Опыт организованной благотворительности в России: Ведомство учреждений императрицы Марии (конец XVIII - начало XX вв.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. А. Хитров
ОПЫТ ОРГАНИЗОВАННОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ: ВЕДОМСТВО УЧРЕЖДЕНИЙ ИМПЕРАТРИЦЫ МАРИИ (КОНЕЦ XVШ — НАЧАЛО ХХ вв.)
Система социальной помощи в императорской России формировалась при отсутствии единой государственной социальной политики. Социальная поддержка нуждающихся осуществлялась многочисленными, но разрозненными благотворительными ведомствами, комитетами, обществами и учреждениями. Особое место среди них занимали благотворительные ведомства, комитеты и общества под покровительством императорской фамилии. К их числу относились действовавшие в общегосударственном масштабе Ведомство учреждений императрицы Марии, Императорское человеколюбивое общество, Российское общество Красного Креста, Попечительство о домах трудолюбия и работных домах (с 1906 г. — Попечительство о трудовой помощи), Романовский комитет, а также ряд комитетов и обществ, действовавших в региональных границах. В Санкт-Петербурге, например, это были Морское и Петровское благотворительные общества. Несколько благотворительных комитетов под покровительством Дома Романовых были созданы в годы Первой мировой войны.
Государство не возлагало на себя прямой ответственности за решение задач социальной политики, но и не устранялось от них, используя и поощряя благотворительность, которая со времени принятия Русью христианства выражалась в стремлении помочь обездоленному, выполнив тем самым религиозно-нравственный долг. В. О. Ключевский, посвятивший русскому благотворению исследование «Добрые люди древней Руси», указывает на эту характерную черту русской благотворительности: «…любовь к ближнему полагали, прежде всего, в подвиге сострадания к страждущему, ее первым требованием признавали личную милостыню"1.
Первая попытка власти использовать благотворительность для решения социальных задач восходит к XVI в. В 1551 г. Стоглавый собор постановил создать в городах богадельни для больных и престарелых нищих, которым «боголюбцы» могли приносить милостыню «своего ради спасения"2. Попытки придать благотворительности организованный характер и создать на ее основе учреждения призрения предпринимались при царе Федоре Алексеевиче и при Петре I. Система учреждений призрения под монаршим покровительством, действующих на благотворительной основе, начала создаваться в России со второй половины XVIII в. Екатерина II вскоре после вступления на престол провозгласила: «Призрение бедным и попечение о умножении полезных обществу жителей суть две верховные должности каждого боголюбивого правителя"3. Екатерина, по существу, возродила забытую в первой половине XVIII в. древнюю российскую традицию покровительства благотворительности и участия в ней правителей государства. Упомянутые слова Екатерины II относятся к утвержденному императрицей проекту Воспитательного дома — учреждения для призрения подкидышей и сирот, представленного государыне просветителем, педагогом и государственным деятелем Иваном Ивановичем Бецким.
© А. А. Хитров, 2008
Воспитательный дом был открыт в Москве в 1763 г. Кроме того, при Екатерине были созданы и другие учреждения призрения: Воспитательное общество благородных девиц (Смольный институт), Санкт-Петербургский Воспитательный дом, Коммерческое училище. Екатерина стремилась к тому, чтобы эти учреждения действовали без отягощения казны, «. на едином самоизвольном подаянии от публики"4.
После кончины Екатерины II вступивший на престол Павел I своим указом от 12 ноября
1796 г. отдал Воспитательное общество благородных девиц под управление своей супруги Марии Федоровны (Софии-Доротеи Вюртембергской). Статус Марии Федоровны как покровительницы Смольного института окончательно был оформлен указом Павла от 2 мая
1797 г. Эту дату принято было считать началом истории самого крупного российского благотворительного ведомства под покровительством императорской фамилии — Ведомства учреждений императрицы Марии. Различные аспекты деятельности этого Ведомства рассматриваются современными исследователями в диссертационных работах5 и научных трудах6, среди которых следует отметить фундаментальные монографии А. Р. Соколова «Благотворительность в России как механизм взаимодействия общества и государства (начало
XVIII — конец XIX вв.)» (СПб., 2007) и Г. Н. Ульяновой «Благотворительность в Российской империи, XIX — начало ХХ века» (М., 2005). В этих трудах исследуются вопросы, связанные с организационной структурой, правовым положением Ведомства императрицы Марии, источниками финансирования учреждений призрения, входивших в его состав. Однако многие проблемы истории этого благотворительного ведомства заслуживают дальнейшего изучения. Данная статья посвящена исследованию опыта деятельности Ведомства императрицы Марии как структуры, привлекавшей организованную благотворительность для решения задач социальной политики в общегосударственном масштабе.
За четверть века под руководством Марии Федоровны был создан комплекс различных благотворительных учреждений призрения. К моменту кончины императрицы в 1828 г. их насчитывалось 34, не считая структурных подразделений и финансово-хозяйственных учреждений7. Своей деятельностью Мария Федоровна упрочила и сделала незыблемой традицию, согласно которой покровительство благотворению со стороны императорской фамилии стало правилом, особенно для женской половины династии. Кончина императрицы в 1828 г. потребовала реорганизации управления ее благотворительными учреждениями. Чтобы они продолжали «действовать как доселе на пользу Государства и человечества», император Николай I указом от 26 октября 1828 г. принял их под свое «непосредственное и особое покровительство"8. Управление этими учреждениями сосредотачивалось в IV Отделении Собственной его императорского величества канцелярии. В память о покровительнице они также получили название «Учреждения императрицы Марии». С октября 1854 г. в официальной документации появляется наименование «Ведомство учреждений императрицы Марии». Вскоре статус покровительницы Ведомства получила и супруга монарха императрица Александра Федоровна. Таким образом, статус Ведомства императрицы Марии приобрел двойственный характер. Формально оно было включено в состав государственных учреждений, но фактически являлось общественной организацией, решавшей задачи социальной политики в общегосударственном масштабе. В условиях самодержавного строя организованная благотворительность под покровительством Дома Романовых уже в первой половине XIX в. фактически стала средством решения государственных задач в области социальной политики.
Во второй половине XIX в. высочайшее покровительство благотворительности и непосредственное участие в ней членов императорской фамилии не только сохранило
прежнее значение, но и приобрело новое. Повышение внимания общества к социальным вопросам и возникновение большого числа общественных благотворительных учреждений привели к появлению альтернативы организованной благотворительности под покровительством императорской фамилии. Это объективно заставляло императорскую власть думать о развитии подведомственных ей благотворительных структур. В указанный период Ведомством императрицы Марии активно ведется поиск путей широкого привлечения благотворителей, расширяются права общественности в управлении местными учреждениями, растет их количество. Процесс расширения и совершенствования социальной помощи, осуществлявшейся Ведомством учреждений императрицы Марии, шел на протяжении почти всего XIX в. и, в основном, завершился в первом десятилетии ХХ в.
Самым многочисленным видом учреждений призрения Ведомства императрицы Марии были детско-юношеские учреждения. Одними из старейших детско-юношеских учреждений являлись Санкт-Петербургский и Московский Воспитательные дома, имевшие целью призрение подкидышей и сирот, начиная с младенческого возраста до совершеннолетия. На протяжении XIX в. Воспитательные дома подвергались преобразованиям, целью которых было совершенствование призрения детей. По данным на 1 января 1904 г. в Санкт-Петербургском и Московском Воспитательных домах призревались 59 337 детей обоего пола, из них 32 974 — в Петербургском и 26 363 — в Московском9.
Широкое распространение в России получил такой тип детско-юношеских учреждений призрения Ведомства императрицы Марии, как детские приюты. Они начали создаваться в 30-е гг. XIX в. Эти заведения предназначались для дневного пребывания детей в возрасте от 5−8 до 14−16 лет, имевших бедных родителей. В первой половине XIX в. для управления детскими приютами Ведомства императрицы Марии были созданы Санкт-Петербургский и Московский Советы детских приютов, а также местные попечительства детских приютов. Во второй половине XIX — начале ХХ вв. в детских приютах был осуществлен ряд преобразований: усовершенствован учебный процесс, унифицированы учебные программы, начало внедряться профессиональное обучение. Значительно возросло число приютов. В 1904 г. Ведомство детских приютов располагало 398 учреждениями призрения. К концу 1904 г. детские приюты посещали 12 525 детей, и постоянно проживали в них 13 365. Итого приютским призрением пользовались 25 890 детей10.
Кроме того, Ведомство императрицы Марии располагало большим количеством женских детско-юношеских учреждений призрения различных типов. Особое место среди них занимали женские институты, предназначавшиеся для воспитания и обучения представительниц дворянства и чиновничества. Во второй половине XIX в. были усовершенствованы институтские учебные программы, произошел отказ от наиболее архаичных и реакционных методов воспитания. В некоторые институты за плату допустили представительниц духовного и купеческого сословий. В начале XX в. женские институты сохраняли прежние цели и задачи, но ведущую роль в их деятельности приобрело образование. В 1904 г. в 34 женских институтах единовременно призревались приблизительно 8000 девиц11. Рост общественного интереса к женскому образованию во второй половине XIX в. способствовал появлению в числе учреждений Ведомства императрицы Марии нового типа женский учебных заведений — гимназий. В отличие от институтов, гимназии были открытыми всесословными учебными заведениями. В начале ХХ в. Ведомство императрицы Марии располагало 17-ю женскими гимназиями12. В них единовременно обучались приблизительно 7000 девиц. Женские гимназии не являлись учреждениями призрения. Их пребывание в Ведомстве императрицы Марии обуславливалось традицией,
согласно которой женское образование под контролем государства развивалось в рамках благотворительного ведомства. Эта традиция сохранялась и в начале ХХ в. В 1903 г. в Петербурге в составе Ведомства был создан Женский педагогический институт — первое в России высшее женское учебное заведение, имевшее государственный статус. По данным на 1 января 1905 г. на трех отделениях института: словесно-историческом, физикоматематическом, естественных наук и географии обучалась 331 студентка13. В состав женских детско-юношеских учреждений призрения Ведомства императрицы Марии входили и заведения приютского типа. Воспитанницы этих учреждений получали начальное образование и обучались женским рукоделиям. Помимо женских, Ведомство императрицы Марии располагало мужскими детско-юношеским учреждениями призрения. Это были Г атчинский сиротский институт императора Николая I, Санкт- Петербургское и Московское Коммерческие училища. Основанный в 1802 г. Марией Федоровной Г атчинский сиротский институт после многочисленных преобразований стал закрытым мужским учреждением призрения, дававшим питомцам среднее образование по программе реального училища. На 1 января 1904 г. в нем призревались 114 воспитанников14. Коммерческие училища предназначались для призрения сирот из купеческого сословия. В начале ХХ в. в них призревались до 1000 воспитанников. Помимо учебно-воспитательных заведений, Ведомство императрицы Марии имело в своем составе учреждения для призрения бедных: богадельни и больницы. В конце XIX — начале ХХ вв. их насчитывалось до тридцати.
Во второй половине XIX в. Ведомство императрицы Марии начало осуществлять специализированное призрение слепых. В 1883 г. в состав Ведомства было принято учрежденное двумя годами ранее по инициативе супруги Александра II императрицы Марии Александровны и названное в ее честь Мариинское попечительство о слепых. При этом оно получило наименование «Попечительство императрицы Марии Александровны о слепых». Попечительство о слепых располагало специализированными учебно-воспитательными заведениями, богадельнями и медицинскими учреждениями. В сельскую местность, где отсутствовали стационарные учреждения призрения, направлялись окулистические отряды, работавшие, как правило, в летние месяцы. В конце XIX в. Ведомство учреждений императрицы Марии приступило к специализированному призрению глухонемых. В 1898 г. по инициативе и под покровительством вдовствующей императрицы Марии Федоровны (Дагмары Датской) было создано Попечительство о глухонемых. Полностью оно называлось «Состоящее под Августейшим покровительством Их Императорских Величеств Попечительство Государыни Императрицы Марии Федоровны о глухонемых». Одновременно вдова Александра III возглавляла и Ведомство императрицы Марии. В конце
XIX — начале ХХ вв. Попечительство о глухонемых приступило к созданию специализированных учебно-воспитательных и лечебных учреждений по всей стране.
Все общества и заведения Ведомства императрицы Марии действовали на благотворительной основе. Их финансовые средства формировались, главным образом, из благотворительных пожертвований, поступавших, в том числе, и от членов императорской фамилии. Пожертвования осуществлялись в различных формах: в виде регулярных членских взносов, уплачивавшихся членами советов, комитетов, попечительств и обществ, нерегулярных единовременных или периодических пожертвований от частных лиц, коллективов и общественных организаций, в форме доходов от операций с недвижимостью и проведения благотворительных мероприятий: лотерей, спектаклей, вечеров и так далее. Учреждениям призрения поступала плата за содержание воспитанников на сверхштатных вакансиях. Некоторые учреждения получали пособия из средств, находившихся в распоряжении
центрального управления Ведомства императрицы Марии. В исключительных случаях учреждения Ведомства могли рассчитывать на государственные средства. Привилегированный статус Ведомства создавал существенные стимулы для благотворительной деятельности. Большинство учреждений Ведомства императрицы Марии пользовалось правом присуждать от лица государства ордена, медали, чины и ведомственные мундиры за благотворительные пожертвования. С 50-х гг. XIX в. благотворители могли рассчитывать на гражданские чины до V класса включительно. Благотворители имели право самостоятельно определять точное назначение своих пожертвований, присваивать пожертвованиям свои имена либо имена лиц, в честь которых эти пожертвования осуществлялись. Кроме того, благотворители могли участвовать в управлении учреждениями призрения, которые пользовались их поддержкой.
Особенностью финансово-хозяйственной деятельности многих учреждений Ведомства императрицы Марии было формирование так называемых «основных», или «неприкосновенных» капиталов, на проценты с которых осуществлялась деятельность учреждений призрения. Основные капиталы должны были служить гарантией сохранности финансовых средств, однако, тем самым эти средства фактически «омертвлялись», не используясь на оказание социальной помощи. Это был не единственный недостаток. В деятельности учреждений Ведомства императрицы Марии присутствовали элементы бюрократизма, допускались различные злоупотребления. Но главным недостатком в работе указанного ведомства была его чрезвычайная закрытость, сохранявшаяся и в начале ХХ в. Государственная Дума третьего и четвертого созывов неоднократно высказывалась за предоставление Государственному контролю права ревизии финансовых средств Ведомства императрицы Марии. В 1914 г. в ответ на обращение Государственного контроля о возможности осуществления этого пожелания Думы Ведомство императрицы Марии дало отрицательный ответ, подчеркнув, что «. оно по-прежнему должно сохранять свой исторически сложившийся строй, состоя под непосредственным монаршим покровительством и высшим управлением ее императорского величества"15. Общаясь с монаршими особами, любой руководитель Ведомства императрицы Марии, хотел он того или не хотел, должен был учитывать такие факторы, как настроения в придворных кругах и в руководящем составе самого ведомства. К. К. Грот — создатель и руководитель Мариинского попечительства о слепых, в 1882—1884 гг. возглавлявший и Ведомство императрицы Марии, отметил в автобиографических заметках, что в упомянутом ведомстве «. слишком много зависит от личных отношений и связано стариной и преданиями дореформенного вре-мени"16. Закрытость и консерватизм Ведомства императрицы Марии мешали в должной мере реагировать на требования эпохи, сковывали общественную инициативу. Последний недостаток на местах отчасти компенсировался привлечением общественности к управлению учреждениями призрения.
Несмотря на недостатки, роль благотворительных учреждений призрения Ведомства императрицы Марии в оказании помощи нуждавшимся была существенной. В начале
ХХ в. постоянной и единовременной помощью с их стороны ежегодно пользовались до 900 тыс. человек. Во многих случаях эти учреждения превосходили другие аналогичные учреждения, имевшиеся в России. В первую очередь, это относится к призрению детей и юношества. Ведомство императрицы Марии располагало уникальными учебно-воспитательными комплексами, подобных которым не было ни в Петербурге, ни в России. К таким комплексам относились Воспитательные дома, Ведомство детских приютов, женские школы Патриотического общества, женские институты. Указанные комплексы
и отдельные заведения со второй половины XIX в. работали по единым, унифицированным учебно-воспитательным программам, осуществляя не только собственно призрение, но и давая полноценное образование (начальное или среднее, в зависимости от статуса заведения), подтверждавшееся государственными сертификатами. Детские приюты Ведомства императрицы Марии были единственными в России благотворительными заведениями, успешное окончание учебы в которых давало юношам льготу IV разряда по отбыванию воинской повинности.
Опыт организации государством частного и общественного благотворения для повышения его эффективности, привлечения организованной благотворительности к решению социальных задач в общегосударственном масштабе актуален для современной России. Благотворительность не может и не должна заменять государственную социальную политику, но способна существенно ее дополнять. При организации взаимодействия государства и благотворителей можно воспользоваться историческим опытом деятельности благотворительных учреждений призрения Ведомства императрицы Марии, уходящие корнями в глубину веков исторические традиции отечественного благотворения, основой которых были милосердие, доброта, сознание религиозного, гражданского долга, опыт взаимодействия власти и общества в решении социальных задач, привлечения общественности к управлению социальными учреждениями, использования всех возможных стимулов благотворительной деятельности, пропаганда благотворительности — все это может быть востребовано при решении социальных задач в новых исторических условиях.
1 Ключевский В. О. Исторические портреты. Деятели исторической мысли. М., 1990. С. 78−79.
2 Стоглав. СПб., 1997. С. 198.
3 Полное собрание законов Российской империи (далее — ПСЗ). Собр. I. Т. 16. № 11 908.
4 ПСЗ. Собр. I. Т. 16. № 11 901.
5 Гаврюшин С. И. Организационное устройство и деятельность Ведомства учреждений императрицы Марии Федоровны (1797−1917 гг.): Автореф. дисс. … канд. истор. наук. М., 2002- Иванова Н. М. Милосердие и благотворительность в годы Первой мировой войны 1914−1917 гг. (на материалах Петрограда): Автореф. дисс. … канд. истор. наук. СПб., 2002- Кононова Т. Б. Благотворительность императорского дома. XIX в. (Историко-социальный аспект): Автореф. дисс. … докт. истор. наук. М., 2004- Матвеева Н. Л. Благотворительность и императорская семья в годы Первой мировой войны: Автореф. диссю. … канд. истор. наук. СПб., 2000.
6 Бобровников В. Г. Благотворительность и призрение в России. Волгоград, 2000- Соколов А. Р. Благотворительность в России как механизм взаимодействия общества и государства (начало XVIII — конец XIX вв.). СПб., 2007- Ульянова Г. Н. Благотворительность в Российской империи, XIX — начало ХХ века. М., 2005- Хитров А. А. Дом Романовых и российская благотворительность. Вторая половина XIX — начало ХХ века (По материалам Санкт-Петербурга и Петербургской губернии). Калининград, 2004.
7 Селезнев И. Я. Хроника Ведомства учреждений императрицы Марии, состоящих под непосредственным их императорских величеств покровительством. СПб., 1878. С. 56.
8 ПСЗ. Собр. II. Т. 3. № 2379.
9 Учебные заведения Ведомства учреждений императрицы Марии. Краткий очерк. СПб., 1906. С. 312.
10 Отчет по Ведомству детских приютов, состоящих под непосредственным высочайшим их императорских величеств покровительством за 1904 год. СПб., 1906. С. XV.
11 Учебные заведения Ведомства учреждений императрицы Марии. Краткий очерк. СПб., 1906. С. 78−79.
12 Там же. С. 142−143.
13 Там же.
14 Там же. С. 193.
15 Российский Государственный Исторический Архив (далее — РГИА). Ф. 759. Оп. 27. Д. 1703. Л. 3.
16 РГИА. Ф. 764. Оп. 1. Д. 734. Л. 52.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой