Коневодческая терминология в монгольских языках: сравнительный аспект

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 512. 37
Рассадин Валентин Иванович
доктор филологических наук, профессор Калмыцкого государственного университета тел.: (017) 680−95−48
КОНЕВОДЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ В МОНГОЛЬСКИХ ЯЗЫКАХ:
СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АСПЕКТ
Данная статья посвящена описанию коневодческой терминологии в монгольских языках северо-западного ареала — ойратский, калмыцкий, халха-монгольский, бурятский — в сравнительном аспекте.
Ключевые слова: монгольские языки северо-западного ареала, коневодческая терминология, половозрастные названия, общемонгольский характер.
Rassadin Valentin Ivanovich
Doctor of Philology, Professor of Kalmyk State University tel.: (017) 680−95−48
HORSE BREEDING TERMINOLOGY IN THE MONGOLIAN LANGUAGES: COMPARATIVE ASPECT
The present article is devoted to the description of horse breeding terminology in the Mongolian languages of the Northwestern area, i.e. Oirat, Kalmyk, Khalkha-Mongolian, Buryat, in the comparative aspect.
Key words: Mongolian languages of the Northwestern area, horse breeding terminology, sex and age names, common Mongolian character.
Исследование выполнено при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации, соглашение № 14. В37. 21. 1001
Монгольские племена в течение многих тысячелетий, населяющие обширные степные пространства Центральной Азии и лесостепные пространства северо-восточной Азии, издавна вели кочевой образ жизни, занимаясь, помимо охоты и рыболовства, номадным кочевым скотоводством. В большом количестве они разводили лошадей, которые обеспечивали им помимо пищи, также свободу перемещения на большие пространства во время перекочёвок и миграций. О древности существования у монгольских племен коневодства свидетельствует обширная терминология, связанная с различными половозрастными названиями, с названиями масти, средств передвижения на лошадях — верховые и вьючные сёдла. Достаточно развита терминология конской сбруи, других средств передвижения и названий предметов, касающихся содержания животных. Монголы практиковали вольный круглогодичный выпас табунов лошадей. Подобного типа коневодство было распространено и у восточных соседей монгольских племён — маньчжуров, солонов, эвенков, обитающих по соседству в северо-восточной Монголии.
Общемонгольским названием лошади является морин. Зафиксированы следующие половозрастные термины для лошади в бурятском языке: азарга «жеребец», гYYн «кобылица», унаган «жеребенок до года», дааган «жеребенок, лончак», YPеэ «лошадь трех-четырех лет», шYдэлэн (хор.) «трехлетняя кобыла», (тунк., окин.) «трехлетний жеребец», хизаалан «четырехлетняя кобылица», Гюёолон «кобылица пяти лет», (тунк.) «трехлетка» — о домашних животных, (окин.) «лошадь пяти лет», хуушан hюёюлюн (окин.) «лошадь до шести лет», шэнэ hюёюлюн (окин.) «лошадь до пяти лет».
В литературном бурятском языке и в его говорах имеются другие термины, связанные с лошадью: адуун «табун, косяк лошадей, лошади, кони», адаhан (зап.) I) скотина, домашнее животное, скот", 2) «лошади, кони, табун», агта I) «хороший конь, рысак, скакун», 2) «мерин, холощеный жеребец», хYлэг «аргамак, рысак», агта хYлэг «конъ-бегунец, аргамак, рысак», архан хYлэг «рысак, аргамак», аргамаг «аргамак», жюрюю «иноходец», байтаhан (хор.) «яловая в течение нескольких лет кобылица или корова», (бох.) «откармливаемый на убой скот», байтаhан (эхир. -булаг.) «откармливаемая на убой лошадь», гюйр «кляча», Ьюютюй (эхир.) «кляча», хюйлгю I) (уст.) «лошадь, предназначенная для отвоза умершего», 2) (перен.) «кляча».
Видовое название и названия по половозрастным признакам лошади в бурятском языке носят общемонгольский характер, в чем убеждают параллели из других монгольских языков: х. -монг. мюрь (морин), калм. мврн, стп. -м., МА топп «лошадь" — х. -монг. унага, калм. унhн, стп. -м., МА unaYan «жеребенок до года" — х. -монг., даага, калм. дааhн, стп. -м. daYaYan, МА daYan «двухлетний жеребенок" — х. -монг. Yрээ, стп. -м. ипуе «двух-, трех-, четырехгодовалый жеребёнок, мерин», калм. YPЭ «трехлетний жеребенок" — х. -монг. азарга, калм. ащрh, стп. -м., МА а]^а «жеребец" — х. -монг. гуу, калм. гYн, стп. -м. дедип, МА де’ип «кобылица».
Имеет соответствия в других монгольских языках и ряд прочих терминов, относящихся к лошади: х. -монг. агт, стп. -м. aYta «конь, рысак- мерин- табун- кастрат», калм. агт «мерин- верховая
лошадь», МА axta «мерин" — х. -монг. адуу, стп. -м. aduYun «табун, косяк- лошадь, кони», калм. адун «табун- лошадь», МА adun «скот», adasun «скот, лошадь», adasun «скотина" — х. -монг. аргамаг, калм. арhмг, стп. -м. aryumaY «аргамак" — х. -монг. байдас, стп. -м. bayidasun «молодая яловая кобылица», калм. бээсн «трехлетняя яловая жирная кобыла" — х. -монг. жороо, калм. жора, стп. -м. jiruYa «иноходец" — х. -монг. хвлвг, стп. -м. kolug «лошадь, экипаж высокопоставленного лица», калм. кэлгн «средство передвижения, транспорт».
Некоторые термины имеют параллели лишь в халхаском и старописьменном монгольском языках. Ср., например, х. -монг. шYдлэн «двухгодовалый (о скоте)», стп. -м. siduleng «трехгодовалый жеребенок" — х. -монг. хязаалан «четырехгодовалый (о скоте)», стп. -м. kijaYalang «лошадь четырех лет», МА kidalan «двухлетний жеребенок" — х. -монг. соёолон «пятилетний"(о скоте) — стп. -м. soyuYa-lang «лошадь или бык пяти лет- овца трех лет" — х. -монг. хойлго «обычай погребения вместе с умершим его вещей и скота», стп. -м. qoyilYa «жертвенная лошадь, которая хоронится вместе умершим». В калмыцких словарях эти термины не встретились.
Следует отметить, что в других монгольских языках бытует в то же время ряд терминов, не находящих аналогий в бурятском языке. Ср., например, х. -монг. сарваа, калм. сарва, стп. -м. sarbaYa «двухлетний жеребенок», калм. туулн мврн, МА tulan «лошадь пяти лет», х. -монг. ажнай, стп. -м. ajinai «наилучший конь», калм. арнзл «сказочный конь героя».
Отдельные из приведенных выше бурятских половозрастных названий лошади не только являются общемонгольскими, но и надежно этимологизируются из монгольских языков. Так, в основе термина шYдэлэн «трехлетняя лошадь» лежит слово шудэлхэ «прорезаться» (о зубах) & lt- шудэн «зубы, зуб», ср. х. -монг. шуд, калм. шудн, стп. -м. sidun «зуб" — в основе hoёoлoн «пятилетняя лошадь» & gt- - слово hoёoлхo I) «достигать возраста, когда начинают- вырастать клыки» — о животных- 2) «прорезаться, вырастать» — о клыках & lt- поёо «клыки, клык», ср. х. -монг. соёо, калм. соя, стп. -м. soyuYa «клык».
Термин дааган «двухлетний жеребенок», как убедительно доказал Э. Ч. Бардаев [1], происходит от общемонгольского глагола дааха «осиливать тяжесть», вернее от его переносного значения, явственно видного в словосочетании бэеэ дааха «быть самостоятельным, независимым».
Не имеют соответствий в монгольских языках бурятские термины архан (в составе архан хYлэг) «рысак, аргамак», гойр «кляча» и hoomou (эхир.) «кляча». Хотя вполне вероятно, что бур. гойр «кляча» может иметь один корень с х. -монг. гойрох «похудеть телом от недостатка еды и питья» (о скоте).
Обращение к соответствующему лексическому материалу из других алтайских языков, тюркских и тунгусо-маньчжурских, показало следующую картину.
Дня тюркских языков характерны термины: at, jund, j'-nq'-i «лошадь», bi «кобыла», adyir, ajyir «жеребец», qulun «жеребенок», taj I) «жеребенок" — 2) «молодой конь», koluk I) «вьючное животное" — 2) «повозка», qis'-ir I) «бесплодный, яловый" — 2) «нежеребившаяся кобылица», q'-israq «молодая кобылица», arqun «скакун, помесь дикого жеребца с кобылой», jori'-Ya «иноходец». Распространен в тюркских языках и термин аргамак «скакун, аргамак», который этимологизируется из тюркского глагола аргы- «бежать крупным карьером» [4, с. 171]. Широко известен в тюркских языках и термин агта «мерин- кастрат», который считается иранским заимствованием [4, с. 77−78].
Как можно видеть из приведенного сравнительного материала, в тюркских языках с лошадью связаны в основном другие термины, нежели в монгольских языках. Лишь тюркские adyir, ajY'-ir, koluk, jon'-Ya, аргамак и агта находят параллели в монгольских азарга, хYлэг, жороо (& lt- древнемонг. jiruYa), аргамаг и агта. Специфически бурятский термин архан «скакун», таким образом, можно считать тюркским заимствованным элементом в бурятском языке, так как он тоже, как и аргамак, производится от тюркского глагола аргы- [4, с. 171].
Общемонгольское слово жороо «иноходец» представляет собой древнее заимствование и фонетическую адаптацию тюркского jori'-Ya id., который происходит от тюркского глагола jor-, jor'-i- «идти, ходить, передвигаться». Тюркского же, видимо, происхождения и термин хYлэг, восходящий к тюркскому koluk, в основе которого лежит тюркский глагол kol- «запрягать», чему не препятствует и семантика, потому что для всех монгольских языков, кроме бурятского, характерно значение «экипаж, транспортное средство». В бурятском же языке значение «рысак, аргамак» могло развиться в результате контаминации двух древних тюркских слов: koluk «вьючная лошадь» и kulug «известный, славный, знаменитый» (& lt- тюрк. кй «слава»), поскольку известность среди людей той эпохи получали не только богатыри и витязи, но и славные скакуны. Общемонгольский термин аргамаг тюркского происхождения. Агта, как склонен считать В. Севортян, — иранское слово, широко вошедшее в средние века не только в тюркские языки, но и в монгольские и тунгусо-маньчжурские [4, с. 77−78].
О тюркской этимологии тюркского термина adY'-ir, ajYir, равно как и о других тюркских терминах для лошади, писал А. М. Щербак [6, с. 82−172], поэтому подробно их здесь разбирать не будем.
В тунгусо-маньчжурских языках всеобщим является видовое название лошади моринПмурин [5, с. 558−559]. Оно было известно еще древним чжурчженям, в языке которых зафиксирован термин mu-lin «лошадь» [5, с. 559]. Сюда же примыкает и корейский термин mar (северо-корейский термин mor) «лошадь», древнюю форму которого восстановил Г. И. Рамстедт [6, p. 107]. Из половозрастных терминов, относящихся к лошади, в тунгусо-маньчжурских языках известны следующие: ма. ачжирган, эвенк. адирга, эвен. мурон кврбэ, нан. хусэ «жеребец" — ма. гэо, эвенк. гег, гог, сол. гэг, чжур. k'-omultn, эвен. мурон нямичанни, нан. эктэ морин «кобыла" — ма. унахан, эвенк. унукан, эвен. мурон хутэн, нан. мори-кан «жеребенок». При этом маньчжурский и эвенкийский термины для жеребца совпадают со средневековым монгольским словом ajirya «жеребец» и являются, вероятно, монгольскими заимствованиями, хотя само монгольское слово признается тюркским по происхождению [7, с. 88].
Тунгусо-маньчжурские термины для кобылы близки общемонгольскому термину гYYн «кобыла», особенно его древней форме gegun, geguu, получившей фиксацию в старописьменном монгольском языке. Есть мнение, что тунг. -маньч. гэо, гег заимствованы из монгольского языка [2, с. 112]. Монгольскими же заимствованиями считаются и ма. унахан, эвенк. унукан «жеребенок» [2, с. 117].
Совпадает с монгольским слово акта, широко распространенное в тунгусо-маньчжурских языках в виде именной и глагольной основ. Ср., например, эвенк, акта- «кастрировать, холостить», акта, ак-такй «холощеный олень», сол. акта «мерин», орок. хакта- «кастрировать», хакта «кастрированный олень», нан., ма. акта морин, чжур. a-tah mu-lin «мерин». Основа эта, как указывалось выше, считается иранской по происхождению. Остальные термины созданы в тунгусо-маньчжурских языках за счет собственных языковых средств при помощи таких слов, как эктэ, нямичанни «самка», хусэ, кврбэ «самец», хутэн «детеныш», а также уменьшительного аффикса -кан.
Таким образом, сопоставление бурятских терминов, относящихся к лошади, с другими языками показало, что все они являются общемонгольскими. Видовое название морин имеет полное совпадение только в тунгусо-маньчжурских языках. Основные половозрастные названия имеют параллели тоже только в тунгусо-маньчжурских языках. Это бур. азарга «жеребец», гYYн «кобыла», унаган «жеребенок». Причем в тунгусо-маньчжурских языках они считаются монголизмами. Из тюркских языков надежная параллель есть только к бур. азарга, но и она образовалась за счет освоения тюркского термина монгольскими языками.
Вторичные же бурятские термины, относящиеся к лошади и характеризующие ее по разным признакам, представляют собой в основном тюркизмы. При этом иранизм акта тоже, вероятно, пришел в монгольские языки через тюркские. Все это позволяет сделать вывод о том, что коневодство у монгольских и тюркских племен зародилось независимо друг от друга. Монгольское коневодство связано, по всей вероятности, своим происхождением с коневодством тунгусо-маньчжурских племен, хотя и испытало впоследствии сильное тюркское влияние.
Список сокращений языков и диалектов: бох. — боханский говор бурятского языка- бур. — бурятский язык- древнемонг. — древнемонгольский язык зап. — западный говор бурятского языка- калм. — калмыцкий язык- ма. — маньчжурский язык- нан. — нанайский язык- окин. — окинский говор бурятского языка- орок. — орокский язык- сол. — солонский язык- стп. -м. — старописьменный монгольский язык- тунг. -маньч. — тунгусо-маньчжурский язык- тунк. — тункинский говор бурятского языка- тюрк. — тюркский язык- хор. — хоринский говор бурятского языка- х. -монг. — халха-монгольский язык- чжур. — чжурдженьский язык- эвенк. — эвенкийский язык- эхир. — эхиритский говор бурятского языка эхир. -булаг. — эхирит-булагатский говор бурятского языка
Сокращение источников:
МА — Мукаддимат ал-Адаб
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ
1. Бардаев Э. Ч. Номадная лексика монгольских народов. (Названия домашних животных по полу, возрасту и масти): автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1976.
2. Новикова К. А. Иноязычные элементы в тунгусо-маньчжурской лексике, относящейся к животноводству // Очерки сравнительной лексикологии алтайских языков. Л., 1972.
3. Поппе Н. Н. Монгольский словарь Мукаддимат ал-Адаб. Ч. 1−2. // Труды института востоковедения XIV. М. -Л., 1938.
4. Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков. (Общетюркские и межтюркские основы на гласные). М., 1974.
5. Сравнительный словарь тунгусо-маньчужрских языков. Л., 1975. Т. 1.
6. Paralipomena of Korean Etymologies by G.J. Ramstedt / Collected and edited by Songmoo Kho. Helsinki, 1982.
7. Щербак А. М. Названия домашних и диких животных в тюркских языках // Историческое развитие лексики тюркских языков. М., 1961.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой