03 1,31
34 Каякентский 2,06 0,97 3,05 2,03 0,18 3,87 0,02 1,15
35 Новолакский 2,05 0,00 3,02 1,69 -0,80 4,22 0,27 15,80
36 Ахвахский 0,00 2,42 1,95 1,46 -0,70 3,60 0,16 10,80
37 Унцукульский 0,00 2,93 1,45 1,46 -0,80 3,73 0,21 14,30
38 Сулейман-Стальский 1,77 0,88 1,49 1,38 0,26 2,51 0,04 2,59
39 Цумадинский 0,00 0,00 3,59 1,20 -0,60 2,95 0,32 26,60
40 Табасаранский 0,85 0,80 1,48 1,04 0,05 2,04 0,01 1,21
41 Ногайский 0,00 0,00 1,86 0,62 -0,70 1,95 0,1 16,10
Сельская местность 2,88 3,01 3,31 3,07 2,66 3,48 0,04 1,42
Таблица 12
Среднегодовые и среднемноголетние интенсивные показатели смертности от лейкозов (на 100 000 населения) женского населения сельских районов Дагестана, ранжированных по среднемноголетним показателям (1996−2010 гг.)
Ранги Периоды, годы 95%ДИ Тренд СТП, %
Г орода Дагестана 1996- 2000 2001- 2005 2006- 2010 1996- 2010
от до
1 Хивский 7,87 1,85 9,47 6,40 3,13 9,66 0,18 2,77
2 Ногайский 1,84 7,17 5,05 4,69 1,12 8,25 0,18 3,92
3 Ахтынский 6,50 4,10 2,51 4,37 1,35 7,39 -0,25 -5,82
4 Кайтагский 2,80 6,92 1,37 3,70 -0,10 7,50 -0,03 -0,77
5 Дахадаевский 5,73 2,08 3,07 3,63 1,09 6,16 -0,22 -6,08
6 Кумторкалинский 0,00 7,30 3,35 3,55 -1,75 8,85 0,65 18,30
7 Сулейман-Стальский 2,56 5,56 2,17 3,43 1,60 5,26 0,06 1,62
8 Буйнакский 1,55 3,59 4,43 3,19 1,36 5,02 0,29 9,13
9 Акушинский 3,84 2,71 2,98 3,18 0,95 5,40 -0,18 -5,67
10 Сергокалинский 1,69 1,29 6,28 3,09 -0,16 6,34 0,63 20,60
11 Шамильский 2,97 0,00 5,79 2,92 -0,07 5,91 0,36 12,30
12 Унцукульский 2,13 5,20 1,39 2,91 -0,21 6,02 -0,15 -5,02
13 Ахвахский 5,00 0,00 3,63 2,88 0,09 5,67 -0,06 -2,18
14 Ботлихский 4,32 2,07 2,24 2,88 0,92 4,83 -0,19 -6,46
15 Тарумовский 1,13 7,16 0,00 2,76 -0,25 5,77 0,05 1,79
16 Карабудахкентский 0,72 3,90 3,39 2,67 0, B4 4,50 0,34 12,60
17 Казбековский 2,62 2,3B 2, B9 2,63 0,70 4,56 0,00 0,17
1B Кизлярский 3,40 2,63 1, B5 2,63 1,41 3, B5 -0,26 -9,72
19 Бабаюртовский 3,95 1,96 1,79 2,57 0,0B 5,06 -0,20 -7,95
20 Кизилюртовский 1,4B 4,24 1,93 2,55 1,20 3,90 0,07 2,94
21 Левашинский 4,30 1,22 1,13 2,22 1,00 3,43 -0,29 -12,90
22 Дербентский 3,00 0,49 2,99 2,16 0,73 3,59 0,03 1,16
23 Магарамкентский 3,45 0,6B 2,00 2,04 0,35 3,73 0,01 0,50
24 Гумбетовский 5,79 0,00 0,00 1,93 -0,B9 4,75 -0,57 -29,50
25 Хасавюртовский 1,37 1,2B 2,54 1,73 1,16 2,30 0,0B 4, B6
26 Табасаранский 1,65 1,44 0,72 1,27 -0,27 2, B1 -0,13 -10,10
27 Каякентский 0,00 2,34 1,41 1,25 0,23 2,27 0,14 10,90
2B Новолакский 0,00 3,6B 0,00 1,23 -1,40 3, B5 -0,13 -10,70
29 Цумадинский 0,00 1, B5 1,7B 1,21 -0,56 2,9B 0,26 21,20
30 Кулинский 0,00 3,60 0,00 1,20 -1,37 3,77 0,13 10,70
31 Гунибский 1,93 0,00 1,55 1,16 -0,55 2, B7 -0,02 -1,74
32 Докузпаринский 0,00 3,25 0,00 1,0B -1,24 3,41 -0,12 -10,70
33 Чародинский 0,00 3,24 0,00 1,0B -1,24 3,39 0,12 10,70
34 Хунзахский 3,04 0,00 0,00 1,01 -0,47 2,50 -0,30 -29,70
35 Курахский 2, B5 0,00 0,00 0,95 -1,09 2,99 -0,15 -16,10
36 Цунтинский 0,00 2,36 0,00 0,79 -0,90 2,4B -0,04 -5,36
37 Рутульский 2,23 0,00 0,00 0,74 -0,B5 2,33 -0,24 -32,10
3B Гергебильский 0,00 0,00 2,05 0,6B -0,7B 2,15 0,1B 26, B0
39 Тляратинский 0,00 1,77 0,00 0,59 -0,67 1, B5 -0,03 -5,36
40 Лакский 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00
41 Агульский 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00
Сельская местность 2,42 2,39 2,18 2,33 1,93 2,72 -0,00 -0,04
Таким образом, на уровне экологических зон выявлены
особенности, имеющие познавательный и прикладной интерес, поскольку при разработке мероприятий по снижению ИПС важным элементом мероприятий является тренд, разнонаправленность которого установлена с очевидностью.
Для повышения объективности оценки смертности от лейкозов в РД с учетом природных условий различных экологических зон, сочли
целесообразным рассчитать
среднегодовой и среднемноголетний ИПС с 95%ДИ, тренд и СТП по всем сельским районам РД. В таблице 11 приведены сельские районы,
ранжированные по среднемноголетнему ИПС мужского населения.
Среднемноголетние ИПС мужского населения районов СМ широко колеблются, при этом максимальный показатель по Шамильскому району (7,37 с 95% ДИ 2,93−11,8) превышает минимальный по равнинному
Ногайскому району (0,62 с 95% ДИ 01,95) на 11,9%. По 17 сельским районам, из которых 7 — горные, 5 — равнинные и 5 — предгорные районы,
среднемноголетние ИПС превышают аналогичный показатель по всей СМ. Из 5 районов с максимальными среднемноголетними ИПС 3 района (Шамильский, Чародинский и Тляратинский) расположены в горах. Из
5 районов, занимающих последние
ранговые места, один равнинный район (Ногайский), два предгорных (Сулейман-Стальский и Табасаранский) и два горных (Унцукульский и Цумадинский) района.
Тренд ИПС мужчин по 13 районам из 41 характеризуется отрицательными СТП и трендом, по остальным районам
тенденции положительные. СТП
колеблется от О, 37 по Цунтинскому району до 29,5% по Кулинскому району. Чем ниже среднемноголетний ИПС, тем выше прирост ИПС. Из 17 районов с ИПС выше среднего показателя по СМ по 1О районам (59%) отмечался положительный СТП и тренд. Из 24 с ИПС ниже среднего уровня по СМ по 6 районам (25%) тренд и СТП были отрицательными, по остальным -положительными.
Среднемноголетний ИПС женщин по всей СМ составляет 75,9% от показателя для мужского населения. Из районов,
занимающих первые 10 ранговых мест в убывающей последовательности по среднемноголетним ИПС женщин, только Буйнакский район совпадает в перечне первых 10 районов для мужчин. Из 10 сельских районов, занимающих последние 10 ранговых мест, по смертности женщин и мужчин совпадает только Рутульский район.
Следовательно, для оценки
благополучности по смертности от лейкозов необходимо рассматривать районы с учетом пола умерших от лейкозов.
Если для мужчин максимальные среднемноголетние ИПС 11,9 раза превышает минимальный ИПС, то для женщин — колебания от 6,4 по Хивскому району до отсутствия случаев смерти женщин по Лакскому и Агульскому районам. Статистически значимо меньший ИПС мужчин отмечен по Сулейман-Стальскому, Табасаранскому и Ногайскому районам по сравнению с Шамильским районом. По Хивскому району для женщин ИПС превышает аналогичные показатели по
Хунзахскому, Курахскому,
Цунтинскому, Рутульскому,
Гергебильскому, Тляратинскому
районам.
Из 20 районов с среднемноголетним ИПС женщин, превышающим показатель по всей СМ, в 9 районах (45%) наблюдался отрицательный тренд и СТП. Из 21 района с уровнем ИПС ниже, чем по СМ в 11 районах (52,4%), а по 2 районам нет учтенных случаев смерти от лейкозов. Чем выше ИПС, тем чаще отмечаются отрицательные тренд и СТП.
Заслуживает внимание особенность тренда смертности от лейкозов для мужского и женского населения. Попытка установить связь между ИПС от лейкозов и трендом за 15 лет выявила для мужского населения слабую обратную корреляцию (ранговый коэффициент корреляции Спирмена R= -
0,292), с СТП (?= -0,368). Для женского населения установлена прямая слабая связь ИПС с трендом ^= +0,195) и с СТП (Я= +0,161).
Обсуждение результатов
При разработке профилактических мероприятий с целью снижения смертности от лейкозов необходимо учитывать административные территории с повышенным среднемноголетним ИПС, что позволит оценить качество диспансеризации больных лейкозами, эффективность оказываемой врачебной помощи, уровень доверительности пациента к врачам, реализации как общих, так и специальных рекомендаций.
Разнонаправленность динамики
смертности от лейкозов по городам следует рассматривать как основание для более глубокого изучения проблем диспансеризации и выживаемости больных лейкозами.
Динамика ИПС относительно благоприятна для мужского населения городов- среднемноголетний ИПС для мужчин на 10,8% превышает показатель для женского населения.
Ранговые места городов РД по среднемноголетним ИПС в убывающей последовательности для мужского и женского населения не совпадают. Ни один из городов, занимающих первые три ранговые места, по смертности мужского населения не совпал с первыми ранговыми местами для женского населения.
Наиболее неблагоприятными по динамике смертности от лейкозов женского населения являются гг. Дагестанские Огни, Кизилюрт, Кизляр и Каспийск. По этим городам смертность мужского населения характеризуется положительной динамикой СТП. По-видимо-му, речь идет о специфической характеристике смертности от лейкозов женского и мужского населения: в одном и том же городе наблюдается положительная тенденция смертности женского населения и снижение смертности мужского населения.
Данные позволяют заключить, что для всей сельской местности показатели смертности от лейкозов и по оси восток-запад и север-юг близки, разница между ними незначимая, однако
разнонаправленность динамики отмечена на севере предгорья и равнины.
По всей СМ среднемноголетний ИПС мужчин на 31,8% превышает
аналогичный показатель для женщин. Заслуживает внимание феномен, который непросто объяснить: по
территориям с положительным трендом смертности для мужчин отмечается отрицательной тренд для женщин. Таким образом, на уровне ЭЗ выявлены особенности, имеющие познавательный и прикладной интерес, поскольку при разработке мероприятий по снижению ИПС важным элементом мероприятий является тренд, разнонаправленность которого установлена с очевидностью.
Для оценки благополучности по смертности от лейкозов необходимо рассматривать районы с учетом пола населения.
Среднегодовые и среднемноголетние ИПС мужского и женского населения всех районов в один и тот же период характеризуются кратными колебаниями, существенные колебания отмечены в течение 15 лет по отдельным районам.
Влияние уровня смертности от лейкозов на динамику для мужского и женского населения СМ имеет полярный характер, что необходимо учитывать при оценке смертности как элемента эпидпроцесса лейкозов.
Приведенные данные позволят разработать адресные для мужского и женского населения мероприятия снижения смертности от лейкозов.
Выводы
1. На фоне меньшей смертности от лейкозов в РД по сравнению с РФ удельный вес лейкозов как причин смертности, в структуре смертности от всех ЗНО в РД в 1,7 раза превышает аналогичный показатель по РФ- динамика стандартизованных
показателей смертности от лейкозов и по РД, и по РФ характеризуется слабой
Примечания
тенденцией к снижению за период исследования- смертность мужского населения от лейкозов снизилась на 17,1% по РФ, а по РД увеличилась на 7,9%- женского населения снижение на 20,8 и 2 раза соответственно по РФ и РД.
2. Из 10 городов РД наиболее высокие среднемноголетние ИПС отмечены по гг. Буйнакску, Дербенту и Махачкале- по городам среднемноголетные ИПС характеризуются амплитудой в 3,7 кратно- среднегодовые ИПС по всем городам в один и тот же пятилетний период и по каждому городу в течение 15 лет характеризуются существенными колебаниями- тенденция ИПС по городам разнонаправленная — прирост по гг. Дербент, Махачкала, Дагестанские Огни и Каспийск.
3. Среднемноголетние ИПС населения экологических зон сельской местности РД характеризуются меньшей амплитудой- по четырем экологическим зонам среднемноголетние ИПС превышали показатель по всей сельской местности- наиболее неблагополучно по смертности от лейкозов мужское население северной экологической зоны на трех высотных поясах- в сельской местности смертность мужчин характеризуется приростом, а женского населения — снижением.
4. 10 наиболее неблагополучных в
убывающей последовательности
сельских районов по смертности от лейкозов мужского населения не совпадают с перечнем 10 районов по смертности женского населения, как и 10 относительно благополучных районов- прирост смертности мужчин отмечен по 25 и женщин по 18 районам- чаще прирост смертности отмечен по районам с низким показателем за 15 лет.
1. Петрова Г. В., Харченко Н. В., Грецова О. П. Заболеваемость населения России злокачественными новообразованиями // Злокачественные новообразования в России (заболеваемость и смертность) / под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского. М., 2000. С. 4−118. 2. Петрова Г. В., Харченко Н. В., Грецова О. П., Старинский В. В. Основные показатели онкологической помощи населению России // Состояние онкологической помощи населению России в 2001 году / под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Г. В. Петровой.
М.: МНИОИ им. П. А. Герцена, 2002. С. 4−117. 3. Петрова Г. В., Харченко Н. В., Грецова О. П., Старинский В. В. Основные показатели онкологической помощи населению России // Состояние онкологической помощи населению России в 2004 году / под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Г. В. Петровой. М.: ФГУ МНИОИ им. П. А. Герцена Росздрава, 2005. С. 4−123. 4. Петрова Г.
В., Харченко Н. В., Грецова О. П., Старинский В. В., Какорина Е. П., Александрова Г. А. Основные показатели онкологической помощи населению России // Состояние онкологической помощи населению России в 2003 году / под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Г. В. Петровой. М.: МНИОИ им. П. А. Герцена, 2004. С. 4−127. 5. Петрова Г. В., Харченко Н. В., Грецова О. П., Старинский В. В., Простов Ю. И., Привезенцева Л. Б. Основные показатели онкологической помощи населению России // Состояние онкологической помощи населению России в 2006 году / под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Г. В. Петровой. М.: ФГУ МНИОИ им. П. А. Герцена Росмедтехнологий, 2007. С. 4−123. б. Петрова Г. В., Харченко Н. В., Грецова О. П., Старинский В. В., Простов Ю. И., Привезенцева Л. Б. Основные показатели онкологической помощи населению России // Состояние онкологической помощи населению России в 2007 году / под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Г. В. Петровой. М.: ФГУ МНИОИ им. П. А. Герцена Росмедтехнологий, 2008. С. 4−126. 7. Чаклин А. В. Злокачественные опухоли // Эпидемиология неинфекционных заболеваний. М.: Медицина, 1990. С. 123 195.
Статья поступила в редакцию 11. 08. 2012 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой