Проблемы участия потерпевшего в судебном следствии в уголовном процессе России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Хайдаров Казанский юридический институт МВД России
ПРОБЛЕМЫ УЧАСТИЯ ПОТЕРПЕВШЕГО В СУДЕБНОМ СЛЕДСТВИИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ
В статье рассматривается правовой статус потерпевшего на этапе судебного следствия, изучается проблема обеспечения прав и законных интересов потерпевших на стадии судебного разбирательства уголовного процесса, а также особенности процессуального положения частного обвинителя в рамках судебного следствия по делам частного обвинения. Автором в работе также исследуется роль суда (судьи) при реализации прав потерпевшего на рассматриваемом этапе судебного разбирательства. Значительное внимание автор статьи уделяет проблеме одностороннего отказа государственного обвинителя от обвинения без учета мнения потерпевшего.
Адрес статьи: м№^. агато1а. пе1/та1ег1а18/3/2013/3−1/5СШт1
Источник
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2013. № 3 (29): в 2-х ч. Ч. I. С. 186−188. ІББМ 1997−292Х.
Адрес журнала: №№^. агатоїа. пеї/е<-Лїіоп8/3. І~іїтІ
Содержание данного номера журнала: м№^. агато1а. пе1/та1егіаІз/3/2013/3−1/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. aramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: уоргобу hist@aramota. net
УДК 343. 13 Юридические науки
В статье рассматривается правовой статус потерпевшего на этапе судебного следствия, изучается проблема обеспечения прав и законных интересов потерпевших на стадии судебного разбирательства уголовного процесса, а также особенности процессуального положения частного обвинителя в рамках судебного следствия по делам частного обвинения. Автором в работе также исследуется роль суда (судьи) при реализации прав потерпевшего на рассматриваемом этапе судебного разбирательства. Значительное внимание автор статьи уделяет проблеме одностороннего отказа государственного обвинителя от обвинения без учета мнения потерпевшего.
Ключевые слова и фразы: потерпевший- судебное следствие- судебное разбирательство- права потерпевшего- отказ от обвинения.
Хайдаров Альберт Анварович, к.ю.н.
Казанский юридический институт МВД России skywriter_al@mail. ru
ПРОБЛЕМЫ УЧАСТИЯ ПОТЕРПЕВШЕГО В СУДЕБНОМ СЛЕДСТВИИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ (c)
Судебное следствие происходит при участии потерпевшего и (или) его представителя. При неявке потерпевшего суд (судья) рассматривает уголовное дело в его отсутствие, за исключением случаев, когда явка потерпевшего признана судом обязательной.
Потерпевший вправе давать показания, отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, пользоваться помощью переводчика бесплатно, иметь представителя, знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 198 УПК, ходатайствовать о применении мер безопасности, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора и суда.
Суд (судья) обязан предпринимать все необходимые процессуальные действия по реализации прав потерпевшего в рамках судебного следствия, по предупреждению нарушений прав потерпевшего участниками уголовного судопроизводства, восстановлению нарушенных прав или ущемлению его интересов.
В соответствии с п. 16 ст. 42 УПК потерпевший наряду с государственным обвинителем имеет право поддерживать обвинение. Возникает вопрос, а может ли потерпевший отказаться от обвинения по делам публичного и частно-публичного порядка, а также по уголовным делам, возбужденным в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК? Скорее всего, отказаться от обвинения он не вправе лишь потому, что это не является его обязанностью. Потерпевший, исходя из смысла ст. 42 УПК, может не участвовать в поддержании обвинения в судебном заседании.
Потерпевший может лишь в рамках допроса заявить о том, что он простил подсудимого и не желает его привлечения к уголовной ответственности, а также подтвердить свою готовность на прекращение уголовного дела в тех случаях, когда его согласие необходимо. Кроме того, потерпевший вправе просить председательствующего о проявлении снисхождения к подсудимому. Процессуальная и личная позиция потерпевшего должна учитываться судом (судьей) в ходе судебного следствия и на последующих его этапах.
По делам частного обвинения даже неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК. Поскольку потерпевший при производстве у мирового судьи по делам частного обвинения является единственным представителем стороны обвинения (за исключением его представителя), он вправе в любой момент отказаться от обвинения (ч. 5 ст. 321 УПК).
Возникает вопрос: а необходимо ли указывать частному обвинителю причину отказа от обвинения? Следует положительно ответить на данный вопрос, поскольку причинами отказа может быть в том числе оказание незаконного воздействия со стороны подсудимого и других лиц с целью воспрепятствовать осуществлению правосудия.
В соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Потерпевший вправе не только отказаться от обвинения, но и заявить о готовности к примирению. Отличие указанных прав потерпевшего нам видится в том, что отказ частного обвинителя от обвинения происходит без выдвижения каких-либо требований и предварительных условий. В отличие от отказа от обвинения, примирение может сопровождаться предварительными требованиями потерпевшего, которые подсудимый вправе не выполнять, и судебное рассмотрение уголовного дела будет продолжено. С нашей точки зрения, в УПК следует предусмотреть специальную процедуру примирения сторон. Об этом неоднократно подчеркивалось в литературе.
Процедура примирения сторон представляется нам в виде отдельного этапа судебного разбирательства, кото -рый может быть начат только по судебному решению. В процессуальном решении мировой судья должен указать, какие условия выдвигает потерпевший (частный обвинитель) и в какой срок подсудимый может их выполнить.
© Хайдаров А. А., 2013
Например, принести извинения лично, устранить последствия либо, если это невозможно, минимизировать последствия совершенного преступления, выплатить определенную сумму за причиненный ущерб и т. д. В данном судебном решении может быть указан срок выполнения выдвинутых условий. В случае невыполнения либо частичного выполнения выдвинутых условий в указанный срок председательствующий имеет возможность продлить срок либо продолжить рассмотрение уголовного дела в порядке, предусмотренном законом. Мы не согласны с точкой зрения О. Ю. Шумилиной, в соответствии с которой прекращение уголовного дела должно предшествовать выполнению условий подсудимым в случае примирения сторон, и с тем, что мировой судья должен выступать контролирующим субъектом относительно соблюдения сторонами условий примирения после прекращения уголовного дела между сторонами [5, с. 168]. Еще более неправильной является точка зрения, согласно которой частный обвинитель может продолжить уголовное преследование в том случае, если он не получает предусмотренную соглашением компенсацию и настаивает на привлечении к уголовной ответственности лица, причинившего ему вред. Следует подчеркнуть, что в указанной ситуации уголовное дело уже было прекращено по соответствующему основанию, и отменить подобное решение вправе только суд. Повторное привлечение к уголовной ответственности запрещено Конституцией Российской Федерации и уголовно-процессуальным законом. Подобное построение этапа примирения не соответствует принципам и нормам международного права. Как нам представляется, выполнение условий примирения сторон возможно лишь в рамках производства по уголовному делу. Мировой судья вправе вынести процессуальное решение о примирении сторон лишь в случае выполнения всех примирительных условий подсудимым. В том случае если частный обвинитель не требует выполнения всех условий примирительной процедуры, то мировой судья вправе прекратить уголовное дело в связи с отказом потерпевшего от обвинения. Последующее производство по уголовному делу возможно лишь в порядке, предусмотренном ст. 323 УПК.
Применительно к судебному следствию существует важное правило о том, что потерпевший в рамках судебного следствия с разрешения председательствующего вправе давать показания в любой момент судебного следствия. Это связано, прежде всего, с тем, что показания потерпевшего представляют собой эффективное средство отстаивания потерпевшим своей процессуальной позиции, а с другой стороны, с помощью его показаний могут быть установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию. Показания потерпевшего служат основным средством реализации его прав и законных интересов наряду с такими его правами, как поддержание обвинения, заявление ходатайств, возможность делать заявления по ходу судебного следствия, а также обжаловать процессуальные действия и решения суда.
Потерпевший с помощью предоставленных ему прав имеет возможность повлиять на исход уголовного дела в свою пользу, отстаивать свою процессуальную позицию, влиять на выводы суда (судьи) в отношении обстоятельств совершенного преступления, добиться обеспечения судом (судьей) этих прав. Процессуальная деятельность потерпевшего в рамках судебного следствия влияет на процессуальную ситуацию по уголовному делу и принятие решения судом и на последующих этапах уголовного судопроизводства. Так, позиция потерпевшего может учитываться государственным обвинителем при поддержании государственного обвинения, судом (судьей) при назначении наказания, освобождения от наказания, назначении условного осуждения и т. д. Как нам представляется, защитник подсудимого также может обратить внимание на процессуальную позицию потерпевшего в своих заявлениях в рамках судебного следствия, а также в ходе выступления в судебных прениях.
Далее следует рассмотреть проблему обеспечения прав и законных интересов потерпевших на стадии судебного разбирательства уголовного процесса. В этой связи наиболее сложным представляется вопрос одностороннего отказа государственного обвинителя от обвинения без учета мнения потерпевших. Данное обстоятельство свидетельствует о существовании в судебном производстве разногласий в процессуальных позициях государственного обвинителя и потерпевшего. Поэтому в целях защиты прав и законных интересов потерпевшего ряд авторов предлагают законодательно закрепить обязанность должностных лиц и государственных органов, расследующих или рассматривающих уголовное дело, назначать потерпевшему представителя во всех случаях, когда об этом поступило соответствующее ходатайство [2, с. 5−6].
По нашему мнению, существующих средств по отстаиванию потерпевшим своей процессуальной позиции в уголовно-процессуальном законе достаточно. В случаях, когда будут выявлены разногласия между государственным обвинителем и потерпевшим, суду (судье) следует напомнить потерпевшему, что в соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 42 УПК он имеет право на представителя и ему обеспечивается возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в суде, в том числе и расходы на представителя. Не следует рассматривать потерпевшего как безвольного участника уголовного судопроизводства. Приглашение представителя потерпевшим по уголовному делу, а не его назначение больше соответствует состязательному духу судебного производства. Нам представляется справедливым, что расходы в связи с участием представителя потерпевшего будут возлагаться на осужденного, а не будут возмещаться за счет средств федерального бюджета.
Проблема соотношения прав государственного обвинителя и потерпевшего по отношению к предъявленному к подсудимому обвинению в стадии судебного разбирательства не ограничивается лишь исследованными выше вопросами. Так, государственные обвинители, пользуясь своим правом изменения обвинения и других процессуальных «манипуляций» с квалификацией преступления, исходя из своих целей, могут нарушить при этом процессуальные права потерпевших. Возникает вопрос: а почему государственный обвинитель вправе распоряжаться публичным обвинением без какого-либо контроля со стороны потерпевшего и вышестоящего прокурора? Ситуация, которая сложилась в отечественной правоприменительной практике, такова, что потерпевший, не обладающий правом на дополнительное обвинение и поддержание обвинения в случае отказа от него государственного обвинителя, не вправе даже обжаловать это решение государственного обвинителя. Потерпевшему в указанной ситуации остается единственная возможность по обжалованию решения суда (судьи) о прекращении уголовного дела в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения [4].
В литературе указывается на необходимость устранения монополии государственных органов на ведение уголовного преследования в российском судопроизводстве, в том числе по делам публичного и частнопубличного обвинения [3, с. 69−70]. Тем более что во многих странах это является обычной практикой. Так, право поддерживать обвинение при отказе от него государственного обвинителя существует в ФРГ, Польше, Португалии, Румынии и других странах. Как нами уже указывалось, до 1985 г. государственное обвинение в Англии поддерживалось барристерами или солиситорами на договорных началах по поручению полиции, потерпевших, корпораций и лишь в отдельных случаях директором публичных преследований [1, с. 97].
По нашему мнению, преодоление монопольного права на обвинение по делам публичного и частнопубличного обвинения, а также по уголовным делам, возбужденным в порядке ч. 4 ст. 29 УПК, и предоставление потерпевшему права на продолжение обвинительной деятельности в случае отказа прокурора от обвинения отвечает назначению уголовного судопроизводства, развивая его состязательные принципы.
Список литературы
1. Апарова Т. В. Суды и судебный процесс Великобритании. Англия. Уэльс. Шотландия. М.: Триада Лтд, 1996. 157 с.
2. Николаев М. В. Участие потерпевшего в уголовном преследовании по делам публичного и частно-публичного обвинения: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Кемерово, 2008. 24 с.
3. Петрова Н. Е. Частное и субсидиарное обвинение. Самара: Самарский университет, 2004. 186 с.
4. По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан: постановление Конституционного Суда Р Ф от 08 декабря 2003 года № 18-П // Собрание законодательства Российской Федерации (СЗРФ). 2003. № 51. Ст. 5026.
5. Шумилина О. Ю. Процессуальное положение потерпевшего по делам частного обвинения: дисс. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2003. 190 с.
PROBLEMS OF VICTIM’S PARTICIPATION IN JUDICIAL INVESTIGATION IN CRIMINAL PROCEDURE OF RUSSIA
Khaidarov Al’bert Anvarovich, Ph. D. in Law
Kazan'- Law Institute ofMinistry of Home Affairs of Russia skywriter_al@mail. ru
The author considers the victim’s legal status at the stage of judicial investigation, studies the problem of ensuring victims' rights and legitimate interests at the trial stage of criminal procedure, as well as the features of the private prosecutor’s procedural status within judicial investigation on private prosecution cases, researches the role of the court (judge) while the victim’s rights realizing at the considered stage of judicial proceedings, and pays considerable attention to the problem of the unilateral withdrawal of charges by the public prosecutor without taking into account the victim’s opinion.
Key words and phrases: victim- judicial investigation- trial stage- victim’s rights- withdrawal of charges.
УДК 323. 39:902.7 Политология
Статья раскрывает понятие «политическая ментальность», которое относится к научному дискурсу политической антропологии и включает такие элементы, как политическое знание, политическая психология, политическое поведение. Цель статьи — дать анализ специфики русской политической ментальности. Поставленная цель достигается автором через изучение традиционных концепций русского политического характера, изложенных в трудах классиков отечественной политической мысли- обобщение точек зрения современных российских политологов- использование данных социологических исследований. Автором представлена модель русской политической ментальности и характеристика её динамики по материалам мониторинга уникального проекта «Русские в XXI веке», предпринятого в 2010—2011 гг. Институтом этнологии и антропологии РАН совместно с Радио России.
Ключевые слова и фразы: политическая ментальность- русская политическая ментальность- политическая антропология- политическая культура- патриотизм- гражданственность.
Ханаш Светлана Александровна, к. филос. н., доцент Оренбургский государственный педагогический университет burganovainna@yandex. ru
РУССКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ: ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ (c)
Схема построения представленного исследования включает три информационных блока: аналитический обзор классических концепций русской политической ментальности отечественных мыслителей- краткое
© Ханаш С. А., 2013

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой