Этапы становления и развития финно-угорского мира

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 394
А.Б. МЯСНИКОВА
ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ФИННО-УГОРСКОГО МИРА
Ключевые слова: финно-угорский мир, этапы формирования, финно-угроведение.
Предпринята попытка выделения этапов становления финно-угорского мира.
Хронологические рамки статьи охватывают период с XVII в. по настоящее время.
A.B. MIASNIKOVA
STAGES OF THE FINNO-UGRIC WORLD FORMATION AND IT'-S DEVELOPMENT
Key words: the Finno-Ugric world, formation stages, finno-ugrovedenie.
The author makes an attempt of allocation of stages of Finno-Ugric world formation. The
chronological frames of research are extended on the period from the 17th century to present.
Сложное и емкое понятие «финно-угорский мир» вызывает в последнее время активный интерес и внимание со стороны ученых, политиков, общественных деятелей. Своеобразие этого феномена Президент Эстонии Л. Мери на Третьем Всемирном конгрессе финно-угорских народов подметил следующим образом: «Между нашими народами существуют… различия, но мы четко выделяемся отдельными островками в безграничном пространстве индоевропейского моря… Конгресс финно-угорских народов подобен соединению островов при образовании материка» [1. С. 35].
В статье ученых А. А. Попова и Н. А. Уваровой сделана попытка исследования динамики развития понятия «финно-угорский мир» в разные периоды исторической действительности [12. С. 555]. Авторы данной статьи ставят перед собой цель определить периоды становления и развития финно-угорского мира. Для достижения цели были использованы материалы всемирных конгрессов финно-угорских народов, электронные ресурсы и научные наработки финно-угроведов.
Первоначально под финно-угорским миром понималось только родство языков финно-угорских народов, начало которому было положено в ХVII в. учеными финно-угроведами. Так, немецкий ученый М. Фогель доказал родство финского, лопарского (саамского) и венгерского языков. В 1671 г. шведский учёный Г. Стирнхильм описал сходство саамского, финского и эстонского языков, а также отметил несколько похожих слов в финском и венгерском. Таким образом, эти два исследователя были первыми, кто стоял у истоков классификации финно-угорской языковой семьи, но более обстоятельно она была обоснована в XVIII в. Ф. Страленбергом [8. С. 68].
Выводы М. Фогеля и Ф. Страленберга о родстве финно-угорских языков и их происхождении от «одного начала» были поддержаны, конкретизированы и развиты в работах русских ученых XVIII в. (В.Н. Татищев, П. И. Рычков, М. В. Ломоносов и др.).
Финно-угроведение как наука о родстве языков финно-угорских народов, истории их развития возникло в XVIII в. Основоположниками нового направления стали венгры Ш. Дьярмати и Я. Шайнович. В XIX в. свою лепту в изучение финно-угорских языков внесли немецкий ученый Й. Буденц, который на протяжении 20 лет был ведущим специалистом Венгрии по финно-угорским языкам, и венгерский лингвист И. Халас, опубликовавший в 1890-х гг. объемный сравнительный материал по финно-угорским и самодийским языкам. Его работа стала основой для широкого признания родства между этими языками [15].
К середине — второй половине Х! Х столетия относится окончательное формирование финно-угроведения как комплекса научных направлений, изучающих родственные народы. Особое значение в этом сыграли труды венгра А. Регули,
финнов А. И. Шёгрена и М. А. Кастрена. Примечательная черта их научного творчества, обращенного к финно-уграм России, заключалась в дополнении лингвистических наблюдений материалами фольклора, этнографии и истории. Чуть позже получили развитие археологические исследования, связанные с финноугорской тематикой (основатель этого направления — финн Й. Аспелин). Тем самым финно-угроведение обретает системный, комплексный характер, происходит расширение его научного проблемного поля. Исследователь истории финно-угроведения Г. Стипа отмечал, что в конце Х1Х в. в этой отрасли знания произошел переход от научного романтизма к позитивизму [13].
В конце Х1Х — начале ХХ вв. на фоне научных исследований и увеличения объема знаний о финно-угорских народах много было сделано по пропаганде финно-угорского родства. Финские, эстонские и венгерские ученые часто выезжали в экспедиции к своим восточным родственникам. Значительная роль отводилась созданному в 1883 г. Финно-угорскому обществу в Гельсингфорсе, ставшему крупным научным центром. Представители национальной интеллигенции из среды восточно-финских народов благодаря его влиянию более углубленно и заинтересованно стали изучать историю, этнографию, культуру своих народов. К примеру, известно, что один из первых коми ученых Г. Лыткин, внесший большой вклад в науку, собирательской работой стал заниматься под воздействием трудов А. И. Шегрена [5]. Характерно признание первого марийского историка Ф. Егорова. На научное поприще его подтолкнули общение с финским исследователем У. Холмбергом, участие в его экспедиции и помощь в сборе полевого материала о верованиях марийцев. На пробуждение интереса к историко-языковым проблемам родственных народов большое воздействие оказала книга М. П. Веске «Славяно-финские культурные отношения по данным языка», в которой впервые была высказана мысль о широком доисторическом влиянии славянства на финский мир [10].
С конца XIX в., с началом зарождения у российских финно-угров (за исключением самых малочисленных) национально-демократической интеллигенции, получили развитие краеведение, просветительское движение. Первые ученые, краеведы, учителя свои усилия направляли не просто на распространение элементарной грамотности среди сородичей, а на пробуждение национального достоинства и самосознания. В этом они большое место отводили сбору и публикации сведений об историческом прошлом своих народов.
С открытием в 1925 г. членом-корреспондентом Академии наук Д.В. Буб-рихом кафедры финно-угорских языков в Ленинградском университете началось сравнительно-историческое изучение финно-угорских языков. В этом же году было создано Ленинградское общество исследователей культуры финноугорских народностей (ЛОИКФУН).
С конца 20-х гг. XX в. разворачиваются сталинские репрессии, направленные, среди всего прочего, против так называемых «буржуазных специалистов». В 1931 г. началось дело «федералистов», сфабрикованное в Марийской автономной области против национальной интеллигенции. Ученые Ф. Е. Егоров, Т. Е. Евсеев, В. М. Васильев и другие были осуждены за пропаганду финно-угорского родства, обвинены в деятельности, нацеленной на отделение финно-угорских территорий от СССР и присоединение их к Финляндии или, как минимум, образование финно-угорской федерации под ее протекторатом [14]. Выдвигалось против них и обвинение в недовольстве результатами политики Коммунистической партии и советского государства по отношению к нерусским народам, в возмущении насильственной коллективизацией и опустошительной вырубкой лесов, подрывающей природную среду обитания и традиционные занятия марийского народа [11].
В 1932 г. было сфабриковано дело «СОФИН» (Союз освобождения финских народностей). По своей сути очень схожее с делом «федералистов», оно в основном было направлено против удмуртской интеллигенции, в первую очередь — против выдающегося поэта и исследователя К. П. Чайникова (псевдоним — К. Герд), а также ученого мордвина М. Т. Маркелова и крупных коми исследователей В. И. Лыткина и В. П. Налимова [9].
Репрессии конца 1930-х гг. практически полностью ликвидировали первое поколение национальной интеллигенции финно-угорских народов, в том числе историков, археологов, этнографов, филологов, фольклористов, обвиненных в «буржуазном национализме» и «панфинизме». Представителям молодой этнической элиты финно-угров были вменены в вину их исследования по истории, фольклору, языкам и национальной культуре своих народов, подчеркивание их историчности, самобытности, героического прошлого, сопротивления русификаторской политике царского правительства, пропаганда финно-угорского родства и необходимости их единения и налаживания более тесных культурных связей родственных народов. Финские ученые (в официальной риторике и лексике -«фашисты») обвинялись в стремлении создать «Великую Финляндию» от Скандинавии до Западной Сибири. В 1944 г. была предпринята попытка переселения карел, финнов и вепсов в восточные районы страны, ссылаясь на проявленную ими неблагонадежность во время войны [3].
В то же время параллельно с репрессиями шло строительство национальных республик. Так, 4 ноября 1920 г. был издан декрет об образовании Вотской автономной области (с 1932 г. УАССР). 8 июня 1920 г. была создана Карельская трудовая коммуна (с 25 июля 1923 г. — Карельская АССР) — в августе 1921 г. — А О Коми (Зырян) (с 5 декабря 1936 г. — Коми АССР). Мордовия как автономная область образована 10 января 1930 г., преобразована в АССР 20 декабря 1934 г.
В независимых финно-угорских странах — Финляндии, Венгрии, Эстонии -в это время ежегодно проводились «Дни родственных народов», различные научные конференции, международные встречи по проблемам культуры финно-угров, издавались книги, журналы, сборники материалов (в основном филологического характера). В Советском Союзе финно-угорская проблематика как таковая вовсе не была актуализирована. Со временем и в финно-угорских государствах (в силу разных обстоятельств и в разное время) мероприятия культурно-научного характера, связанные с финно-угорской тематикой, практически перестали проводиться. В Эстонии это произошло в силу присоединения ее к Советскому Союзу накануне Великой отечественной войны, в Венгрии — после окончания второй мировой войны в связи с включением ее в сферу влияния СССР как одной из стран народной демократии, в Финляндии — из соображений сохранения добрососедских отношений с восточным соседом.
И тем не менее логика развития науки, в том числе финно-угроведения, заставляла налаживать и интенсифицировать научные контакты. Наиболее активное развитие финно-угроведческие исследования получили в Эстонии, практически ставшей центром финно-угроведения в СССР [2. С. 56].
Ещё в 1927 г., в суверенной тогда Эстонии, был учреждён комитет «Фен-но-Угрия» для координации взаимоотношений с финно-угорскими народами России. В 1940 г., уже в советской Эстонии, деятельность этой организации была признана незаконной и попала под запрет. В 1992 г. фонд был возрожден и сегодня объединяет более 50 общественных фондов и организаций, так или иначе связанных с реализацией различных финно-угорских проектов, в первую очередь касающихся российских финно-угров. В одной только Эстонии на этой тематике специализируются Фонд Л. Мери, Центр коренных финно-
угорских народов имени П. Аристэ, Институт Я. Тыниссона, Группа поддержки финно-угорских народов в Рийгикогу и др.
В 1958 г. в Хельсинки прошла конференция исследователей финно-угорских языков, посвященная 75-летию Финно-угорского общества, на которой было принято решение о проведении регулярных (один раз в пять лет) международных научных конференций по финно-угорскому языкознанию. В том же году подобное решение было принято на совещании советских финно-угроведов в Ленинграде [4].
В 1960 г. в Будапеште состоялся первый Международный конгресс финно-угроведов, заложивший традицию их проведения с периодичностью раз в пять лет1. Яркой иллюстрацией плодотворных научных контактов стал II Международный конгресс финно-угроведов, прошедший в Хельсинки с 23 по 26 августа 1965 г. В нем приняло участие около 500 ученых из 19 стран мира, в том числе из Советского Союза, Венгрии, ГДР, Польши, Чехословакии, Югославии, Швеции, США, Франции, ФРГ, Японии. Участие в работе конгресса крупной советской делегации -одной из самых многочисленных (45 человек) — имело большое значение. В нее были включены специалисты почти по всем финно-угорским языкам- огромное впечатление на участников конгресса произвело то обстоятельство, что среди советских делегатов было много представителей так называемых малых народов, в прошлом почти сплошь неграмотных.
Конгресс проходил под личным покровительством президента Финляндской Республики У. Кекконена, который прислал участникам форума свое приветствие. От имени правительства Финляндии ученых приветствовал также министр просвещения П. Саукконен. В день открытия конгресса премьер-министр Финляндии Й. Виролайнен устроил официальный прием. Председателем конгресса был канцлер Хельсинского университета П. Равила.
Помимо пленарных заседаний, на которые были вынесены доклады по наиболее общим вопросам финно-угроведения, на конгрессе работали секции общего финно-угроведения- прибалтийско-финских языков- угорских языков- самодийских языков- материальной культуры- устного народного творчества- литературы- народной музыки- археологии и антропологии.
Всего на пленарных и секционных заседаниях было заслушано около 150 докладов и сообщений- около 30 из них прочитали советские ученые. Проблемы этногенеза финно-угорских народов, сравнительного языкознания и этнографии освещались в докладах К. Ю. Марк и Н. Н. Чебоксарова, В. И. Лыткина, Б. А. Серебренникова, К. Е. Майтинской (СССР), В. Штейница (ГДР), Б. Гунда (Венгрия), В. Скалички (Чехословакия) и др.
Значительная часть докладов была посвящена частным вопросам — выявлению памятников письменности финно-угорских языков (А.П. Феоктистов -СССР, Г. Стипа — Финляндия и др.), расшифровке текстов памятников (Ю.С. Елисеев, СССР), анализу отдельных языковых особенностей (АХ Каск, П. К. Кокла, Н. М. Терещенко СССР и др.), проблемам фольклористики, этнографии и антропологии (Р. Аустерлиц — США, К. Вилкуна — Финляндия, Р. Ф. Тароева, Л. Ю. Яанитс — сСсР и др.) [7].
С 1965 г. в Таллине начал издаваться научный журнал «Советское финноугроведение», основателем и главным редактором которого был П. А. Аристэ.
С 1989 г. научные контакты финно-угроведов дополнились и обогатились сферой литературы, в чем большую роль сыграли международные встречи фин-
1 III Международный конгресс финно-угроведов прошел в 1970 г. (Таллин, Эстония), IV — в 1975 г. (Будапешт, Венгрия), V — в 1980 г. (Турку, Финляндия), VI — в 1985 г. (Сыктывкар, Коми Республика), VII — в 1990 г. (Дебрецен, Венгрия), VIII — в 1995 г. (Ювяскюля, Финляндия), IX — в 2000 г. (Тарту, Эстония), X — в 2005 г. (Йошкар-Ола, Марий Эл), XI — в 2010 г. (Пилишчаба, Венгрия).
но-угорских писателей, создание Фонда развития культур финно-угорских народов. В 1990 г. было основано Общество М. А. Кастрена. Ассоциация писателей совместно с Фондом развития культур финно-угорских народов и другими финноугорскими общественными организациями оказала содействие малочисленным финно-угорским народам России по созданию их собственной письменности. В 1991 г. в финском городе Эспоо были обсуждены вопросы о состоянии и перспективах развития литератур и языков малочисленных народов Восточной Европы и Сибири, признана необходимость начала работы с международными организациями, например, Советом Европы, ЮНЕСКО, Пен-клубом, имеющими возможность помочь писателям в их работе.
1990-е гг. лингвисты К. Виик, Я. Пустаи и А. Кюннап, а также историк К. Юлку объявили о «прорыве в современном изучении уральских языков», датировав протофинский язык 10 000 годом до н. э. Но эта теория практически не получила поддержки в научном сообществе [15].
В конце 1980-х — начале 1990-х гг. начался новый важный период в истории финно-угорских народов — этап национального пробуждения. В этот период сформировались национально-культурные движения и организации («Коми ко-тыр», «Марий Ушем», «Масторава», «Спасение Югры», «Удмурт Кенеш» и др.), что привело к оживлению внимания к истории и культуре финно-угорских народов России, новому прочтению, переосмыслению своего исторического прошлого. Были изданы сборники статей, монографии, брошюры с обновленными взглядами на некоторые проблемы дореволюционной истории народов. В июне 1990 г. Министерство культуры Марийской АССР и Республиканский методический центр народного творчества и культурно-просветительской работы в рамках III Всесоюзного фестиваля народного творчества и приближающегося 70-летия образования МАССР инициировали проведение Первого международного праздника народного творчества финно-угорской языковой общности, на который съехалось более 1200 человек. Фестиваль получил развитие, и сегодня является одним из ярких событий в жизни финно-угорских народов.
Следующим важным событием, повлиявшим на оформление финноугорского мира как института народной дипломатии и гражданского общества, стало проведение в 1992 г. I Всемирного конгресса финно-угорских народов в столице Коми Республики Сыктывкаре под основной темой «Финно-угорский мир: реальность и перспективы». Делегаты конгресса приняли декларацию «Об основных принципах, целях и задачах сотрудничества финно-угорских народов мира», заявив в ней, что Всемирный конгресс финно-угорских народов является открытым для всего мира добровольным объединением равноправных родственных народов, намеренных перед всем мировым сообществом отстаивать свои жизненные интересы, опираясь на принципы европейского гуманизма и международного права. В Декларации наравне с выражением стремления финно-угорских народов к сотрудничеству и совместному развитию национальных традиций, языков и культуры была провозглашена цель «реализации международных норм в области прав народов на самоопределение, прав коренных народов, национальных меньшинств и прав человека» [6].
На конгрессе было принято «Обращение к Парламентам и Правительствам Российской Федерации и финно-угорских республик, входящих в ее состав». С учетом особенностей политической жизни России обращение было принято только делегатами от Российской Федерации. В нем говорилось о возрождении финно-угорского мира, многовековой борьбе финно-угорских народов за свое самоопределение и выдвигался ряд предложений в области политики и права, которые вели к огосударствлению этничности.
Таким образом, финно-угорский мир заявил о себе как международная организация со своей структурой, уставом, исполнительным органом. Кон-
сультативный Комитет с июня 1993 г. стал принимать участие в подготовке документов на заседаниях международных организаций, в том числе в комиссии ООН по правам коренных народов.
Международное финно-угорское движение стало заметным общественным явлением в Европе, ставящим своей основной целью сохранение и развитие родственных народов. Всемирные Конгрессы финно-угорских народов вызывают большой интерес в различных странах и международных организациях. На III и IV конгрессах непосредственное участие принимали президенты Венгрии, Финляндии и Эстонии, а на V к ним присоединился Президент России. Как правило, в работе конгрессов принимают участие официальные лица, представляющие исполнительную и законодательную ветви власти России, Венгрии, Финляндии и Эстонии, а также ряд международных организаций, в том числе ЮНЕСКО, Евросоюз, Европарламент, Комиссия ООН по правам человека.
Сегодня «финно-угорский мир» с полной уверенностью можно интерпретировать как реальный фактор, консолидирующий финно-угорские народы в области культуры, образования, науки и информационного пространства. Как у любого общественного движения, у него есть как свои достижения и успехи, так и недостатки. Одна из основных проблем — недостаточная внутренняя консолидация движения и несогласованность действий различных организаций, объединений, движений (писателей, журналистов, университетов и т. д.), его составляющих.
Международное финно-угорское движение представляет собой один из институтов гражданского общества, каналов народной демократии, но в последние годы все более явственно ощущаются попытки оказать на него влияние извне, расколоть его изнутри, что нарушает естественный ход развития и функционирования движения.
Вызывает опасения старение участников движения: если молодежь активно не будет включаться в работу финно-угорского сообщества, его ресурс постепенно иссякнет, будет исчерпана и энергия поступательного развития.
Таким образом, в процессе формирования и развития финно-угорского мира можно выделить четыре этапа. Первый связан с осознанием языкового родства финно-угорских народов и началом их научного изучения и охватывает период XVII — рубеж XIX—XX вв. Второй этап знаменовался появлением национальной интеллигенции в конце XIX в. — 1920-е гг. XX в. Третий период — с конца 1920-х -до начала 1990-х гг. — характеризуется формированием национально-государственных образований российских финно-угров, активными научными исследованиями по проблемам финно-угроведения. Четвертый период развития финно-угорского мира, датируемый началом 1990-х гг. по настоящее время, отмечен появлением национальных движений и организаций российских финно-угров, активизацией контактов с зарубежными родственными народами. На этом этапе происходят транснациональная консолидация финно-угорских народов, их объединение в единое международное движение, ставшее институтом гражданского общества, каналом народной дипломатии.
Литература
1. III Всемирный конгресс финно-угорских народов. Йошкар-Ола: Консультатив. ком. фин. -угор. народов, 2001. 172 с.
2. Андуганов Ю. Адаптация финно-угорских языков к условиям современного информационного общества // Финно-угорский вестник. 2000. № 2(18). С. 55−57.
3. Веригин С. Г. О планах ликвидации Карело-Финской ССР в августе 1944 года // Вестник Поморского университета. 2009. № 4. С. 6−13.
4. Вяэри Э. Пауль Аристэ (страницы биографии) // Финно-угроведение. 1995. № 2.
5. Горунович А. Н. Вклад В.И. Лыткина в формирование научных связей между Коми А О и Финляндией // Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. 2010. № 12. С. 17−21.
6. Декларация об основных принципах, целях и задачах сотрудничества финно-угорских народов мира [Электронный ресурс]. и^: http: //www. suri. ee/kongress/esimene/dekl_ru. html.
7. Елисеев Ю. С. II международный конгресс финно-угроведов [Электронный ресурс]. URL: http: //www. ras. ru/FStorage/download. aspx? Id=58bdddf6-ab5a-46fd-b210-e9b24fb987a4.
8. Загребин А. Е. К проблеме этнической идентификации финно-угорских народов в трудах ученых XVIII в. // Цивилизации народов Поволжья и Приуралья: сб. науч. ст. по материалам меж-дунар. науч. конф. Т. I. Проблемы археологии и этнографии / ЧГПУ. Чебоксары, 2006. С. 63−73.
9. Куликов К. И. Дело «СОФиН» / науч. ред. А. Юнтунен- УИИЯЛ УрО РАН. Ижевск, 1997.
386 с.
10. Михаил Петрович Веске [Электронный ресурс]. URL: http: //www. peoples. ru/science/lin-guist/michael_veske/index. html.
11. Политическая жизнь и репрессии в 30-е годы [Электронный ресурс]. URL: http: //about-mari. com/wiki/Политическая_жизнь_и_репрессии_в30-е_годы.
12. Попов А. А., Уварова Н. А. К вопросу формирования современного понятия «финно-угорский мир» // Формирование, историческое взаимодействие и культурные связи финно-угорских народов: материалы III Междунар. исторического конгресса финно-угроведов. Йошкар-Ола: МарНИИЯЛИ, 2004. С. 553−555.
13. Сануков К. Финно-угорские народы России до 1917 года: проблемы историографии. Доклад на международном когрессе Historia Fenno-Ugrica II, Tallinn, 1998 (октябрь 1998 г.) [Электронный ресурс]. URL: http: //www. suri. ee/hist2/plen/Sanuk-rus. html.
14. Сануков К. Борьба с «буржуазным национализмом» — стержень советской национальной политики в 1930-х годах: пример марийского народа [Электронный ресурс]. URL: http: //www. irex. ru/press/pub/polemika/06/san2/.
15. Финно-угорские языки [Электронный ресурс]. URL: http: //www. i-finland. ru/fin-ugor.
МЯСНИКОВА АЛЛА БОРИСОВНА — аспирантка, Удмуртский институт истории, языка и литературы Уральского отделения РАН, Россия, Ижевск (lekomalla@yandex. ru).
MIASNIKOVA ALLA BORISOVNA — post-graduate student, Udmurt Institute of History, Language and Literature of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, Russia, Izhevsk.
УДК 940. 55−972 (09)
В.О. СИНИЦЫН
ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ПОЛЬСКОЙ ССЫЛКИ В РОССИИ В Х! Х ВЕКЕ В ИССЛЕДОВАНИЯХ В. СЛИВОВСКОЙ
Ключевые слова: политическая ссылка, архивные источники, историческая география России и Польши, освободительное движение, воспоминания.
Дана характеристика научной деятельности видного польского ученого, профессора Виктории Сливовской. Большинство её работ посвящено теме «Польские ссыльные в Российской империи в Х1Х веке» в разработку истории которой она внесла большой личный вклад.
V^. SINITSIN
HISTORY PROBLEMS OF POLISH EXILES IN THE XIX CENTURY RUSSIA IN V. SLIVOVSKAYA’S INVESTIGATIONS
Key words: political exiles, archival materials, historical geography of Russia and Poland, liberation movement, memories.
The article describes scientific activity of the prominent Polish professor Victoria Slivovska, whose life, destiny and creativity is well-known in scientific circles of historians in Russia.
Her work is mostly devoted to the theme «Polish exiles in the Russian Empire in the nineteenth century» in the history of the development which it has made a great contribution.
Имя, монографии, многочисленные статьи, публикации исторических документов, биографических словарей, организаторская и общественная деятельность известного польского учёного, доктора исторических наук, профессора Института истории Польской академии наук, сопредседателя двусторен-ней комиссии историков России и Польши при Национальном комитете историков России Виктории Сливовской хорошо известны специалистам, научной общественности европейских стран. Вся ее научная жизнь посвящена изучению истории Польши и России XIX-ХХ вв., польско-российских общественных

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой