Этиологические факторы возникновения злокачественных лимфом

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы


ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ ЭТИОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ… 69
ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ
УДК 616−006. 444−02
Л. В. Плетнева, А .Ф. Лазарев
ЭТИОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ ЛИМФОМ
Алтайский филиал РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН, Барнаул ГУЗ «Алтайский краевой онкологический диспансер», Барнаул
Контактная информация:
Плетнева Лариса Витальевна, врач онколог-радиолог
адрес: 656 049 г. Барнаул, ул. Никитина, 77- тел. /факс: +7(3852)632620
e-mail: aoc@ctmed. ru
Статья поступила: 28. 01. 2010, принята к печати 17. 06. 2010.
Резюме
Вопрос об этиологических факторах возникновения заболеваний злокачественными новообразованиями стал одним из наиболее популярных в литературе. Этиология злокачественных лимфом окончательно неизвестна и связана с множеством факторов. Изучение этиологических факторов, влияющих на развитие злокачественных заболеваний лимфатической системы, является одним из направлений профилактической онкологии.
Ключевые слова: лимфома Ходжкина, неходжкинские лимфомы, этиология.
L.V. Pletneva, A.F. Lazarev
ETIOLOGICAL FACTORS OF OCCURRENCE OF MALIGNANT LYMPHOMA
Altay Affiliation of N.N. Blokhin Russian Cancer Research Center of RAMS,
Altay Regional Oncology Dispensary, Barnaul
Abstract
One of the most popular phenomenon in literature became the question of etiological factors development malignant tumors. The etiology of malignant lymphoma is still unknown and connects with the set of factors. One of the directions of preventive oncology is the studying of the risk factors influencing development of malignant diseases of lymphatic system.
Key words: Hodgkin’s lymphoma, non-Hodgkin's lymphoma, etiology.
Введение
Злокачественные лимфомы — это внекостно-мозговые опухоли лимфатической системы. Заболевание возникает уницентрично и распространяется метастатически. По мере прогрессирования в патологический процесс может вовлекаться костный мозг, что обозначается как лейкемизация процесса. Среди остальных локализаций злокачественные лимфомы выделяются относительно молодым возрастом больных. Ими, в частности лимфомой Ходжкина, в большой степени болеют пациенты детского и юношеского возраста. В течение года после установления диагноза умирает более четверти больных. Все это делает проблему социально важной и весьма актуальной. Необходим системный подход к изучению этиологических факторов развития злокачественных лимфом, что позволит впоследствии воздействовать на канцерогенез у здорового человека и предупредить развитие злокачественных новообразований.
Демографический, социальный
и национальный факторы
При лимфоме Ходжкина существует два пика частоты заболевания: первый приходится на возраст 20−30 лет, второй — на возраст старше 50 лет.
В Японии до 40 лет болезнь встречается крайне редко. У детей и подростков также наблюдается двугорбовая кривая заболеваемости лимфомой Ходжкина: первый пик в 4−6 лет, второй — в 12−14 лет. Среди педиатрического контингента чаще встречаются дети нежной, грациальной конституции, преимущественно блондины с голубыми глазами [3- 44]. Не-ходжкинские лимфомы встречаются в различных возрастных группах с преобладанием у лиц, старше 45 лет [12- 14- 43- 58].
Частота злокачественных лимфом зависит от пола. Лимфомой Ходжкина в детской и юношеской группе чаще заболевают мальчики. У взрослых заболеваемость преобладает у женщин [31]. Неход-жкинские лимфомы чаще встречаются у мужчин, причем это различие резко выражено в пожилом и старческом возрасте [27- 62].
В заболеваемости злокачественными лим-фомами имеют значение национально-этнические факторы. ЛХ представители негроидной массы болеют реже, чем белые. В Японии отмечается меньшая заболеваемость лимфомой Ходжкина, чем в Европе [44]. Максимальный уровень заболеваемости ЛХ зарегистрирован у литовцев, армян, минимальный — у молдован, узбеков, киргизов.
В России более высокие показатели заболеваемости злокачественными лимфомами характерны для городских жителей [42].
Социальный фактор имеет значение особенно в развитии лимфомы Ходжкина. В малоразвитых странах и малообеспеченных слоях населения характерна высокая частота возникновения заболевания у детей и несколько более низкая у молодых взрослых. Напротив, в экономически развитых странах с высоким уровнем жизни населения лимфома Ходжкина у детей обнаруживается редко, чаще встречается у молодых взрослых [44].
Генетический фактор и наследственность
Об определенном значении генетических факторов в развитии злокачественных лимфом косвенно свидетельствует увеличение заболеваемости при некоторых генетических нарушениях и аномалиях развития [93]. Часто наблюдается развитие не-ходжкинских лимфом при наследственных болезнях, которые связаны с дефектами иммунитета. К ним относятся: атаксия-телеангиэктазия (синдром Луи-Бар), синдром Вискота-Олдрича, болезнь Братона [81- 91]. Лимфомы также часто встречаются при синдроме Чедиака-Хигаси [10].
Ряд исследователей считают, что роль генетических факторов ограничивается формированием предрасположенности к развитию заболевания, которая затем реализуется при воздействии различных факторов: лучевых, химических, других экзо -и эндогенных воздействий [29].
Наследственная предрасположенность выявлена и у лимфомы Ходжкина. Так, при данном заболевании мужчины в семье вероятность заболевания у его брата увеличивается в 9 раз, а у сестры — в 5 раз. При заболевании женщины в семье отмечается обратная картина [44].
При изучении родословных выявилась более высокая частота злокачественных новообразований в семьях больных хроническим лимфолейкозом, эритремией и лимфомой Ходжкина [40- 89].
Повышенный риск заболевания лимфомой Ходжкина отмечен среди родственников I степени (родители — дети, дети — родители, дети одной семьи). При этом учитывались длительное совместное проживание и контакт друг с другом, что предполагает наличие наследственной аномалии иммунитета и (или) возможность горизонтальной передачи заболевания по типу инфекционного [28- 76].
Отмечено, что в семьях больных злокачественными лимфомами преобладали раковые заболевания желудочно-кишечного тракта, реже другой локализации [40].
Ионизирующая радиация
Исследования показали, что ионизирующая радиация вызывает практически все формы гемо-бластозов, кроме лимфомы Ходжкина. Соотношение больные лейкозами — больные лимфомами среди облученного контингента составило 3,85: 1, в контроле 1,61:1. [32].
У детей, облученных в раннем детстве по поводу гиперплазии тимуса, развивались острый лимфобластный лейкоз и лимфома [18].
Инфекционный фактор
В настоящее время наиболее широко обсуждается вирусная теория происхождения гемобла-стозов. Наиболее изучены два вида вирусов: ВЭБ и Т-клеточного лейкоза человека и лимфомы (ЫТЬУ-1) [33- 37- 100- 102- 112- 115]. ВЭБ инфицировано
более 90% всего взрослого населения. Поэтому обнаружение ВЭБ-антител в крови или ВЭБ в опухоли является недостаточным для доказательства роли этого вируса в этиологии опухоли. Доказана этиологическая роль ВЭБ в возникновении лимфо-мы Беркитта [5- 90]. С ВЭБ ассоциированы почти 100% случаев этого заболевания в эндемичных районах Африки. В неэндемичных регионах частота ВЭБ-ассоциированных случаев намного ниже [10- 18- 62- 64]. ВЭБ этиологически связан с другими неходжкинскими лимфомами и лимфомой Ходжкина [59- 90]. Не установлено, играет ли ВЭБ непосредственную роль в этиологии лимфомы Ходжкина, вызывает ли развитие неспецифической иммуносупрессии или широко распространяется в организме больного лимфомой Ходжкина в связи с уже имеющимися для его распространения благоприятным общим фоном в виде иммуносупрессии [44]. При обследовании районов, расположенных вблизи от Семипалатинского полигона, у местного населения в крови наблюдается высокий титр антител к онкогенному ВЭБ и одновременно возрастает частота возникновения гемобластозов. Установлено, что ВЭБ способен вызывать «двухударные» хромососмные абберации в культурах Т-лимфо-цитов, полученных от облученных в результате инкорпорации радионуклидами людей, а также лиц, отягощенных наследственным дефектом в системе ДНК- реапарации [22- 61].
Распространенность ЫТЬУ-1 среди населения значительно ниже, чем других онкогенных вирусов, и варьирует от 0,2 до 2% в регионах с низкой инфицированностью и до 3−15% в регионах с высокой инфицированностью. Роль вируса в этиологии Т-клеточного лейкоза взрослых подтверждена в аналитических эпидемиологических исследованиях [86- 114]. ЫТЬУ-1 был выделен от больных с Т-клеточными лимфомами, Т-клеточными лим-фолейкозами, Т-клеточными неходжкинскими лим-фомами [26- 68- 79], эритремии [55], а также от медицинского персонала, иногда — от реципиентов крови [103], особенно при множественных трансфузиях (больные гемофилией), изредка — от здоровых интактных лиц [29].
ЫТЬУ-1, встречаясь в ДНК клетки хозяина, вызывает качественные и количественные аномалии хромосом [97- 114]. ЫТЬУ-1 является экзогенным и распространяется в популяции горизонтальным путем, в т. ч., от мужа жене [68- 82- 111] и вертикальным путем через кормление ребенка грудью сероположительных матерей [5].
Эндемичные зоны были обнаружены на территории Японии, Африки, районе Карибского бассейна. Среди неходжкинских лимфом Т-фенотипа в Японии 33−35% ассоциированы с ЫТЬУ-1, в США — 51%.
В СССР частота обнаружения антител к ЫТЬУ-1 среди больных различными формами гемо-бластозов варьировала от 0 до 12,5% [55]. Больные с другими не Т-клеточными новообразованиями оставались серонегативными.
В эндемичных очагах 25−37% практически здоровых людей, главным образом среди родственников заболевших, имеют антитела к ЫТЬУ-1, тогда как в других частях мира антитела к вирусу имеют 1% практически здоровых людей [68]. Широкая ин-фицированность ЫТЬУ-1 отмечена не у всех жителей эндемичных зон Японии, а избирательно среди определенных этнических групп [54].
Обнаруженное в клетках смешение ВЭБ и ЫТЬУ-1 способствует повышению частоты развития лимфомы Беркитта [38].
Соглашаясь с вирусной этиологией гемобла-стозов, нельзя автоматически переносить на них взгляд как на инфекционный процесс. Против инфекции говорит тот факт, что до настоящего времени нет данных, когда родственники или медицинские работники, имевшие тесный контакт с больными, заболели этой болезнью [62]. Заболевание развивается тогда, когда на фоне вирусоносительства человек подвергается другим иммуносупрессивным воздействиям [19- 74]. Этот факт рассматривает теория онкогенов [19- 38- 79], согласно которой в клетках содержатся онкогенные вирусы — онкорнавиру-сы, активность которых подавлена клеточными ре-прессорами. Под влиянием физических или химических канцерогенов, радиации, иммунной недостаточности деятельность клеточных супрессоров ослабевает, вирус активируется, клетка малигнизируется.
Ряд работ посвящен изучению соотношения лимфом человека и животных, в том числе крупного рогатого скота, в связи с циркуляцией в природе онкогенных вирусов и возможности преодоления ими межвидовых барьеров [110]. У 20% людей, больных лимфомой Ходжкина, сыворотка крови содержит антитела к групповому специфическому антигену вирусов лейкозов и сарком птиц [30].
Определенное значение в этиологии злокачественных лимфом может иметь банальная инфекция [17]. У больных чаще встречались указания в анамнезе на острые респираторные заболевания, грипп, другие вирусные инфекции, ангины [104], хронический тонзиллит, инфекционный мононуклеоз, фурункулез, туберкулез легких, первично-хронический бруцеллез [32- 44]. У больных неходжкинскими лимфомами чаще в анамнезе встречается вирусный гепатит С [102- 112- 115], у больных лимфомами Ходжкина — болезни кожи и подкожной клетчатки [49]. Helicobacter pylori может приводить к развитию В-клеточной лимфомы [18- 112]. Установлено также повышение частоты лимфоаденопатий, особенно у детей — до 30% [34- 37].
Иммунологический статус, стресс
Развитие злокачественных лимфом опосредуется через врожденную (генетическую) недостаточность или особенности иммунной системы [10- 81- 95- 99- 102].
Предположено, что лимфома Ходжкина -это аутоиммунный процесс, являющийся следствием хронического иммунного конфликта в организме между опухолевыми и нормальными лимфоидными клетками [31]. Было показано, что в периферической крови у больных лимфомой Ходжкина циркулируют Т-лимфоциты с аномалиями хромосомного набора. О снижении Т-клеточного иммунитета также свидетельствует тонзиллэктомия и аппендэктомия, часто предшествующие развитию лимфомы Ходжкина [44].
Особую роль в развитии иммунодефицитных состояний играют вирусы, которые помимо Т-лим-фоцитов могут инфицировать В-лимфоциты, макрофаги, фибробласты и эндотелиальные клетки [101]. На фоне снижения иммунитета активируются онко-генные вирусы, часто персистирующие в организме и широко распространенные в природе. При перси-стировании вируса в организме иммунокомпетент-ного хозяина промежуток времени между инфицированием и развитием опухоли может достигать многих лет, однако при СПИДе и других иммунодефицитах отмечается значительное ускорение развития неопластического процесса [77- 114]. Так, если в
популяции иммунокомпетентных лиц ВЭБ вызывает мононуклеоз, то у больных с иммунодефицитом дает начало развитию злокачественной лимфомы [75- 99].
Лимфома Беркитта, которая распространена в Африке, также связана с ВЭБ и возникает на фоне иммуносупрессии, вызываемой хронической малярией. Иммунодефицит играет основную роль в патогенезе саркомы Капоши, так как она встречается у 30% заболевших СПИДом [75] и пациентов, леченных иммуносупрессивными препаратами, а также развивающаяся при вторичных дефицитах иммунитета различного происхождения в пожилом возрасте, когда пусковым моментом является дефективность Т-лимфоцитов-хелперов при наличии инфицирования вирусами группы Herpes, и, прежде всего, ЦМВ [33- 72- 114]. Дефицит Т-лимфоцитов часто предшествует развитию злокачественных В-клеточных лим-фом. По мере углубления Т-клеточного иммунитета развивается неходжкинская лимфома. У реципиентов после трансплантации частота развития опухолей в 35 раз выше, в основном за счет увеличения частоты появления сарком и лимфом. Лимфомы появлялись в первые пять лет после трансплантации. Отмечена большая частота лимфом у реципиентов с группой крови, А [28]. Гемотрансфузии в анамнезе могут быть фактором риска в развитии неходжкин-ских лимфом [83- 84]. При этом иммуносупрессив-ное действие оказывает непосредственно сама реакция «трансплантат-против-хозяина», а также имму-носупрессивная терапия [10].
Способствует нарушению иммунного гомеостаза воздействие малых доз ионизирующего излучения [25- 35].
Доказательством нарушения функций иммунной системы служат измененные показатели крови. Было выявлено снижение относительного и абсолютного содержания нейтрофилов, особенно числа лимфоцитов, достоверное снижение зрелых Т-лимфоци-тов, в том числе Т-хелперов и натуральных киллеров [16- 69], при неэффективности В-лимфопоэза [35], повышение содержания эозинофилов [34].
Стресс, особенно тяжелый, длительный и часто повторяющийся, оказывает воздействие на функции иммунной системы, снижая резистентность к опухолям, в том числе злокачественным лимфомам. При этом нарушается фагоцитарная и бактерицидная активность гранулоцитов, макрофагов, нормальных киллеров, уменьшаются Т-клетки, В-клетки, снижается количество иммуноглобулинов в крови [8- 98- 107- 113].
Таким же действием обладают глюкокорти-коиды, уровень которых повышается при стрессе.
Существенное влияние на параметры иммунитета, а именно снижение иммуноглобулинов и Т-киллеров, оказывает физическое перенапряжение и повышенная инсоляция [57].
Электромагнитные поля
Результаты эпидемиологических и экспериментальных исследований, посвященных влиянию электромагнитных полей сверхнизкой частоты (ЭМП СНЧ) на развитие злокачественных лимфом неоднозначны, а порою противоречивы [92]. Опасный для здоровья уровень экспозиции составляет 2−4 мГ и выше.
В исследовании «случай — контроль», проводившемся на территории Московской области, у мужчин, экспонированных к электромагнитным излучениям СВЧ-диапазона, выявлен статистически достоверный риск развития лейкозов (ОР-4,36- р& lt-0,002) и лимфом (ОР-3,04- р& lt-0,05).
Установлено статистически значимое увеличение риска развития злокачественных новообразований у женщин, связанных с воздействием ЭМП ВЧ и УВЧ-диапазона (ОР-3,78- р& lt-0,05) [88]. Достоверное повышение смертности от лимфом выявлено у женщин — студийных работников, экспонированных к низким уровням неионизирующей радиации, со стажем работы 10−19 лет [53- 70- 92].
Данных о влиянии персональных компьютеров на развитие гемобластозов в литературе нет, хотя известно, что в процессе функционирования ПК излучает электромагнитные волны широкого спектра частот: от промышленной частоты до рентгеновского и более жесткого излучения [39].
В связи с летальностью большого контингента среди служащих Motorola, было проведено исследование всех основных причин смерти, в т. ч. и злокачественных лимфом, за период 1976—1996 гг. Риск оказался ниже 1,0 для всех лимфом [96]. Другое исследование, проведенное в США и включавшее результаты обследования 195 775 работников производств по выпуску мобильных телефонов, которые занимались сборкой и тестированием телефонных аппаратов, не обнаружило взаимосвязи между воздействием излучений и развитием опухоли системы крови [47]. Крупное эпидемиологическое исследование, проведенное в Дании (включены 420 000 человек — пользователей сотовых телефонов в период 1982—1995 гг.), также не выявило статистически значимого повышения риска лимфом у пользователей сотовых телефонов [15].
Химический фактор
Человек в своей повседневной жизни и профессиональной деятельности может подвергаться действию различных химических веществ, оказывающих канцерогенный эффект на кроветворную и лимфатическую ткани [73- 95- 109]. Как и при действии ионизирующего излучения, латентный период может составлять несколько лет [29- 62].
К таким веществам относят ПАУ, включающие бенз (а)пирен [9- 13- 18- 23- 27- 29- 49- 51- 52- 59- 66- 67- 78]. ПАУ находят в состав моторного топлива, сажи, смол, растворителей, минеральных масел, дегтя, асфальта, гудрона- используется для получения синтетического каучука, резины, стирола, полистирола, полиэфирных и насыщенных волокон, моющих средств, пленок, пластмасс, лакокрасочных материалов, лекарств. ПАУ обнаружен в табачном дыме, а также в копченой пище [59]. Основными источниками загрязнения атмосферного воздуха ПАУ являются предприятия металлургической, коксохимической, нефтеперерабатывающей, алюминиевой промышленности, ТЭЦ и автотранспорт [51].
Нитрозамины, индуцирующие развитие злокачественных лимфом, широко используются в промышленности (красители, смазочные масла, бензин, противокоррозийные материалы, производство резины и др.) — их обнаруживают в лекарствах, табачном дыме, пище, богатой нитратами, в копченостях, пиве [9- 13- 17- 24- 52]. Четыреххлористый углерод, дисульфид углерод, пыль руды с содержанием никеля и меди способствуют развитию лимфом [48- 52].
Технический углерод, оксиды и соли тяжелых металлов, в т. ч. титана и свинца, хризондин [41], фталонитрил, используемых в полиграфическом производстве, повышают риск развития ретикуло-саркомы. Краситель основной синий К, используемый для печатания, оберток для кондитерских и молочных продуктов, вызывает лимфомы [23].
Пыль сульфидных медно-никелевых руд индуцирует лимфомы [7].
К другим опасным веществам, вызывающим злокачественные лимфомы, относят винилхлорид и поливинилхлорид [9- 23- 59], акриловые и метакри-ловые соединения в индустрии полимеров [11], хлоропрен, широко используемый при производстве синтетических каучуков, резино-технических изделий, латексов, клея [4- 67].
Гемотоксичным действием обладают пестициды (инсектициды, гербициды, фунгициды и др.) [17- 20- 21- 29- 45- 60- 63- 73- 87- 88- 109]. При этом учитывается необходимость высоких доз и постоянного воздействия.
Было выявлено статистически значимое повышение частоты неходжкинских лимфом среди сельского населения хлопкосеющих районов с повышенной химизацией, когда идет накопление потенциально токсичных для кроветворения химических соединений в почве, питьевой воде, пищевых продуктах [36].
Пестициды могут вызывать генетические изменения, причем этот эффект может проявляться во втором и третьем поколениях [2- 65- 94]. Выявлено супрессивное действие пестицидов [72- 78]. При совместном действии радиации и пестицидов наблюдается суммация их эффектов [21].
Повышенный риск возникновения лимфом отмечен для ДДТ и дихлофоса [46- 60- 65].
ОР при употреблении хлорированной питьевой воды составляет для лимфом 1,1−1,3.
Поражение клеточного и гуморального иммунитета, продолжительные расстройства деятельности желез внутренней секреции и вегетативной нервной системы, усугубляемые психическим стрессом, являются дополнительными факторами риска развития опухолей, особенно у лиц, подверженных действию ионизирующих излучений, токсичных химических веществ и других факторов [1- 69].
Факторы, связанные с родителями
Несмотря на наличие противоречивых данных, во многих исследованиях выявлена связь между экспозицией родителей к вредным профессиональным и бытовым факторам и развитием лимфом у детей [17- 85].
В исследовании, проведенном в ЦНИРРИ (Санкт-Петербург), в случае лимфомы Ходжкина практически для всех месяцев беременности и первых 6 мес. жизни ребенка была выявлена положительная корреляция между величинами геомагнитного индекса и временем появления опухолей у больных [70].
Так, среди отцов детей с лимфомой Ходжкина и неходжкинскими лимфомами значимо больше, чем в контроле, была доля мужчин с экспозицией к ионизирующей радиации (ОР-10,6 и 13,9 соответственно). Работа отцов с радарными установками значимо повышала риск заболевания неходжкин-скими лимфомами (ОР-12,0).
Матери детей с НХЛ чаще подвергались воздействию нефтепродуктов (3,3), химических веществ (3,3), в т. ч. пестицидов [49- 87]. В других наблюдениях зависимости между частотой злокачественных лимфом у потомства и радиоактивной дозой, поглощенной в гонадах родителей, не установлено [56]. При исследовании влияния курения родителей на здоровье потомства получены противоречивые данные. Так, выкуривание матерью 10 сигарет и более в день повышает риск развития лимфом вдвое.

ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ ЭТИОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ… 73
Описано повышение риска развития неход-жкинских лимфом при курении отца еще до зачатия [5- 80- 106]. В других работах такой связи обнаружено не было [50- l05- 106].
Курение не является фактором риска для возникновения неходжкинских лимфом, риск возникновения лимфомы Ходжкина, особенно у молодых, незначительны [71]. Курение повышает риск лимфоидных форм гемобластозов [66- 108].
Другие факторы
Масса ребенка при рождении может влиять на развитие в дальнейшем лимфом. Риск повышен у детей с низкой массой (менее 2500 г) для лейкозов — в 4,7 раза, для лимфом — в 4 раза и у детей, масса которых при рождении превышает 4 кг — в
1,5 раза [6- 17- 104].
Достоверно повышенный риск неходжкинских лимфом наблюдался в группе детей, у которых длительность грудного вскармливания не превышала 1 мес., в сравнении с детьми, находившимися на грудном вскармливании более 6 мес. [50].
Выводы
Учитывая, что известно большинство этиологических факторов возникновения злокачественных лимфом, необходимо определение степени влияния на риск развития данной онкопатологии как каждого отдельно взятого фактора, так и их комплекса.
Формирование групп риска с учетом действия максимального количества известных факторов риска позволит существенно повысить эффективность прицельной профилактики и, в конечном итоге, снизить смертность.
Литература
1. Абрамов В. В., Егоров Д. Н. Нервная и иммунная системы в канцерогенезе. — Новосибирск, 1998, 102 с.
2. Айриян А. П., Смбатян К А. Изучение репродуктивной функции, проживающих в зонах интенсивного применения пестицидов // Гигиена труда и проф. заболевания. — 1991. — № 3. — С. 14−6.
3. Антонов А М, Изопесков Е. Е. Конституциональные, социальные, этнические и средовые аспекты формирования острого лейкоза детской популяции в Дагестане. — М., 1997. — С. 111−3.
4. Бульбулян М А, Маргарян А. Г. К вопросу о канцерогенной опасности хлоропрена в условиях производства // Вопросы онкологии. — 2000. — Т. 46, № 1. — С. 64−6.
5. Белякова С. В., Смулевич В. Б. Профессия родителей и другие факторы риска возникновения злокачественных новообразований у детей // Вопросы охраны материнства и детства. — 1990. — № 10. — С. 56−9.
6. Берштейн Л М. Возраст, факторы внешней среды и гормональный канцерогенез // Вопросы онкологии.
2001. — Т. 47, № 2. — С. 148−54.
7. Борисенкова Р. В, Павлов Л. Н., Луценко Л А. Об онкогенном действии пыли сульфидных медноникелевых руд // Медицина труда и промышленная экология. — 2002. — № 1. — С. 7−11.
8. Бухтояров О. В., Архангельский А. Е. Доминантный подход к патогенезу, профилактике и терапии рака // Вопросы онкологии. — 2007. — Т. 53, № 3. — С. 253−61.
9. Василенко И. Я, Москалев Ю. Н., Стрельцова В. Н. Канцерогенный эффект ионизирующего излучения в комбинации с химическими. и другими физическими агентами // Вопросы онкологии. — 1986. -Т. 32, № 2. — С. 3−14.
10. Воробьев А. И., Бриллиант М Д. Об этиологии лейкозов человека // Терапевтический архив. — 1978. — Т.
50, № 7. — С. 3−10.
11. Гейко О .И., Федотова И. В, Благодатин В М. Эпидемиолого-гигиенические аспекты оценки канцерогенного риска при производстве метакрилатов // Медицина труда и промышленная экология. — 1996. -№ 2. — С. 4−7.
12. Генкин, А А. Опухолевые заболевания системы крови: возраст, уровень холестерина и количество эритроцитов // Терапевтический архив. — 1998. — № 3. — С. 61−8.
13. Гимадеев М М. О профессиональном раке, обусловленном действием химических канцерогенных веществ // Казанский медицинский журнал. — 1974. — № 1. — С. 62−8.
14. Давыдов М И, Аксель Е. М. Статистика злокачественных новообразований в России и странах СНГ в 2004 г // Вестник РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН. — 2006. — Т. 17, № 3 (прил. 1). — С. 30−127.
15. Додина Л. Г, Поддубный Д А, Сомов А Ю. Влияние электромагнитного излучения устройств сотовой вязи на здоровье человека // Медицина труда и промышленная экология. — № 5. — С. 35−9
16. Западинская Е. Э, Гастаева Г Н. Результаты исследований показателей периферической крови у работников торневого производства // Медицина труда и промышленная экология. — 2005. — № 3. — С. 13−21.
17. Заридзе Д. Г. Эпидемиология детских лейкозов // Архив патологии. — 1997. — Т. 59, № 5. — С. 65−70.
18. Заридзе Д. Г. Эпидемиология, механизмы канцерогенеза и профилактика рака // Архив патологии. -
2002. — Т. 64, № 2. — С. 53−61.
19. Зильбер Л А. Об изучении этиологии и иммунологии опухолей // Вопросы онкологии. — 2005. — Т. 51, № 2. — С. 148−58.
20. Иванов А. И. Васильев В.В. Состояние здоровья населения на территориях интенсивного применения пестицидов // Гигиена и санитария. — 2005. — № 2. — С. 24−7.
21. Иванов В. В. Влияние острого сочетанного действия радиации и некоторых пестицидов на периферическую кровь крыс // Гигиена и санитария. — 1984. — № 9. — С. 40−3.
22. Ильинских Н. Н, Ильин С Ю, Ильинских И. Н. и др. Факторы и механизмы, способствующие развитию состояния генетического неблагополучия у жителей Алтайского края // Вест. науч. программы «Семипалатинский полигон». — 1994. — № 3. — С. 34−47.
23. Ильичева С А. Полиграфическое производство как источник канцерогенной опасности для работающих // Медицина труда и промышленная экология. — 1994. — № 7. — С. 21−4.
24. Ильичева С А, Заридзе Д. Г. Увеличение множественной миеломы и неходжкинских злокачественных лимфом у женщин, работающих с органическими растворителями // Вопросы онкологии. — 2004. — Т. 50, № 2. — С. 145−8.
25. Ильичева С А, Заридзе Д. Г. Этиологические аспекты профессионального рака в полиграфической промышленности // Вестник Российской АМН. — 2004. — № 2. — С. 25−9.
26. Калиберза И. В. Ассоциация ЫТЬУ-1 с различными формами гемобластозов. — Рига: Автореферат дисс. канд. мед. наук, 1988. — 20 с.
27. Капран Р. Г. Значение бария в развитии лейкозов. — Киев: Медгиз, 180 с.
28. Киндзельский Л. П., Усатенко В Д., Губарева, А А. Семейные случаи ЛГМ // Экспериментальная онкология. — 1990. — Т. 12, № 1. — С. 61−3.
29. Ковалева Л. Г. Острые лейкозы. — М.: Медицина, 1990. — 271 с.
30. Коломиец А. Г., Хлюстов С. В. Пораженность ретровирусом лейкоза крупного рогатого скота и людей, контактирующих с больными животными // Здравоохранение Белоруссии. — 1980. — № 11. — С. 45−7.
31. Колыгин Б А. ЛГМ у детей. — Л.: Мед. наука, 1990. — 280 с.
32. Косенко М М, Дегтярева Р. Г, Петрушова Н А. Клинические и эпидемиологические характеристики случаев среди населения, подвергшихся хроническому радиоактивному облучению // Гематология и трансфузиология. — 1997. — Т. 42, № 2. — С. 27−31.
33. Лапин Б А. Роль вирусов в новообразованиях кроветворной системы // Вестник Рос. АМН. — 1995. — № 8.
— С. 59−63.
34. Лебедькова С. Е, Кацова Г. Б, Афанасьева Е. И. Мониторинг клинико-гематологических и иммуннологических показателей детей, проживающих в зоне высокой антропогенной нагрузки и следа ядерного взрыва // Гематология и трансфузиология. — 1997. — Т. 42, № 2. — С. 31−5.
35. Ленская Р. В, Пивоварова А. И. Результаты скрининговых гематологических и цитохимических исследований крови 906 детей, проживающих в Брянской области с разной плотностью загрязнения почвы цезием-137 и стронцием- 90 // Гематология и трансфузиология. — 1995. — Т. 40, № 6. — С. 30−4.
36. Маджедова М. С, Алиева Т. М. Распространение лейкозов, лимфом, гипо- и апластических анемий среди жителей Ташкентской области // Медицинский журнал Узбекистана. — 1987. — № 11. — С. 24−7.
37. Меликян А. П. Вирус Эпштейна-Барр у больных затяжной лимфаденопатией // Гематология и трансфузиология. — 2007. — Т. 52, № 4. — С. 21−7.
38. Мерекалова З. И., Яковлева Л. С, Мазуренко Н. П., Орехова Н М. Влияние смешанной вирусной инфекции на развитие неоплазий, индуцированных онкогенными вирусами//Вопросы вирусологии. — 1988. — № 4. — С. 424−8.
39. Пальцев Ю. П., Бузов А Л, Кольчугин Ю. И. Особенности контроля электромагнитного излучения персональных компьютеров // Мед. труда и пром. Экология. — 1996. — № 9. — С. 23−7.
40. Патокова О. С, Нечаева О Б. Наследственное предрасположение к онкологическим заболеваниям у больных лейкозом // Вопросы онкологии. — 1976. — Т. 22, № 8. — С. 22−5.
41. Петров Н. Н. Основные вопросы возникновения и роста истинных опухолей // Вопросы онкологии. -2005. — Т. 51, № 1. — С. 24−32.
42. Писарева Л. Ф, Бояркина А. П., Недавняя О. И. Злокачественные новообразования лимфатической и кроветворной ткани в регионе Сибири и Дальнего Востока (1976−1990гг.) // Российский онкологический журнал. — 2001. — № 6. — С. 32−6.
43. Писарева Л. Ф, Бояркина А. П, Одинцова И. Н. Заболеваемость гемобластозами населения Томской области // Гематология и трансфузиология. — 2004. — Т. 49, № 5. — С. 21−6.
44. Поляков В. Е, Алексеевских Ю. Г., Даабуль С А. Болезнь Ходжкина (Лимфогранулематоз) у детей. — М.: МИРТ., 1993, 356 с.
45. Поталов, А .И. Оценка риска при воздействии пестицидов на работающих // Вестник Российской АМН. -2005. — № 3. — С. 4−7.
46. Ракитский В. Н., Турусов В. С. Мутагенная и канцерогенная активность химических соединений // Вестник Росийской АМН. — 2005. — № 3. — С. 7−9.
47. Румянцев Г. И., Прохоров Н. И., Несвижский Ю. В. Анализ патогенетической значимости излучений мобильных телефонов // Вестник Российской АМН. — 2004. — № 6. — С. 31−5.
48. Рушкевич О. П., Серебряков П. В, Луценко Л А. Промышленные аэрозоли — фактор риска развития онкологической патологии у подземных горнорабочих // Вестник Российской АМН. — 2005. — № 3. — С. 30−2.
49. Смулевич В. Б., Соленова Л. Г., Белякова С. В. Профессия родителей как фактор онкологического риска у детей // Российский онкологический журнал. — 2001. — № 4. — С. 45−47.
50. Смулевич В. Б, Соленова Л. Г., Белякова С. В. Факторы онкологического риска у детей // Российский онкологический журнал. — 2001. — № 3. — С. 43−5.
51. Соколов В. В, Фраш В. Н. Дискуссионные вопросы лейкозогенного действия бензола // Гигиена труда и профессиональные заболевания. — 1985. — № 4. — С. 21−6.
52. Соленова Л. Г. Онкологическая заболеваемость работников производства резины // Вопросы онкологии.
— 1992. — № 10. — С. 1174−82.
53. Соленова Л. Г., Дымова Е. Г., Фир Н. Общая и онкологическая смертность в когорте работников телевидения // Медицина труда и промышленная экология. — 2004. — № 5. — С. 21−4.
54. Степина В. Н. Серологическое обследование жителей Д. Востока на наличие антител к вирусу Т-клеточного лейкоза человека HTLV-1 // Экспериментальная онкология. — 1988. — Т. 10, № 1. — С. 37−9.
55. Степина В. Н., Сенюта Н. Б., Павлиш О А. Гемобластозы, ассоциированные с HTLV-1, в различных регионах СССР // Вопросы вирусологии. — 1991. — Т. 36, № 2. — С. 159−62.
56. Сумина М. В. Медико-социальный статус больных, перенесших хроническуюлучевую болезнь в отдаленном периоде наблюдения // Медицина труда и промышленная экология. — 2005. — № 3. — С. 32−4.
57. Темурьянц Н А, Тишкин О .Г. Влияние изменений солнечной активности на динамику заболеваемости и смертности населения // Терапевтический архив. — 1985. — № 5. — С. 150−2.
58. Толкушин А. Г., Огрызко Е. В., Ягудина Р. И. Анализ заболеваемости и контингентов больных злокачественными лимфомами в Российской Федерации // Вопросы онкологии. — 2006. — Т. 52, № 4. — С. 392−7.
59. Турусов В. С. Роль экзогенных и эндогенных факторов в возникновении опухолей человека // Архив патологии. — 1983. — № 2. — С. 3−13.
60. Турусов В. С., Ракитский В. Н. Пестициды как негенотоксические канцерогены // Вопросы онкологии. -1999. — Т. 45, № 2. — С. 118−23.
61. Хлопин Н. Г. Изучение влияния сыворотки крови и экстракта из лейкоцитов людей, больных лейкозами, на тканевые культуры // Вопросы онкологии. — 2005. — Т. 51, № 5. — С. 520−3.
62. Хохлова М. П. Вопросы этиологии, эпидемиологии и патологии лейкозов // Архив патологии. — 1972. — Т.
34, № 3. — С. 3−14.
63. Хрипач Л. В, Жуков В. С. Проблема оценки канцерогенной опасности диоксинов // Гигиена и санитария.
— 2005. — № 6. — С. 24−7.
64. Чакобаева М. Г., Алкина Н. В., Косухина Н. В. Определение генотипа вируса Эпштейна-Барр у больных гемобластозами людей на юге России // Гематология и трансфузиология. — 2000. — Т. 45, № 3. — С. 19-
21.
65. Шабад Л М, Колесниченко Т. С., Никонова Т В. О возможности бластомогенности ДДТ // Вопросы питания. — 1972. — № 1. — С. 63−6.
66. Шабад Л М, Пылев Л. Н., Насыров Р. И. Роль некоторых физических свойств различных промышленных видов сажи при выделении из них бенз (а)пирена // Гигиена труда и профессиональные заболевания. -1972. — № 1. — С. 9−12.
67. Шаньгина О. В., Бульбулян М А. Новые аспекты канцерогенной опасности в обувных производствах // Медицина труда и промышленная экология. — 1998. — № 1. — С. 8−12.
68. Шевлягин В. Я. Вирус, вызывающий Т-клеточные лимфомы-лейкозы человека // Вопросы вирусологии. -1985. — Т. 30, № 3. — С. 260−5.
69. Шубик В М. Иммунитет и неспецифическая защита у людей, работающих в условиях хронического воздействия малых доз ионизирующих излучений // Гигиена труда и профессиональные заболевания. -1991. — № 4. — С. 29−31.
70. Ямшанов В А. Геомагнитные вариации в раннем онтогенезе как фактор риска онкопатологии // Вопросы онкологии. — 2003. — Т. 49, № 5. — С. 608−11.
71. Adami J, Ыугйп O, Bergstrym R. et al. Smoking and the risk of leukemia, lymphoma, and multiple myeloma (Sweden) // Сancer Causes Control. — 1998. — 9(1). — Р. 49−56.
72. Arndt V, Vine M. F, Weigle K. Environmental chemical exposures and risk of herpes zoster // Environ Health Perspect. — 1999. — 107(10). — Р. 835−41.
73. Avnon L, Oryan I, Kordysh E. et al. Cancer incidence and risks in selected agricultural settlements in the Negev of Israel // Environ Health. — 1998. — 53(5). — Р. 336−43.
74. Bangham C.R. HTLV-1 infections // Clin. Athol. — 2000. — 53(8). — Р. 581−6.
75. Bazarbachi A., Canivet M, Perns J. Role of retroviruses in human cancerogenesis // Bull. Cancer. — 1995. -82(Supрl. 2). — Р. 85−92.
76. Bener A., Denic S, Al-Mazrouei M. Consanguinity and family history of cancer in children with leukemia and lymphomas // Cancer. — 2001. — 92(1). — Р. 1−6.
77. Biggar RJ, Engels E.A., Frisch M, Goedert J.J. Risk of T-cell lymphomas in persons with AIDS // J. Acquir. Immun. Defic. Syndr. — 2001. — 26(4). — Р. 371−6.
78. BlarA., Zahm S.H. Agricultural exposures and cancer//Environ Health Perspect. — 1995. — 103(Suppl. 8). — Р. 205−8.
79. Blattner W.A. Human retroviruses: their role in cancer // Proc. Assoc. Am. Physicians. — 1999. — 111(6). — Р. 563−72.
80. Boffetta P., Trtidaniel J, Greco A. Risk of childhood cancer and adult lung cancer after childhood exposure to passive smoke: A meta-analysis // Environ Health Perspect. — 2000. — 108(1). — Р. 73−82.
81. Canman C. E, Lim D.S. The role of ATM in DNA damage responses and cancer // Oncogene. — 1998. — 17(25).
— Р. 3301−8.
82. Cartwright R.A., Gurney K.A., Moorman A. V. Sex ratios and the risks of haematological malignancies // Br. J. Haematol. — 2002. — 118(4). — Р. 1071−7.
83. Cerhan J. R, Janney C.A., Vachon C.M. et. al. Anthropometric characteristics, physical activity, and risk of non-Hodgkin'-s lymphoma subtypes and B-cell chronic lymphocytic leukemia: a prospective study // Am. J. Epidemiol. — 2002. — 156(6). — Р. 527−35.
84. Cerhan J. R, Wallace R. B, Dick F. et. al. Blood transfusions and risk of non-hodgkin'-s lymphoma subtypes and chronic lymphocytic leukemia // Cancer Epidemiol. Biomarkers Prev. — 2001. — 10(4). — Р. 361−8.
85. Draper G.J., Little M.P., Sorahan T. et al. Cancer in the offspring of radiation workers: a record linkage study // B.M.J. — 1997. — 315(7117). — P. 1181−8.
86. Edlich R. F, Arnette J.A., Williams F.M. Global epidemic of human T-cell lymphotropic virus type-I (HTLV-I) // J. Emerg. Med. — 2000. — 18(1). — P. 109−19.
87. Fontana A., Picoco C, Masala G. et. al. Incidence rates of lymphomas and environmental measurements of phenoxy herbicides: ecological analysis and case-control study // Arch. Environ Health. — 1998. — 53(6). — P. 384−7.
88. Gurvich E.B., Novokhatskaia E.A., Rubtsova N.B. Role of electromagnetic irradiation of various frequencies in the etiology of hemoblastoses // Med. Tr. Prom. Ekol. — 1995. — № 8. — P. 40−3.
89. Hemminki K, Mutanen P. Parental cancer as a risk factor for nine common childhood malignancies // Br. J. Cancer. — 2001. — 84(7). — P. 990−3.
90. Kawa K. Epstein-Barr virus-associated diseases in humans // Int. J. Hematol. — 2000. — 71, № 2. — P. 108−17.
91. Khanna K.K. Cancer risk and the ATM gene: a continuing debate // Natl. Cancer Inst. — 2000. — 92(10). — P. 795−802.
92. Kheifets L.I. Bioelectromagnetics, 2001. — Suppl. 5. — P. S120-S131.
93. Mann G., Trebo M.M., Haas O.A. et. al. Philadelphia chromosome-positive mature B-cell (Burkitt cell) leukaemia // Br. J. Haematol. — 2002. — 118(2). — P. 559−62.
94. Zahm S.H., WardM. H Pesticides and childhood cancer // Environ Health Perspect. — 1998. — 106(Suppl. 3). — P. 893−908.
95. Miligi L, Seniori Costantini A. et al. Occupational, environmental, and life-style factors associated with the risk of hematolymphopoietic malignancies in women // Am. J. Ind. Med. — 1999. — 36(1). — P. 60−9.
96. Morgan R. W, Kelsh M.A., Zhao K. et al. Radiofrequency exposure and mortality from cancer of the brain and lymphatic/hematopoietic systems // Epidemiology. — 2000. — 11(2). — P. 118−27.
97. Mortreux F., Gabet A. S, Wattel E. Molecular and cellular aspects of HTLV-1 associated leukemogenesis in vivo // Leukemia. — 2003. — 17(1). — P. 26−38.
98. Nielsen N. R, ZhangZ.F., Kristensen T.S. et al. Self reported stress and risc of breast cancer: prospective cohort study // Brit. Med. J. — 2005. — 331. — P. 548.
99. Nordstrqm M, Hardell L, Linde A. et al. Elevated antibody levels to Epstein-Bbarr virus antigens in patients with hairy cell leukemia compared to controls in relation to exposure to pesticides, organic solvents, animals, and exhausts // Oncol. Res. — 1999. — 11(11−12). — P. 539−44.
100. Poiesz B.J., Poiesz M.J., Choi D. The human T-cell lymphoma/leukemia viruses // Cancer Invest. — 2003. -21(2). — P. 253−77.
101. Pollock B.H., Jenson H. B, Leach C.T. et al. Risk factors for pediatric human immunodeficiency virus-related malignancy // J.A.M.A. — 2003. — 289(18). — P. 2393−9.
102. Pozzato G., Mazzaro C, Santini G. et al. Hepatitis C virus and non-Hodgkin'-s lymphomas // Leuk. Lymphoma.
— 1996. — 22. — P. 53−60.
103. Price J, Cant B.A., Barbara J.A., Tedder R. Human T-cell leukaemia/lymphoma virus risk may be enhanced in some selected donor populations // Vox. Sang. — 2001. — 80(3). — P. 148−50.
104. Ross J, Davies S.M., Potter J.D. et al. // Epidemiol. Rev. — 1994. — 16. — P. 243−72.
105. Sasco A.J., Vainio H From in utero and childhood exposure to parental smoking to childhood cancer: a possible link and the need for action // Hum. Exp. Toxicol. — 1999. — 18(4). — P. 192−201.
106. Shu X. O, Ross J.A. Parental alcohol consumption, cigarette smoking, and risk of infant leukemia: a Childrens Cancer Group study // J. Natl. Cancer Inst. — 1996. — 88(1). — P. 24−31.
107. Sood A. K, Bhatty R, Kamat A.A. et al. Stress hormonemediated invasion of ovarian cancer cells // Clin. Cancer Res. — 2006. — 12. — P. 369−75.
108. Stagnaro E., Ramazzotti V., Crosignani P. et al. Smoking and hematolymphopoietic malignancies // Cancer Causes Control. — 2001. — 12(4). — P. 325−34.
109. Stagnaro E., Tiberti D., Panniza G., Vercelli M. Herbicides and neoplasms of the hemolymphopoietic system // G. Ital. Med. Lav., 1995, 17, № 1−6, P. 17−8.
110. Tajima S., Takahashi M. A mutant form of the tax protein of bovine leukemia virus (BLV), with enhanced transactivation activity, increases expression and propagation of BLV in vitro but not in vivo // J. Virol. — 2003.
— 77(3). — P. 1894−903.
111. Taylor G.P. The epidemiology of HTLV-I in Europe // J. Acquir Immune Defic. Syndr. Hum. Retrovirol. -1996. — 13(Suppl. 1). — P. 8−14.
112. Timuraglu A., Colak D., Ogbrn D., Karadogan I. Hepatitis C virus association with non-Hodgkin'-s lymphoma // Haematologia (Budap). — 1999. — 29(4). — P. 301−4.
113. Vedhara K., Irwin M. Humah psychoneuroimmunology. — New York: Oxford University Press, 2005.
114. Volkers N. Wheezing, sneezing, and cancer risk — still an open door // J. Natl. Cancer Inst. — 1999. — 91(22). -P. 1916−8.
115. Vuillemin E, Croquet V., Oberti F. et al. Survenue d'-un lymphome non hodgkinien au cours d'-une hnpatite chronique virale C // Rev. Med. Interne. — 1998. — 19(5). — P. 341−3.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой