Этапы духовно-нравственного развития личности как социально-культурная система киновоспитания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

7. Третьяков, Н. Н. Мысли о композиции в живописи: сб. науч. тр. / Н. Н. Третьяков. — М.: Изобразительное искусство, 2000. — 110 с.
ЕРОШКИН Владимир Фёдорович, заслуженный деятель искусств РФ, профессор (Россия), профессор кафедры «Дизайн, рисунок и живопись»,
член Союза художников России, действительный член Российской академии естественных наук, действительный член Петровской академии наук и искусств.
Адрес для переписки: vlader1948@yandex. ru
Статья поступила в редакцию 17. 06. 2014 г. © В. Ф. Ерошкин

УДК 008: 791:378
Ю. Д. БАЖЕНОВ
Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского
ЭТАПЫ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ КАК СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СИСТЕМА КИНОВОСПИТАНИЯ
В статье речь идет о том, как духовно-нравственное развитие человека становится социально-культурной проблемой в контексте духовного строя личности. Рассматриваются инновационная система культурной системы качеств и социальная активность, являющиеся основой нравственных категорий, отражающихся в киноискусстве. В этой связи, базируясь на информационно-семиотической концепции культуры, автором впервые формируется структура этапов развития высокодуховной нравственности. Практическая ценность статьи выводит на использование полученных результатов в построении современной системы нравственного киновоспитания.
Ключевые слова: киновоспитание, духовно-нравственное развитие личности, семиотика культуры, социально-культурная деятельность, нравственные категории, аспекты киновоспитания, формируемые качества личности.
Рассмотрение данной проблемы следует начать с определения того, что обыкновенно называется душой. По мнению М. М. Бахтина, «душа — это то, что внутри, но вместе с тем она образуется из того, что определяет ее извне». Через душу человек получает возможность чувствовать другого, понимать его и принимать в себя. К душевным качествам человека, возводимым в ранг закона, издавна относились: взаимопонимание, сочувствие и сопереживание. В душе сосредоточен опыт постижения и переживаний другого человека. В ней проявляется особая атмосфера существования людей, их инобытие [1, с. 147]. Поэтому духовное развитие человека — это одновременное отражение его духовной жизни и процесс развития его человечности. Он объективно необходим и социально одобряем.
Понятия «духовность» и близкое к нему по смыслу «ментальность» относятся к категории сложно определяемых, так как они связаны с личностными, глубоко интимными сторонами человека. Различные трактовки понятия «душа» не исключают единообразия в понимании смысла ее возвышающего характера, возможностей самораскрытия через направленность к высокому, доброму, ощущению себя личностью, творцом. Существует многообразие подходов к определению категории «духовность».
Так, духовность, по мнению Л. С. Зориловой, — есть сущность человека, свободный, углубленный поиск смысла человеческой жизни, общечеловеческих ценностей и идеалов, которая проявляется
в творчестве конкретной личности и общества в целом и воплощается в реальных достижениях культуры и искусства". При этом необходимыми чертами такого процесса поиска является направленность на созидание и утверждение любви, добра и красоты [2, с. 4, 7]. Эта акцентуация духовности, а трех важнейших общечеловеческих ценностях является, на наш взгляд, наиболее универсальной и продуктивной в понимании духовности с позиций естественности морального облика формирующегося человека, и с этим нельзя не согласиться.
Вместе с тем «настоящее», «реальное» удовлетворение человеческая душа получает, по мнению С. Л. Франка, «в богатстве, славе, земной любви или даже в сверхличных благах, в благе Родины [3, с. 206−207. ], что проявляет себя в вечной неуспокоенности и постоянном поиске. Таким образом предопределяется характер поведения человека, его моральный облик в реальности, взаимоотношения с окружающими.
Связующим звеном духовности с моралью, нравственностью является духовный строй человека, определяемый, по мнению Д. Дьюи, отношениями к проблеме поведения. Согласование поступков с предписаниями и правилами несовместимо с догмами, строгой предопределенностью [4, с. 58]. Атидогматизм в подходе к нравственности распространяется на все стороны духовной жизни человека и определяет характер нравственных действий.
Поэтому к категории духовности в большой степени примыкает категория „нравственность“. Ее можно определить как индивидуальную духовно-практическую сферу свободного бытия и саморазвития человека. В этом отношении весьма символически выглядят слова русского философа Н. О. Лосского о том, „что русские философы доверяют нравственной интуиции, нравственному и эстетическому опытам, раскрывающим нам высочайшие ценности“. Требуемый при этом добровольный духовно-нравственный выбор поступка в соответствии с целеполаганием по критериям добра, гуманности, совести и личной ответственности основывается на актуальных для личности системы ориентиров [5].
Большое значение в сфере нравственности имеет нравственная потребность, которая определяется как бескорыстное стремление к добру, благополучию и справедливости. В его основе лежит высокое отношение к общественным интересам и моральным нормам, или границам, достойным человека. Из этой особенности формируется гуманность, человечность как доминирующая черта, стимулирующая общественную активность и ориентирующая поведение личности на внутреннюю мотивацию соотносить личные интересы с общественными ценностями в социально-культурной сфере. В этом отношении наиболее справедливым, на наш взгляд, являются социальная природа морали, определяющая характер социально-культурной ценности всякой нравственно приемлемой деятельности, что отражается, с одной стороны, в своеобразии культуры общения и, с другой — в нормах вырабатываемых молодежью профессиональной этики, формирующей социальную активность как стержневую основу нравственного киновоспитания.
В связи с этим отметим, что человек должен, по замечанию Д. С. Лихачева, „подниматься над самим собой — оглядывать прошлое и заглядывать в будущее“. На самом деле, доброта и значительность цели, разумное служение людям, обществу определяют прочность культурно-исторической памяти, сущность которой в том, чтобы „понимать красоту, быть добрыми и благодарными потомкам, принять их в нравственный мир, хранить и деятельно защищать“ [6, с. 218, 250]. Сказанное позволяет сделать вывод, что гуманная нравственность формируется и определяется в процессе связи с культурными традициями, опоре на них, благодаря чему складывается расширенное духовное пространство личности, в котором проявляется его полноценность. Это находит место и в системе киновоспитания (табл. 1).
В этом процессе „выстраивание“ личности, некоторой нравственной позиции, которая строит далее и преобразует человека, определяет главные направления его развития», неизбежно приводит, как отмечает Б. С. Братусь, к формированию конкретных черт его облика, направленности, ориентирующей на многообразные «внутренние перемены и продвижение к успеху» [7, с. 32].
Все это дает возможность преобразовать духовные способности личности, активизировать ее творческий потенциал.
С данными соображениями согласуется и мысль В. В. Розанова относительно того, что в человеческой душе отражаются «завитки всего мироздания», к которым человек определенным образом «влечется … своим умом и своим чувством», что проявляется в постоянном стремлении разгадать сокровенную сущность мироздания. Таким образом, мы видим проявление духовного творчества [8, с. 33, 34], вырастающего из его естественных нравственных потребностей.
Вместе с тем следует заметить, что нравственность неотрывна от человечности в том смысле, что она неизбежно служит оправданию добра, как об этом писал В. С. Соловьев, чувства стыда, жалости, симпатии, благоговения, благочестия, совести по отношению к другому, привносит в жизнедеятельность людей некоторую стихийность, которая, по мнению ученого, должна подчиняться духовной упорядоченности, включая в себя альтруизм и сострадание. Добро, естественным образом расположенное в человеке, всегда было присуще человеческой природе, благодаря чему в нем отражается должное отношение человека ко всему через добродетель, нормы (правила) и нравственное благо, великодушие, бескорыстие, правдивость, честность, благоразумие и милосердие [9, с. 47 — 548]. Эти общие моральные моменты показывают единство и нераздельность духовного и нравственного начала в процессе развития человека. Добро ученый рассматривал в человеческой природе, добро посылается людям от Бога, но оно является корнем человеческой нравственности, оно определяет нравственные данные человеческой природы, нравственные отношения человека, его фактическую нравственную основу, нравственный мир, определяющая добродетель, альтруизм и чувство долга человека [10].
Подтверждением высказанным позициям служит еще одна идея В. С. Соловьева о том, что «человек может делать добро помимо и вопреки всяких корыстных соображений, исходя из самой идеи добра, из одного уважения к долгу и нравственности. Добро, действительно, отражает стремление к высшему бытию, что проявляется в „живой творческой силе“, направленной также на дело духовного творчества» [9, с. 141]. При этом руководство высшими задачами духа направлено на единство нравственности, которая, как считает П. А. Флоренский, если подвергается падению, то «перестает быть живым и жизненным вдохновением добра и становится внешними правилами поведения. Таким образом, идеи добра и веры неизбежно ассоциируются возможностями нравственного самоопределения, определяемого стимулами социального возвышения духовности, что в процессе модернизации, как известно, может носить не только прогрессивный, но и деградирующий характер [11].
Таблица 1
Основные аспекты киновоспитания
Аспекты киновоспитания
Зрелищный — использование эффекта зрелищности для формирования духовно-нравственных качеств
Коллективный — аура единства ценностей и духовно-нравственных смыслов
Суггестивный — эмоциональное притяжение через кинообразы
В процессе духовно-нравственного совершенствования становится очевидным, что процессу нравственного развития неизбежно сопутствует познание этических норм и правил, которое соприкасается с необходимостью тонкого различения добра и зла, для чего необходим критерий. Существенно важно в этом отношении знать, что данный критерий базируется на принципах не только единства, но и дуализма, о чем справедливо писал Н. А. Бердяев. Отсюда становится ясным: важно в поступательном процессе жизнедеятельности предусматривать не только акты поощрения, но и некоторого искупления, что невозможно без опоры на идеалы человека [12].
Вышесказанное позволяет утверждать, что сегодня, действительно, необходимость установления граней добра и зла, отход от гедонизма становится требованием времени. В этом смысле актуализируется духовное развитие личности, направленное на возврат к истинным смысло-жизненным ценностям. Ведь духовность — это не только стремление с совершенствованию, но и готовность сопереживать, соучаствовать, быть общественно полезным, сливаясь в своих душевных порывах с помыслами и стремлением народа. Потеря духовности тесно связана и с национально-культурным обезличиванием, с одной стороны, и кризисом общественных идеалов и ценностей, с другой. Выход из этого состояния — в придании «культурной системе качеств органической целостности и аутентичности» [13], т.к. духовность тесно связана с нравственностью, то она во многом и определяет поведение человека. Отход от коммунистической нравственной традиции (чувство коллективизма) привел к влиянию на нравственное развитие через культивирование определенных поступков. Идеализированный характер нравственных действий определяет тип мышления, характер веры, возможности одухотворения, соответствующие требованиям определенной культурной традиции. В начале XXI столетия в российской общественной мысли проявляется нарастающий интерес к широкому спектру проблем, относящихся к духовности личности.
При этом совокупность всего поведения человека распадается на ряд актов и оттенков, которые при всей их эмпирической разнородности, по мнению П. А. Сорокина, представляют собой или делание чего-либо, или воздержание и терпение. Отсюда явственно просматриваются как нормальные акты поведения, носящие справедливый характер, так и запрещенная зона морального поведения и облика, носящие поднормальный характер, а также — акты рекомендуемые с точки зрения социальных норм [14, с. 53]. Такое сочетание долженствования, актуального позитивного и негативного в духовно-нравственном развитии — важный элемент цивилизованности общества, в большей степени опре-
деляемый, на наш взгляд, характером духовного развития человека. В этом смысле можно целиком согласиться с точкой зрения В. Д. Шадрикова относительно того, что данный процесс во многом зависит от развитости духовных способностей человека. Последние же в немалой степени обусловлены природной средой, требованиями деятельности и духовными ценностями и проявляются в интеграции интеллекта и ментально-сти [15, с. 69].
Связь духовно-нравственного развития с моралью, интеллигентностью неразрывна с факторами разумности, рациональности. Об этом пишут В. А. Блюмкин, Г. Н. Глумицкий, Т. В. Цырлина [16]. Следует сказать, что данный подход довольно узок. Наряду с разумом в духовно-нравственную сферу следует включать также гармонию человеческих взаимоотношений с миром, с окружающими людьми, природой, построенную на трудолюбии, благородстве и добропорядочности, руководством поведением, стремлением к адекватности измерений нравственным состояниям и качествам. Нравственным потребностям общества необходимы социально-культурные ценностные критерии, служащие механизмами управления нравственной деятельностью, ориентация на ее гуманизацию. Благодаря связи нравственности с моралью в структуре этапов развития высоко духовной нравственности следует различать:
1. Нравственное суждение, соответствующее определенному типу поведения-
2. Нравственные принципы и решения-
3. Нравственные действия-
4. Нравственная перспектива-
5. Нравственные традиции-
6. Нравственные взаимоотношения-
7. Нравственный стиль поведения и общения.
В этом контексте встает вопрос о социальных критериях высоко нравственной деятельности, которой должно быть свойственно сосуществование отношений самодостаточности, социальной ответственности и гуманизма.
В русле трех выше обозначенных понятий представляется очевидным их соответствие некоторым концепциям культуры, представленным А. В. Соколовым [17]. В этом смысле можно уверенно утверждать, что самодостаточность личности проявляется в своеобразной духовно-смысловой концепции культуры — суть которой отвечает требованиям духовного производства в русле системно организованной социально-культурной деятельности. В этом отношении самодостаточность личности определяется как совокупность способов генерации духовно-нравственных смыслов, направленных на хранение, обмен и освоение духовных ценностей.
Вместе с тем социальная ответственность личности с позиций культурологического синтеза представляет собой иную систему культурных знаков

Таблица 2
Система этапов киновоспитания
№ Аспекты киновоспитания Формируемые качества личности
1. Зрелищный — нравственное суждение- - нравственные принципы и решения- - нравственные действия.
2. Коллективный — нравственная перспектива- - нравственные традиции.
3. Суггестивный — нравственные взаимоотношения- - нравственный стиль поведения и общения.
в структуре многообразных форм общения, образующих некоторые связи в пространстве культурного взаимодействия (Ю. М. Лотман, Э. Касирер, К. Леви-Стросс). В этом плане продуктивной оказывается информационно-семиотическая концепция культуры, которая, апеллирует к сохранению предшествующего культурного опыта, традициям и исторической памяти в контексте духовно-нравственной целостности. При этом следует иметь в виду приоритет социально-культурной ответственности перед обществом в русле различных аспектов культурного наследия, под которым понимаются формы приобщения к культуре через историческую память.
Из вышесказанного вытекает некая система этапов киновоспитания, построенная на этапах духовно-нравственного развития личности (табл. 2).
Библиографический список
1. Бахтин, М. М. Эстетическое наследие и современность. В 2 ч. Ч. 1 / М. М. Бахтин. — М., 1992. — 240 с.
2. Зорилова, Л. С. Становление духовного мира личности в современной России / Л. С. Зорилова // Мир науки, культуры и образования. — 2009. — № 2 (14). — С. 106.
3. Франк, С. Л. Духовные основы общества / С. Л. Франк. -М., 1992. — 511 с.
4. Дьюи, Дж. Психология и педагогика мышления / Дж. Дьюи. — М., 1997. — 203 с.
5. Лосский, Н. О. История русской философии / Н. О. Лосский. — М., 2007. — 385 с.
6. Лихачев, Д. С. Великое наследие / Д. С. Лихачев. — М., 1975. — 145 с.
7. Братусь, Б. С. Психологические аспекты нравственного развития личности / Б. С. Братусь. — М.: Знание, 1978. — 143 с.
8. Розанов, В. В. Русская мысль / В. В. Розанов. — М., 2008. — 654 с.
9. Соловьев, В. С. Оправдание добра. Нравственная философия: в 2 т / В. С. Соловьев. — М, 1988. — Т. 1. — С. 189.
10. Лосев, А. Ф. В. Соловьев и его время / А. Ф. Лосев. -М, 2007. — 292 с.
11. Флоренский, П. А. Христианство и культура / П. А. Флоренский. — М., 2001. — 665 с.
12. Бердяев, Н. А. О назначении человека / Н. А. Бердяев. -М., 1998. — 189 с.
13. Словарь по социальной педагогике: учеб. пособие / Под ред. Багдасарова. — М.: Академия, 2002 — 260 с.
14. Сорокин, П. Человек. Цивилизация. Общество / П. Сорокин. — М., 1991. — 256 с.
15. Шадриков, А. В. Ментальное развитие человека / А. В. Шадриков. — М., 2007. — 186 с.
16. Блюмкин, В. А. Нравственное воспитание / В. А. Блюм-кин, Г. Н. Глумицкий, Т. В. Цырлина. — Воронеж, 1990. — 256 с.
17. Соколов, А. В. Феномен социально-культурной деятельности / А. В. Соколов. — Спб., 2003. — 203 с.
БАЖЕНОВ Юрий Дмитриевич, старший преподаватель кафедры «Кино-, фото- и видеотворчество». Адрес для переписки: bajenov64mail. ru
Статья поступила в редакцию 19. 06. 2014 г. © Ю. Д. Баженов
УДК 719: 712
А. С. БЕЛЫШЕВА
Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств
СОХРАНЕНИЕ ГОРОДСКОГО ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНОГО ЛАНДШАФТА КАК ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ МУЗЕОЛОГИИ
В данной статье поднимаются актуальные вопросы сохранения исторического архитектурного ландшафта в условиях современной городской среды. Автором в рамках музеологической парадигмы исследуются примеры «музейного отношения» к памятникам архитектуры, когда им не просто присваивается статус памятника или они превращаются в музей как таковой, а когда посредством реорганизации функции самого здания они превращаются в современные центры культуры. Это явление способствует развитию каналов культурной преемственности и выводит понятие архитектурного наследия на новый уровень. Ключевые слова: историко-архитектурный ландшафт, городская среда, социокультурная преемственность, музеефикация.
Учитывая динамику социальных, экономических и культурных ценностей, проблема сохранения и использования историко-архитектурного наследия в условиях современного города с каждым годом становится актуальнее. На сегодняшний день наиболее распространённым методом её решения является музеефикация. Памятник либо сам превращается в музей (происходит создание музейной среды и консервация в ней объекта), либо ему присваива-
ется статус «охраняемого государством», он становится объектом экскурсионного показа, возможно, даже брендом целого города или отдельного района. При этом по отношению к нему действуют юридически установленные правила и ограничения по использованию, тем не менее, объект продолжает нести прежние социальные функции (Витебский вокзал в Петербурге, любое культовое сооружение). Однако сегодня всё более и более актуальным

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой