Конфискация имущества в современном уголовном законодательстве зарубежных стран

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343. 272
КОНФИСКАЦИЯ ИМУЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
С. Ю. Самойлова, соискатель Омской академии МВД России
Проведен анализ использования конфискации имущества в современном уголовном законодательстве зарубежных стран, определения ее места среди средств и способов борьбы с преступностью. В результате уголовное законодательство зарубежных стран классифицировано на группы.
Ключевые слова: конфискация, общая конфискация, специальная конфискация, меры уголовно-правового характера, зарубежное законодательство.
Изучение зарубежного опыта использования конфискации имущества представляет интерес прежде всего с точки зрения совершенствования отечественного уголовного законодательства. Кроме того, следует отметить, что уголовное законодательство любой современной страны занимает центральное место в регулировании отношений всего общества. От того, насколько уголовно-правовые нормы соответствуют требованиям действительности, зависит эффективность их применения, а в конечном итоге и развитие самого общества. Именно поэтому наука уголовного права постоянно ищет, определяет новые, адекватные современному развитию способы защиты прав и законных интересов от всевозможных преступных посягательств.
Между тем вопрос определения места конфискации имущества среди видов наказания законодателем каждой из стран решается исходя из его представлений, и в этой связи наблюдается многообразие позиций в отношении конфискации имущества. На сегодняшний день в законодательстве большинства стран конфискация имущества является дополнительной мерой, усиливающей роль основного наказания1. Конфискация преступных доходов как вид уголовного наказания широко применяется в уголовном законодательстве Франции, Швеции, Швейцарии, Голландии, Бельгии, Дании, Польши, Эстонской Республики, Латвийской Республики, Китайской Народной Республики и ряда других стран, в то время как общая конфискация может назначаться лишь за ограниченное число преступлений (при этом только в очень немногих странах)2. За общеуголовные преступления допускается специальная конфискация,
т. е. конфискация предметов преступления (например, фальшивых денег), орудий преступления и предметов, добытых преступным путем. При этом даже такое ее применение сопровождается рядом оговорок. Так, в Дании имущество, приобретенное посредством преступления, может быть конфисковано только в случае, если никто не предъявит в отношении этого имущества иск (§ 77 УК Дании) — орудия преступления могут быть конфискованы лишь тогда, когда «их конфискация сочтена необходимой для публичной безопасности» (§ 77 УК Дании).
Действующая система наказаний современной Англии не предусматривает их градации на основные и дополнительные, а предусматривает пять категорий наказаний, в том числе и наказания финансового характера, включающие в свою очередь конфискацию. Закон о полномочиях уголовных судов 1973 года (с дополнениями, внесенными Законом об уголовной юстиции 1988 года) предоставил судам право издавать приказы о конфискации любого имущества, находящегося во владении или под контролем преступника, которое было использовано в целях совершения любого преступления, способствовало его совершению или предназначалось для такого использования. В законе указано, что в таких случаях суд должен учитывать ценность имущества и вероятные финансовые и иные последствия издания приказа о конфискации. Кроме того, суды вправе издавать приказы о конфискации доходов, полученных от преступной деятельности.
Определенный интерес представляет также уголовно-правовая система США. Для США характерно, что на территории каждого
штата действует право данного штата, а при определенных условиях — право федеральное, которое предусматривает немало различного рода дополнительных наказаний. Согласно Своду законов США конфискация как вид такого дополнительного наказания предусмотрена более чем в 60 составах преступлений (в одной только ст. 982 «Уголовная конфискация» раздела 18 Свода законов США перечислено 63 таких состава) — в частности, она может быть применена за коррупцию в финансовых учреждениях, торговлю наркотиками, распространение порнографических материалов, сексуальную эксплуатацию детей и многие другие преступления. При этом, например, УК штата Нью-Йорк объявляет конфискацию имущества «гражданской санкцией», и в связи с этим не регламентирует ее применение Уголовным кодексом. А в разделе V УК штата Иллинойс имеются параграфы об изъятии и конфискации плавающих, наземных и воздушных средств передвижения, о конфискации имущества и документов, дающих право заниматься определенным видом предпринима-тельства3.
Необходимо отметить, что вопрос определения места конфискации среди видов наказаний наиболее четко регламентируется в уголовных кодексах ряда стран Западной Европы, а также в законодательстве стран бывших союзных республик. Идея закрепления конфискации имущества в качестве дополнительного наказания нашла свое отражение в уголовном законодательстве Франции. Конфискация имущества предусмотрена в У К Франции 1992 года как дополнительное наказание в двух вариантах — в виде общей и специальной конфискации. Общая конфискация носит исключительный характер и предусматривается только лишь за преступления против человечества, а также за незаконные производство, ввоз или вывоз наркотиков4. Специальная конфискация предметов преступления предусматривается в качестве дополнительного наказания, если эти предметы являются собственностью осужденного или вещами, добытыми в результате совершения преступного деяния, либо служили или были предназначены для его совершения5.
Отличительной чертой французской системы является регламентация в уголовном кодексе наказаний для юридических лиц, в числе которых могут быть назначены различные виды конфискации, в том числе и общая. Наличие данных норм не является характерным для
большинства стран. Согласно п. 8 ст. 131−39 У К Франции юридические лица могут быть наказаны конфискацией вещи, которая служила или была предназначена для совершения
преступного деяния, или вещи, которая полу-
6
чена в результате преступного деяния.
Подобным образом выглядит ситуация в японском уголовном законодательстве. В У К Японии системе наказаний посвящена глава 2, в которой ст. 9 перечисляет виды уголовных санкций и определяет, что дополнительным наказанием устанавливается конфискация7. Статьи 19, 19−11, 20 У К Японии содержат нормы, регламентирующие конфискацию
(боссю) как дополнительное наказание, назначаемое только с основным и состоящее в изъятии определенного имущества в государственную казну. Часть 1 ст. 19 четко ограничивает круг предметов, которые могут быть подвергнуты конфискации: 1) предмет, который является образующим элементом преступного деяния- 2) предмет, который был предоставлен для совершения преступного деяния или предназначался для этого- 3) предмет, который появился в результате преступного деяния или был получен как вознаграждение за преступное деяние- 4) предмет, полученный в обмен на предмет, названный в предыдущем пункте8.
Практически то же самое наблюдается в уголовном законодательстве Украины и Республики Казахстан, которые также предусматривают конфискацию в перечне дополнительных наказаний и определяют соответственно, что конфискация имущества устанавливается за тяжкие и особо тяжкие корыстные
9
преступления или за преступления, совершенные из корыстных побуждений10. В целом следует отметить, что уголовные кодексы этих государств сходным образом регулируют вопрос о месте конфискации среди видов наказания, и данный подход к конфискации аналогичен тому, который содержался в УК РФ до вступления в силу изменений, в результате которых конфискация была исключена из системы наказаний. Таким образом, сходство уголовного законодательства Украины, Республики Казахстан и Российской Федерации является практически полным, что объясняется преемственностью законодательств данных стран.
Возвращаясь к анализу уголовного законодательства европейских стран, следует отметить, что определенный интерес представляет австрийское уголовное законодательство,
которое также относит конфискацию к числу дополнительных наказаний. В современной Австрии законодательство общего правила о конфискации предметов не содержит. Там, где она в отношении отдельных деликтов предусмотрена, путем толкования устанавливается, предусмотрена ли она в качестве меры наказания или меры безопасности. Сам же У К Австрии причисляет ее к дополнительным наказаниям, поместив ее в третий раздел «Наказания, изъятие выгоды, конфискация предметов и принудительные меры», ст. 20Ь которого гласит: «Имущественные ценности, которые находятся в распоряжении преступной организации или террористического объединения или предоставлялись и собирались в качестве средств для финансирования терроризма, подлежат конфискации"11.
В ряде стран можно встретить конфискацию имущества, закрепленную в уголовном кодексе в качестве иной меры. Так, У К Швейцарии 21 декабря 1937 г. относит ее в третьем разделе к иным мерам и устанавливает, что «судья распоряжается о конфискации предметов, которые служили для совершения преступного деяния, или были для этого определены, или были получены в результате совершения преступного деяния, если эти предметы угрожают безопасности людей, нравственности или общественному порядку. Судья может предписать привести в негодность конфискованные предметы или уничтожить их» (ст. 58)12.
Кроме того, У К Швейцарии предусматривает конфискацию имущественных выгод, регламентация которой содержится в ст. 59 и аналогична по правилам предыдущей ст. 58. При этом оговаривается, что, если подлежащих конфискации имущественных выгод уже больше нет в наличии, то получивший их обязан уплатить государству их стоимость13.
Интерес с позиции анализа уголовноправового регулирования вопроса применения конфискации имущества представляет уголовное право Шотландии, которое своеобразно подходит к решению проблемы наказания. Здесь особое внимание уделяется наказаниям, не связанным с лишением свободы, в том числе конфискации. Эта мера наказания применяется с 1980 года. Конфискация основана на понятии «двух жертв преступления» -потерпевшего и всего общества. Поэтому, например, правонарушителю могут быть назначены две меры наказания: выплата конфиска-
ции потерпевшему и бесплатные работы в своем районе14.
Четкая позиция законодателя относительно определения конфискации как правового последствия прослеживается в уголовном праве Норвегии. Особенностью уголовного законодательства Норвегии является, во-первых, широкое применение данной меры ко всем видам преступлений, связанным с получением преступных доходов. В У К Норвегии предусмотрено, что любой доход, полученный в результате уголовно-наказуемого деяния, должен быть изъят. Во-вторых, «изъятие осуществляется, даже если нарушитель закона не может быть наказан, поскольку был невменяем, или вина не доказана» (§ 34). Помимо этого, закон прямо указывает, что в основе изъятия незаконных доходов «должно лежать то, что доход достался нарушителю закона, если он не докажет, что он достался кому-то иному». В случае совершения тяжкого преступления, которое может принести значительный доход и повлечь наказание в виде лишения свободы на срок два и более года, применяется расширенное изъятие имущества, при котором может быть изъято все имущество, принадлежащее нарушителю закона, если он не докажет, что имущество было добыто законным путем. При расширенном изъятии может также изыматься стоимость всего имущества нынешней или бывшей супруги нарушителя, если нарушитель не докажет, что это имущество получено законным путем15.
Для уголовного законодательства Федеративной Республики Германии также свойственно отнесение данного уголовноправового явления к правовым последствиям деяния. Особенностью уголовного права ФРГ является то, что оно кодифицировано не полностью. Наряду с УК ФРГ от 15 мая 1871 г. существуют иные многочисленные некоди-фицированные уголовно-правовые нормы, содержащиеся в различных законах. УК ФРГ не содержит понятия наказания, однако предусматривает конфискацию в качестве право -вого последствия деяния. В настоящее время так называемая «простая» конфискация (§ 73 УК ФРГ) назначается за совершение преступного деяния, если исполнитель или другой соучастник (подстрекатель или пособник) получили какую-либо имущественную выгоду от деяния или из него. Помимо этого существует норма о расширенной конфискации (§ 73 d УК ФРГ), в результате которой конфискуются предметы, полученные для совершения
противоправного деяния или в результате него16.
Подобное положение вещей наблюдается в У К Турции от 1 марта 1926 г., который относит конфискацию к последствиям осуждения. Согласно ст. 36 данного документа конфискуются по решению суда «предметы, использованные или подготовленные для использования при совершения преступления или проступка, или приобретенные в результате совершения деяния"17. Также не относит конфискацию к видам наказаний, а относит к дополнительным последствиям уголовное законодательство Испании, упоминая о ней в разделе VI «Дополнительные последствия» Уголовного кодекса18.
Кроме того, существуют страны, в которых уголовный кодекс называет конфискацию «мерой безопасности», что однако принципиальным образом не отличает ее от «иных мер» в рассматриваемых выше нормативноправовых документах. В уголовном законодательстве ряда стран можно встретить специальную конфискацию в качестве меры безопасности имущественного характера.
Примером может послужить уголовное законодательство Италии. Современный
У К Италии содержит наряду с наказанием меры безопасности, среди которых упоминается специальная конфискация. Меры безопасности в Италии применяются только к общественно опасным лицам, совершившим деяние, предусмотренное законом как уголовное правонарушение, в дополнение к наказанию. В частности, ст. 236 У К Италии к имущественным мерам безопасности относит конфискацию. Конфискация вещей назначается при осуждении лица за уголовное правонарушение в отношении вещей, полученных благодаря совершению уголовного правонарушения или послуживших либо предназначавшихся для совершения уголовного правонарушения. Обязательной конфискации подлежат предметы, производство, использование, ношение, хранение или отчуждение которых образует уголовное правонарушение, даже если приговор в отношении такого деяния отсутствует (ст. 240 УК Италии).
В какой-то мере уголовное законодательство некоторых стран постсоветского пространства (Литовская Республика, Республика Молдова) аналогичным образом подходит к решению вопроса о месте конфискации имущества. Так, в У К Литовской Республики существует ст. 67 «Назначение средств кара-
тельного воздействия и их виды», часть первая которой определяет, что средства карательного воздействия должны помогать осу-
19
ществлять цель наказания, а в ч. 3 к средствам карательного воздействия отнесена и конфискация, которая может быть назначена наряду с наказанием. Таким образом, в Литовской Республике конфискация не отнесена к числу наказаний. А ч. 1 ст. 98 «Цели и виды мер безопасности» У К Республики Молдова сформулирована так: «Меры безопасности имеют целью устранение опасности и предупреждение совершения деяний, предусмотренных уголовным законом"20- п. & lt-^» ч. 2 относит к мерам безопасности специальную конфискацию.
Таким образом, способ определения места конфискации имущества в законодательстве таких стран, как Италия, Литовская Республика и Республика Молдова, является сходным. Конфискация не является наказанием, однако закрепляется в качестве иной меры безопасности, назначаемой наряду с наказанием.
Проведенный анализ зарубежного уголовного законодательства позволяет сформулировать следующие выводы.
1. По месту, занимаемому конфискацией имущества среди мер наказания, по ее правовому статусу уголовное законодательство зарубежных стран можно классифицировать на несколько самостоятельных групп.
К первой группе необходимо отнести законодательство Англии и США, где конкретным образом не определено место конфискации, в том числе и за счет отсутствия единого кодифицированного законодательства. Однако данное положение вещей не уменьшает значение конфискации и не препятствует ее широкому использованию правоприменителем в качестве способа борьбы с преступностью.
Вторая группа включает законодательство стран, в которых наиболее четко регламентируется вопрос применения конфискации имущества и законодательство которых относит конфискацию к числу дополнительных наказаний. К таким странам относят Францию, Японию, Украину, Республику Казахстан, Австрию, Голландию. Уголовные кодексы данных стран регламентируют использование как общей, так и специальной конфискации и достаточно подробно рассматривают возможность ее назначения наряду с основным наказанием.
Третью группу составляют страны, в уголовном законодательстве которых конфискации отводится роль «иной меры». При этом уголовные кодексы Швейцарии, Кубы, Шотландии отнесли конфискацию в раздел «Иные меры», уголовные кодексы Норвегии, ФРГ, Турции — в раздел «Другие правовые последствия», уголовные кодексы Италии, Литовской Республики и Республики Молдовы — в раздел «Меры безопасности». При этом статус конфискации имущества, порядок ее применения особым образом не отличаются. Кроме того, отнесение конфискации к числу иных мер не умаляет ее роли среди видов наказаний, и при этом уголовные законодательства предусматривают достаточно широкие возможности применения данной меры.
2. Анализ уголовного законодательства зарубежных стран показал, что процесс включения конфискации имущества в число наказаний напрямую зависит от усмотрения законодателя. Несмотря на это, наблюдается тенденция ко все более частому применению конфискации, что лишний раз подтверждает ее значимую роль среди мер уголовно-правового характера и показывает стремление стран к достижению международно-правовых стандартов.
1 Eser А. Die Strafrechtlichen Sanktionen gegen das
Eigentum. Tubingen, 19б9.
2 Уголовное право зарубежных государств. Вып. 4. М., 1915. С. 101.
3 Уголовное право зарубежных государств. Общая часть / под ред. И. Д. Козочкина. М., 2003.
4 См.: Уголовный кодекс Франции. СПб., 2002. С. 1б1-
16s.
5 Боботов С. В., Сухов Н. С. Реформа уголовного права во Франции // Советское государство и право. — 1990. -№ 8. — С. 124- Новый Уголовный кодекс Франции. М., 1993.
6 Там же. С. 112−113.
I Уголовный кодекс Японии. СПб., 2002. С. 33−34.
8 Белявская О. А. Уголовная политика в Японии. М., 1992. С. 20−24.
9 Уголовный кодекс Украины. М., 200б. С. 29.
10 Уголовный кодекс Республики Казахстан. Алматы, 200б. С. 20.
II Уголовный кодекс Австрии. СПб., 2004. С. 58.
12 Уголовный кодекс Швейцарии. М., 2000. С. 28.
13 Там же. С. 28−29.
14 Хейгорд С., Балвиг Ф. Преступность и наказание в цифрах и текстах (Норвегия) // Общественные науки за рубежом. Серия 4. Государство и право. — 1991. — № 2. -С. 132−141.
15 Уголовное законодательство Норвегии. СПб., 2003. С. 48−59.
16 См.: Уголовный кодекс ФРГ. М., 2000.
11 Уголовный кодекс Турции. СПб., 2003. С. 54.
18 См.: Уголовный кодекс Испании. М., 1998.
19 Уголовный кодекс Литовской Республики. СПб., 2003. С. 184.
20 Уголовный кодекс Республики Молдова. СПб., 2003. С. 192.
Статья поступила в редакцию 12 мая 2009 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой